Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Авторы

03.06.2016 02:12:00

В самом низу лежал Город, построенный задолго до нашей эры. Его бежевые камни спускались в самое море и исчезали в нём. Или тихо отдыхали на прибрежном песке. А выше стояли фундаменты стен и домов, гробницы и развалины театра.

От них, как тысячи лет назад, веяло покоем и самодостаточностью, расслабленной гордостью абсолютно уверенных в себе людей, которым не надо было производить ни на кого впечатление. Которые строили, работали и создавали прекрасное для самих себя.

Давно покинутый людьми Город продолжал быть похожим на матёрого леопарда, отдыхающего на морском берегу. А тени листьев в перемешку с солнечными зайчиками пробегают по пятнам шкуры…

Покой и воля, ощущавшаяся в камнях Города, напоминала о его далёких северный братьях. Русских Городах с белокаменными церквями, смотрящимися в серые волны. Как поседелые матёрые медведи, отдыхающие на волховских лугах и опушках, где далеко вокруг не было им равных. По которым, как и по Понту Евксинскому, ходили их корабли. То в буйные набеги, то ради мирной торговли, когда зерном и салом, а когда и мудрыми книгами…

Общались братья по историческим меркам недолго, но плодотворно, перед принятием Святого Крещения северянами и после. Потом этот мир погиб под ударами пришельцев от Великой стены с востока. И примерно в одно время на разных берегах. Погибнет с достоинством, как старые хищники и старые деревья.

Уже в новом мире приходили сюда для набегов и торговли с османскими подданными другим народом уцелевшие наследники северян – вольные казаки.

А за ними, после войн и миров, – Российская империя с белопарусными фрегатами, летящими над морем как облака, и баркасами рыбаков. Лихими матросами, железными офицерами и хитроумными контрабандистами. Они оставили на берегу крепости, причалы и прибрежные посёлки.

Жизнь становилась размеренней, богаче и мудрее. К морякам, рыбакам и контрабандистам прибавились отдыхающие. Одними из первых были писатели и учёные. Они строили бежевые, желтовато- серо-белые особняки, похожие на камни древнего Города. У них были просторные веранды иногда – глубокие погреба, где зрело вино. Учёные и писатели тех времён могли привлечь всех остальных к полезным делам. Появлялись ботанические сады, винодельни и библиотеки, новые дома и прогулочные дорожки. Людей у моря становилось всё больше.

Но всё это оказалось не надолго. Дачники с недоумением толпились у недавно отстроенной почты, читали странные газетные заголовки и телеграммы. Кто-то поспешно уезжал, кто приезжал с детьми собачками и коробками.

А потом к берегу стали приставать баркасы с мрачными вооруженными мужиками. А в лесу кто-то в кого-то стрелял. Вооруженные люди иногда ходили и по дачам. Иногда этом стреляли, при встрече у почты полушепотом говорили «Убили таких-то». Потом ненадолго стихло, наступило подобие прежнего порядка.

Потом на берег выкатились остатки разбитой армии. Одни спешно погрузились и исчезли в морской дали вместе счастью дачников. Другие сдавались армии победившей и разбредались по концентрационным лагерям или другим военным фронтам. Кого-то постоянно искали и расстреливали.

Потом всё притихло, к уцелевшим дачникам присоединились некоторые вернувшиеся или новые. Во многих домах разместились невиданные ранее конторы и учреждениями. Вновь торговали фруктами и вином. Часть местных жителей государство начало учить их родным языкам. Над чем они посмеивались и шли торговать вином и фруктами.

Потом местных жителей поголовно стали загонять в рыболовецкие и вноградарские колхозы. Кого-то арестовали и выслали. Дачи тоже становились коллективными, превращались в пансионаты и дома отдыха. Под них вначале забирали старые личные дачи, а потом стали строить и особые здания, большие и белые…

. Потом и рыбаки, и отдыхающие, проходя мимо уличного репродуктора, могли идти дальше. Постояв, вдруг начинали спешить. На почту, домой или прямо в ближайший военкомат…

Берег затих и опустел. Потом тишину стали рвать разрывы и вой самолётов, особенно если поблизости «работали» пикирующие бомбардировщики. Сначала это доносилось со стороны моря, а потом и из-за гор. С которых иногда приходили оборванные и усталые солдаты. У причалов швартовались торпедные катера, по возможности тихо и незаметно. Катера были маленькие и быстрые, а моряки – иронично отчаенными. Катера далеко не всегда возвращались из рейдов. Оставшиеся в живых не изменяли морскому форсу и продолжали работать как положено.

Вскоре фронт пошёл на север и запад. На море тоже становилось тише…

Война подошла к концу и жизнь постепенно оттаяла. Но людей с орденскими планками, часто без рук или ног, десятилетия можно было видеть в местных санаториях и домах отдыха. Особенно специализированных. Тех, кто был там, откуда до берега доносился грохот, вой и визг разрываемого воздуха…

Шли спокойные годы. Строились новые санатории и дома отдыха. Сначала – ампирно классические, потом всё более модерновые, намекающие на космические станции и круизные лайнеры. Больше стали торговать вином, фруктами и шашлыком, теперь больше в кафе и магазинах. Постепенно стал ощущаться недостаток «всего этого», несоответствие растущим аппетитам. Под летним солнцем выстраивались очереди…

Юные пионеры организованно ходили от лагеря к морю и обратно. Приезжали учёные и кинемотографисты, инженеры-конструкторы и колхозники. Узбеки в халатах и кубанские казаки. Одинокие мужчины и женщины искали и находили романтические приключения. Люди, уважаемые в известной среде, периодически чистили их карманы и гостиничные номера.

Многие, особенно люди «посложнее», за выпивкой ругались и рассказывали анекдоты, томились об ином, далёком и небывалом. Не нравились очереди и недостаток, воры и пионеры. И особо – ощущение огороженного тупика…

. На дачах прежнего мира, если ими когда-то владели учёные или писатели, порой создавали музеи, вешали мраморные доски, таблички с извещением о памятнике культуры. Но это делали не всегда и не полностью. Иногда там музей соседствовал с прачечной, пищекомбинат – с жилой квартирой.

Но древний Город раскапывали активно, при нём рос музей и бродили туристы…

Потом страна расформировалась и разъехалась. Побережье притихло. Сплошная «сфера

отдыха и досуга» распалась на острова тяжкого разгула и ужавшейся прежней жизни, в основном – детских лагерей. Многое вообще закрылось и опустело.

На побережье приезжали совершенно разные люди, сторонящиеся остальных и с недоумением глядящие друг на друга. Периодически кого-то убивали или насиловали. Кто-то гулял с надрывом и шумом, кто-то тихо останавливался в затишке, кто-то строил дом за забором.

Одним из них был то ли Виталий, то ли Василий. Который раньше якобы лазил по карманам добропорядочных отдыхающих. Теперь он выстроил особняк из гладкого заграничного кирпича с причудливой резной бело- красно верандой. У ворот которого останавливались дорогие «иномарки», слышались громкая музыка.

Участок Василия / Виталия рос вглубь и вширь, строились гаражи и флигели и ещё что-то, с грандиозно-неуклюжим фундаментом.

Потом «в усадьбе» перестал появляться кто-либо. Одни говорили, что хозяина убили, другие – что посадили. Третьи – что он построил усадьбу в два раза больше и красивее, но на Мальорке или в Майами. И живёт там хорошо и спокойно, не то, что местный суетливый планктон.

В любом случае, особняк уже смотрелся недомузеем, а фундамент – археологической достопримечательностью.

Раскопки в это время затихли, а музеи опустели. Впрочем, повесили новые мемориальные доски и требовали открытия новых музеев. В честь бывших «врагов советской власти». В чём никто особо не усердствовал.

В очередное «новое время» в части зданий разной степени старости сделали «евроремонт». И стали вновь пускать отдыхающих. Которых было умеренно много из –за доступности «Турции и Египта». Из-за «евроремонта» в некоторых старых зданиях случались скандалы по причине уничтожения исторических интерьеров и много чего другого.

Древний Город снова стали копать, на сей раз на средства отечественных и зарубежных спонсоров, что преподносилось с большой помпой и шумом. В «музейном и историческом пространстве стали чаще появляться ролевики и реконструкторы. В более «попсовых» местах - аниматоры, наряженные зверюшками.

Построили новые супер- и минимаркеты, бензоколонки. Гостиницы, сшитые из гипсокартона.

Занялись долгостроями прежних эпох и создали немало новых. Некоторые долгострои разбирали и продавали на стройматериал, вокруг других строили заборы. Их потом нередко перепродавали, долгострои - отдельно, заборы отдельно. В других местах вставляли пластиковые двери и окна. И опять продавали. Или они просто стояли под охраной. Охранники становились моложе и крепче, обрастали формой, стильной и суровой.

А иногда всё просто запиралось и затихало.



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей