Авторы

30.04.2016 02:01:00

Украина, от начала и до конца, суть сепаратистское образование, начало которому в девятнадцатом веке положили польские паны, желавшие вернуть себе контроль над утерянными русскими колониями, через обращение русских людей, лишённых исторической памяти, в своих  холопов. С этой целью польскими историками был введён в оборот термин «украинцы», которых они вывели из измысленных ими укров – ордынцев, якобы пришедших из-за Волги и виртуально расселённых этими же историками на древних землях Галицкой Руси. Позже этот польский проект поддержали австрийцы, желавшие закрепить за собой русские колонии. С приходом к власти масонского Временного правительства их «досточтимый брат», прежде осуждённый к ссылке как государственный преступник, профессор Грушевский, начинает вести переговоры о создании на территории России сепаратистского украинского государства. После прихода к власти большевиков Грушевский и компания, объявляют о создании Украинской Народной Республики (УНР). В состав этой Республики вошли Киевщина, Черниговщина, Волынь, Подолье, Полтавщина, Харьковщина, Екатеринославщина, Херсонщина и Таврия, кроме Крыма. На современный Донбасс первые украинские сепаратисты, как мы видим, тоже не претендовали, он, в их сознании, был ещё русским. В дальнейшем, в ходе Первой мировой и гражданской войн, будет объявлено ещё много всевозможных украинских сепаратистских образований, пока большевики – красные террористы, яростные ненавистники исторической России –  не поделят её на три части, искусственно образовав на её территории Украинскую и Белорусскую Советские Республики, насильно заставив проживавшее на её территориях население изучать чуждый им язык, включая в эти новообразования всё новые и новые исторически русские территории. Поэтому сегодняшняя Украина  – это сепаратистское образование на историческом теле России, население которой, давно позабыв, что оно русское, превратилось-таки в польских холопов, не покладая рук, работающих на интересы своих хозяев. Чтобы не быть голословными, мы и постараемся более подробно и обстоятельно рассмотреть эту историю, приведшую русский народ к многочисленным трагедиям.

***

«Уничтожение России – это предварительное условие сильной Украины». «Задача наших организаций заключается не столько в том, чтобы добыть независимость, сколько в том, чтобы добить Россию в том виде, в каком она существует сейчас» (Украинская национальная ассамблея (УНА) программные тезисы).  (Сергей Родин «Отрекаясь от Русского имени»)   

 Как видим, программные установки украинских националистов никак не вписываются в сложившееся общее заблуждение, о том, что украинцы – это братский народ.

Для тех, кто не зная истории, думает, что записав кого-то в братский народ, он обеспечивает себе этим безопасность и взаимную дружбу, необходимо напомнить, к каким последствиям могут привести подобные заблуждения. Вплоть до 22 июня 1941 года Адольф Гитлер считался лучшим другом СССР, а накануне войны, когда население страны не на шутку обеспокоилось  возможным её начале, товарищ Молотов выступил со своими заверениями населению и осуждением  паникёров. Цену этим заверениям, мы хорошо знаем.  А ведь  в своей работе «Майн Кампф» Гитлер ничуть не скрывал своих намерений, как не скрывают их и украинские националисты. И это касается не только ярых  националистов,  и простые обыватели не скрывают своих намерений, не отягощая себя братскими чувствами.

«Во дворе дома, где живёт Л. Свадеба, детишки уже подсчитывают, в каких квартирах живут русские. На вопрос: «Зачем вы  делаете это?» – они с искренней непосредственностью поясняют: «Считаем, сколько квартир у нас освободится, если всех русских выгнать туда, в Россию».  (Сергей Родин «Отрекаясь от Русского имени»)   

Прежде чем перейти к истории появления на русской земле «украинцев», хотелось бы обратиться к тем, кто думает, что на Донбассе идёт гражданская  война и, что, отдав Донбасс в руки киевских самозванцев –  ставленников Запада, они обретут в своём доме мир и покой. Они глубоко ошибаются. В случае сдачи Донбасса эта война придёт и в наш дом. Нет никакой гражданской войны украинцев с украинцами, есть веками не прекращающаяся война Запада с Россией, в данном случае с теми, кто, не желая продавать свой русский род, свою веру и свою землю за чечевичную похлёбку европейских ценностей, встал на защиту своего Русского Имени. И предательство нам не поможет, своих планов Запад никогда не отменит.

Особенно удивляют называющие себя православными, им не известны кровавые трагедии, в ходе которых «украинским братским» народом уничтожены Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская епархии, захвачено более тысячи православных храмов. А сколько православных храмов украинская армия сознательно и целенаправленно уничтожила на земле Донбасса?  Не обманывайте себя, с нами ведётся многовековая война на физическое уничтожение и духовное закабаление, и Запад меняет лишь свои маски, но не цели.

«Планируется, что ещё до начала конфликта на территории России будут сосредоточены «50-100 опорных пунктов террора». Для этого до начала боевых действий в Россию будут засланы «250-500 морально выдержанных и подготовленных бойцов». Предполагаются «химическая атака в метро, на рынках, железнодорожных вокзалах, в больницах, магазинах». Будут заложены заряды взрывчатки «в многоэтажных жилых домах, подземных строениях, троллейбусах».  (Сергей Родин «Отрекаясь от Русского имени»)

     

  Это выдержка из программы УНСО, которая теперь успешно включена в состав ВСУ и во власть которой, живущие в России фантазёры предполагают сдать русских людей на Украине, мечтая взамен приобрести себе покой; ну да, разве что на кладбище – вечный.

                                                           ****

При русской Императрице Екатерине II после возвращения в состав России её исконных земель, оккупированных Польшей, польская шляхта, желая вернуть себе утерянное и оправдывая свои притязания на русские земли и на русских рабов, затеяла политику лжи. Польский историк граф Ян Потоцкий (1761–1815) в своих сочинениях впервые применил термин «украинцы», которые будто бы происходят от древнерусских племён, перечисленных в «Повести временных лет»: полян, древлян, волынян и бужан, выведя на страницы своих сочинений нигде и никем не упоминаемых «укров». В помощь Потоцкому явился ещё один польский пан, граф Фаддей Чацкий (1765–1813), издавший в 1801 г. свой псевдонаучный труд «О названии “Украина” и зарождении казачества», где доказывал  то, что «украинцы» произошли от укров, особой орды, пришедшей на место «Украины» в VII в. из-за Волги.

Но как объяснить тот факт, что мадьяры, пришедшие из-за той же Волги, как и их далёкие мордовские предки, говорят  на одном угро-финском наречии, а ордынцы-укры куда-то потеряли свой язык и изъясняются на ополяченном русском? Как объяснить, что всё современное развитие  языка укров заключается исключительно в новых заимствованиях польского, хотя, в отличие от XVII века, они под польским владычеством и не пребывают? А может, пребывают, только под тайным, невидимым?

«Буквально ежедневно украинские средства массовой информации вместо привычных, укоренившихся слов преподносят нам новые, якобы исконно украинские: «спортовець» вместо спортсмен, «полициянт» вместо полiцейский, «агенцiя» вместо агентство, «наклад» вместо тираж, «уболiвати» вместо спортивного болiти – всего и не перечислить! Разумеется, все эти «украинские» слова взяты непосредственно из польского языка: sportowjecpoliciant, agencianakladuboliwac… Есть, правда, отдельные случаи, когда и хочется убрать какое-нибудь уж больно «по-москальски» звучащее слово, но и соответствующее польское не подходит. Вот два характерных примера. Для замены дерусификаторами «неправильного» слова аэропорт польское  явно не подходит, так как звучит так же: aeroport. Пришлось выдумывать совершенно новое, небывалое слово «лэтовище». Или вот для украинской эстрады ранее общепринятое обозначение вокально-инструментального ансамбля словом «группа» (по-украински «группа») для дерусификаторов оказалось неприемлемым. Но и польское аналогичное слово звучит слишком уж «по-москальски» - «grupa». И вновь пришлось обходиться собственными ресурсами: применить скотоводческий термин «гурт» (стадо). Пусть, мол, новый  термин и ассоциируется  со стадом баранов, лишь бы он не был похож на русский».    (Сергей Родин «Отрекаясь от Русского имени»)

Спрашивается, как можно называть себя нацией, не имея собственного языка?

В это же время появляется ещё одно произведение, по мнению исследователей написанное в конце XVIII века  неизвестным автором, но явно принадлежащее перу польского пана русского происхождения: «История Русов», которое в 1846 году было опубликовано в России. Укро- ордынцы считают его шедевром украинской историографии, и их ничуть не смущает тот факт, что:  «История Русов» тем не менее, не только не знает никаких «украинцев», но и категорически отвергает само название «Украина»!  В его использовании автор «Истории Русов» справедливо усматривал слепое подражание «безстыдным и злобным польским и литовским баснословцам», коими намеренно, «выводится на сцену из древней Руси или нынешней Малороссии новая некая земля при Днепре, названная… Украиною». Так что даже те, кого «самостийники» превозносят в качестве «своих», совершенно чётко указывали, кто именно инициировал присвоение Древней Руси или нынешней Малороссии названия «Украина».   (Сергей Родин, «Поводыри украинского сепаратизма»)

 Не смущает укро-ордынцев и тот факт, что «История Русов» написана на русском языке, а на мову её перевели только в 1959 году в Нью-Йорке. Просто в момент написания  «Истории Русов» никто из образованных шляхтичей ни о каком украинском языке и не помышлял, его на тот момент ещё не существовало; М. С. Грушевский и его сороботники изобретут его только в 1890-х годах. Малороссийским русско-польским наречием пользовались лишь необразованные холопы, каковым был возносимый укро-ордынцами их кумир Тарас Шевченко, да и тот, например свой «Дневник», писал по-русски. 

Ведь мало кто теперь знает, что до 1597 года всё делопроизводство в официальных документах в Великом княжестве Литовском велось на русском языке, поскольку территория Литовского княжества сформировалась за счёт русских земель ослабевшей Киевской Руси и большинство его населения составляли русские. Поэтому и неудивительно, что образованный шляхтич пишет на русском языке. Но чем же тогда укро-ордынцев так привлекает написанная шляхтичем история? Ответ простой: лживостью и русофобией, которая роднит всех украинствующих мазепинцев.  Желающие более подробно ознакомиться со лживостью данного произведения польской шляхетской мысли могут обратиться к труду Сергея Родина, для нас же важно уяснить, что там где укро-ордынцы, там ложь, а также, что там где ложь, там укро-ордынцы. Для убедительности данного утверждения малый пример из этой исторической фантастики нам всё-таки придётся привести.

«Вступление шведов в Малороссию нимало не похоже было на нашествие неприятельское, и ничего оно в себе враждебного не имело, а проходили они селения обывательские и пашни их как друзья и скромные путешественники (!), не касаясь ничьей собственности и не делая вовсе всех тех озорничеств, своевольств и всех родов бесчинств, каковы своими войсками обыкновенно в деревнях делают под титулом: «Я слуга Царский! Я служу Богу и государю за весь мир христианский! Куры и гуси, молодицы и девки нам принадлежат по праву воина и приказу его благородия!» Шведы, напротив, ничего у обывателей не вымогали и насильно не брали, но где их находили, покапали у них добровольным торгом и за наличные деньги. Каждый швед выучен был от начальства своего говорить по-русски сии слова к народу: «Не бойтесь! Мы ваши, а вы наши!»

 Годом ранее те же шведы «расхаживали по Польше и делали свои добычи, грабя монастыри и церкви, а паче русские и униатские, которые удерживали ещё вид русских: они в месте с другими сокровищами церковными обдирали иконы, отнимали потиры и всякую утварь, не оставляя ничего, что только имело цену». Одним словом, вели себя как нормальные, обычные оккупанты. И вдруг, вступив в Малороссию, странным образом преобразились в «скромных путешественников» Что за наваждение?»   (Сергей Родин, «Отрекаясь от Русского имени»)

Тут надо ещё  заметить, что «каждый швед был выучен от начальства говорить по-русски». А почему спрашивается не по-украински, если они, по утверждению укро-ордынцев, пребывали на украинской территории? 

 Укро-ордынцы, желая пополнить свои ряды, прибегают к ещё одной лжи, о страшном крепостном праве, которое принесло с собой воссоединение Великой и Малой России, при этом тщательно скрывают реальную картину безправного положения русского крестьянства под польским владычеством.

«Все историки, исследовавшие польское крепостное право, единодушно отмечают его жестокость и безчеловечное отношение к крестьянам: «В либеральнейшей польской республике жизнь холопа оценивалась в последние времена 3 р. 25 коп. Можно было убить холопа и заплатить 3 р. 25 коп. – больше ничего, т.е. жизнь холопа ценилась так низко, как нигде не ценилась жизнь негра, обращённого в рабочий скот, так низко, что собака часто стоила дороже».

Крестьянам  запрещалось разводить рогатый скот, овец и другой мелкий скот сверх означенного числа, ткать по своему усмотрению и белить полотно.

Не умея или ленясь управлять лично имениями, паны отдавали как родовые, так и коронные, им пожалованные в пожизненное владение маетности на аренды, обыкновенно жидам, а сами или жили и виселились в своих палацах (дворцах), или уезжали за границу и там выказывали перед иноземцами блеск польской аристократии… Жид, принимая в аренду имение, получал от владельца право судить крестьян, брать с них денежные пени и казнить смертью.

Полную беззащитность польских крестьян перед жестокостью их владельцев отмечал и С.М. Соловьёв: «Помещики и управляющие их ещё в 1557 году получили право казнить своих слуг и крестьян смертью; мало того: отдавая имения свои в аренду жидам, давали им право брать себе все доходы, судить крестьян без апелляции, наказывать виновных и непослушных, по мере вины, даже смертию».

Но особенно тяжко пришлось русским крестьянам, ибо они оказались сразу под двойным польско-еврейским игом. Экономическое угнетение усугубилось этническим и религиозным… Ненависть к «схизматикам» лишало «шляхетское рыцарство» не только чувства справедливости, но и элементарной человечности»  (Сергей Родин, «Отрекаясь от Русского имени»)

«Поземельные отношения, сложившиеся в Польше  уже в XV столетии, в России стали формироваться лишь три века спустя, во второй половине XVIII.

Кроме того, Русская власть накладывала  на помещиков определённые обязательства по отношению к зависимым от них крестьянам и сурово преследовала за жестокое обращение с ними: «Так, в 1762 году помещик Нестеров сослан в Сибирь на поселение за жестокие побои, причинившие смерть дворовому человеку. В 1841 году взято в опеку имение Чулковых, с высылкой отца семьи и воспрещением жительства в имении всем дворянам Чулковым».

Когда при Павле I некий помещик незаконно отнял часть земли у своих крестьян, те пожаловались Императору. Перепуганный барин стал просить у них прощения и получил его. Принимая его потом, Павел I сказал: «Помни впредь, что крестьяне тебе не рабы, а такие же мои подданные, как и ты. Тебе же только вверена забота о них, и ты ответственен предо мною за них, как я за Россию пред Богом».

Интересно отметить, что в Польше право шляхтичей убивать своих крепостных было отменено лишь в 1768 году, и то…под давлением России». (Сергей Родин, «Отрекаясь от Русского имени»)

  

Ещё одна ложь, к которой прибегают укро-ордынцы, это их крокодиловы слёзы о том унижении, которое им доставляет наименование малороссы. Этот трюк так же рассчитан на не знание истории и завышенное самомнение. Деление на Великую и Малую Русь произошло первоначально в канцелярской переписке Константинопольской Патриархии, после того, как единая Русская Митрополия, под ударами татаро-монгол, территориально разделилась на две неравные части, но духовное управление, на всей территории проживания русских людей, осуществлялось по-прежнему единым Митрополитом Всея Руси. Границы Малой Руси, по мере оккупации исторической России западными её соседями, которые как хищники воспользовались её бедственным положением и вместо обещанной помощи принялись её грабить, постоянно расширялись на восток. И если первоначально Малая Русь как административная  единица Константинопольской Митрополии находилась в границах Галицкой Червонной Руси, то уже с 1362 года, после взятия Киева великим князем литовским Ольгердом, её границы расширяются до правобережья Днепра. В этом названии не может быть ничего обидного, поскольку оно не национально-географическое, а епархиально-административное. Понятие национальное, ему в XIX  веке придали  сами же укро-ордынцы, и они же, ломают из себя комедию обиженных. 

Но поляки в своей ненависти к России не были одиноки. По мере развития сети масонства в России,  у них появляется достаточно помощников и в среде русской интеллигенции, тайно служившей врагам своего Отечества. Иначе украинофилы-мазепинцы не смогли бы печатать свои лживые исторические труды в самой России и устраивать антирусские украинские партии. «Украинство» – это один из инструментов церкви антихриста в её  борьбе с Апостольской Церковью. Принимающий  печать «украинства» принимает печать антихриста, перестаёт быть православным законным наследником крещения Руси, вычёркивается из Книги Жизни, лишает себя жизни вечной. Отсюда озлобление, ненависть ко всему, что несёт в себе истину, упорное стояние во лжи, доходящее до состояния одержимости. Фактически самоубийство.

***     

Один из активных фальсификаторов Русской истории, профессор Киевского университета Н. И. Костомаров (1817–1885), будучи сторонником культурно-национальной автономии, в 1846 году образовывает Кирилло-Мефодиевское общество. Общество, в духе декабристов, провозглашало федеративное устройство России и автономию Малороссии. Ввиду своей революционной направленности и пропаганде сепаратизма в 1847 году было закрыто. Сам Костомаров был сослан в Саратов, где пребывал до 1855 года. Вместе с ним, как член общества, был сослан в Тулу писатель и публицист П. А. Кулиш (1819–1897), который по ходатайству друзей и родственников в 1850-м году возвращается в Санкт-Петербург, где основывает малороссийскую типографию, и с 1861-го по1862-й год издаёт малороссийский журнал «Основа», который, за неимением подписчиков, вскоре прекратил своё существование. К каждому номеру приходилось прилагать объяснения неудобопонятных южнорусских слов, в равной степени незнакомых как малороссам, так и великороссам. Кулиш проводит реформу малороссийского правописания и в 1857 году издаёт малороссийский букварь «Грамматика». Его малороссийский фонетический алфавит получил наименование «кулешовка» и, к сожалению, создание его имело плачевные последствия, о чём сокрушался и сам автор.

В письме Якову Головацкому из Варшавы 16 октября 1866 года Кулиш писал:

«Вам известно, что правописание, прозванное у нас в Галиции «кулишивкою», изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я придумал упрощенное правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы и потому готовы льстить даже такому своему противнику, как я… Теперь берет меня охота написать новое заявление в том же роде по поводу превозносимой ими «кулишивки». Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства».

Именно в это время в Польше ведётся работа по подготовке восстания с целью возрождения в границах первого раздела Польши до 1772 года, с отторжением от России Правобережной Малороссии, Волыни и Подолии.

В австрийской Галиции, где поляки занимали господствующее положение, была предпринята попытка перевода галицко-русской письменности на латинский алфавит. На что русское правительство предпринимает ответные охранительные меры. В 1859 г. было сделано распоряжение по цензурному ведомству, чтобы «сочинения на малороссийском наречии, писанные собственно для распространения их между простым народом, печатались не иначе, как русскими буквами, и чтобы подобные народные книги, напечатанные за границею польским шрифтом, не были допускаемы ко ввозу в Россию».

 14 июня 1862 г. были обнародованы «Временные правила по цензуре»: «Ввиду нынешних усилий польской пропаганды к распространению польско-национального влияния на менее образованные классы населения западного края Империи и к возбуждению в них вражды против правительства, цензура должна с особенным вниманием рассматривать сочинения и статьи, в которых развивают такое влияние, и вникать как в сущность их, так и в наружную форму…  и не дозволять применения польского алфавита к русскому языку или печатать русские или малороссийские статьи и сочинения латинско-польскими буквами, тем более что и ввоз из-за границы сочинений на малороссийском наречии, напечатанных польскими буквами, положительно запрещен».

 22 января 1863 года в Польше вспыхнуло шляхетское восстание, продолжавшееся до осени 1864 года. Это серьёзно  повлияло на отношение в России к деятельности украинофилов, так, редактор газеты «Московские Ведомости» М.Н. Катков, писал:

«Года два или три тому назад вдруг почему-то разыгралось украинофильство... Оно разыгралось именно в ту самую пору, когда принялась действовать иезуитская интрига по правилам известного польского катехизиса.

... Но не пора ли этим украйнофилам понять, что они делают нечистое дело, что они служат орудием самой враждебной и темной интриги, что их обманывают, что их дурачат?»

 Издававшийся в Киеве историко-литературный журнал «Вестник Юго-Западной и Западной России»  в 1862 году писал:

«...Старинным благожелателям России хотелось бы во что бы то ни стало ослабить ее могущество, поразить и втянуть в свои сети южную и юго-западную Русь, и вот снова искусно пускается в  ход мысль между нами, малороссиянами, проникнутая, по-видимому, самым бескорыстным ей желанием добра: к чему единство с Россиею? Как будто вы не можете употреблять только свой малороссийский язык и образовать самостоятельное государство? Самая коварная злоба в этих змеиных нашептываниях так очевидна, что при малейшей доле проницательности можно бы понять ее, потому что к чему же иному они вели бы, как не к взаимному поражению сил самой же России, а затем к окончательному ослаблению и поражению и южной Руси как вполне бессильной без связи с целою русскою землею? И однако же некоторые пустые головы, сами не зная того, кем они втянуты в сети, готовы вторить об отдельности южной Руси, издеваться над образованнейшим из всех славянских языков – языком русским, восставать против церкви и духовенства, т.е. сами же готовы подкапывать под собою те крепкие основы, на которых стоят и без которых они неминуемо должны рухнуть к неописанному удовольствию своих же гг. благожелателей и сделаться их же жертвою. Итак, не книги, не книги малороссийские, а эти слепые усилия навязать нам вражду к великорусскому племени, к церкви, к духовенству, к правительству, т.е., к тем элементам, без которых наш народ не избег бы снова латино-польского ига, заставляют нас же, малороссов, негодовать на некоторых любителей малорусского языка, сознательно или даже и бессознательно превращающихся в сильное орудие давних врагов южной Руси».

Летом 1863 года российское правительство отреагировало на угрозу украинского сепаратизма Валуевским циркуляром.

 Петр Александрович Валуев (1815–1890) с 1861 по1868 г.  министр внутренних дел.

 Вот его полный текст:

«Давно уже идут споры в нашей печати о возможности существования самостоятельной малороссийской литературы. Поводом к этим спорам служили произведения некоторых писателей, отличавшихся более или менее замечательным талантом или своею оригинальностью. В последнее время вопрос о малороссийской литературе получил иной характер, вследствие обстоятельств чисто политических, не имеющих никакого отношения к интересам собственно литературным. Прежние произведения на малороссийском языке имели в виду лишь образованные классы Южной России, ныне же приверженцы малороссийской народности обратили свои виды на массу непросвещенную, и те из них, которые стремятся к осуществлению своих политических замыслов, принялись, под предлогом распространения грамотности и просвещения, за издание книг для первоначального чтения, букварей, грамматик, географий и т.п. В числе подобных деятелей находилось множество лиц, о преступных действиях которых производилось следственное дело в особой комиссии.

 В С.-Петербурге даже собираются пожертвования для издания дешевых книг на южно-русском наречии. Многие из этих книг поступили уже на рассмотрение в С.-Петербургский цензурный комитет. Не малое число таких же книг представляется и в киевский цензурный комитет. Сей последний в особенности затрудняется пропуском упомянутых изданий, имея в виду следующие обстоятельства: обучение во всех без изъятия училищах производится на общерусском языке и употребление в училищах малороссийского языка нигде не допущено; самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не только не решен, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством малороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародием, есть тот же  русский язык, только испорченный влиянием на него Польши; что общерусский язык так же понятен для малороссов, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами и в особенности поляками, так называемый, украинский язык. Лиц того кружка, который усиливается доказать противное, большинство самих малороссов упрекает в сепаратистских замыслах, враждебных к России и гибельных для Малороссии.

Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с политическими замыслами поляков и едва ли не им обязано своим происхождением, судя по рукописям, поступившим в цензуру, и по тому, что большая часть малороссийских сочинений действительно поступает от поляков. Наконец, и киевский генерал-губернатор находит опасным и вредным выпуск в свет рассматриваемого ныне духовною цензурою перевода на малороссийский язык Нового Завета.

Принимая во внимание, с одной стороны, настоящее тревожное положение общества, волнуемого политическими событиями, а с другой стороны имея в виду, что вопрос об обучении грамотности на местных наречиях не получил еще окончательного разрешения в законодательном порядке, министр внутренних дел признал необходимым, впредь до соглашения с министром народного просвещения, обер-прокурором Св.Синода и шефом жандармов относительно печатания книг на малороссийском языке, сделать по цензурному ведомству распоряжение, чтобы к печати дозволялись только такие произведения на этом языке, которые принадлежат к области изящной литературы; пропуском же книг на малороссийском языке как духовного содержания, так учебных и вообще назначаемых для первоначального чтения народа, приостановиться. О распоряжении этом было повергаемо на Высочайшее Государя Императора воззрение и Его Величеству благоугодно было удостоить оное монаршего одобрения».  

 После поражения польского восстания многие его участники скрывались в Галиции и там, под покровительством Австро-Венгрии,  развернули свою активную украинофильскую деятельность. Фактически все проповедники самостийности Малороссии оказались на содержании польских, немецких и австрийских спецслужб, и вся их проповедь работала против населения тех областей, за самостийность которых они ратовали; под видом свободы, они им готовили новое порабощение. Перековывая русских людей в украинцев, они делали их изгоями на своей родине,  превращая их в инструмент, который работая на самоуничтожение, добровольно отдавался в руки своих врагов. Не зря всех этих проповедников и их последователей именовали «мазепинцами».

Одним из таких мазепинцев, внёсших свой вклад в украинизацию русского населения Малоросии, был М.П. Драгоманов (1841–1895). С 1859-го по 1863 г. учился в Киевском университете, с 1865 г. штатный доцент.

На рубеже 1850–60 годов на территории Малороссии возникают полулегальные кружки малороссийской интеллигенции, увлекавшейся изучением малороссийского фольклора, печатанием брошюр на малороссийском наречии, распространением произведений Шевченко, переводом на малороссийское наречие произведений Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Крылова и др. Организовывались воскресные школы с обучением на малороссийском языке. Это движение получило название «Громады». Громадовцы ходили по сёлам и распространяли книги на малороссийском языке, а также подпольные народнические издания и политические прокламации, проповедовали самостоятельное политическое существование Малороссии. Среди членов громады со временем произошло разделение, на умеренно-либеральных и прогрессивно- радикальных; но это уже позже, когда будучи в изгнании, Драгоманов возглавит радикальное течение в Галицкой Руси.  А в начале шестидесятых, доцент Драгоманов становиться активным деятелем киевской «Громады». В 1875 году профессор истории М.П. Драгоманов, как политически неблагонадёжный,  был отстранён от занимаемых должностей. Чтобы не быть сосланным, он эмигрирует в Вену, где организует центр научно-политической мысли и выпуск украинской газеты. В 1876 году перемещается в Швейцарию, отстойник всех политических врагов России, где начинает выпускать общественно-политический сборник, а затем журнал «Громада» революционного социал-демократического направления. Продолжатель дела Драгоманова, глава Украинской партии социалистов-федералистов Сергей Ефремов, называл его «апостолом правды и науки», но будучи проповедником лжи, он был не более чем апостол сатанин. И вот на этом основании и строится вся украинизация, вся история которой сводится к борьбе с исторической Россией и Москвой как третьим Римом, и все «щирые украинцы» – не более чем слуги антихристовы.

Польско-австрийская политика превращает Галицкую Русь, в центр политического украинофильства, главенствующую роль в котором занимают поляки. Польский граф Агенор Глуховский (1812–1876) – министр внутренних дел Австрийской империи (1859–1861) и наместник Галиции в 1849–1859, 1866–1868 и 1871–1875 годах. На этом посту с1888-го по1895 год его сменяет польский граф Бадени (1846–1909). Под покровительством этих высокопоставленных лиц развернули свою активную антирусскую деятельность перебравшиеся в Галицию участники польского восстания 1863 года. Поляки же руководствовались своим старым девизом «Puscic rusina па rusina» («Пустить русина на русина»). С 1869 года польский язык в Галиции приобретает статус официального (Landessprache), чего нельзя было сказать о русском, который начинает подвергаться притеснениям. Вот тут-то, под польско- австрийским покровительством и развернули открыто свою деятельность мазепинцы, распространяя свою печатную продукцию и убеждая  русских людей, что они не русские, а украинцы.

Русское правительство, обеспокоенное подрывной деятельностью европейских государств и их платных агентов-украинофилов, создаёт специальную комиссию, в результате которой был подготовлен указ, подписанный императором Александром II 18 (30) мая 1876 г. в немецком курортном городке Эмсе, почему он и получил наименование Эмский.

Содержание его таково:

«1) Не допускать ввоза в пределы Империи, без особого на то разрешения
Главного Управления по делам печати, каких бы то ни было книг и брошюр, издаваемых за границей на малороссийском наречии.
2) Печатание и издание в Империи оригинальных произведений и переводов на том же наречии воспретить, за исключением лишь: а) исторических документов и памятников и б) произведений изящной словесности, но с тем, чтобы при печатании исторических памятников безусловно удерживалось правописание подлинника; в произведениях же изящной словесности не было допускаемо никаких отступлений от общепринятого русского правописания, и чтобы разрешение на напечатание произведений изящной словесности давалось не иначе, как по рассмотрении рукописей в Главном Управлении по делам печати.
3) Воспретить также различные сценические представления и чтения на малороссийском наречии, а равно и печатание на таковом же текстов к музыкальным нотам».

Валуевский циркуляр и Эмский указ не являлись чем-то исключительным в тогдашней Европе как пытаются нас убеждать мазепинцы, рисуя обывателю страшные картины Царской России.

Галицко-русский литератор О. А. Мончаловский писал в 1900 г.: «Въ Россiи малороссы и великороссы уравнены во всехъ правахъ и обязанностяхъ, какъ "ровные съ ровными" и "вольные съ вольными". Если русское правительство издало законъ отъ 18 мая 1876 г., воспрещающiй изданiе ученыхъ сочиненiй и учебниковъ на малорусскомъ наречiи, — "вiрши", беллетристическiя и драматическiя "творы" любители могутъ производить сколько угодно – то в той цели, чтобы не допустить до такого сепаратизма, котораго представителями являются нынешнiе украинофилы "третьей формацiи", настоящее "мазепинцы". Германiя – конституцюнная страна, но несколько летъ тому назадъ германское правительство запретило печатать немецкия книжки фонетикою, дабы не допустить до литературнаго и национальнаго раскола среди немцевъ, а в прошломъ году генеральное собранiе всех актеровъ изъ всей Германии приняло решение — не употреблять на cцeнe немецкихъ простонародныхъ говоровъ. [...] Следовало бы имъ ["украинцам"] въ виду того подумать, почему немцы не пишут ученыхъ сочинений на многочисленныхъ немецкихъ наречияхъ, почему германское правительство не позволяет печатать немецкихъ книжекъ фонетикою, почему немецкие актеры постановили говорить на сцене только литературным языкомъ?»

В Германии не стали развивать местные диалекты в самостоятельные языки, ибо немцы понимали необходимость единого литературного языка как фактора, объединяющего всю страну; и это при том, что диалекты немецкого языка обладали значительно большими различиями, чем диалекты языка русского, на основе которых впоследствии все-таки создали три отдельных языка. Как отмечено в «Большой Советской Энциклопедии» (2-е издание) в статье «Диалект»: «Например, такие современные языки как русский, украинский, белорусский по своему грамматическому строю и основному словарному фонду значительно ближе друг к другу, чем, например, диалекты немецкого языка, и тем не менее первые образуют разные языки, а вторые остаются диалектами одного языка».

Подобные же меры практиковались в XIX в. и во Франции по отношению к местным провинциальным диалектам, несмотря на то, что, к примеру, на провансальском диалекте имелась своя литература, на нем писал талантливый поэт Мистраль. М.Драгоманов, подробно рассказав в своей работе «Чудацькi думки» о французском опыте в языковой сфере, обращался к украинофилам Галиции и России: «Ми росказали подрiбнiйше про стан недержавних мов в свi францускому, бо це piч цiкава, а також через те, що наша громада на диво мало зна цю справу. Примiр тому не тiлько д.Баштовий з его статьою в "Дi", а навiть земцi украйнофiли, котpi в 1880 р. в чернiвскiй земскiй губернскiй радi промовляли за тим, що б украйiнску мову допусти в школу i покликувались на примiр Провансу й Бретанi!! Признаюсь, що я прожив тодi тiлька тижнiв з холодом коло серця, чекаючи, як такi аргумента перекине який катковець показом на те, що во Францii нi в однiй радi навiть нiхто не писне про те, що б у школу пущено було яку мову, окрiм державноi француской».

 «Мы рассказали подробнее о состоянии негосударственных языков в мире французском, потому что это вещь интересная, а также потому, что наше общество удивительно мало знает это дело. Пример тому не только г.Баштовый с его статьей в "Деле", а даже земцы-украинофилы, которые в 1880 г. в черниговском земском губернском совете выступали за то, чтобы украинский язык допустить в школу, и ссылались на пример Прованса и Бретани!! Признаюсь, что я прожил тогда несколько недель с холодом у сердца, ожидая, что такие аргументы опрокинет какой-нибудь катковец, указывая на то, что во Франции ни в одном совете даже никто не пискнет о том, чтобы в школу допустить какой-либо язык, кроме государственного французского».  (Леонид Соколов  Вестник Юго-Западной Руси №1, 2006 г.)

А почему не пискнет? Да потому, что там, после давно уже прошедших революционных потрясений, уничтоживших христианские монархии и установивших демократический режим власти антихриста, нет надобности в смутьянах; они свои роли там давно уже отыграли, а за обладание Россией продолжается не шуточная война, против неё брошены все силы сатанинские желающие разодрать её на части. Только ничего не получиться – Хитон не швейный. Нам, конечно, нелегко оттого, что нас рвут на части, но ничего, мы с Божией помощью вытерпим, мы устоим.

 Но вот что удивительно, что те же украинофилы, все свои научные труды пишут на общерусском языке. Писал свои труды на русском языке и «дедушка украинского национализма» профессор истории Михаил Грушевский (1866–1934), возможно, подцепивший вирус украинства от своего отца, который был учителем в греко-униатской гимназии. Переходившие в униатство, отказываясь от веры своих предков, закономерно отказывались и от своего русского имени, и называли себя украинцами, т.е. людьми, перешедшими на службу другому отцу. В дореволюционной России в паспорте указывалась принадлежность к вероисповеданию, а не национальность, и имя украинец, являлось синонимом  латинянина, и не просто латинянина, а человека перешедшего в латинство из православия.

О единстве русского народа писали учёные исследователи в начале двадцатого века.

«Если мы сравним русский народ в нынешнем его состоянии с другими народами Европы, мы будем поражены его однообразием. Немца, например, в разных местах немецкой территории (в Германии, Австрии и Швейцарии), несмотря на все усилия превосходной немецкой школы, остаются при своих говорах, и немец из-под Гамбурга не понимает немца из Вестфалии, а немец из Вестфалии не понимает немца под Цюрихом или под Веной. То же можно сказать и об испанцах и итальянцах, несмотря на то, что размеры испанской и итальянской территории не идут ни в какое сравнение с размерами территории русской».  ( Академик А.И. Соболевский. «Русский народ как этнографическое целое»)

Разве сочинявший на языке своей деревни парубок Тарас, прибыв в столицу Российской Империи, нуждался в переводчиках? Ему даже свой дневник удобней было вести по-русски.  

***

М.Г. Грушевский в 1886–1890 гг. учился на историко-филологическом факультете Киевского университета, где сделался ближайшим учеником профессора русской истории В. В. Антоновича. В 1890-м году по договорённости с В. В. Антоновичем польская власть в Галиции согласилась открыть во Львовском университете кафедру истории Восточной Европы с правом преподавания на украинской мове. В качестве кандидата на кафедру Антонович предложил своего ученика Михаила Грушевского, чья кандидатура получила утверждение в Вене. Но поскольку  Грушевский родился и вырос в Тифлисе, а в Киеве мову мог услышать только на базаре, то пришлось ему заняться изучением нового для себя языка. И только в 1894 году, защитив к тому времени магистерскую диссертацию,  Грушевский был назначен цесарско-королевским профессором Львовского университета.  

Историк и публицист С.Н. Щёголев в 1912 году публикует историческое исследование «Украинское движение как современный этап южнорусского сепаратизма» и в 1914 году работу «Современное украинство».

«На основе анализа польской публицистики XIX – начала  XX вв.  автор убедительно доказывает, что настоящими создателями идеологии самостийничества являлись именно поляки, в течение ста лет настойчиво внедрявшие в сознание русофобствующей интеллигенции Малой России идею существования особого «украинского народа». (Сергей Родин. «Отрекаясь от Русского имени»)

О деятельности Грущевского Щёголев писал следующее: «Во Львове профессор Грушевский  занялся созданием книжного украинско-русского языка, реформой южнорусской (украинско-русской) истории и созданием новой "украинско-русской" политической партии».

Грушевский занимался фальсификацией истории, навязывая ложь о том, что Киевская Русь, в период правления великих князей Киевских, была созданием не русской, а украинской национальности. И неудивительно, если понимать, что за основу своих изобретений он взял знаменитый исторический памфлет XVIII в. «История Русов» и измышления польских фальсификаторов Якова Потоцкого и Фаддея Чацкого.

В 1899 году под патронажем Грушевского появляется Галицко-украинская национал-демократическая политическая партия. Партия выдвинула идею создания свободного и независимого государства Русь-Украина с границами от Карпат до Кавказа. В программу партии входит борьба за равноправие с поляками и полный непримирительный разрыв с русофилами. Россия, по его убеждению, узурпатор украинской государственности и поработитель украинцев.

В это время Грушевский возглавляет два научных общества, в Киеве и во Львове, издаёт Киевско-Львовский вестник, участвует в издававшемся в Москве журнале «Украинская жизнь» редактором которого был не доучившийся семинарист Симон Петлюра.

По словам историка С.Н. Щёголева, являлся «ересиархом современного украинского движения»  Как и его предшественник Драгоманов – апостол сатанин, восприемник и носитель нечистого духа, духа лжи. 

«В 1903 г. Грушевский посещает Париж, где вступает в масонскую ложу. Замечу, что Михаил Сергеевич проповедовал расчленение России, получал деньги от австро-венгерских властей и не думал расставаться с российским паспортом. Он регулярно наведывался в Киев, где на улице Панаковской построил себе огромный дом (на какие средства?).

В 1909 г. Грушевский вступает в киевскую масонскую ложу «Правда». Историк В.А. Савченко писал: «После гонений 20-х гг. XIX века масонство в Украине начало возрождаться только в начале XX века. Создание первых украинских и российских лож связано с выдающимся ученым Максимом Ковалевским (1851–1916).

М. Ковалевский родился на Харьковщине, в двадцать семь лет стал профессором Московского университета, а через некоторое время — основателем отечественной социологии, творцом парижской Высшей школы общественных наук.  В 1906–1907 гг. М. Ковалевский — член Государственной Думы и Государственного Совета, признанный и авторитетный лидер как российских либералов, так и русского и украинского масонства.

В 1900-1905 гг. в Украине открываются ложи: в Киеве – "Святой Владимир", "Северное сияние", в Харькове – "Шевченко", в Полтаве – "Любовь и верность" и "Кирилл и Мефодий", в Чернигове – "Братство". Наиболее влиятельной была харьковская ложа "Возрождение", в которую входили М. Ковалевский, В. Немирович-Данченко, будущий руководитель Временного правительства А. Керенский и др. В 1900 г. прошел первый Украинский масонский конгресс, на котором были представлены, кроме перечисленных, масонские ложи Житомира, Каменец-Подольского и Одессы.

Примерно в 1905–1908 гг. в Киеве утвердилась ложа "Киевская зоря – Правда" и ложа высших ступеней "Великая ложа Украины". В них входили: миллионер барон Ф. Штейнгель, банкир И. Полторацкий, член Государственной Думы А. Вязлов, ведущие деятели украинского политического движения: С. Ефремов, П. Скоропадский, С. Петлюра, лидеры украинских партий и будущие министры Украинской народной республики и Гетманщины (А. Никовский, В. Прокопович и др.).

Самым ярким масонским лидером в Российской империи тех лет был Александр Керенский, который осуществлял связь украинских масонов с их русскими "братьями". Будущий гетман Украины генерал П. Скоропадский состоял и в мартинистской ложе "Нарцисс"».

Как видим, в масонских ложах собрались все будущие лидеры борьбы за «незалежную Украину» 1917–1920 гг.

Летом 1912 г. в Москве состоялся учредительный съезд ложи «Великий Восток», до этого существовал только русский филиал парижской ложи «Великий Восток».

«Заседания съезда происходили на квартирах "братьев" С.А. Балавинского и Ф.А. Головина. От  Петербурга присутствовали: А.Я. Гальперн, Н.В. Некрасов, A.M. Колюбакин, В.А. Виноградов, В.А. Степанов, А.И. Браудо, К.Г. Голубков, А.Ф. Керенский.  Московские ложи представляли С.А. Балавинский, Ф.А. Головин, В.П. Обнинский, С.Д. Урусов.  От Киева присутствовали: Н.П. Василенко, М.С. Грушевский, Ф.Р. Штейнгель. Нижегородские ложи представлял Г.Р. Кильвейн. Присутствовали также делегаты от Минска и Одессы.

Состоялось всего два заседания. Вел их секретарь Верховного совета Н.В. Некрасов.  Как заявил делегатам докладчик от Верховного совета Н.В. Некрасов, в России к этому времени насчитывалось не менее 14-15 лож, из них 5 в Петербурге, 3-4 в Киеве, 1-2 в Москве и по одной в Нижнем Новгороде, Минске и Одессе.

 Одно несомненно: именно масонские ложи со своим показным демонстративным космополитизмом всегда притягивали и притягивают к себе до сих пор самые злобные антирусские силы».

Но масонские ложи – организации тайные, а для простого народа масоны с помощью «профанов»" создают многочисленные «украинские» партии.  («Украина противостояние регионов», Широкорад Александр Борисович)

 И эти партии профанов, мнящие из себя героев, за которыми скрываются истинные творцы революций, используются как стенобитные машины, когда приходят в негодность одни, мастерами тайного цеха каменщиков строятся другие.

«Хай живе Австрія, геть Росію» – эти громкие, пафосные и полные надежды возгласы раздались 25 февраля 1914 года ... Толпы демонстрантов организовали массовые манифестации в центре Киева, которые заставили, если верить записям Грушевского, русское население города оценить масштабы украинского движения. На следующий день прошел еще ряд митингов, сопровождаемых арестами руководителей антиправительственных акций. По воспоминаниям очевидцев, 26 февраля толпа начала свое движение от консульства Австрии (в составе 100 человек) и впоследствии была разогнана казачьими разъездами.

Были ли подобные «майданы 1914» прямым следствием деятельности Грушевского и его товарищей Р. Мешеде и Р. Динтера, сказать сложно. Выписки из дневника Грушевского подтверждают только один факт – друзья профессора (Е.Х. Чикаленко и Н.П. Василенко) предлагали ему покинуть город еще 24 февраля. При этом Евгений Харламович скрылся из Киева накануне февральских событий, но профессор остался, уехав из города только в середине марта». («Как зарождалась Украина: австро-германский след и тайная миссия профессора Грушевского»)

В январе 1914 года общее собрание членов Киевского Клуба русских националистов посылает  председателю Совета министров телеграмму, в которой обращает внимание правительства на усиленный рост украинской пропаганды в России.

"На территории всей Южной России ведется яростная пропаганда идей украинского сепаратизма. Многочисленные агитаторы, как закордонные, так и здешние, всеми способами и с громадной настойчивостью доказывают, что малороссы – это совершенно особый народ, который должен иметь самостоятельное существование, как культурно-национальное, так и политическое. Планы мазепинцев заключаются в том, чтобы оторвать от России всю Малороссию до Волги и Кавказа и включить ее в состав Австро-Венгрии на федеративных началах в качестве автономной единицы. Вся эта деятельность мазепинцев, открыто направленная к разрушению единства и целости Российской Империи и опирающаяся на австро-польский галицийский Пьемонт, не встречает абсолютно никакого противодействия со стороны русского правительства. Многие мазепинцы даже состоят на государственной службе, особенно, к крайнему сожалению, по учебному ведомству. С другой стороны, в то время, как австро-венгерское правительство грозит графу Владимиру Бобринскому  арестом в случае прибытия его в пределы Австро-Венгрии, закордонные вожди мазепинства свободно приезжают в Россию для агитационной и организационной работы и пользуются у нас полной неприкосновенностью и гостеприимством. А глава всего мазепинско-украинского движения, направленного к разрушению Российской Империи, пользующийся громадной поддержкой внешних врагов России львовский профессорГрушевский состоит даже в русском подданстве и живет то во Львове, то в Киеве, беспрепятственно руководя опасной и гибельной для России работой мазепинского лагеря".

В 1919 году во время красного террора многие члены ККРН были расстреляны, когда после захвата Киева большевиками в январе 1919 года в ЧК попал список членов клуба с подробными адресами; по этому списку были арестованы и расстреляны 68 человек.

Кто составлял списки русских патриотов для ЧК, догадаться не трудно.

28 ноября 1914 года профессор Грушевский, по обвинению в шпионаже в пользу Австро-Венгрии, был арестован и после нескольких месяцев тюрьмы выслан в Симбирск.

Полицией было установлено, что в 1904 году австрийское Министерство народного просвещения выдало субсидию в 400 рублей существующему в Кракове Обществу насаждения малороссийской словесности, искусства и культуры в целях украинофильской революционной пропаганды, которая стала делать успехи тогда, когда в качестве лекторов явились бывший доцент Киевского университета, профессор Львовского университета Михаил Грушевский и украинский писатель Иван Франко.

В 1909 году было получено сообщение, что во Львове состоялось собрание членов Галицийской украинской партии, на коем, согласно предложению профессора Грушевского, было решено организовать повсеместно в Галиции празднества в честь гетмана Мазепы и издать ряд брошюр, разъясняющих значение выступления Мазепы в защиту угнетенных русским правительством казаков.

Празднование в честь анафематствованного Церковью Мазепы невольно ставит с ним в один ряд и всех его почитателей, делая и их отлучёнными от Церкви Христовой. Но что тогда  говорить о профессоре Грушевском, он, как апостол сатанин, увлёк за собой в ад не одно поколение своих последователей. Каждый, кто прикасается к его трудам, делается невольным заложником отца лжи, и наследником его участи.  «И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное» (Ап. 20, 15).

О ложных ценностях «научных» трудов Грушевского и его последователей хорошо замечает современный публицист А.Б. Широкорад:

«Автора книги «История Украины-Руси» киевские историки величают сейчас «украинским Карамзиным».

Да, действительно, это – подробная и в то же время хорошо читаемая книга (тут я говорю об авторской версии на русском языке). Но, к сожалению, труд Грушевского пестрит недомолвками, передергиванием фактов и откровенными фальсификациями. Весело и популярно суть монографии изложена Остапом Вишней:

«Был когда-то, как вы знаете, недоброй бородатой памяти профессор Грушевский. Он научными своими разведками окончательно и бесповоротно доказал, что та обезьяна, от которой, по Дарвину, произошел человек, — так та обезьяна была из украинцев.

И что вы думаете, и могло быть, потому что при раскопках недалеко от речки Ворсклы были, как говорит профессор Грушевский, найдены две волосины – одна желтая, а другая блакитная. Так желтая – из правого уха той обезьяны, а блакитная – из левого.

Против фактов не попрешь.

– А что уже говорить про скифов, половцев, татар и т. д.? – остронаучно спрашивает профессор Грушевский.

— Они тоже были украинские!

У скифской каменной бабы, как только присмотришься, вы увидите в руках мешалку, а у половецкой – скалку.

А на ихних стойбищах находят кучу черепов: это скифско-украинские бабы на базарах горшками дрались.

Что касается татар, то здесь уже никакого сомнения нет.

Чингис-хан — он только так писался, а взаправду это был Чингисович-Ханенко, от которого и произошли киевские магнаты Ханенко.

Хан Батый — это Кондрат Батыйчук, который проживал на Батыевой горе, а потом ушел к татарам, где и запахановал...

И так аж до Киевской Руси, когда уже даже воробьи и те чирикали по-украински.

Наука — она наука.

И когда скажете теперь последователям Грушевского, что Киевская Русь была праматерью и колыбелью трех братских народов и их культур: русского, украинского и белорусского, они вам сразу:

— А две волосины возле Ворсклы — желтая и блакитная?

— А мешалка и скалка у скифско-половецких баб?

— А черепки?

— А Чингисович-Ханенко и Батыйчук?

— А воробьи?

Вот такая ихняя история... Древняя. Старинная». Идеи Грушевского Остап изложил в целом верно, но сейчас самостийные профессора истории переплюнули и Грушевского, и Вишню, доказывая, что украинцы — плод внеземной цивилизации, пришельцы с Венеры и т. д. («Украина противостояние регионов». Широкорад Александр Борисович)

                                                                        ***

1 августа 1914 года Германия объявила России войну.

 В начале осени 1914 г. рейхканцлер Бетман-Гольвег (1856–1921) изучил меморандум германского промышленника А. Тиссена от 28 августа, который требовал присоединить к рейху балтийские провинции России, Польшу, Донскую область, Одессу, Крым, Азовское побережье, Кавказ.

В это же время руководство Пангерманского союза подготовило памятную записку кайзеровскому правительству. В ней указывалось, в частности, что «русского врага» необходимо ослабить путём сокращения численности его населения и предотвращения в дальнейшем самой возможности её роста, «чтобы он никогда в будущем не был бы в состоянии аналогичным образом угрожать нам». Этого следовало достигнуть изгнанием русского населения из областей, лежащих к западу от линии Петербург – среднее течение Днепра. «Пангерманский союз» определил численность русских, подлежащих депортации со своих земель, приблизительно в семь миллионов человек. Освободившаяся территория должна была заселяться только немецкими крестьянами.

Пангерманский союз  (Alldeutscher Verband), крупнейший идеологический центр Германии в 1891–1939 гг., объединявший в своих рядах крупных монополистов, землевладельцев, а также консервативную буржуазную интеллигенцию. До 1894 года назывался Всеобщим немецким союзом. Выступал за установление мирового господства Германии. К концу 1-й мировой войны насчитывал до 40 тыс. членов. Имел широкую сеть организаций не только внутри страны, но и за границей. В тесном контакте с ним действовали и другие схожие организации – Колониальное общество, Флотский союз, Имперское объединение против социал-демократии и др. Благодаря прямой поддержке Пангерманского союза, в 1920-м году получит путевку в жизнь национал- социалистическая партия Германии (НСДАП) во главе с Адольфом Гитлером, в которую вступят многие члены союза.

20 июня 1915 г. на съезде интеллектуальной немецкой элиты в Доме искусств в Берлине был принят документ названный «Меморандум профессоров». Его подписали 352 профессора, 158 священников, 148 судей, 145 чиновников и др. – всего 1347 человек.

 В ме­морандуме выдвигалась задача установления мирового господ­ства Германии путем захвата территории Северной и Восточной Франции, Бельгии, Нидерландов, Польши, Прибалтики, Украи­ны, Кавказа, Балкан, всего Ближнего Востока до Персидского залива, Индии, большей части Африки, в особенности – Египта.
«Профессорский» меморандум требовал «заселения германскими крестьянами завоеванных земель», «выращивания из них воинов», «очищения завоеванных земель от их населения», «лишения политических прав всех жителей не немецкой национальности в расширенной Германии».

 Еще в 1888 г. немецкий философ Эдуард Гартман (1842–1906) выступил в журнале «Гегенварт» со статьей «Россия и Европа», главный посыл которой сводился к тому, что огромная Россия изначально опасна для Германии. Следовательно, Россию необходимо обязательно разделить на несколько государств. И в первую очередь создать своего рода барьер между «Московитской» Россией и Германией. Главными составными частями этого «барьера» должны стать т.н. «Балтийское» и «Киевское» королевства. Так что немецкие «профессора» не вдруг, не в связи с 1914 годом, обнаружили свои намерения  расширить Германию за счёт расчленения России. Это у них давнее, подспудно дремлющее желание.

О коварстве Европы и вечной её враждебности к России ещё Святитель Игнатий (Брянчанинов) замечал: «На земле нет прочного мира: такой мир на небе. Европейские народы всегда завидовали России и старались делать ей зло. Естественно, что и на будущее время они будут следовать той же системе. Но велик Российский Бог. Молить должно великаго Бога, чтобы Он сохранил духовно-нравственную силу нашего народа – Православную веру. 13 февраля 1855 года».

В 1917 году  балтийский немец Пауль Рорбах (1869–1956) который  накануне 1-й мировой войны являлся одним из главных экспертов Германского военного ведомства и МИДа по «Русскому вопросу» опубликовал работу под названием «Наша военная цель на востоке и русская революция», где изложил программу будущего «геополитического обустройства» пространств на Востоке.

Главной задачей Германии в войне должно было стать изгнание России из «всех областей, которые природой и исторически предназначены были к западно-культурному общению и которые противозаконно перешли к России». К обязательному отторжению от России Рорбах намечал три региона:

1) Финляндию, Прибалтику, Польшу и Белоруссию, совокупность которых он назвал «Междуевропой»;

2) Украину;

3) Северный Кавказ.

Финляндия и Польша должны были стать независимыми государствами под покровительством Германии. При этом к Польше должны были отойти и земли Белоруссии.

Рорбах сформулировал основное условие лишения России имперского статуса: «Устранение русской угрозы, если время будет этому способствовать, последует только путем отделения Украинской России от Московской России…»

Свои мечты о будущем Германии высказывали и входившие в число немецких «профессоров» журналисты.

Генш: «Неисчислимое количество хлеба, скота, кормовых средств, животных продуктов, шерсти, текстильного сырья, жиров, руды, в том числе – незаменимой марганцевой руды, и угля преподносит нам эта страна. Если мы все это за­хватим, то, помимо этих богатств, в Срединной Европе будет 120 млн человек».

Курт Ставенхаген: «Отчужденная от России, включен­ная в хозяйственную систему Средней Европы, Украина могла бы стать одной из богатейших стран мира».

Вот только эта богатейшая страна должна быть очищена от проживающего там населения и заселена германскими крестьянами, которые только и будут обладать всеми политическими правами в расширенной Германии. Но в эти планы даже активисты «украинства» не были посвящены, что уж говорить  об обывателях, которые легко покупались на мякину. Читаешь откровения этой банды на дележе и думаешь, перед кем благоговейно преклоняют свои колена поборники европейских ценностей? 

 Пауль Рорбах входил в число учредителей оккультно- «научного» общества «Туле» (наряду с Карлом Хаусхофером, Феликсом Нидиером и Дитрихом Эккартом),  члены которого впоследствии создали Национал-социалистическую рабочую партию Германии.

Почетный доктор Украинского свободного университета (1949), почетный президент Германо-украинского общества (1952), почетный член Общества Карла Ширрена (1954).

 В 1953 г. в Гамбурге были опубликованы мемуары Рорбаха "За рукопись дьявола: мировая история, пережитая в двух человеческих возрастах".

Вот и ещё один почётный слуга антихриста, как и Грушевский и Драгоманов, член тайного общества, апостол сатанин. И все они имеют одно служение и работают на одну цель: под разным предлогом и разными методами уничтожить ненавистную им Россию – Третий Рим. И в то время как исполнителей судят на Нюрнбергских процессах как нацистских преступников, идеологам и вдохновителям этих преступлений раздают почётные звания. Так кто же правит Западным миром?

Карл Хаусхофер (1869–1946) выпускник Баварской военной академии, во время 1-й мировой войны бригадный генерал. Основатель Немецкого института геополитики. Профессор Мюнхенского университета (с1921г.) В 1903 году вместе с Г.И. Гурджиевым посетил Тибет. Основатель центра оккультизма Третьего рейха – «Общества Туле», тайный советник руководства нацистской партии, основатель «Общества Врил», лёгшего в основу тайного общества «Анэнербе».

Ассистентом профессора политэкономии Карла Хаусхофера и членом «Общества Туле» был военный лётчик, сын британской подданной Рудольф Гесс. После не удачного Мюнхенского  путча он как вождь национал-социалистических студентов был осужден и посажен в Ландзбергскую тюрьму, где был помещён в одном флигеле с государственным преступником  Адольфом Гитлером, которому были предоставлены в распоряжение две камеры, одна была спальней, а другая для приёма посетителей. К Гитлеру  постоянно наведывался профессор Хаусхофер, который принёс печатную машинку, а его личный секретарь Рудольф Гесс, под диктовку Гитлера, печатал на ней «Майн Кампф».

Как вы думаете, это ефрейтор Гитлер руководил бригадным генералом Хаусхофером или всё-таки бригадный генерал руководил ефрейтором?  Мог ли знать ефрейтор Гитлер о меморандуме промышленника А. Тиссена или о памятной записке Пангерманского союза, догадывался ли он в это время, о существовании Пауля Рорбаха и его замысла: «наша военная цель на востоке…», чтобы поставить перед собой грандиозную задачу по претворению всех этих начертаний в жизнь? Какие влиятельные силы предоставили никому не известному ефрейтору две камеры и вольготные условия проживания?  Питался-то он с одного стола с охраной! Если бы профессор Хаусхофер не предоставил бы ефрейтору Гитлеру своего секретаря с пишущей машинкой, мир никогда не увидел бы «Майн Кампф». Ефрейтор Гитлер лишь удачно подошёл и успешно сыграл возложенную на него роль, закончив свою жизнь с пулей во рту, а его ближайшие подельники – на скамье Нюрнбергского трибунала. Истинные же творцы истории и вдохновители преступных замыслов, как всегда остаются в тени тайных сообществ, которые  ищут для себя новые жертвы – исполнителей, готовых продать свои души. Ни Карл Хаусхофер, ни Пауль Рорбах, ни основатель «Общества Туле» фон Зеботтендорф с его книгой «Прежде чем пришёл Гитлер», раскрывавшей оккультную предысторию нацизма, ни оккультное общество «Анэнербе»,  идеи которых претворял в жизнь Адольф Гитлер и его сподвижники, на Нюрнбергском процессе даже не упоминались.

 ***

В России тайные силы, дерзко и открыто проявили себя на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, воспользовавшись внезапной смертью Российского Императора Александра I в Таганроге, наследником которого на царском престоле должен был быть его брат Константин. Константин Павлович, будучи наместником в Польше, отказался от престола в пользу своего брата Николая, и 14 декабря 1825 г. войска должны были быть приведены к присяге новому Императору Российскому Николаю. Заговорщики воспользовались этим обстоятельством и вместо приведения своих подчинённых к присяге ввели их в заблуждение, распространив ложь о том, что Николай Павлович, брат Константина, узурпировал власть и, пользуясь отсутствием Константина Павловича в столице, незаконно пытается взойти на Российский престол. Те войска которые поверили в ложь, устроили бунт и, по научению заговорщиков, требовали Константина и Конституцию, наивно полагая, что Конституция – это жена Константина. Принятие лжи, этого жала смерти, людям, доверившимся масонам под маской русских офицеров, стоило смерти; все, кто в этой лжи упорствовал, были на берегах Невы расстреляны картечью.

Как выяснилось, заговорщики, управлявшиеся из Великой ложи (Великий восток) (Grand Lodge),  имели поставленную перед собой задачу уничтожить весь царствующий род, невзирая на пол и возраст, истребить всё священство на просторах Росси и установить вожделенную западным хозяевам конституционную демократию. Одни заговорщики понесли наказание, другие на время затаились, а их хозяева, пребывая вне досягаемости, для борьбы с ненавистной им исторической Россией, искали для себя новые пути и новых исполнителей.

Русско-японская война, которая по своей сути являлась заговором Великобритании и Американских Соединённых Штатов против России, пробудила и в самой России свои тайные силы, которые, принялись активно расшатывать Русское Государство изнутри. Пробудились также и украинствующие мазепинцы и их тайные покровители.

Вспоминая события этого периода, в январе 1914 года в петроградская газета «Свет» напечатала статью «Покровители мазепинства», которая раскрывала заговорщицкий характер украинофилов, действующих в пользу иностранных держав.

"Всеми, вспоминающими нашу смуту 1905 и 1906 годов, должно быть, забыто, что тогда при нашей Академии наук была образована особая комиссия для отмены ограничений и стеснений малорусского печатного слова в России. В комиссию эту была подана докладная записка, составленная в духе прежних "культурных украинофилов", группировавшихся в 70-х годах в Киеве в закрытом затем Кирилло-Мефодиевском обществе. Новейший исследователь "украинства" С. Н. Щеголев устанавливает, что именно с этой записки начинается новая эра украинства России. Начать с того, что после этой записки обязательное правописание, употреблявшееся с 1876 года в малорусской литературе, прозванное весьма знаменательно "романовским", было заменено фонетическим правописанием, так называемой "кулишовкой" (Кулиш - малорусский писатель-украинофил), признанной официально в австро-галицких школах, где оно насильственно в 1893 году было введено вместо исторического русского правописания. Торжество австрийской казенной фонетики в Австрии явилось первым шагом для дальнейших завоеваний. Академия наук издала в 1906 году "Карту Угорской Руси" не историческим русским правописанием, а этой австрийской фонетикой. Также был в 1907 году издан и малорусский перевод Евангелия, одобренный Святейшим Синодом... Австрийская казенная фонетика... выдумана австрийскими политиками для полного разделения обоих наречий единого русского языка... Литературное украинство быстро выродилось в политическое мазепинство. Вожди мазепинства в Галиции и в нашей Малороссии пользуются серьезным вниманием со стороны австрийского и германского правительств... За спиною мазепинцев стоят такие исторические враги России, как польские иезуиты (глава галицких мазепинцев митрополит Андрей Шептицкий), как Австро-Венгрия и Германия".  (Записка об украинском движении, 19141916 годы.  Департамент полиции Министерства внутренних дел России). 

Во время активной смуты антигосударственных сил западного влияния появляется Украинская социал-демократическая рабочая партия (УСДРП) во главе с Винниченко, Поршем, Антоновичем и Петлюрой.

Появляется также Украинская партия социал-революционеров (УПСР).

В основе своих программ они имели демократизацию общественного строя и автономию Украины. А фактически – устранение православной монархии как покровителя и охранителя Православной Церкви, со всеми вытекающими последствиями как для самой Церкви, так и для государства Российского. Всё те же задачи, которые  в своё время были поставлены заказчиками ещё перед декабристами. Поставленные врагами России цели не меняются, меняются только исполнители и добавляются привлекательные пункты для новых профанов нового исторического периода.

В феврале 1907г. в Киеве УПСР проводит свою первую конференцию. В августе 1907 года партия была разгромлена, и её лидеры вынуждены были скрываться в эмиграции, где для них, как всегда, любезно были предоставлены и крыша, и средства, и инструменты для их успешной работы на вред России.

И если в России, политические партии враждебные русскому государству преследовались, то на территории Галицкой Руси, под покровительством австро-венгрской оккупации, они активно и открыто вели свою разрушительную деятельность.

В 1912 г. на заседании лидеров трёх ведущих партий региона – Украинской национал-демократической (УНДП) Украинской социал-демократической (УСДП) и Русско-украинской радикальной (РУРП) – было принято решение ставки на победу Австро-Венгрии и Германии, с целью создания свободного украинского государства под их протекторатом.

В 1913 году во Львове-Лемберге проходит II всеукраинский студенческий съезд, на котором Д. Донцов, член Украинской социал-демократической партии,  выдвинул идею политического отделения – «сепарацию» – от России и призвал к тому, чтобы «Украина» в грядущем военном конфликте выступила против России.

Дмитрий Иванович Донцов (1883–1973), юрист. Как пишут его биографы, украинской мовы не знал, самостоятельно выучил по произведениям Шевченко, Кулиша,  Стороженко. Редактор газеты «Наша Дума» издания украинской фракции II Государственной Думы. Принадлежал к Революционной Украинской Партии и УСДРП, за что дважды арестовывался  (1905, 1907) после чего эмигрировал под покровительство Австро-Венгрии. В 1918 г. прибывает в оккупированный немцами Киев, где работает в правительстве гетмана Скоропадского. Идеологический идол бандеровцев,  признан официальным идеологом ОУН,  его работа «Национализм» (1926 г.) являлась настольной книгой Степана Бандеры. После ввода советских войск на Западную Украину эмигрировал в Бухарест. С мая 1945 находился в американской оккупационной зоне, откуда перевезен в Канаду, где консультировал украинский сектор ЦРУ.

1 августа 1914 г. Германия объявляет России войну, а во Львове создаётся Главная Украинская Рада (ГУР). Манифестом от 3 августа ГУР призвала украинский народ встать на сторону Австро-Венгрии и Германии для борьбы против России за освобождение Украины.

4 августа 1914 г. Рада принимает решение о создании добровольческой Украинской военной организации – Украинских сечевых стрельцов.

5 мая 1915 года в Вене ГУР была преобразована в (ОУР) Обще -Украинскую Раду, которая просуществовала до ноября 1916 года. ОУР ставила своей целью привлечь внимание правительственных кругов Австро-Венгрии  к идее украинской государственности, объединения всех  украинских земель в границах Австро-Венгрии, с правами территориальной автономии и размежевании Галиции на Западную, с центром в Кракове, и Восточную, с центром во Львове.

Пока Обще-Украинская Рада выстраивала радужные планы обустройства своего будущего государства,  а её сечевые стрельцы на полях сражений в составе германских войск не жалели живота своего ради обещанных свобод, немцы вынашивали свои планы.  В Польше немецкие спецслужбы в сговоре с польскими националистами, также сражавшимися в составе германских войск против России, при поддержке польской социалистической партии и ряда других партий, образовывают марионеточное государство.

5 ноября 1916-го германский генерал-губернатор в Варшаве и австрийский генерал-губернатор в Люблине опубликовали от имени своих монархов манифест о создании «независимого польского государства»  – «Королевства Польши», в границах польских земель, входивших в состав Российской империи и Галичины; при этом на востоке Королевства границы строго не оговаривались, они должны были ещё прирасти русскими землями. В знак протеста восстановления Польского государства Обще-Украинская Рада самораспустилась, ее мечтам  не нашлось места, все русские земли, которыми мазепинцы предполагали завладеть, отдавались во владение Польши, с поражением русского населения в правах.

Вот и потрудились за мечту о независимой Украине славные мазепинцы. Западные государства не для того вкладывают свои силы и средства на поддержание партий и их лидеров, чтобы потом плоды своих усилий подарить проплаченным  холопам. Они вкладывали, вкладывают и будут вкладывать свои средства и силы, только с одной целью – получить максимальную выгоду для себя. Но на земле фантазеры о безкорыстной помощи не переводятся, и поэтому Запад всегда найдёт себе желающих потрудиться за ложные обещания.

А что же польские националисты, много ли они выигрывали, от сговора с Германией и Австро-Венгрией против России?

«Однако согласно австро-германскому тайному соглашению, которое станет известным лишь по окончании войны, в состав этого «государства» должны были быть включены только некоторые территории Царства Польского. При этом Германия и Австро-Венгрия планировали прирасти на Западе новыми польскими землями («польское государство», правда, получало некоторые компенсации за счет Украины и Белоруссии). Само собой, «возрожденная Польша» под германо-австро-венгерским омофором должна была быть вассальным, марионеточным государством Центральных держав»    (Сергей Лозунько  «Уродливое детище Версаля…»)

«Идея государственности Польши никогда не приобретала поддержку в Германии и фактически была нацелена только на вовлечение польских сил в военные действия, предпринимаемые Центральными державами.  Целью германской политики была эксплуатация богатств Польши с последующей её германизацией. Предполагалось уменьшение польского населения посредством голода и тяжелого труда, с последующим созданием из Польши немецкой провинции. Во время немецкой оккупации поляки подлежали принудительному труду и конфискациям продовольствия и имущества.

Хотя при образовании королевства Польша должна была войти в унию с Австрией, растущая зависимость Австро-Венгрии от Германии перечеркнула эти планы. Контроль над польской экономикой и сырьем был в руках Германии. Немцы также имели полный контроль над польской армией. Границы Польши должны были быть изменены в пользу Германии. В конце 1916 года Германия собиралась аннексировать западную часть Польши, почти 30000 км² польской территории, так называемую «польскую приграничную полосу». Эти земли должны были быть заселены этническими немцами, а поляки должны были быть перемещены. Такие планы предлагали представители немецкого меньшинства в Польше, проживавшие в районе Лодзи. Они протестовали против Акта 5 ноября и требовали от немецкого правительства аннексии западной части Польши Германией»   (Манифест 5 ноября 1916 г. «Независимое польское государство»)

Как видим, западные державы и польский гонор, в его стремлении нагадить России, ловко использовали исключительно в своих целях. Поляки, как и мазепинцы, были и остаются марионетками в чужих руках. Но если Польша была древним и сильным государством, с интересами которого когда-то вынуждены были считаться его соседи, то что  говорить об «Украине», которая была рождена кабинетными фантазиями профессоров состоявших на содержании у этих держав и обслуживавших их интересы?

Русское правительство было обеспокоено появлением марионеточного «Королевства Польши» под управлением Германии и пыталось этому противодействовать.

«Осенью 1916 г. министр иностранных дел С.Д. Сазонов в телеграмме послу в Париже А.П. Извольскому пишет:  «Поляки отворачиваются от нас и готовы принять из рук наших врагов судьбу, которая, хотя и не удовлетворяет их национальных вожделений, но, тем не менее, обеспечивает большей части польской нации, в непосредственном единении с Австрией, такие вольности в области самоуправления, религии, языка, которых им до сих пор не удалось получить от России. Подобный оборот дела грозит чрезвычайными опасностями не только для России, но и всему союзническому блоку, ибо он может, прежде всего, облегчить Германии и Австрии  образование польского войска; для того чтобы вернуть поляков на прежнюю дорогу, необходимо  внушить им надежду на то, что победа союзников уготовит им лучшую будущность, а для того, прежде всего, следует возвратить им утраченное доверие к общениям России …»  («Н.А. Копылов «Польские военные формирования в составе русской армии»)

 В это время в России в Петрограде с 25 ноября 1914 года существовал Польский национальный комитет (ПНК),  возглавляемый Романом Дмовским (1864–1939) депутатом 2-й  и 3-й  Государственной думы, выступавшим за национальную автономию Польши в составе Российской Империи и являвшимся политическим противником Юзефа Пилсудского, который,  в своё время вместе с Александром Ульяновым привлекался  по делу о покушении на императора Александра III,  за что отбывал срок.  Пилсудский  рассчитывал на восстановление независимости Польши в результате военной победы Австро-Венгрии и Германии над Россией и при поддержке австро-венгерского генштаба  создал в Галиции диверсионно-террористическую организацию "Стрелец". Во время 1-й мировой войны на стороне Австро-Венгрии командовал польским легионом. В марионеточном «независимом польском государстве» – начальник военного департамента. 

После Февральской революции в России, с августа 1917 года Польский национальный комитет начинает свою работу в Париже, с целью образования с помощью Антанты независимого Польского государства, включавшего литовские, белорусские и украинские земли, без предоставления им автономии. В сентябре-ноябре 1917 г. правительства Франции, Великобритании, Италии и США признали Польский национальный комитет как официальное представительство польского народа. В 1919 г. Р. Дмовский как представитель правительства Польши, подписывает Версальский мирный договор.

И опять, как мы видим, Польша является признанным европейскими державами государством, с правом заключать международные договора. А русские люди, принявшие ложь «украинства» и отказавшиеся от своего русского имени, опять превращаются в безправное быдло под  управлением нового хозяина. Как ни крути, а «украинец» – это тот, кто в обмен на лживые обещания мнимых свобод  добровольно отказываясь быть свободным русским человеком в составе великой России, превращает себя в вечного раба чужих интересов.

Общее отношение Запада к России и роль, которая отводилась «украинству» в борьбе с ней, откровенно высказал Юзеф Пилсудский (1867–1935)  диктатор Польши в 1926–1935 гг.

«Пилсудский незадолго до агрессии 1920-го предельно откровенно сформулировал цели польской политики применительно к России (неважно — советская она или антисоветская) в информационном документе, предназначенном для командования Волынского фронта: «…глава государства и польское правительство стоят на позиции безусловного ослабления России... В настоящее время польское правительство намерено поддержать национальное украинское движение, чтобы создать самостоятельное украинское государство и таким путем значительно ослабить Россию, оторвав от нее самую богатую зерном и природными ископаемыми окраину. Ведущей идеей создания самостоятельной Украины является создание барьера между Польшей и Россией и переход Украины под польское влияние и обеспечение таким путем экспансии Польши как экономической – для создания себе рынка сбыта, так и политической». Таким образом, «независимая Украина», согласно польским планам, должна была представлять собой не более чем марионетку Польши в роли антироссийского «буфера»      (Сергей Лозунько, «Уродливое детище Версаля…»)

В 1918 году немецкий генерал Макс Гофман (1869–1927) начальник штаба восточного фронта, руководил отделом пропаганды среди русской армии, откровенно признался в том, что украинское движение создано немцами: «В действительности Украина – это моих рук дело, а вовсе не плод сознательной воли русского народа. Я создал Украину для того, чтобы иметь возможность заключить мир хотя бы с частью России».

Хотя о создании Украины немецким генералом громко сказано, но большая доля правды здесь есть – Украина это плод враждебной русскому народу воли.

***

 4 августа 1914 года во Львове под контролем австро-венгерских и германских спецслужб и под главенством небезызвестного нам юриста Дмитрия Донцова был основан «Союз Освобождения Украины»  (СОУ)   или  «Спилка визволення Украины» (СВУ), сокращённо – «Спилка».

 Союз ставил своей задачей отторжение Малороссии от России и создание отдельного Украинского Королевства под покровительством Германии. Союзники фактически  выполняли те же функции, что и члены Рады: организовывали на оккупированных территориях школы с обучением на украинском языке, переучивая русских детей в украинцев, распространяли литературу, где убеждали русских людей, что они не русские а «украинцы», распространяли среди населения листовки, которые выпускал немецкий Генштаб с обращением к «украинцам», полякам и евреям доносить им на тех, кто благосклонно относится к России. А также занимались среди пленных пропагандой и агитацией с целью их вербовки. Тех, кто соглашался быть «украинцем», переводили в другие бараки, а затем и лагеря, где были лучше условия содержания и питания, а так же освобождение от тяжёлых работ. Тех, кто за чечевичную похлёбку лучшего содержания соглашался отказаться от русского имени, со временем вербовали или в диверсанты, для работы в русском тылу, или в рекруты, из которых  австро-венгры формировали для своих нужд воинские соединения.

Первая диверсионная группа «украинцев», подготовленная германским Генштабом, начала действовать в тылу в феврале 1916 г. А пока  согласившиеся быть «украинцами» военнопленные получают своих офицеров и обучаются военному строю. Им выдают форму: широкие штаны с красными лампасами, жёлтую рубашку, синюю тужурку, суживающуюся кверху папаху с трёхзубой кокардой. На смотрах они выступают с жовто-блакитным флагом.

 Вои и получается: как в начале XX века вручил немецкий кайзер своим холопам знаки отличия, так они до сих пор его наследникам и служат, а значит, что получили они тогда от кайзера, то и от новых своих хозяев получат. Дырку от бублика.

«Сейчас мы не помним точно, в каких годах в связи с этим придуманы были для будущей республики национальные цвета – голубой и жёлтый («блакитный» и «жовтый»), а затем и герб в виде затейливого трезубца, заимствованный с монет киевского удельного князя конца XIV века Владимира Ольгердовича и означающий, как бы в насмешку над невежественными украинскими республиканцами и социалистами, написанное вязью XIV века греческое слово Basileu – царь, каковым хотел, чтобы его признавали, Владимир Ольгердович».  (А. Царинный, «Украинское движение»)

Первоначальная история появления сине-жёлтого флага, относится к 1845 году, когда для подавления возникших в Австро-Венгрии крестьянских восстаний, из ополяченных и окатоличенных русинов Галиции сформировали полк, поскольку это политически удобный приём подавления коренного населения силами инородцев; так же, например, действовали  силами латышских и китайских наемников против коренного населения России и большевики. И этим Галицким наемникам, Габсбурги  вручили сине-жёлтый флаг. Правда он тогда был синим внизу и жёлтым вверху, знаменуя собой подчинённость Австро-Венгерской империи.

Когда в 1918 году, когда с помощью германской поддержки к власти пришёл гетман Скоропадский, то в своём противостоянии с Украинской Центральной Радой самостийников Грушевского, гетман флаг этот перевернул, поменяв цвета местами. А поскольку он был призван на гетманство на съезде хлеборобов, то у него, на внешний вид для обывателя, получилось вроде как нечто самостоятельное – внизу жёлтое поле, а вверху синее небо. А по сути, из знака подчинённости Австро-Венгрии, получился знак подчинённости Германии. Между Веной и Берлином выбор небольшой, и как ты его ни крути, а от подчинённости Западу, под этим знаменем, никуда не уйти. 

 ***    

6 августа 1914 г. Главная Украинская Рада в Львовской газете «Дело» обращается с призывом к добровольцам, желающим послужить врагам России за обещанное самостийство. Украинская Боевая Управа (УБУ), созданная ещё  июле 1914г., формирует «Украинский добровольческий легион», получивший название «Украинские сечевые стрельцы» (УСС, «усу́сы»), входивший в состав воинских формирований австро-венгерской армии. Такие же легионы формировались из албанцев и поляков и первоначально предназначались для ведения боевых действий на национальных территориях в тылу врага, но на практике никаких восстаний в тылу поднять не удалось, и легионеры  были включены в состав воинских формирований австро-венгерской армии. 

Сечевые стрельцы были сформированы не на пустом месте, ещё 18 марта 1913 г. малороссийские сепаратисты в Галичине провозгласили  создание украинского военного общества «Сечевые стрельцы». Общество проводило обучение военному делу, для чего была закуплена партия оружия и привлечены отставные офицеры австрийской армии. За короткое время было организовано около пятидесяти обществ.

И опять обращает на себя внимание, что ещё задолго до убийства в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда (что явилось лишь надуманной причиной для начала мировой войны), активизировались общества врагов России, которые, под патронажем своих западных покровителей, фактически заранее готовили силы для ведения войны с Россией. Так же было и накануне русско-японской войны, и накануне войны 1941 года.

«В 1911 году в краковской газете «Слово Польске» (которую трудно заподозрить в пророссийской ангажированности) была опубликована сенсационная статья депутата венского парламента Яна Заморского. Депутат рейхсрата познакомил читателей с планом расчленения России, рожденным в тиши венских и берлинских политических кабинетов:

«Русская революция и русско-японская война обратили внимание дипломатии австрийской и германской на русские области. В 1908 году, во время аннексии Боснии и Герцеговины, проработан был план урезки русских владений, а именно: Пруссия намеревалась занять Царство Польское по реку Вислу (с Варшавой), согласно границам последнего раздела Польши (в 1795 г.), Австрия проектировала захватить Подолию, Бессарабию, бывшее воеводство Брацлавское и опереться на Черное море с Одессой (в качестве третьего крупного порта)… Планы эти имелись и ранее, а в 1908 году лишь собирались их осуществить. В марте 1908 года, накануне ожидавшейся войны Австрии и Германии с Россией, весь мобилизационный план был разработан в этом именно направлении. Войны не случилось, но план остается в силе и поныне».

С разоблачениями политики Австро-Венгрии и Германии выступил известный чешский общественно-политический деятель доктор Крамарж, являвшийся поборником союза славянских народов. В январе 1910 года он открыто заявил о завоевательных планах Австро-Венгрии, предполагаемом вступлении австрийцев в Киев и Одессу, создании «независимой Украины» под протекторатом Австро-Венгрии и Германии. В конце этого же месяца из Вены пришло официальное сообщение о переговорах униатского митрополита Андрея Шептицкого с правительством относительно ряда уступок украинской партии в Галичине. Пресса сообщила, что австрийское правительство надеялось путем искусственного подъема украинского движения в Галиции вызвать в Южной России национальный украинский сепаратизм и, при необходимости, революционное движение.

Позднее доктор Крамарж дал интервью популярнейшему в России журналу «Новое время». Корреспонденту он сообщил, что галичане намереваются «нанести удар в самое сердце русского народа и расколоть русских надвое». Само мазепинское движение Крамарж назвал «по существу противоестественным, антирусским и антиславянским». Славянофил предупредил, что движение это существенно усилилось и русскому народу следует уделить особое внимание этому антирусскому явлению. В конце беседы Крамарж предупредил, что возможно начало войны между Россией и Австрией из-за Галичины, «ибо здесь готовится опасный антирусский очаг, пламя которого должно переброситься в Южную Россию и зажечь брожение и мятеж в самом русском народе». Крамарж был крайне удивлен равнодушием и беспечностью, которые русское общество проявляет перед лицом грядущей опасности».    (Сергей Чуев,  «Украинский легион»)  

В 1916 г. для УСС Левко Лепским был разработан головной убор, который посередине имел клинообразный разрез, венчавшийся круглой кокардой с изображением льва на скале и надписью «УСС. 1914». Этот головной убор получил название «мазепинка», что несомненно отражало дух и свойства его носителей. 17 января 1917 г. было получено официальное разрешение на его ношение. Изготавливать «мазепинку»  власти брались за свой счёт.

В 1940 году в Кракове, для ветеранов украинских легионов, была учреждена особая награда -  Боевой Крест украинских сечевых стрельцов (Мазепинский) (укр. Бойовий Хрест Українських Січових Стрільців (Мазепинський)), разработанная всё тем же автором Л. Лепским. Европа готовилась к новому походу на Россию, и ей нужны были новые холопы, для которых требовались новые приманки.

3 февраля 1929 г. в Вене на I Сборе украинских националистов создаётся  Организация украинских националистов (ОУН), заявившая о своём антипольском, антисоветском и антикоммунистическом характере. Хотя за антисоветским по-прежнему скрывалось антирусское служение  немецким «профессорам», без всякой перспективы обойти польские интересы, оставаясь слепыми орудиями их же идей.

В августе 1939 г. в Риме проводится II Большой Сбор умеренного крыла ОУН, где главой был избран полковник армии УНР (Украинской народной республики) Андрей Мельник (1890– 1964).

В апреле 1941 г. в Берлине проводится  ещё один II Большой Сбор ОУН, но уже радикальных активистов, которые объявляют Римский Сбор недействительным и выбирают новым вождём ОУН Степана Бандеру (1909–1959)

 Степан Бандера (Штефан Поппель) из семьи крещённых в униатство евреев. Мать Мирослава Глодзинская польская еврейка, отец Адриан Мойшевич Бандера, его мать Розалия Белецкая, польская еврейка. Бандера на идише означает «притон», его прабабка была бандершей, владела борделем. В 1936 году, за попытку теракта, приговорён к смертной казни, впоследствии её заменили пожизненным заключением. По свидетельствам его сокамерников,  – Качмарнского и Карпинца – Бандера был в тюрьме, мягко говоря, крайне не уважаемой личностью. 13 сентября 1939 года Бандера был выпущен германскими властями и направлен в немецкий центр подготовки диверсантов. К этому времени за ним закрепилось характерное партийное прозвище «Баба» (Юрий Воробьевский, «Укриана»)

Но это уже будет история подготовки мазепинских сил ко второму мировому походу против России, а мы вернёмся к истории первого похода.

3 сентября 1914 года легион «Украинских Сечевых Стрельцов» принял присягу на верность Австро-Венгрии и в этом же месяце принял боевое крещение у карпатских перевалов на путях в Мункач, в столкновении с частями 2-й Кубанской казачьей дивизии, где понёс значительные потери.

В сражении кубанцев, прямых потомков и наследников Запорожской Сечи, с самозванцами претендующими быть наследниками Малороссийского казачества, есть что-то символическое.

«Зимой 1914– 1915 гг. сотни УСС в составе 130-й бригады защищали карпатские проходы: им пришлось нести тогда разведывательную и охранную службу. В ходе этих зимних боёв Легион потерял ранеными, обмороженными и убитыми до 2/3 своего первоначального состава. После этого было проведено доукомплектование УСС крестьянами-русинами из местных закарпатских сёл, ненавидевших галичан и австрийцев, что сразу понизило идеологическую стойкость легионеров (русины более симпатизировали русским, чем австрийцам а «стрельцов» - националистов считали предателями собственного народа)».    (Википедия)

29 сентября 1916 во время третьего штурма горы Лысони русские части полностью уничтожили венгерский полк и окружили УСС. 30 сентября 1916 г. легион УСС практически перестал существовать, в строю осталось 150 сечевиков и 16 офицеров, которых  вывели в учебный центр в Развадове.

17 февраля 1917 года вновь сформированный полк вернулся на фронт. 18 июня началось русское наступление, и в начале июля в бою под Конюхами в плен попал почти весь легион УСС, спаслось около 400 стрельцов.

«Вот что писал в своем письме брату-митрополиту полковник С. Шептицкий:  "Россияне атакуют. Мы понесли поражение. В районе Гнилой Липы идут тяжелые бои. Твое крестьянское войско, твои украинские сечевые стрельцы боя еще не видели даже издалека, но известно, что при первой же возможности собираются "со славой" сдаться москалям».   (Сергей Чуев, «Украинский легион») 

 В феврале 1918 г. вновь сформированный состав УСС ведёт бои в Херсонщине, но уже с советско-украинскими войсками.

29 апреля 1918г. после прихода к власти на немецких штыках гетмана Павла Скоропадского (1873– 1945), в чём участвовали и легионеры УСС, их (легионеров) используют в карательных целях против селян, разграбивших после 1917 г. малороссийских помещиков и зажиточных крестьян. Но так как легионеры уже заражены духом анархизма и большевизма, среди них появляется недовольство  и брожение, в связи с чем, встаёт вопрос о расформировании УСС.. В дальнейшем его переводят на Буковину, где 1 ноября 1918 г. и закончилась его четырёхлетняя история служения в составе императорской австро-венгерской армии. После распада Австро-Венгерской империи члены УСС составили костяк Галицкой армии, защищавшей провозглашённую Западно-Украинскую Народную Республику.

С началом 1-й мировой войны значительная часть населения Галичины, Закарпатья и Буковины, продолжавшая считать себя русскими, выразила явные симпатии России, в связи с чем, на русских людей обрушилась страшная волна репрессий.  К государственной измене приравнивается обучение  русскому литературному языку, чтение русских газет; все русские общественные организации, культурные центры и газеты, были закрыты. Но закрыты, это ещё мягко сказано, частью они были просто разгромлены украинскими нацистами. Повсеместно распространяются листовки-воззвания к «украинцам», евреям и полякам с перечнем расценок за доносительство. Идёт волна массовых арестов всех заподозренных в благосклонности к России. Русских людей подвергают пыткам, насилию, отдают военным судам, которые часто выносят смертные приговоры. Тысячи русских людей были убиты и повешены в ходе безсудных расправ.

 «Иногда, чтобы прослыть шпионом, достаточно было посмотреть на проходившие войска – так был заколот стоявший в своём саду крестьянин Григорий Вовк, в селе Бортники жандармы арестовали и увели четырёх десятилетних мальчиков за то, что они смотрели на проезжавший поезд. С 18 августа началось наступление русских войск. Казни приняли массовый характер, во всех случаях предусматривалось „сокращённое судопроизводство” и публичные казни… В том же Городецком уезде, как рассказывал И.В. Вовк, было казнено без суда 60 крестьян»  (Н.М. Пашаева «Очерки истории русского движения в Галичине XIX - XX в.)  

«В самом начале войны, - пишет И.И.Терех, - австрийские власти арестуют почти всю русскую интеллигенцию Галичины и тысячи передовых крестьян по спискам, вперёд заготовленным и переданным административным и военным властям «украинофилами»…каинова работа своих же вызывала особый ужас и отвращение»  (Н.М. Пашаева «Очерки истории русского движения в Галичине XIX - XX вв.»)

И после этого просвещённая Европа и её холопы, рассказывают нам о русской тюрьме народов? Да по законам Австро-Венгрии, Грушевский и его ближайшие сподвижники должны были болтаться на виселице, а все проповедники украинофильства трудиться на рудниках. А они, в этой «тюрьме», свободно распространяли свои разрушительные идеи.

В связи с нехваткой для русских людей мест в тюрьмах в начала сентября 1914 г. в Штирии появляется первый в Европе концлагерь Талергоф, через застенки которого прошло несколько тысяч русских мучеников.

При успешном наступлении русских войск «мазепинцы», прихватив с собой все печатные материалы, бежали с отступающими австрийскими войсками.  Штаб «Союза освобождения Украины» (СОУ) перемещается в Вену и Берлин. В сентябре в Вене выходит «Вестник Союза освобождения Украины» на малороссийском языке, редактор Емельян Бачинский, и  «Ukraine Nachrichten» («Украинские известия»)   на немецком языке, редактор Николай Троцкий, а также в Лозанне на французском  издаётся «La Revue Ukrainne». Одновременно СОУ создаёт две политические партии, одну в Вене, «Украинский союз социал-революционной партии», и вторую в Константинополе под названием «Социал-демократическая украинская партия», которая получила в своё распоряжение типографию, печатавшую  прокламации на русском и на украинском языках. Активным сотрудником этой типографии был известный политический аферист  Парвус. С мая 1915 года в Софии социал-демократическая украинская партия СОУ начинает выпуск  газеты «Рабочее знамя» («Робитничий прапор»)  в актив которой входили  Парвус, М. Меленевский (Иван Гилька), Н. Ганкевич, И. Бендзя.

В первом номере этой газеты И. Бендзя заявляет, что означенная партия соединилась с Германией и Австрией в одной боевой линии против России для того, чтобы на развалинах царской Империи образовались свободные республики: украинская, великорусская и другие.

« Как усматривается из передовой статьи №5-6 "Вестника" 1914 года под заглавием "Декларация Талаат-Бея", член Союза освобождения Украины М. Меленевский в конце 1914 года был принят в Константинополе турецким министром внутренних дел Талаат-Беем, который обещал ему, что Высокая Порта так же, как кабинеты берлинский и венский, помогут украинскому народу "сотворити" независимую державу».  («Записка об украинском движении 1914-1916 годы») 

 «Вестник» №2, от лица кавказских эмигрантов в Константинополе, имевших тесные связи с мазепинцами, выказывает свою заботу о целостности Оттоманской империи и призывает турок уничтожить царство разбоя и насилия – Императорскую Россию, желая её раздела. Разрабатывался даже план переброски через Турцию украинских полков, с целью совместного вторжения с её территории на Кавказ, где кавказские сепаратисты готовились осуществить государственный переворот. Планам этим не суждено было осуществиться, но подготовка к ним шла, и для оправдания  вторжения  «При содействии австрийского посольства в Константинополе, украинцам Цехельскому и Барану было разрешено поместить в газетах сведении о том, что в стародавние времена украинское государство простиралось от Карпат и до Волги, занимало широкую полосу на юге России, захватывая даже губернии Воронежскую и Курскую и гранича на юго-востоке с отрогами Северного Кавказа, что эта Украина, некогда самостоятельное государство, долго томилось под русским игом и что теперь, в дни мировых событий, она почувствовала в себе новые силы и требует национальной обособленности и свободы, за которую готова бороться вместе с Австрией, Германией и Турцией против общего врага – России»    (Сергей Чуев, Украинский легион)

В это же время М. Меленевским издаются и распространяются прокламации, призывающие  солдат сдаваться в плен, встречая турецкие войска как своих освободителей от царско-каторжной России.

В августе 1914 г. («Вестник», 1914, № 7-8) СОУ обращается с воззванием к Швеции с подстрекательством её ради сохранения в Европе мира, к союзу с «Украиной», и предлагая себя в качестве исторических наследников и продолжателей анафематствованных дел Ивана Мазепы.

 25 августа 1914 года  Союз выпустил печатное воззвание, обращенное «К общественному мнению Европы», подписанное Д. Донцовым, В. Дорошенко, М. Меленовским, А. Скоропись-Иолтуховским, Н. Зализняком и А. Жуком. 

Приводится в сокращённом виде: «Беспримерно вызывающая политика России привела весь мир к катастрофе, подобной которой история еще не знала. Мы, украинцы, сыновья великого, разделенного между Австрией и Россией народа, неслыханным образом угнетаемого царизмом, сознаем, о чем идет дело в этой войне… Война ведется, чтобы сломить окончательно идею панмосковитизма, который нанес неисчислимый вред всей Европе и угрожал ее благосостоянию и культуре... Только свободная, тяготеющая к правительственному союзу Украина могла бы своей обширной территорией, простирающейся от Карпат до Дона и Черного моря, составить для Европы защиту от России, стену, которая навсегда остановила бы расширение царизма и освободила бы славянский мир от вредного влияния панмосковитизма… мы обращаемся с этим воззванием ко всему цивилизованному миру. Пусть он поддержит наше правое дело… мы обращаемся с этим воззванием к общественному мнению всех наций, политические интересы которых совпадают в эту минуту с интересами свободы и цивилизации».

 В № 55-56 «Вестника» был помещён текст верноподданнической телеграммы:

«Его Величеству Императору и Королю Вильгельму II, Берлин.

Союз освобождения Украины, организация российских украинцев, спешит с наибольшим уважением приветствовать Его Величество и победную немецкую армию со взятием Холма, старинного престольного города  украинского короля Даниила и столицы наиболее выдвинутой на запад заселенной украинцами области. С большим доверием к могуществу немецкого государства и немецкой армии надеемся на окончательный разгром смертельного врага украинского народа и освобождение из-под российского ярма также украинских областей на восток от Буга, с сердцем Украины Киевом. Его Величество Император Вильгельм II пусть живет многие лета. Слава славной немецкой нации и непобедимой немецкой армии! За правление Союза освобождения Украины Владимир Дорошенко, Мариан Меленевский».

И опять, пользуясь исторической безграмотностью населения, мазепинцы подают откровенную ложь об «украинском» короле Данииле.

«Папа Иннокентий IV своей грамотой (1246 г.) принимает под покровительство Даниила Галицкого «короля Руси». Всего в Ватиканском архиве содержится свыше десяти грамот Даниилу и все со словом «Русь»   (Сергей Родин. «Отрекаясь от Русского имени»)

 «До наших дней сохранилась печать галицко-волынского князя Юрия Львовича (ум.1316) с титулом на ней: «государь Руси» При нём чеканились деньги – «монета русская», «гроши русские», чеканились вплоть до 1434 г. ! После захвата части земель киевского государства Литвой, её правители титуловались: «Великий князь Литовский, Жмудский и Русский». Литовское княжество на две трети состояло из русских территорий. Русские главенствовали в нём; русский язык являлся государственным: на нём публиковались законы, велось судопроизводство. «Литовский статут» – сборник основных законов – даже в третьем своём издании, уже на польском языке (1588) предписывал: «Земский писарь обязан все бумаги, выписки и призывные повестки писать… только на русском и по-русски, буквами и словами русскими».   (Сергей Родин, «Отрекаясь от Русского имени»)     

Галицко-Волынский великий князь Даниил Романович (1201–1264), будучи участником битвы на реке Калке (1223), после разгрома своего княжества получил от Батыя ярлык на великое княжение Галицко-Волынское. Но не находя в себе возможности смириться с постигшими его обстоятельствами, в стремлении обрести свободу (о, это сладкое слово, свобода, которой прикрывается немощь гордости) решил искать себе помощи у Рима, в результате чего согласился, в обмен на военную помощь, пойти на унию, на воссоединение церквей. В 1255 году в Дрогичине Даниил принимает из рук Папы королевский титул. Но надежды на обещанную помощь оказались тщетны, Рим в своём лукавстве оказался не изменен, и, потеряв всякую надежду на помощь, спустя год Даниил прервал свои отношения с Папой. А королевский титул так и остался за ним и за его потомками. И хотя он и перенёс свою резиденцию подальше от восточных границ в Холм, именовался он Галицким. Духовная ошибка Даниила Галицкого –  поклонение Риму, отразилась тяжёлыми последствиями для всей Червонной Руси, предопределив всю дальнейшую нелёгкую  судьбу этого края земли русской.

В это же время его кровный родственник, великий князь Александр Невский (1221–1263), имея мудрое смирение в постигших Россию тяжёлых обстоятельствах, ради спасения земли Русской от латинских притязаний, за которыми скрывается церковь антихриста, желающая поглотить Третий Рим, смиряет себя перед язычникам и ищет у них помощи против Папского Рима, который, сначала лестью, а потом и силою, решил подчинить себе ненавистных ему схизматиков. И в столь нелёгкое время, князь Александр берёт на себя дополнительные трудности по содержанию татарской армии, которую, несмотря на попытку со стороны его сына и бояр устроить против этого мятеж, расквартировывает  в Новгороде. Зато псы-рыцари, латники, непобедимые воины, как только заслышали о приближающихся к Ивангороду татарах, то даже и дожидаться их не стали, быстро утекли восвояси, герои.

Оттого наш великий князь Александр и святой, что вместо поклонения еретикам в ожидании от них обещанных милостей встретил их с мечом на границах земли Русской и не допустил в наш дом этой мерзости. А его славные потомки, пойдя по его пути, крест свой безропотно понесли, и все трудности преодолели, и, возлагая все свои надежды на помощь Божию, не только сами себя освободили, но со временем и братьев своих из латинской неволи вызволили. А мазепинцы русским людям новую неволю копают, опять Риму поклониться предлагают. 

 Итак, союзники (СВУ) в это время в Швейцарии активно ищут контакты с российскими и «украинскими» революционерами и с еврейской партией «Бунд», для чего привлекают к себе в помощь знаменитого польского революционера и публициста Людвига Кульчицкого (1866–1941), имевшего давние связи с революционно настроенными врагами Государства Российского.

Не оставляют они  своей подрывной деятельности и в России. В апреле 1915 г. в Харькове был проведён съезд представителей молодёжи Левобережной Украины «Юношеский союз», который призвал к террористической борьбе против России.  

Департаментом полиции были получены сведения о том, что СОУ находится в тесной связи с правительством Австро-Венгрии и что его руководители состоят на содержании австрийского правительства. Наиболее видными деятелями союза определялись Меленевский, партийная кличка Басок, и Бендзя, который, по сведениям полиции, получал от австрийского правительства 700 крон в месяц. А также, по информации русской контрразведки, Дмитрий Донцов получал деньги от германского посла в Швейцарии Г. Ромберга. При этом надо заметить, что Д. Донцов в Вене по возникшим у него разногласиям  из Союза вышел. 

Неожиданно разоблачения  пришли и от членов социал-демократических парий, не состоявших на содержании у австро-венгерской и германской разведок.

В это время в Швейцарии находился партийный орган Украинской социал-демократической рабочей партии, ведущей своё основание с 1905 года. Одним из членов ЦК этой партии был Лев Иосифович Юркевич (1883–1919), партийная кличка Рыбалко, с 1907 года пребывавший в эмиграции и в 1915-16 годах редактировавший выходившую в Швейцарии партийную газету  «Боротьба» («Борьба»), где так же звучали призывы против российского патриотизма и покорности законной власти Русского Царя. Но в тоже время, имея партийные разногласия, газета публикует статьи разоблачающие преступную  деятельность Союзников.

В четвёртом номере газеты «Боротьба» публикуется открытое письмо:

« “Боротьба” выступила против Союза освобождения Украины с совершенно определёнными сообщениями, которые мы всегда готовы подтвердить документами и свидетельскими показаниями. Одно из наших главных сообщений о союзе заключается в том, что эта организация... находится на денежном содержании австрийского и немецкого правительства, от которых получила сотни тысяч марок и крон… руководители союза в начале их деятельности старались скрыть даже перед членами их организаций источник и расходование тех громадных денежных сумм, благодаря которым они, люди без всяких личных средств и жившие перед войной на скромные заработки, вдруг стали во главе большого политического предприятия, издающего несколько органов, массу брошюр и книг на различных языках и содержащего целый штат хорошо оплачиваемых помощников… В чём же заключается борьба с Россией, которую ведёт Союз освобождения Украины совместно с Австрией, Германией и Турцией?... После своих неудачных попыток создать в Швейцарии штаб оплачиваемых революционеров, подобно венскому штабу журналистов… он создаёт новую организацию вне пределов Австрии и называет её «Украинская социал-демократия»… «В борьбе за демократию против царизма», написанную Парвусом, от которого – как известно – отвернулась вся российская социал-демократия… Во главе «Украинской социал-демократии» стоит Иван Гилька, иначе выражаясь – Басок, выступающий в союзе и ведущий переговоры с австрийскими и турецкими министрами под именем фон Меленевский… Исходя из всего выше изложенного, «Боротьба» оценивает союз как агентурную организацию правительств центральных государств… питающую надежду на возможность создания центральными государствами «королевства Украины».  ( «Департамент полиции Министерства внутренних дел России»)

 « 24-го ноября 1914г. парижская группа левых русских социалистов, издававшая тогда газетку "Голос", опубликовала за подписью Троцкого (Бронтейна) следующую заметку под заглавием "Верно ли это?":

"Верно ли, что так называемый "Союз Освобождения Украины", в состав которого входят кое-какие бывшие русские революционеры, состоит на содержании королевско-императорского габсбургского генерального штаба?

"Верно ли, что "Вестник" этого Союза, воспроизводящий прокламации со словами: "Хай живе соцiяльна революцiя" оплачивается из того же габсбургского источника?

"Верно ли, что бывший русский революционер г. Микола Троцкий, адрес которого обозначается на немецких бюллетенях Союза, состоит на службе при венской полиции?

"Верно ли, что эмиссары этого Союза, в оправдание габсбургского доверия и габсбургских ассигновок, разъезжают по Европе в поисках за такими русскими, и в частности кавказскими, революционерами, которые согласились бы свою ненависть к царизму сочетать с любовью к габсбургской короне и особенно к габсбургским кронам?"

14-го февраля 1915 г. в парижской русской газетке "Наше Слово", которая начала выходить вместо "Голоса", закрытого французским правительством, появилась статья того же Троцкого, специально посвященная Парвусу. Статья начиналась следующими словами:

"В Константинополе русский социалист с интернациональным именем выпустил прокламацию, в которой провозглашает Турцию и ее среднеевропейских союзников оплотом демократии. В Софии немецкий социал-демократ на русском языке перед болгарской аудиторией защищал маладотурецкую идею. Это - Парвус, которого мы в течение ряда лет считали другом, которого теперь вынуждены занести в список политических покойников".   (Шуб Давид Натанович, Политические деятели России (1850-1920 годов) Парвус, Ленин и Вильгельм II) 

Нам на это не стоит обольщаться, потому как при всех своих партийных разногласиях, ненавистью к исторической России, все они питались из одного источника, и при разных взглядах на будущее политическое устройство, так или иначе, совместно работали на разрушение Русского Государства, под обломками которого, сгибнут и они сами, унося в могилы свои радужные мечты не сбывшихся свобод.

Парвус – динарий, имевший хождение в Саксонии, Богемии и Франции в период правления Филиппа IV красивого, конец XIII начало XIV в.

Парвус (он же Александр Молотов, он же Москович) настоящее имя Израиль Лазаревич Гельфанд (1867–1924) германофил, туркофил, марксист, сионист, профессиональный революционер. Будучи гражданином России, выступал инициатором её военного поражения. 8 января 1915 г. немецкому послу в Константинополе Хансу фон Вангенхейму изложил план военного поражения России при помощи проведения  революции и свержения законной власти, известный под названием: «Меморандум д-ра Гельфанда», который, он предоставил немецкому правительству 6 марта 1916 г. в Берлине. Одной из первоочередных задач,  изложенных в меморандуме, была поддержка сепаратистских движений в Малороссии, на Кавказе и в Финляндии.

Обратим внимание, что «украинизация» на тот момент рассматривается как движение сепаратистское, имевшее своей целью оторвать часть от целого, для ослабления государственного организма, т.е. под лозунгом возродить, на самом деле скрывается цель умертвить.

В это время мазепинцам  предоставляется свободный доступ в лагеря для военнопленных,  где они ведут активную пропаганду среди выходцев из Малороссии вербуя их для нужд немецкой армии, для чего из Буковины были даже доставлены восемьдесят школьных учителей-украинофилов. И эта работа приносила Германии свои ощутимые плоды; деньги в мазепинцев вкладывались не зря. 

«Основная вербовочная работа шла в Радштадте, где были сформированы кадры для 1-го Запорожского им. Тараса Шевченко украинского полка, а также в Вейцларе – 2-го Запорожского им. П. Сагайдачного полка. Эти кадры послужили основой для формирования т. н. жупанных дивизий»   (Сергей Чуев, Украинский легион)

1-й Украинский Запорожский полк отличала кокарда с инициалами У.З.С. (Украинская Запорожская Сечь), а также жёлто-синие петлицы.

  

В марте 1918 г. в Германии, под командованием генерал-майора В.Зелинского, взятого в плен в начале войны, была сформирована 1-я украинская дивизия «синежупанников», а из пленных Австрийского лагеря в Фрайдштадте,  была сформирована 1-я казачья стрелковая дивизия «серожупанников». Надо заметить, что число желающих записаться в украинскую армию в это время возросло не потому, что появилось много «свидомых украинцев», а потому, что многие военнопленные усматривали для себя здесь возможность выехать на родину. 

Хотя основная работа мазепинцев в лагерях для военнопленных была развёрнута в 1916 году, свою работу по формированию жупанных дивизий они продолжат и после подписания сепаратного Брест-Литовского мирного договора (февраль – март 1818 г.) которому, предшествовали сначала Февральская, а затем и Октябрьская революции.

 ***

Февральская революция пробудила в России все антихристовы силы, обнаружив их тесную тайную взаимосвязь.  1 марта 1917 г. Император Российский Николай II на станции Дно попадает в расставленные ему заговорщиками сети, а 3 марта столичные «Ведомости» публикуют текст телеграммы Верховного Главнокомандующего на имя Начальника Штаба Армии Алексеева, напечатанный на трёх телеграфных бланках, на одном из которых стояла карандашная подпись: «Николай», выдавая это текст за «Акт об отречении от престола» И этот подлог помог развязать руки всем ненавистникам России.

 4 марта 1917 г.  собравшиеся в Киеве представители политических партий, объявили о создании Украинской Центральной Рады (УЦР) и заочно избрали её председателем масона и профессора, историка- фальсификатора Михаила Грушевского, на тот момент отбывавшего ссылку в Москве. В апреле проводится Всеукраинский Национальный Конгресс, на котором Грушевский избирается главой Центральной Рады, а его заместителями избираются С. Ефремов и В. Винниченко. В мае Центральная Рада направляет в столицу своих представителей для переговоров о предоставлении объявленной ими Украине статуса автономии, с правами ведения международных переговоров. Временное правительство на все эти требования отвечает отказом и назначает в органы управления своих представителей – комиссаров, что приводит к двоевластию.

25 мая 1917 г. в Киеве проходит 1-й Всеукраинский Войсковой Съезд, который образует Украинский Генеральный Войсковой Комитет и выбирает его председателем Симона Петлюру, бывшего редактором выходившего в Москве на русском языке журнала «Украинская Жизнь». И тут надо обратить внимание, как ловко всё устраивает масонская закулиса. В то время как один из её членов редактирует в Москве «Украинскую Жизнь», другой её член, идеолог украинофильства, по ходатайству доброхотов, переводится из Саратовской ссылки в Москву, где героически «томится в неволе» ужасного царского произвола.  

 10 (23) июня 1917 г. УЦР на 2-м Всеукраинском Войсковом Съезде принимает 1-й Универсал: «К украинскому народу, на Украине и вне её сущему», которым объявлялось об автономном статусе Украины  в составе России, с правом принимать законы Всенародным Украинским Собранием. 

15(28) июня создаётся Генеральный Секретариат Центральной Рады, генеральным секретарём избирается В. Винниченко, автор первого Универсала.

В попытке найти компромисс, с Временным правительством, 20 (3) июля Центральная Рада принимает 2-й Универсал, где обязуется не осуществлять автономию Украины до утверждения закона об её автономии Всероссийским Учредительным Собранием, а также включить в состав Центральной Рады представителей других народов проживающих на Украине, формировать войска под контролем Временного правительства.

«Параллельное существование двух призрачных социалистических правительств – центрального и автономного – и постепенно усиливавшееся бегство с Юго- Западного фронта солдат разложившейся российской армии привели к полному расстройству государственного порядка и создали в жизни края невообразимый хаос. В некоторых городах образовались самостоятельные местные республики. Например, в городе Переяславе Полтавской губернии известный по петербургским событиям 1905 года…Георгий Степанович Носарь, родом переяславский казак, устроил республику под своим управлением. Он не признал никакой другой власти, кроме своей собственной, и всё делал по-своему. В республике Носаря жилось спокойнее, чем в других местах. Носарь был страшный враг иудеев и не допускал даже мысли, чтобы во имя революционных принципов дать возможность иудеям захватить власть над Россией. С переяславскими иудеями он поступал весьма круто. Существование «Переяславской республики» закончилось вместе с занятием Переяслава большевистскими ордами Муравьёва и Ремнёва в середине января ст. ст. 1918 года. В краткий период своей власти Г.С. Носарь напечатал брошюру, в которой разоблачал гнусную роль иудеев в революционных организациях, и в особенности – провокаторскую деятельность Лейбы Бронштейна (Троцкого), бывшего одним из наиболее  и юрких агентов правительственно политического сыска. Издание брошюры не прошло Г.С. Носарю даром: она сделалась известной всесильному тогда уже Троцкому, и… Г.С. Носарь был выслежен и убит агентами Троцкого. Говорили, будто заспиртованная голова его была отослана в Москву для успокоения встревоженного разоблачениями Троцкого». ( А. Царинный, «Украинское движение»)

 После захвата власти в России большевиками 25 (7) ноября 1917 г. Украинская Центральная Рада осудила этот государственный переворот, власти большевиков не признала и 7 (20) ноября 3-м Универсалом объявила Украинскую Народную Республику (УНР). В состав этой Республики вошли Киевщина, Черниговщина, Волынь, Подолье, Полтавщина, Харьковщина, Екатеринославщина, Херсонщина и Таврия, кроме Крыма.   Третий Универсал отменял частную собственность на землю и смертную казнь.

***

Еще в августе 1915 года, понимая всю тяжесть положения Русской Армии и не доверяя Верховному Главнокомандующему, Великому князю Николаю Николаевичу, Император Николай II принимает на себя труд быть Верховным Главнокомандующим Армии и переезжает в ставку в Могилёв.  Дальнейшая история показала, что он в своём недоверии был прав; Николай Николаевич был тайный член военной ложи; туда же входил А. И. Гучков,  организатор и председатель Военно-Промышленного комитета, структуры, призванной подменить собой Правительство по надзору за военной промышленностью. Благодаря верховенству Императора заговорщики потеряли широкие полномочия своего влияния на армию, её положение улучшилось, снабжение было налажено, снарядный голод прекратился, фронт стабилизировался. 22 февраля 1917 г. Государь Император пробыв несколько дней в Царском Селе, выехал в Ставку. Армия готовилась к весеннему наступлению. А заговорщики, понимая, что поражения России на фронте им уже не добиться, начинают готовить революцию, и вслед за убытием Императора 23 февраля в столице проходят первые стачки, в Петрограде нарастает мятеж.

В поражении России были заинтересованы не только её военные противники, но и её мнимые союзники. Великобритания опасалась, что Россия как победительница, войдя в Константинополь обретёт владычество над Босфором. И Палестина, оказавшись под контролем и покровительством России, сведёт на нет всю интригу затеянной мировой войны. Америка также была против укрепления России, не позволявшей вывозить из своей страны сырьё, а только готовую продукцию; а желавших размещать с выгодой для себя капиталы, обязывала  принимать российское подданство, дабы они имели заботу о развитии Русского государства и подчинялись русским законам. И если в середине XIX в.  Ротшильды и Рокфеллеры успешно торговали в России керосином, то уже в конце этого века, на мировых рынках керосином успешно торговала Россия, а Ротшильды готовы были оставить нефтяное дело. Несмотря на то, что цена смазочных масел Константиновского завода была в четыре раза выше американских, продукция российских производителей пользовалась повсеместным спросом. Кто же мог такое потерпеть? Не зря американский банкир Шифф впоследствии похвалялся, что он вложил больше всех денег в русскую революцию.  Да и высказывания господина Черчилля не оставляют нам сомнений об истинных намерениях союзников:

  «‟Дом для евреев”  – В результате завоевания Палестины Британское правительство получило возможность и на него легла ответственность обеспечить еврейскому народу во всем мире обретение своего дома и центра национальной жизни. Государственная мудрость и историческое чутье мистера Бальфура быстро оценили эту возможность.

    Конечно, Палестина слишком мала, чтобы принять более чем часть еврейского народа, да и большинство евреев не пожелают туда переселиться. Но если при нашей жизни будет создано на берегах Иордана еврейское государство под покровительством Британской короны, в котором смогут жить три-четыре миллиона евреев - это будет, со всех точек зрения, событие благоприятное для мировой истории, находящееся в гармонии с подлинными интересами Британской империи».  («Сионизм против Большевизма – мнение Черчилля»)

                                                                      

                                                                ***

25 февраля 1917 года Император Николай II подписал манифест о роспуске Государственной Думы, деятельность которой приняла откровенно антигосударственный характер. Думцы распоряжению Главы Государства Российского не подчинились. И 27 февраля инициативная группа депутатов во главе с председателем Думы, екатеринославским  помещиком и крупным землевладельцем М.В. Родзянко (1859–1924), собирает в Таврическом дворце частное совещание, на котором образовывает: «Временный комитет членов Государственной Думы для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями», а также: «Исполнительный комитет Государственной Думы», его состав был определён в 12 человек вместе с председателем М.В. Родзянко.   

И в это же время в Таврическом дворце – резиденции Государственной Думы, в левом его крыле, в комнате №12, 27 февраля 1917 г. проходит совещание другой группы самозванцев претендующих на власть в Росси, которой был образован  инициативный орган: «Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов», его председателем был избран Н.С. Чхеидзе, а товарищами председателя А.Ф. Керенский и М.И. Скобелев (все трое –  члены распущенной Государственной Думы).  В стенах Думы рождается двоевластие. В ночь на 28 февраля Временный комитет Совета принял воззвание: «К населению Петрограда и России», в котором говорилось: «…общими силами будем бороться за полное устранение старого правительства и созыв Учредительного собрания, избранного на основе всеобщего равного, прямого и тайного избирательного права…». 1 марта 1917 г. в состав Совета рабочих депутатов входят представители от солдат и матросов и Совет принимает название: «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов». Необходимо заметить, что сам Совет появился не на пустом месте, затея эта была не нова. Ещё во времена первой революционной смуты, проявившей себя со стороны врагов России  внутренней реакцией в ходе внешней угрозы, 13 октября 1905 г., в Петербурге образовался Совет рабочих депутатов, во главе которого поставили декоративную фигуру, беспартийного Г.С. Носаря (Хрусталёва). Настоящие же вдохновители и  организаторы этой затеи,  знакомые нам по истории Союза Освобождения Украины, социал-демократы Парвус (Гельфандт) и Троцкий (Бронштей).

В ночь с 1-го на 2-е марта Петросовет и Временный комитет вырабатывают совместную декларацию и приходят к согласию о переименовании Временного комитета Временным правительством, от лица которого и решено опубликовать совместно выработанный документ. И раз уж появляется Временное правительство, то оно берёт на себя труд по формированию кабинета министров, в котором Чхеидзе предлагается портфель никогда не существовавшего до этого в истории России министра труда, а Керенскому – портфель министра юстиции.

Император Николай II – законный Глава Государства Российского, у самозванцев ещё нет на руках даже липового «отречения», а запрещённые к деятельности депутаты  избирают министров и вырабатывают законы. Что тут сказать? Только то, что со 2-го марта 1917 года в России нет законного правительства, одна череда самозванцев. И эти самозванцы уже с 1-го марта приступили к аресту законных государственных министров, таким образом, парализуя работу государственного механизма, и делая себя, даже по законам мирного времени, достойными трибунала.

Та часть заговорщиков, которая объявила себя правительством, имела своей целью добиться от Государя Императора отречения от престола в пользу своего малолетнего сына царевича Алексия, а регентом при нём предполагала поставить родного брата Императора Николая, Великого князя Михаила Александровича. А дальше, через проведение  Учредительного Собрания, установив Конституционную Монархию, получить в свои руки полные бразды правления.

Как мы видим, этим инструментом – Учредительным Собранием, в равной степени хотели воспользоваться обе стороны, только каждая при этом имела намерение достичь своего результата.

2 (15) марта 1917 г. заговорщики от Временного правительства делегируют для поездки в Псков на встречу с Императором А.И. Гучкова и В.В. Шульгина, на которых возлагается задача совместными усилиями, из числа предательского окружения  в ставке, добиться от Императора отречения в пользу его малолетнего сына. Ровно в полночь со 2-го на 3-е марта 1917 г. (о чём свидетельствуют росписи в журнале) заговорщики получают на руки три телеграфных бланка, с карандашной подписью на одном из них: «Николай». Император Николай, будучи уже пленённым, заговорщиков переиграл. Он не отдал в их руки малолетнего сына, оставив им своего брата, но уже в качестве полновластного претендента на престол, лишив их возможности через регентство добиться Конституционной Монархии; и всучил им юридически немощные документы, три разрозненных бумажки, даже целостность которых ничем не подтверждается.

Но заговорщикам было достаточно того, что Император, находясь в заточении, был лишён голоса, а окружали его трусость, предательство и обман. И Временное правительство 3 марта 1917г. опубликовало «Акт об отречении Императора Николая II… в пользу Великого Князя Михаила Александровича». И в этот же день, 3 марта 1917г.,  был опубликован «Акт об отказе Великого Князя Михаила Александровича от восприятия верховной власти…»:  «Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному Правительству… впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок, на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народа».

Временное правительство, вместо возложенной на него задачи по созыву Учредительного Собрания, активно приступает к реформам и, этими реформами, разрушив все сферы  жизнедеятельности,  доводит государство Российское до плачевного состояния, вызвав всеобщее недовольство населения, что и дало большевикам возможность осуществить государственный переворот, не встретив первоначально большого сопротивления. Будучи масонами, временщики, как предшественники антихриста, лишь подготовили почву для пришествия откровенной богоборческой власти большевиков, развязавшей в стране кровавый террор.

«В соответствии с решением ВЦИК и Сов. Нар. Комиссаров необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатать и превращать в склады».  (Из указаний Ленина Дзержинскому 1 мая 1919г.)

Вот и добилась мировая закулиса в России того, что ей не удалось осуществить через декабристов.

 6 октября 1917 года Временное правительство без всякого на то основания провозглашает Россию республикой и объявляет о роспуске Государственной Думы и о начале  выборов в Учредительное Собрание.

 Так как идея Учредительного Собрания была очень популярна, большевики, опасаясь народного недовольства, не стали препятствовать его созыву, но включились в политическую борьбу за получение в нём мандатов, назначив распоряжением ВЦИК  12 (25) ноября 1917 г. днём всеобщих выборов в Учредительное Собрание. Получить большинство голосов в Собрании им не удалось, и тогда они принимают решение – не допустить проведения Учредительного собрания, а когда им и это не удалось, то, не имея возможности влиять на принятие нужных им постановлений, решаются на его разгон и закрытие.

Учредительное собрание открылось 5 (18) января 1918 г. в Таврическом дворце в Петрограде; открывал заседание председатель ВЦИК Яков Свердлов, предложивший собранию принять написанную Лениным «Декларацию прав трудящихся», однако собрание большинством голосов отказалось даже обсуждать большевистскую Декларацию. После чего представители большевиков и левоэсеров покидают собрание. Заседание затягивается до пяти часов утра и переносится на 17 часов 6 (19) января. Вечером 6 января двери в Таврический дворец были заперты, у входа стоял караул с пулемётами и двумя артиллерийскими орудиями, а 9 (22) января был опубликован декрет ВЦИК о роспуске Учредительного Собрания.

В ночь с 12 на 13 июля 1918 г в районе Перми, Великий князь Михаил Александрович по тайному распоряжению властей был убит, и на сегодняшний день мы имеем единственный последний законный Акт, в лице законного престолонаследника Великого князя Михаила Александровича, оставивший вопрос о форме правления в Государстве Российском открытым.

Украинские националисты, рассчитывая повлиять на будущее государственное устройство, решили принять участие в выборах во Всероссийское  Учредительное Собрание, и 25 ноября 1917 г. Михаил Грушевский избирается делегатом от Киевского округа, а Симон Петлюра от Юго-Западного и Румынского фронтов.

В конце ноября большевики попытались при помощи мятежа «против буржуазных националистов» захватить власть в Киеве, но потерпели неудачу, мятеж был подавлен, и 17 декабря 1917 года большевистское правительство высылало ультиматум, который Центральная Рада отвергла. В ответ большевики начинают наступление, в ходе которого захватывают Харьков, и 12(25) декабря 1917 г. провозглашают новое правительство, уже Советской Украинской Народной Республики, объявив Центральную Украинскую Раду вне закона.

 Разгон  большевиками Учредительного собрания  6 (19) января 1918 г.) обнаружил  безсмысленность при помощи переговорных процессов достичь каких-либо договорённостей с советской властью, и 11 (24) января 1918 года Центральная Рада 4-м Универсалом провозгласила Украинскую Народную Республику самостоятельным и суверенным государством во главе с Советом Народных Министров.

А в это время большевистские войска, начав своё наступление 5 (18) января 1918 г. были уже на подступах к Киеву, где в ночь на 16 (29) января, Киевский ревком Совета рабочих и солдатских депутатов поднимает вооружённое восстание, для подавления которого, Симону Петлюре пришлось перебрасывать войска с фронта. Утром 22(4) февраля восстание, в ходе которого погибло 1500 человек, было подавлено, но фронт удержать не удалось. Большевики, подойдя к Киеву, начали его бомбардировку.

 «Дома разрушались, люди гибли. Положение города было самое отчаянное. При приближении большевиков В.К. Винниченко и члены его комитета струсили, подали в отставку и вместе с М.С. Грушевским оставили Киев. Власть захватили свои руки два студента: Голубович сделался главой «правительства», а Ковенко – комендантом Киева. Они довольно энергично в течение почти двух недель защищали Киев, но, когда увидели, что дело безнадёжно проиграно, сели в автомобиль и удрали по шоссе в Житомир».  (А. Царинный, «Украинское движение»)       

 26 (8) февраля 1918 года большевики вошли в Киев, где учинили красный террор; только в первый день расстреляли и зверски замучили более 3000 человек.

История оставила нам любопытные свидетельства человека, побывавшего в период этих событий в Харькове.

 «Весь Харьков поделили на три враждебных лагеря. Вокзал и центр занимали советы во главе с товарищем Белой Куном, который на 14-й платформе вокзала ежедневно расстреливал десятки людей. Район в сторону Москалёвки занимали украинцы, конечно, тоже красные. Меньшую часть города держали анархисты. По ночам все грабили, и часто между ними завязывалась перестрелка, если кто-либо забирался в чужой район. Одним словом, дело было дрянь. Поляков продолжал служить на телеграфе, хотя в то время жалованья не платили, так как никто не знал, кому принадлежит это самый телеграф. Останавливался я на своей старой студенческой квартире. Хозяйка – Анна Степановна – раньше всегда была с «душком», то есть поругивала всех царей, богачей и прочих, а теперь, когда на рынке ничего не стало и деньги её в банке (триста с чем-то рублей) пропали, – стала ярой монархисткой. Поздно».  (С.А. Туник, «Белогвардеец. Воспоминания о моём прошлом»)

                                                   ***

Как раз во время этих событий в Брест-Литовске проходит направленная на достижение сепаратного мира конференция, открытая 9 (22) декабря 1917 г. представителями Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарии, с одной стороны, и представителями Советского правительства – с другой стороны. После предварительного обсуждения условий, советская делегация, возглавляемая Адольфом Абрамовичем Иоффе (1883–1927), 15(28) декабря выехала для совещания в Петроград. 

 22 декабря 1917г. (4 января 1918) в Брест-Литовск прибыла делегация от Украинской Центральной Рады. А 28 декабря 1917 г. (10 января 1918 г.) прибывшая на конференцию от большевиков  вторая делегация, возглавляемая гражданином США Львом Троцким (Лейба Бронштейн) (1879–1940), признала за Центральной Радой право на самостоятельное ведение мирных переговоров. В ходе переговоров представители держав дали согласие на вхождение в УНР Холмщины (входившей в состав Польши) и части Подляшья, но отказались обсуждать вопросы по Галиции, Буковине и Закарпатью.

27 января (9 февраля 1918 г.) делегация Украинской Центральной Рады подписала  мирный договор, по которому, в обмен на военную помощь против большевиков, брала на себя обязательства поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 года:  миллион тонн зерна, определённое количество мяса, сала, сахара и прочих продуктов, а также  снабжать эти страны необходимым для их военной промышленности сырьём.

В это же самое время 30 января (12 февраля 1918 г.) большевики провозглашают Донецко-Криворожскую республику, со столицей в Харькове. Главой республики избирают Фёдора Андреевича Сергеева (1883–1921), партийные клички «Большой Том» и «товарищ Артём». Близкого друга Сергея Кирова и Иосифа Сталина, который, по смерти Сергеева, усыновил его сына Артёма Фёдоровича Сергеева. В состав объявленной республики, вошли территории современных:  Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Запорожской, а также частично Харьковской, Сумской, Херсонской, Николаевской и Ростовской областей.

 После подписания сепаратного мира большевики были вытеснены из Крыма и со всей восточной территории  Днепра.  1 (14) марта 1918 года Центральная Рада на германских штыках возвращается в Киев. Германское командование учреждает военно-полевые суды и возрождает помещичьи хозяйства, в то время как Центральная Рада, своим 3-м Универсалом, ликвидировала частную собственность на помещичьи, монастырские, казенные и церковные земли,  объявив их собственностью трудового народа, отменила смертную казнь и объявила  амнистию политическим и уголовным преступникам.  Демократические новшества, вводимые Центральной Радой и её председателем Грушевским, явно противоречили политике проводимой германским  Главнокомандованием по наведению должного порядка и входили с ними в противоречия.

После подписания мирного договора с УНР, на следующий день, 28 января (10 февраля  1918 г.), советской делегации в ультимативной форме было предложено принять германские условия мира. Троцкий отверг германские условия мира выдвинув лозунг: «Ни мира, ни войны: мир  не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем». На что получил ответ, что неподписание мирного договора автоматически влечёт за собой прекращение достигнутого на тот момент перемирия. Советская делегация демонстративно покинула переговоры, а Троцкий отдал Верховному главнокомандующему Крыленко распоряжение, издать по армии приказ о прекращении состояния войны с Германией и о всеобщей демобилизации. Данный приказ был получен всеми фронтами 11 февраля, а уже 19 февраля 1918 г. на всём  Северном фронте германские войска развернули стремительное наступление.

«За 5 дней немецкие и австрийские войска продвинулись вглубь российской территории на 200—300 км. “Мне ещё не доводилось видеть такой нелепой войны, — писал Гофман. — Мы вели ее практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берёшь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд ещё солдат и едешь дальше”. Зиновьев был вынужден признать, что «имеются сведения, что в некоторых случаях безоружные немецкие солдаты разгоняли сотни наших солдат». «Армия бросилась бежать, бросая всё, сметая на своем пути», — напишет об этих событиях в том же 1918 году первый советский главнокомандующий русской фронтовой армией Н. В. Крыленко».   («Как Ленин кайзеру долги отдавал»)  

22 февраля 1918 года Совнарком публикует воззвание: «Социалистическое Отечество в опасности». На самом деле, в опасности оказались захватившие власть самозванцы, начавшие сознательный развал армии ещё 2 марта 1917 года, когда  приказом № 1 отменив субординацию и должный порядок, положили начало демократизации армии, и теперь, эта разложившаяся масса в шинелях, была не способна их защищать.

 1 марта немцы заняли Гомель, Чернигов и Могилёв, 2 марта была проведена бомбардировка Петрограда, 4 марта заняли Нарву и остановились в 170-ти километрах от Петрограда.

Спрашивается, где та доблестная красная армия, которая «23 февраля 1918 года остановила германское наступление»? Где и кем это наступление было остановлено? И что же мы до сих пор на самом деле так упорно празднуем?

Большевики в панике шлют телеграммы в Ставку командования немецкой армии, откуда им не торопятся дать ответ. Наконец, получив согласие, 1 марта 1918 года в Брест-Литовск прибывает  третий состав делегации от большевиков, под председательством Г. В. Чичерина (1872–1936) и уже без всяких обсуждений 3 марта 1918 года советская власть подписывает позорный договор.

По договору от России отторгались Польша, Прибалтика и часть Белоруссии. Большевики обязывались вывести свои войска с территорий закреплённых за Украинской Народной Республикой, признав её независимость.

Россия выплачивала 6 миллиардов марок репараций плюс уплата убытков, понесённых Германией в ходе русской революции – 500 миллионов золотых рублей.

Немецкие войска 22 апреля 1918 года захватили Симферополь, 1 мая –Таганрог, а 8 мая – Ростов-на-Дону.

27 августа 1918 года в Берлине, в обстановке строжайшей секретности, советским правительством был заключен добавочный русско-германский договор, по которому Россия обязывалась выплатить Германии в качестве компенсаций за содержание российских военнопленных контрибуцию в 6 миллиардов марок. В сентябре1918 года в Германию отправлено два «золотых эшелона», в которых находилось девяносто три с половиной тонны золота, на сумму свыше ста двадцати миллионов золотых рублей.

Прошёл всего лишь год,  как русский народ, поверивший в то, что проповедники демократических ценностей  «аптекманы» способны позаботиться о его судьбе гораздо лучше, чем православный Русский Царь, вместо ожидаемой победы получил позор и положил начало непомерной платы за своё заблуждение. Большевики, будучи профессиональными революционерами на содержании вражеских держав, заключив сепаратный мир исключили Россию из списка победителей, вырвали у неё победу и нагло обвинили во всех бедах приведших к государственной катастрофе Царское Правительство. И вся эта ложь, о большевиках – спасителях России, продолжается до сих пор.

 «Первый катастрофический удар наша страна получила вовсе не от противников, а от союзников. На предстоящую кампанию 1915 года русское военное министерство заказало на британских заводах «Армстронг и Виккерс» 5 млн. снарядов, 1 млн. винтовок, 1 млрд. патронов, 8 млн. гранат, 27 тыс. пулемётов и другие виды оружия. Заказ приняли с отгрузкой в марте 1915 года, но не выполнили вообще. Когда дошло до дела, военное министерство Англии развело руками и заявило – всю продукцию оно забрало для своей армии. Утешило, что это не беда, посоветовало передать заказ другой крупной фирме «Канадиен кар энд фаундри Ко». С ней перезаключили контракты, однако продукции опять не дождались. Потому что фирма, порекомендованная британским правительством, фактически не существовала, она обанкротилась.

 Результатом стал «снарядный голод», «винтовочный голод» и «великое отступление» в 1915-м году, когда нашим войскам пришлось оставить Польшу, Литву, часть Латвии, Белоруссии, Украины. Союзники в данный период совсем обнаглели. Шантажировали поставками оружия и пытались диктовать стратегические планы. Даже лезли во внутреннюю политику, давили на царя, открыто поддерживали думскую оппозицию. Но наша страна справилась и с этими трудностями. Справилась без западных союзников, сама. В годы войны она совершила гигантский промышленный рывок. Возникло 3 тыс. новых заводов и фабрик, прокладывалось более 1 тыс. км новых железных дорог. Выпуск винтовок вырос в 11 раз, снарядов в 20 раз, орудий в 10 раз – по производству артиллерии Россия обогнала и Англию, и Францию. Поражение на фронтах снова сменилось победами. На Кавказе взяли Эрзерум и Трапезунт, в Галиции опрокинули неприятелей Брусиловским прорывом.

Наша страна отнюдь не надорвалась, не была обескровлена… Россия готовилась к общему решительному наступлению, вооружение и снабжение теперь лились в войска широким потоком. А неприятели уже на ладан дышали, выскребали последние материальные и людские ресурсы. В армию призывали 17-летних, 55-летних. Война должна была завершиться в 1917-м году…» (Валерий Шамбаров, «Кукловоды третьего рейха»)

Но, как теперь известно, в Петроград во главе с Лениным в запломбированном вагоне были присланы профессиональные революционеры (специалисты по организации государственных переворотов), а затем пришёл из Нью-Йорка пароход с вооружёнными боевиками во главе с Троцким (Бронштейном). И при помощи этих подготовленных Западной закулисой «инструментов», как вчерашние союзники, так и противники совместно обрушили Россию в хаос.

Когда лгали на царское правительство и утаивали истину бывшие на содержании у западных держав большевики, их можно понять, им надо было оправдывать своё преступление, но когда за эту ложь упорно держатся сегодняшние коммунисты, то тут сложно понять, что движет их желанием быть наследниками государственных преступников?

 ***

В ночь на 25 апреля 1918 года из собственной квартиры в Киеве был похищен глава Русского для внешней торговли банка, через который шли финансовые операции оккупационных войск с Рейхсбанком, – Абрам Добрый. Поиски со стороны силовых структур Украинской Республики результатов не дали. Тогда германское командование само провело расследование и нашло: и заказчиков, и исполнителей, в числе которых оказались: премьер-министр, военный министр и министр внутренних дел; исполнителем оказался чиновник по особым поручениям при Министерстве внутренних дел Украинской Народной Республики.

Немецкое командование, которое при помощи Союза Освобождения Украины  сформировало две украинские «синежупанные» дивизии, одна из которых в марте прибыла в Киев, сообразило, что переданная ими в руки лукавых мазепинцев воинская сила, может сыграть с ними злую шутку, и в ночь с 26 на 27 апреля киевских «синежупанников» разоружили и расформировали. Разоружили и находившуюся на тот момент в Ковеле «серожупанную» дивизию. 

 А 28 апреля 1918 года, около четырёх часов дня, во время вечернего заседания Центральной Рады, в зал вошёл немецкий патруль, и командующий офицер, подойдя к председательскому креслу, по-русски громко объявил: «По распоряжению германского командования, объявляю всех присутствующих арестованными. Руки вверх!»

Премьер-министр В. Голубович и другие министры были осуждены военно-полевым судом по обвинению в причастности к уголовному преступлению – похищению человека.

29 апреля 1918 года в Киеве проходит съезд «Союза хлеборобов-собственников», которые, устав от социальных экспериментов поднимают вопрос о возрождении гетманата, могущего, по их мнению, в сложившейся ситуации восстановить законность и порядок; в ходе обсуждений, собрание провозгласило генерала Павла Скоропадского гетманом Украинской Державы.

Павел Петрович Скоропадский (1873–1945) –  гетман Украины с 29 апреля по 14 декабря 1918 года.

 В 1893 году окончил Пажеский корпус. Участник русско-японской войны 1904-1905 гг. , награждён Георгиевским оружием и орденом  Святого Владимира. С декабря 1905 года полковник, назначен флигель-адьютаном императора Николая II. В 1912 году произведён в генерал-майоры, командир лейб-гвардии Конного полка. Во время 1-й  мировой войны командовал гвардейской кавалерийской дивизией, в 1914 году награждён орденом Святяого Георгия 4-й степени, в 1916 году произведён в генерал-лейтенанты. Генерал-адъютант императора Николая II. 6 октября 1917 года съезд Вольного казачества в Чигирине провозгласил его атаманом. Октябрьский переворот встретил враждебно. Будучи командующим вооружёнными силами Украинской Народной Республики вёл военные действия против отрядов большевиков, но уже 29 декабря 1917 года в знак протеста против решения Центральной Рады о роспуске 1-го Украинского корпуса (в котором на самом деле не было никаких украинцев, просто бывшие императорские полки переименовывали в украинские), подал в отставку.

После прихода к власти, активно занялся государственным строительством на подконтрольной ему территории. Утвердил государственный герб, принял закон о гражданстве, ввёл собственную денежную систему, укрепил оборону, сформировав несколько дивизий, организовал Украинскую академию наук и открыл два университета. Провёл чистку в аппарате управления от представителей демократических партий и подверг репрессиям левых националистов. Стачки и забастовки были запрещены. Восстанавливается дореволюционный порядок: возвращается право частной собственности, свобода частного предпринимательства и торговли, подтверждаются права собственности крестьян на землю, землевладельцам возвращаются прежде изъятые у них земли. Принимается закон о всеобщей воинской повинности. Гетман Скоропадский добивается признания со стороны Антанты и нейтральных стран. 12-го июня 1918 года он заключает предварительное мирное соглашение с большевиками, по которому, до завершения проведения мирных переговоров, военные действия прекращаются. В это время на подконтрольной ему территории находилось не менее трети всего русского офицерства, вынужденного бежать от открывшейся на них охоты со стороны большевиков, которые, защитников Отечества и опору Государства Российского, объявили своими злейшими врагами.

Павел Петрович, будучи гетманом Украинской Державы, украинского национализма не поощрял, имея о нём своё представление:

« ...Узкое украинство – исключительно продукт, привезенный нам из Галиции, культуру каковой целиком пересаживать нам не имеет никакого смысла: никаких данных на успех нет и это является просто преступлением, так как там, собственно, и культуры нет. Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их ясно это отражает, где на пять слов – четыре польского или немецкого происхождения...  Великороссы и наши украинцы создали общими усилиями русскую науку, русскую литературу, музыку и художество, и отказываться от этого своего высокого и хорошего для того, чтобы взять то убожество, которое нам, украинцам, так любезно предлагают галичане, просто смешно и немыслимо…    Насколько я полагаю необходимым, чтобы украинцы работали над созданием своей собственной культуры, настолько же я считаю бессмысленным и гибельным для Украины оторваться от России, особенно в культурном отношении. При существовании у нас и свободном развитии русской и украинской культуры мы можем расцвести, если же мы теперь откажемся от первой культуры, мы будем лишь подстилкой для других наций и никогда ничего великого создать не сумеем».

Гетман Скоропадский в своих действиях, к сожалению, был ограничен, будучи связан условиями украинской политики, проводимой германским руководством.  Кабинет министров он вынужден был назначать по согласованию с командованием – избираемые им лица не должны были быть враждебны украинскому движению; официальным языком должен был стать изобретённый украинскими шовинистами «украинско-галицкий», и это при том, что на всей территории гетманата его никто не понимал. Но решения принимал не Скоропадский, и поэтому, в качестве посла при гетмане, оказался румынский коммунист Х.Г. Раковский (Хаим Рейковер) (1873–1941), деятельно насаждавший партийные ячейки. О том, что румынский коммунист Раковский, будучи с января 1919-го по февраль 1924-го Председателем Украинского Совнаркома, устроил на «Украине» голодомор, украинские националисты помалкивают, пытаясь во всех бедах обвинить русских людей, оказавшихся в страшных тисках инородческой власти.

                                                                        ***

Февральский, а затем Октябрьский государственный переворот, привели к безчисленному количеству стремительно меняющихся событий в России, в водовороте которых, порой сложно уследить за порядком меняющихся величин, чем и пользуются лукавые мазепинцы доказывая, что всё, чего коснулась деятельность революционных самозванцев, было исконно украинским. Для развенчания этой лжи интересно рассмотреть историю 1-го Волынского корпуса Украинской Народной Республики.

17 апреля 1918 года городе Житомире Волынской губернии началось формирование 1-го Волынского корпуса Армии Украинской Народной Республики. Командиром корпуса был  назначен генерал-майор Сергей Иванович Дедюша. И имеем мы перед собой, при поверхностном взгляде, сформированный на Украине, а значит из украинцев, украинский армейский Корпус. А что же представлял собой этот корпус на самом деле?

1-й Волынский корпус был сформирован при 25-м армейском корпусе Русской армии, в Московском военном округе, где и находился до 1-й  мировой войны. Уже во время  войны участвовал в боях на Западном и Юго-Западном фронтах, под командованием генерал-майора С. И. Дядюши. После подписания самопровозглашённой властью Советов 3 марта 1918 года позорного мира, русские войска оказавшиеся на территории их политических противников, самопровозгласивших УНР и подписавших не менее позорный сепаратный мир, оказались перед непростым для себя выбором; при том, что после Февральской революции Русской Императорской Армии больше нет, а есть «Революционная Армия свободной России». И вот 17 апреля 1918 года 1-й Волынский Корпус Армии «свободной России», превращается в 1-й Волынский Корпус Армии Украины, а его безсменному командиру присваивается звание генерал-поручика.

Но уже после 29 апреля 1918 года 1-й Волынский Корпус перелицовывают  под Украинско-державный, а генерал-майору С.И. Дядюше 24 сентября 1918 года присваивают  звание генерального хорунжего. После восстания против гетмана Скоропадского сторонников Украинской Республики, корпус зачисляют в распоряжение штаба войск Директории, а с 27 января 1919 года «украинский генерал» С.И. Дядюша – уже инспектор пехоты армии УНР.  

И подобных примеров, на основании которых мазепинцы строят свои измышления, великое множество. На самом же деле, это всё были и русские люди, и русские земли, беззаконно переименованные мазепинцами в украинские.

 ***

В январе 1918 года в Германии намечаются первые признаки революции, на быстрое развитие которой так рассчитывали большевики, затягивая брест-литовские мирные переговоры. В Германии всё проходит по тому же  общемировому сценарию: те же демократы, те же Советы рабочих депутатов, те же политические стачки, забастовки, столкновения с полицией, и те же призывы к всеобщему восстанию во имя дурманящей всех призрачной свободы.

 К лету 1918-го года демократическая пропаганда приводит к падению дисциплины в войсках. А к осени вирус демократии настолько ослабил государственный организм и повлиял на боеспособность армии, что генерал-фельдмаршал Пауль Гинденбург (1847–1934) и начальник Генерального штаба генерал Эрих Людендорф (1865–1937), 29 сентября 1918 года официально заявили немецкому правительству о невозможности продолжения войны и необходимости заключения перемирия.

 И 4-го октября 1918 г. германское правительство обращается к президенту США Вудро Вильсону (1856–1924) с просьбой о начале мирных переговоров, на что получает в качестве предварительных условий для начала переговоров требования: демократизации государства, отречения от престола императора Вильгельма II и смещение с занимаемых постов ряда политических фигур. Естественно бывших твёрдых государственников и монархистов. Как только генерала Эриха Людендорфа 29 октября отправили в отставку, в этот же день была образована комиссия по перемирию, направившаяся для ведения переговоров во Францию. А тем временем, вместо Георга фон Гертлинга (1843–1919), новым канцлером был назначен либерал принц Максимилиан Баденский (1867–1929), которому стороны доверяли начать переговоры о перемирии. Максимилиан Баденский  пробыл на своём посту недолго, как раз до провозглашения Германии социалистической республикой, но зато успел издать полезный для республиканцев указ о запрете  применения оружия против восставших.

В ответ на приказ флоту выйти в море, для сражения с английской эскадрой, чтобы снять с Германии установленную морскую блокаду, поднимается мятеж, и 5 ноября 1918 года в Киле восставшие матросы германского флота водружают на кораблях красные флаги.

9 ноября происходит вооружённое восстание в Берлине. Рейхсканцлер М. Баденский сообщает об отречении императора Вильгельма II от престола, и социал-демократы в этот день провозглашают Германию свободной социалистической республикой.

Ранним утром 11 ноября 1918 года недалеко от французского города Компъен, в штабном вагоне главнокомандующего союзными войсками маршала Фердинанда Фоша (1851–1929), было заключено Компьенское перемирие, вступившее в силу в 11 часов дня (сроком на 36 дней)  и фактически положившее конец Первой мировой войне. В то время как знаменитый Версальский мирный договор, после длительных секретных совещаний, будет подписан только 28 июня 1919 года, а его действие вступит в силу лишь 10 января 1920 года.

***

По договору о перемирии, на Восточном фронте немецкие войска обязывались отойти на позиции по состоянию на 1 августа 1914 года.

Вывод немецких войск сильно ослаблял позиции гетмана Скоропадского, чем тут же воспользовались его политические противники из числа самостийников.

После ареста республиканских министров- уголовников и свержения Центральной Рады, Симон Петлюра встал в активную оппозицию к гетману Скоропадскому, протестуя против его антидемократической политики. В итоге, 27 июня 1918 года Петлюра по обвинению в антиправительственном заговоре был арестован, но дав честное слово не выступать против гетмана 13 ноября был освобождён. И уже в ночь с 13-го на 14 ноября Петлюра осуществил заговор, провозгласивший в Белой Церкви Украинскую Директорию. Председателем Директории был избран В.К. Винниченко, уже возглавлявший правительство УНР в конце 1917-го и начале1918-го, а Петлюра становится головным атаманом Украинской народной армии.

В основу мятежа был положен призыв борьбы с оккупационными войсками, которые,  по договору о перемирии, выводились на рубежи 1-го августа 1914-го года, и оставалось без всякого кровопролития только дождаться, когда они сами уйдут, согласно намеченному графику. Но демократы в основу своего предприятия опять положили ложь, и, прикрываясь благородными целями, фактически развязали «украинскую» гражданскую войну, приведшую к ненужному кровопролитию.

Директория в составе пяти человек,  Винниченко, Петлюра, Андреевский, Швец и Макаренко, так же как и УНР, была провозглашена социалистами и к народовластию  никакого отношения не имела.

 Активистов украинизации России странным образом отличала одна закономерность – с раннего возраста у них проявлялся дух мятежности, а с возрастом, в разной степени заражённость идеологией марксизма. Под видом возрождения никому не ведомого царства свободы, они с неистовой одержимостью разрушали тысячелетний фундамент христианства, на котором покоилось благополучие России. Всех их объединяла неистовая ненависть, на основе которой строилась их идеология, и которой они заражали окружающих.  Любовь к ближнему и дух мирен, им были не ведомы. По большому счёту, они были такие же большевики, только с украинской идеей.

***

 Гетман Скоропадский, после недолгих сражений с петлюровцами, отказался продолжать взаимное кровопролитие и дал распоряжение о демобилизации. Сняв с себя возложенные на него полномочия, он под видом раненого немецкого офицера покинул пределы России, эмигрировав в Германию.

14 декабря 1918 года Петлюра занимает Киев, и провозгласив восстановление Украинской Народной Республики, 16 декабря объявляет власти Советов войну, а уже 4-го февраля 1919 года, под натиском большевиков, петлюровцы вынуждены покинуть Киев и  переместиться в Винницу. После отставки В.К. Винниченко с 10 февраля 1919 года, Петлюра фактически становится единоличным правителем Украинской Республики, и пытаясь найти себе союзников в лице Антанты, обещает отдать под их контроль основные промышленные отрасли, железные дороги и банки, фактически заведомо превращая объявленную им «независимую Украину» в колонию. Петлюра, будучи радикальным националистом-мазепинцем начинает проводить антирусскую и антиеврейскую политику, попустительствуя погромам, что конечно, не способствовало укреплению его власти.

«В 1919 году был приказ Петлюры, говоривший, что украинские офицеры ненадёжны, ибо почти поголовно стоят за объединение с Россией, и что необходимы офицеры-немцы. Называть такую армию национальной вряд ли логично. В смысле организации она тоже мало похожа на армию; некоторые части правильнее называть бандами.

4 марта 1919 года петлюровский атаман Семесенко, стоявший под Проскуровом, отдал приказ своей Запорожской бригаде перебить еврейское население. Приказ говорил, что, «пока хоть один жид будет у нас на Украине, не будет у нас спокойствия». 5 марта вся бригада – 500 недисциплинированных пьяных разбойников,  разделившись на три партии, каждая при «офицерах», вошла в город и стала избивать евреев; входили в дома и вырезывали, иногда поголовно, целые семьи. С утра до вечера перебили 3000 человек. Только один был убит пулей – православный священник, старавшийся остановить извергов… Через несколько дней Семесенко потребовал от города 500 000 рублей, после чего отдал приказ, в котором благодарил «украинских граждан» за тёплое отношение к «национальному войску», выразившееся в добровольном пожертвовании полумиллиона на нужды бригады.

 1919 году Директория приказала населению сдать деньги царского времени, имевшие ещё ценность за границей, в обмен на новые, ничего не стоящие украинские деньги; сверх того, оно реквизировало в магазинах драгоценные камни. Всё это было обменено на иностранную валюту. Вырученные суммы расходуются на армию и на заграничную пропаганду: на печать и на «дипломатическое представительство». В начале текущего года суммы, переведённые в Вену, иссякли, и число статей, появляющихся за границей в интересах «угнетённого украинского народа» сильно сократилось». (Князь А.М.Волконский, «Историческая правда и украинофильская пропаганда»)

В декабре 1918 года предъявляет свои претензии на власть и бывший соратник Винниченко и Петлюры профессор Михаил Грушевский, но не получив от них портфеля в Директории, он попытался в Каменец-Подольске создать альтернативную Директории власть с ориентацией на большевиков. Однако, после неудачной попытки совершить ещё один государственный переворот, ему пришлось бежать. И с марта 1919 года по март 1924 года он проживал в Праге и Вене.

Придя к власти, Директория принимает постановление о лишении промышленной и аграрной буржуазии избирательных прав, объявив экспроприацию церковных и крупных частных землевладений, для перераспределения их среди крестьян. Но в ходе проведения реформ был установлен лимит, который позволял иметь в собственности не больше 15 десятин, а излишки подлежали изъятию и переходили в государственную собственность, что лишало многих крестьян имевших наделы более 15-ти десятин их собственности. Таким образом, если в начале деятельностью украинских республиканцев были недовольны образованные слои населения, то вскоре в их деятельности разочаровалось и поддержавшее их в начальный период крестьянство. И если расформированные немецким командованием  «синежупанники»  и «серожупанники» вначале активно влились в ряды вооружённых сил Симона Петлюры, и победоносно входили с ним в Киев, то уже вскоре, будучи недовольными проводимой политикой, начали или дезертировать, или переходить к большевикам, обещания которых, им казались более привлекательными.

 Большевики, приспосабливаясь к сложившейся ситуации, 28 ноября 1918 года в Курске образовали «Временное рабоче-крестьянское Правительство Украины» во главе с Г.Л. Пятаковым (1890–1937), а при нём  Украинскую рабоче-крестьянскую армию под водительством  В.А. Антонова-Овсеенко(1883–1938) которая, объявила борьбу за ещё лучшую долю украинского крестьянина. И теперь против классового врага Петлюры шли под красным знаменем уже не москали с кацапами, а свои, родные «украинские» пролетарии.

В то же время Петлюра, там, где надо было искать союзников, объявив войну немецким оккупантам, нажил себе врагов. Так, когда в ночь на 1-е января 1919 года в Харькове началось большевистское восстание, то находившиеся ещё там немецкие войска, встав на сторону большевиков, выдвинули петлюровцам ультиматум: в течение суток из Харькова выйти. И 3-го января в Харьков вошли большевики.  

А тем временем, под ударами большевиков, который они осуществляли в союзе с махновцами, Директория отступает сначала в Проскуров, а затем в Каменец-Подольск, и в марте 1919 года, будучи окончательно разгромленными, остатки петлюровских войск, прижатые к пограничной реке Сбруч, прорываются в Галицию, и правительство обосновывается в Ровно.

Тут необходимо обратить внимание, что в это время существует две украинские республики УНР и ЗУНР. С первой мы знакомы, она плод Февральской революции и продолжение петлюровской национал-демократии, а вторая появилась в связи с падением  Австро-Венгерской империи.

 ***

Австрийская империя (Kaisertum Osterreich) была объявлена 11 августа 1804 года императором Францем II Габсбургским (I Австрийским) (1768–1835) королём Германии, последним императором Священной Римской империи, которая в ходе Наполеоновских завоеваний своё существование прекратила – 6 августа 1806 года Франц II по требованию Наполеона отказался от титула римского императора.

 В Австрийскую  империю входило множество национальных образований, доставшихся в наследство Габсбургам от Священной Римской империи: Чехия, Венгрия, Словакия, Закарпатье (Карпатская Русь), Воеводина (Банат), Хорватия, Трансильвания, Галиция и Буковина (Червонная Русь), а также значительная часть северной Италии (Ломбардия и Венеция).

Венгры в этом государственном образовании постоянно вели борьбу за свою независимость от власти Габсбургов. В 1848 году Венгерское королевство потрясла демократическая революция, и в 1867 году, в результате реформ государственного управления, появляется два парламента, венгерский и австрийский, общегосударственными оставались только армия и бюджет. Австрийская империя становиться двуединой монархией, и с 15 марта 1867 года император Австрийский апостолический  король Венгрии и король Богемии Франц Иосиф I (1830–1916) становится Австро-Венгерским императором.

 21 ноября 1916 года император Франц Иосиф I на восемьдесят шестом году своей жизни умирает, и на престол восходит Карл I (Карл Франц Иосиф) (1887–1922) император Австро-Венгрии, король Чехии и Венгрии, на чьи плечи и ложатся все дальнейшие трудности по продолжению войны и преодолению смуты.

В Австро-Венгрии, как и во всех странах германской коалиции, начинается одновременный подъём демократического революционного брожения, за которым стояли всё те же силы, стремившиеся сбросить последние европейские монархии.

14 января 1918 года забастовали рабочие промышленного района Винер-Нойнштадт, затем Вены, и уже 16 января стачка охватила все промышленные районы Австрии, а18-го января в Вене появляется знакомый нам совет рабочих депутатов. Тут надо заметить, что с 28-го января Берлин и другие города Германии также охватили антивоенные забастовки. Да и в далёкой Финляндии 27-го января вспыхнула революция, и появился Совет народных уполномоченных.

1-го февраля 1918 года в городе Котор (Адриатическое море) на крейсере «Сант-Георг» вспыхнуло восстание, и был поднят красный флаг. Позже восстание поддержали экипажи ещё сорока двух судов. В Киле, как мы помним, революционные матросы  поднимут красные флаги на немецких судах 5-го ноября 1918 года. Ох, уж эти революционные матросы!

1-го мая 1818 года по всей Австро-Венгрии прокатилась волна массовых забастовок; 17-го июня  в Вене начинается голодный бунт, переросший 18 июня во всеобщую забастовку.

20 августа 1918 года в Могилёве-Подольском (Винницкая область) вспыхивает восстание солдат не желающих отправляться на Итальянский фронт, а в сентябре такое же восстание солдат не желающих отправляться на Балканский фронт.

 В октябре – ноябре 1918 года в Вене коммунисты и анархисты, раскачивая революционную волну, с целью обрушить государство, начали строить баррикады.

Основные требования повсеместно бастующих: проведение демократических реформ, перемирие с Россией, улучшение снабжения продовольствием. Запад, вырастив зверя революции против России, и сам теперь попал под его челюсти.

17 октября 1918 года парламент Венгрии расторг унию с Австрией и провозгласил Венгерскую Народную Республику. Вслед за этим, 28-го октября образовалось Чехословацкое государство; 29-го декабря возникло государство Словенцев, Хорватов и Сербов; 3-го ноября 1918 года независимость провозгласила Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР); 6 ноября в Кракове было объявлено о воссоздании Польши; 12 ноября была провозглашена Карпатская Русь; 5 декабря Русская Народная Республика Лемков.

Дисциплина в армии падала, количество дезертиров возрастало и исчислялось уже сотнями тысяч, что не могло не сказаться на боеспособности армии.

На итальянском фронте, который покинули венгерские дивизии и где чешские и хорватские части прекратили борьбу, в сражении при Витторио-Венето 25 октября 1918 года Австрия потерпела сокрушительное поражение, в результате чего запросила перемирие.

3 ноября 1918 года в Вилла-Джусти (близ Падуи) было подписано перемирие с Антантой, которое предусматривало демобилизацию Австро-Венгерской армии.

11 ноября 1918 года император Карл I объявил, что отходит от управления государством, но не отрекается от престола. В дальнейшем, чтобы предотвратить возможность реставрации монархии, Карл I по настоянию стран-союзниц, был арестован и в ноябре 1921 года отправлен на остров Мадейра, где 1 апреля 1922 года в результате тяжёлой пневмонии скончался.

12 ноября 1918 года Австрийским Временным национальным собранием была провозглашена Республика Германская Австрия. Большинство населения высказалось за объединение с Германией, и 22 ноября Национальная ассамблея провозгласила, что все этнические районы Немецкой Австрии подчиняются Германии. Но это не входило в планы главных союзных держав, и по Сен-Жерменскому мирному договору (10 сентября 1919 г.) Австрии было запрещено воссоединение с Германией. Это несостоявшееся объединение суждено будет осуществить в 1938-м году уроженцу Австро-Венгрии Адольфу Гитлеру.

 Итак, мы видим в кротчайший период свершившееся торжество революции, которое 9-го ноября произошло в Берлине, 12-го ноября в Вене и 16-го ноября в Будапеште. Союзные державы, готовившие удар в спину России, через год получили такой же у себя, и тут открылось, что они были лишь пешками в чьей-то большой игре, а значит, и плоды от украинизации русского населения, на которое они потратили не мало сил, в конечном счёте, предназначались всё же не им.

 ***

Распад Австрийской империи привёл в движение все силы населявших её разноплеменных  народов, в их стремлении к строительству национально самостоятельных государств, и борьба за территории, приводила их претендентов к кровавым столкновениям.

 На территории Червонной – Галицкой Руси объявилось сразу несколько претендентов, между которыми  развернулась вооружённая борьба. С одной стороны, на эти территории претендовали мазепинцы, мечтавшие создать украинское государство, а с другой стороны, 7-го октября 1918 года Регентский совет в Варшаве заявил о плане восстановления независимости Польши, с присоединением к ней утраченных после 1772 года русских земель. На часть русских земель претендовали также Чехия, Румыния и Венгрия.

18 октября 1918 года мазепинцы создают во Львове Украинский национальный совет (УНС), во главе с Петрушевичем и Костем Левицким, и провозглашают о создании на территории Галиции, Буковины и Закарпатья «украинского государства». В качестве силовой опоры предполагались Украинские  Сечевые Стрельцы (УСС), которые, в своё время, были  сформированы ещё мазепинским Союзом Освобождения Украины для войны с русской армией. В это время из Кракова во Львов намеревалась переехать польская ликвидационная комиссия, которая 28 октября заявила о присоединении Кракова к независимому польскому государству, и намеревалась заявить о присоединении к Польше Галиции.

Опережая эти события, в ночь на 1-е ноября 1918 года, части Украинских Сечевых Стрельцов провозгласили власть Украинского национального совета во Львове, Станиславе (Ивано-Франковск), Тернополе, Золочеве, Сокале, Раве-Русской, Коломые, Снятыне, Печенежине и Бориславе. Австрийцы в этой ситуации объявили о своём нейтралитете, и Львовский гарнизон добровольно сдал оружие. В ответ на эти действия, уже 1-го ноября днём, поляки поднимают во Львове вооружённое восстание.

11 ноября в Варшаве провозгласили восстановление независимости Польши, и польское правительство направило в Галицию воинские части.

 Во время не прекращающихся уличных боёв, когда польские отряды контролировали уже большую часть города, 13 ноября 1818 года, мазепинцы провозгласи Западно-Украинскую Независимую Республику (ЗУНР), с президентом Евгением Петрушевичем, и Галицкую Армию, – с января 1919 года получившую название Украинская Галицкая Армия.

21 ноября польские войска овладели Львовом, и руководство самопровозглашённой ЗУНР переместилось в Тернополь, а вскоре в Станислав, а через шесть месяцев, под натиском польских войск, эвакуировалось в Каменец-Подольск.

Борьба ЗУНР с польскими вооружёнными силами осложнялась тем, что польское население активно включилось в партизанскую войну, оказывая поддержку польской армии. А в это время претендовавшая на Буковину Румыния, 11-го ноября 1918 года ввела свои войска в столицу Буковины Черновцы, что ещё больше осложнило ситуацию.

4 января 1919 года в Станислове Украинской Национальной Радой Западно-Украинской Народной Республики было создано постоянное правительство ЗУНР во главе с Сидором Голубовичем. Единственным союзником ЗУНР оказалась Директория Симона Петлюры, с которой 22 января 1919 года был подписан «Акт Злуки», по которому ЗУНР вошла в состав УНР в качестве западной области Украинской Народной Республики, объединив свои усилия в противостоянии польским претензиям на обладание русскими землями.

14-23 января 1919 года ЗУНР попыталась присоединить к себе Закарпатье, на которое претендовали Венгрия и Чехия, а также, объявившие себя автономиями Карпатская Русь и Русская Краина. Совершив поход в Закарпатье, 21 января в  городке Хуст ЗУНР сумела даже провести Закарпатский Всенародный Конгресс, на котором был избран Центральный Украинский Народный Совет и принята декларация о присоединении  к Украинской Народной Республике. Но Галицийская армия в столкновении с чешскими волонтёрами и венгерской полицией потерпела сокрушительное поражение.

Тем временем, большевистское Временное рабоче-крестьянское правительство Украины, образованное в Курске, переехало в Харьков, где 6-го января 1919 года своим декретом провозгласило Украинскую Социалистическую Советскую Республику, и красная армия, продвигаясь одновременно на Киев и на Донбасс, освобождала теперь «Украину»  объявленную мазепинцами, в пользу «Украины» объявленной большевиками. Для русского населения хрен был не слаще редьки.

Знаменательно, что Советская Социалистическая Республика Белоруссия (ССРБ) в составе РСФСР  1-го января 1919 года была провозглашена большевиками в Смоленске.

 Но будущая судьба западных земель русских решалась мировыми правителями, а не мазепинцами, фантазии которых враги России всегда использовали лишь исключительно в своих целях, в конечном итоге мало считаясь с желаниями своих добровольных холопов.

23 февраля 1919 года во Львов прибыла миротворческая миссия Антанты, возглавляемая французским генералом Бартелеми, для создания между воюющими сторонами демаркационной линии и прекращения войны. Между тем, французская делегация  передала польской армии 10 тысяч винтовок, 100 пулемётов и 18 самолётов. При этом Бартелеми навязывал свою линию раздела, никак не устраивавшую руководство ЗУНР. Пока тянулись переговоры, из Франции на помощь польской армии прибыли части Юзефа Халлера, семидесятитысячная «Голубая Армия», имевшая на вооружении около сотни танков. Официальной причиной прибытия  этих войск считалась защита от Красной армии. ЗУНР вынуждена была пойти на уступки, и отвела свою армию за «линию Бартелеми».

С согласия Антанты, через посредничество французских дипломатов, Румыния открыла второй фронт и 24-го мая 1919 года, переправившись через Днестр 8-я румынская дивизия заняла Коломыю, Снятын и Косов, в результате чего часть Галицкой армии попала в плен.

К началу июня 1919 года вся территория ЗУНР была оккупирована Польшей, Румынией и Чехословакией, под контролем оставался только правый берег реки Збруч –  треугольник смерти.

 Совет десяти (руководящий орган Парижской мирной конференции 1919– 1920) 25 июня 1919 года отдал территорию восточной Галиции Польше. После непродолжительных боёв с польской армией, получившей поддержку со стороны Антанты, в ночь с 16 на 17 июля остатки Украинской Галицкой Армии перейдя на левый берег реки Збруч, из Галиции были эвакуированы.

Войска Директории, совместно с остатками Галицкой Армии, воспользовавшись наступлением Добровольческой армии под командованием генерала Деникина, которое развивалось сразу по двум берегам Днепра, также перешли в контрнаступление против большевиков, и 30-го августа 1919 года, одновременно с белыми заняли Киев, но уже на следующий день, Добровольческой армией были из города выгнаны. Командование Вооружённых сил Юга России (ВСЮР) не признавало самопровозглашённую УНР и отказывалось вести переговоры с Петлюрой, считая его государственным изменником. Представители Галицкой армии, по указанию генерала М. Тарнавского, 6-го ноября 1919 года в одностороннем порядке подписали с Добровольческой армией соглашение о прекращении боевых действий. По распоряжению правительства генерал Тарнавский предстал перед судом, но уже 16-го ноября диктатор Евгений Петрушевич и правительство ЗУНР эвакуировались в Вену, а 17-го ноября в Одессе генерал О. Микитка подписал соглашение о полном переходе Галицкой армии в распоряжение  главнокомандующего Вооружённых сил Юга России.

В ноябре 1919 года ЗУНР заключила военный союз с Вооружёнными силами Юга России, а уже в начале 1920 года перешла на сторону Красной армии и была переименована в ЧУГА (Червона Украiнська Галицька армия). В апреле 1920 года, во время весеннего польского наступления, ЧУГА перешла на сторону поляков.

В противостоянии с Белой армией Петлюра решил вести партизанскую войну, привлекая на свою сторону повстанческие армии, и даже пытался вступить в союз с большевиками. Между командованием армии Директории и штабом Революционной повстанческой армии Украины было подписано соглашение о борьбе с Белой армией. В случае победы махновцам была обещана власть в автономном Александровском (Запорожском) районе. Петлюра 24-го сентября 1919 года объявил деникинцам войну, в ходе которой Белая армия вытеснила петлюровцев практически со всей территории Правобережья. Однако, от разгрома Белой армии большевиками в ноябре-декабре 1919 года, он ничего не выиграл, и когда к началу января 1920 года большевики овладели почти всей территорией самопровозглашённой УНР, остатки петлюровских войск перешли на территорию Польши.

Петлюра, получив поражение, бежал в Варшаву, где от имени Директории 21 апреля 1920 года заключил с польским правительством договор о совместной войне против Советской России, признавая за Польшей все отторгнутые ей русские земли. В ходе развёрнутого наступления, начатого 25-го апреля, поляки 7-го мая 1920 года заняли Киев и плацдармы на левом берегу Днепра. Однако, в ходе успешного наступления Красной армии во второй  половине мая, вынуждены были начать отступление, и в июне-июле 1920 года войска Юго-Западного фронта РККА нанеся поражение польским и петлюровским войскам, вышли на подступы к Люблину и Львову, но не сумев ими овладеть, в августе были вынуждены отступить. И 18 октября 1920 года, после заключения перемирия с Польшей, боевые действия на Юго-Западном направлении прекратились. Но война Польши против Советской России на этом не завершилась, поляки, получая военную и дипломатическую помощь от западных держав против России, продолжали вести захватническую войну и начатые мирные переговоры всячески затягивали. Война с Польшей завершилась 18 марта 1921 года подписанием РСФСР, УССР и Польшей Рижского мирного договора, по которому русские западные земли опять отходили под владычество Польши.  А 14 марта 1923 года совет послов великих держав признал Восточную Галичину частью Польской Республики, которая переименовала её в Мало-Польшу. С этого времени заграничное правительство ЗУНР, находившееся с 1919 года в Вене, прекратило своё существование. Её президент Евгений Петрушевич распустил все государственные учреждения и представительства, а один из его членов Кость Левицкий, переехал на место жительства во Львов. Петлюра же, опасаясь выдачи советским властям, переехал из Польши в Венгрию, а в конце 1924 года обосновался в Париже, где 25-го мая 1926 года был убит Шоломом Шварцбардом. Суд, приняв мотивы Шварцбарда: месть за евреев, погибших во время петлюровских погромов,  убийцу оправдал. Есть правда мнение, что Петлюра, редактировавший в это время в Париже журнал «Тризуб», вошёл в противоречие с масонской конторой, к которой принадлежал, и грозился что-то опубликовать. А церковь антихриста любит тишину, ей не по нраву ни колокольный, ни иной звон, нарушающий её покой.

 ***

Придя к власти большевики не сразу определились, как им поступить с новообразованной ими Украинской Социалистической Республикой, судьба  миллионов русских людей, попавших  в отведённые ими границы, долгое время находилась в неопределённом, подвешенном состоянии.

«Иудейская коммунистическая партия, которая вот уже семь лет правит Россией, всегда имела и имеет свой украинский отдел. Украинские большевики – Шумский, Савицкий, Затонский, Гринько, Касьяненко, Скрынник и другие – с самого начала играли в большевичестве некоторую роль. Но отношение к «украинству» центральной иудейской власти менялось в связи с обстоятельствами, не совсем для нас ясными. Сначала оно было благоприятным: большевики усвоили себе всю украинскую терминологию, южную Россию называли «Украиной», малорусский народ –   «украинским»; даже объявили Украину отдельной «Украинской социалистической родянской республикой» (УСРР), в которой официальным языком признавалась «мова», и возглавили её румынским болгарином Раковским.

В 1920 году большевики в отместку за участие Петлюры в польском наступлении беспощадно расстреливали «украинцев», но оставляли неприкосновенной вывеску «УСРР». Мир в Польше в Риге заключала якобы не только Российская советская республика, но и «Украинская Радянская». Приблизительно в июне 1921 года случилось что-то такое, вследствие чего приказано было устранить «мову» из присутственных мест и заменить её тем русским воляпюком, который употребляла советская бюрократия во всех остальных частях России. С весны 1923 года большевики опять возвратились к украинизации. В.В. Шульгин в свое интересной статье «8-е января» (Новое время. 17. 02. 1924. № 843) говорит о ней так: «Вот уже, кажется, год, как большевики украинизируют Украину по-настоящему: бюрократия обязана пользоваться галицийской тарабарщиной, чиновники зубрят её, проклиная, но не смея ослушаться, а в гимназиях и школах несчастные русские дети подвержены той же пытке», –  и пробует объяснить, почему это делается. Он полагает, что украинизация вводится правящим иудейством для того, чтобы закупить её и расположить к себе вождей украинства и таким образом удерживать их от погромной проповеди. Такое объяснение неправильно. Во-первых, в распоряжении большевиков наготове имеется радикальное средство прекратить погромную проповедь любого человека – это его расстрелять. В Большевии сотни раз расстреливали за подслушанное шпионом или чекистом произнесение на улице слова «жид». Во- вторых, вожди украинства, как Грушевский Винниченко, Петлюра, Порш, Ковалевский, Мартос и прочие, всегда были в достаточной степени закуплены и за совесть дружили с иудеями и служили им. Многие из них были с иудеями в родственных связях: у Винниченко жена –  иудейка, Порш родился от иудейки и т. д. Причём вожди эти не настолько влиятельны и популярны, чтобы могли побуждать к погромам или удерживать от них народные массы. Погромы стихийны, как доказывает это многотысячелетняя история иудеев, и в них всегда бывают виноваты сами иудеи. Наконец, чем объяснить, что по сведениям польских газет, с 15 июля 1924 года объявлена опять деукраинизация: вместо «мовы» вновь вводится русский язык как официальный?»   (А. Царинный,  «Украинское движение»)

Правительства Польши, Австрии и Германии по-прежнему поддерживали у себя политических украинских националистов, агентов влияния. Но это всё  в рамках прежних политических программ, предполагавших дальнейшее расширение своих территорий за счёт России. А вот по отношению к населению, оказавшемуся теперь на их территории,  велась совершенно иная политика. Если раньше поляки активно способствовали появлению в Галицкой Руси украинских общин, украинских школ и открытию во Львовском университете кафедр с преподаванием на украинском языке, то теперь всё это ими безжалостно подавлялась;  своё изобретение «Украина» и «украинец», которое ими успешно применялось  против России, у себя они терпеть не желали.

«Польское правительство «отказывалось признать любые политические устремления западных украинцев», будучи убеждённым, «что украинцы слишком отсталы для самоуправления, что они вообще являются не чем иным, как «немецкой выдумкой» (забавно, не правда ли, слышать от поляков обвинение немцев в том, что они выдумали «украинцев». – С.Р.)». В полном согласии с данной теорией «в 1924 г.  принят закон, запрещающий употребление украинского языка в государственных учреждениях». При этом «украинцев исключали из Львовского университета, закрывались украинские кафедры», а «большинство украинских школ были преобразованы в двуязычные учебные заведения, где преобладал польский язык».

 «В сентябре 1930 г. «крупные подразделения кавалерии и полиции обрушились на украинские сёла, начав кампанию так называемой пацификации (умиротворения)». «Армейские части, заняв около 800 сёл, громили украинские клубы и читальни, отбирали имущество и продукты, избивали всех, кто пытался протестовать. Было арестовано около 2 тыс. украинцев, в основном гимназистов, студентов и молодых крестьян, почти треть из них попала в тюрьму на продолжительные сроки. Украинских кандидатов в депутаты сейма посадили под домашний арест, не дав им принять участие в проходивших в это время выборах, выборщиков-украинцев запугиванием принуждали голосовать за польских кандидатов».

«Далее польское правительство отменило самоуправление в сёлах и передало их под контроль польских чиновников. В 1934 г. в Берёзе Картузской был устроен концентрационный лагерь, где находилось около 2 тыс. политических заключённых, в основном украинцев». Польская молодёжь, организованная в полувоенные вооружённые формирования, часто… терроризировала украинцев. В 1938 г. наводившая на всех ужас пограничная жандармерия провела «минипацификацию» на украинских землях вдоль границ с СССР».  (Сергей Родин, «Отрекаясь от русского имени»)

Это вам не тюрьма народов, не царские сатрапы с «Валуевским указом» да ненавистные монархи с «Эмским», это торжество самой передовой европейской демократии, о которой только и могут мечтать свободные народы.

 А мы вернёмся в свой дом, в торжество социалистической справедливости партии большевиков, они же социал-демократы, они же коммунисты, ленинцы - марксисты.

Профессор Грушевский, будучи с 1919 года в эмиграции, организовал в Вене идеологический центр украинских националистов «Украинский социологический институт». Надо полагать, что средства на это он получал из прежних своих австрийских источников. Но с 1922-го года Грушевский вдруг становится пропагандистом советской власти и в 1924 году получает разрешение на проживание в СССР.

В это время большевики готовили в Киеве профессорский процесс, на котором намечался  к ликвидации известный учёный и публицист, академик Украинской академии наук,  бывший с 1921 по 1922 г. президентом академии, Николай Прокопьевич Василенко, который  в октябре 1923 года был арестован по делу «Киевского областного центра действия» и обвинялся в конрреволюционной деятельности и шпионаже в пользу Польши и Франции. Грушевского пригласили на роль свадебного генерала-иуды для участия в торжественном заседании Украинской Академии наук в Киеве, где была принята резолюция с выражением приветствия советской власти.  Апостол сатанин, враг России и русского народа, нашёл себе вполне достойное применение у антихристовой власти, сдав  экзамен на свою верность предательством бывшего своего товарища. В1917 году, по инициативе Грушевского Василенко стал заместителем председателя Центральной Рады. Тогда это называлось: товарищ председателя.

Грушевский, как давний проповедник расчленения России, большевикам пришёлся по душе. Лучшего сторожа над научной мыслью они и не могли себе представить.

 

За свою антинаучную деятельность, оправдывающую преступления большевиков против коренного населения России, Грушевский получил роскошную квартиру, звание академика, соответствующий пост в Академии наук УССР, высокую зарплату и широкую публикацию своих лжеисторических трудов; в 1929 году избран действительным членом Академии наук СССР; С 1930-го года работал в Москве. В 1931 году, во время очередной сталинской чистки, был арестован как «буржуазный националист» по делу «Союза освобождения Украины», но вскоре освобождён. В ноябре 1934 года от заражения крови умер в Кисловодске и был похоронен с почестями. В конце 1930-х  «репрессирован посмертно», его родственники, в том числе дочь, репрессированы и погибли, а все его труды были запрещены.

« Да будет двор их пуст, и в жилищах их да не будет живущего…  Приложи беззаконие к беззаконию их…  Да потребятся  от книг живущих, и с праведными не напишутся». (Пс. 68).



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей