Авторы

16.01.2016 17:42:00
Андрей Сталинов: Здравствуйте, дорогие зрители! Творческая группа КПЕ проводит ещё одну прямую линию с Игорем Ивановичем Стрелковым. Есть вопросы, которые нам прислали заранее по почте, и вы можете задавать свои вопросы на канале Ютуб, сбоку в чате рядом с видео. Мы все вопросы будем рассматривать и транслировать Игорю Ивановичу.
Начнём с вопросов, которые нам прислали предварительно на почту.

Игорь Стрелков: Первый вопрос мы уже ответили в частном порядке.

А.Сталинов: Наталья Тихонова спрашивает: Игорь Иванович, Ваше отношение к политике всем хорошо известно. Но далее, в связи с обострением ситуации, Вам требуется политический иммунитет. Вы сильно рискуете.
Прошу Вас, станьте во главе партии с ясной патриотической идеологией. Вам нужен статус, а враги пытаются вытолкнуть Вас в маргинальное поле. Не позволяйте им этого делать.
И, собственно, вопрос: готовы ли Вы стать во главе такой партии? Если да, то считайте меня её членом.

0:01:09



И.Стрелков: Наше законодательство предусматривает достаточно сложные условия для создания, регистрации какой-либо политический партии или общественной организации, официально зарегистрированной и имеющей юридически необходимые реквизиты. В нынешней ситуации создавать какие-либо партии — это непроизводительно тратить наши не очень густые, скажем прямо, силы. Такие партии не будут допущены всё равно к выборам, как это показывает факт существования и деятельности других партий, в первую очередь, патриотической направленности. И в этой ситуации не вижу особого смысла, честно скажу, что-либо создавать.
Что касается иммунитета, то иммунитет тоже никогда никому не помогал. Если захотят каким-либо образом прикрыть нашу деятельность, то никакие корочки, никакие статусы никак в этом отношении не помогут.

0:02:20

А.Сталинов:Разрешите от себя добавить, мы уже лет десять пытаемся зарегистрировать партию, что бы мы ни делали, у нас ничего не получается.

И.Стрелков: Я ещё просто приведу пример, что даже зарегистрированные партии, такие: Партия Ветеранов, которой я пытался помочь продвинуть своего человека в Законодательное собрание Крыма — там просто была проведена мощнейшая кампания со стороны Партии Регионов (которая теперь вся состоит в Единой России, в полном составе, все украинские чиновники массово перебежали в Единую Россию), в результате — не сработало, ничего у нас не получилось. Прошли те же самые: соперник нашего кандидата, двадцатипятилетний сын местного мелкого олигарха, бывшего даже члена партии «Свобода» стал депутатом Законодательного собрания Крыма. А его отец — откровенный укроп. Ну, что поделать. Так бывает.

0:03:13

То же самое, Партия Дела, в которой состоит Максим Калашников, с которым мы часто общаемся. Допустим, на выборах в Костроме, там, где они реально могли взять определённое количество мест в местном Законодательном собрании, или даже, может быть, пост губернатора со временем — там их просто не допустили к выборам. Белоленточников допустили, Парнас и всю прочую, как говорится, оранжевую сволочь, а патриотов — нет.
Поэтому, даже если партия будет создана и зарегистрирована, административное давление достаточно сильное у нас сейчас, а выборный процесс находится весь в руках чиновников. Поэтому, что создавай партию, что не создавай партию, в нынешних условиях это будет просто пустая трата времени. На мой взгляд, по крайней мере, я так вижу.

0:04:07

А.Сталинов: Следующий вопрос от Владимира Иванова. У него три вопроса. «Хотелось бы услышать Вашу оценку общей боеспособности российской армии, а также мобилизационных возможностей Российской Федерации».



И.Стрелков: В связи с перевооружением. Новой техники у нас, это если имеется в виду то, что прошло по Красной площади девятого мая, то это, зачастую, техника, которая ещё не встала на вооружение как таковая. Она имеется в единичных экземплярах на испытательных полигонах и в центрах. То есть, говорить о том, что у нас есть новая техника… Самое новое, что у нас есть — это самолеты СУ – 34, так вот, они были полностью доработаны и доведены ещё до свержения советской власти. Новой техники, принципиально новой техники, которой у нас не было в Советском Союзе, у нас сейчас нет. Поэтому, даже обсуждать этот вопрос особо даже как-то не имеет смысла.

0:05:03

Я полагаю, что, по имеющимся у меня данным, работа идёт, по перевооружению армии и укомплектованию хотя бы теми средствами, которые у нас были, и проверены, но расценивать боеспособность я, честно говоря, не очень компетентен. В любом случае, по сравнению с армией Советского Союза, российская действующая армия, она, может быть, за исключением ядерной компоненты, — моська по сравнению со слоном.

А.Сталинов: А, вот, постоянные учения с переброской большой численности помогают компенсировать?

И.Стрелков: Учения всегда полезны. И боевая учёба полезна, и участие в боевых действиях с точки зрения подготовки армии — это всегда полезно. Опять же, поймите правильно, если я начну давать оценки, то я буду выглядеть таким же экспертом, какие трындят на телевидении, абсолютно не будучи профессионалами в данной теме. Не могу ответить на этот вопрос компетентно. Можно спросить, там, Ивашова, он всё-таки в этом более разбирается, чем я.

0:06:13

А.Сталинов: Как Вы оцениваете, возможен ли распад России на национальные республики? Какие настроения в регионах, из того, что Вы знаете?

И.Стрелков: Из того, что я знаю, настроения в регионах не самые лучшие, поскольку регионы захлёснуты кризисом несколько сильнее, чем Москва, Санкт-Петербург и другие некоторые крупные мегаполисы, и там первые ощутили нехватку средств, первые ощутили нехватку кредитов, то есть кризис уже наступил в целом ряде регионов, и настроения там, конечно, не самые лучшие. С точки зрения же распада России на составные части, то если мы позволим повторить нашей элите события 91-го года, то он будет просто неизбежен. Это всё,что я могу сказать.

0:06:58

А.Сталинов: Ну, здесь опять вопрос про сто миллионов, полученных за оставление Славянска, в каком банке храните, не боитесь ли инфляции?



И.Стрелков: Ну, не знаю, я всё пытаюсь выяснить, так же, как насчёт ста миллионов, ещё у меня две квартиры собственные: четырёхкомнатная на проспекте Вернадского и ещё какая-то с видом на Кремль. Я не могу получить до сих пор ни адреса своих квартир, ну, соответственно, мне самому бы узнать, где эти сто миллионов лежат, и также, опять, проценты же должны набежать.

А.Сталинов: Я думаю, на проценты можно было бы содержать тот склад Новороссии, который у Вас…

Стрелков: Ну, понимаете, там речь идёт не о ста миллионах рублей, а о ста миллионах гривен. По тогдашнему курсу это было четыреста миллионов рублей. Но есть же там ещё более интересная версия того, что я получил от Ахметова сто миллионов, часть из них я передал украм, чтобы они меня выпустили из Славянска, ведь он сам оплатить не мог, ему через меня надо было сделать. После этого я должен был выехать на территорию России и вывести туда свой гарнизон славянский. Но приехав в Горловку, я кинул Ахметова, решил с него содрать второй раз и занял Донецк. Вот, я кинул Ахметова, и три камаза с деньгами, вот…

А.Сталинов: Очень интересно, про отряд «Суть времени» спрашивают. Есть ли такой на самом деле?

И.Стрелков:Есть очень небольшое подразделение, которое они громко называют батальоном, но которое не насчитывает и роты. По некоторым данным около взвода в составе бывшего батальона «Восток», сейчас, я так понимаю, что они в составе одиннадцатого полка армии ДНР, если я правильно понимаю, если они, конечно, туда перешли. То есть, при мне таких подразделений не было, где они принимали участие в боевых действиях, я не знаю, там реально вроде бы у них были погибшие. Ничего не хочу сказать ни плохого, ни хорошего о людях, потому что не знаю. В любом случае, те бойцы, которые находятся на фронте — если они находятся на фронте — они заслуживают уважения не зависимо от того, «Суть» ли они «времени», или ещё какой-то организации.

0:09:03

А.Сталинов: Игорь Иванович, Вас спрашивают здесь о настроениях в Одесской, Николаевской, Херсонской, Запорожской областях. У Вас есть информация?

И.Стрелков: Как всегда. То есть, настроения — конечно, того подъёма, тех ожиданий, которые были в 2014-м году там уже, естественно, нет, никому не хочется превратить свой удел в поле боя с непонятными целями и, фактически, без какой-либо гарантии присоединения к России. Там, естественно, население подвергается массированной пропаганде, оглушающей, я бы даже сказал. Конечно, количество сторонников Новороссии там заметно уменьшилось, но они по-прежнему есть. Просто они вынуждены прятаться, вынуждены, как бы, не показывать себя, чтобы не оказаться просто в тюрьме.



0:09:50

А.Сталинов: Ну вот, кстати, параллельно, Вы затронули тему, ведь большая деморализация, в том числе, в ДНР, потому что люди страдают, а непонятно, как бы, за что они страдают. Если вначале были некие идеи, вот эти народные республики, Новороссии, Новороссии как части России, и Новороссии, как источника возрождения России, и с воодушевлением это всё воспринималось, — то сейчас люди видят, что нет движения к этому образу, нет продвижения, а страдать люди продолжают.

И вот, в этом плане сейчас, слышал, Захарченко объявил о том, что будет продвижение к образу, который назвал СССР, там есть такие слова, как «справедливость», «социальное», «равенство», — то есть, вот, как Вы оцениваете, насколько это возможно в нынешней структуре?

И.Стрелков: Я, вообще, слова Захарченко, человека, который говорит вещи, абсолютно не связанные с реальностью, — вообще не могу оценивать. Но ничего принципиального в Донецке и Луганске с точки зрения социальной справедливости, восстановления, или даже шагов к восстановлению, не произошло. То есть, это просто пустые слова, пустой трёп.
Ну, собственно, Саша этим всегда отличался, что там говорить. Ещё при мне, в мою бытность там, я просто стремился тогда не вносить сумятицу, но достаточно примеров, когда он откровенно лгал. Он очень лживый человек. То есть, это просто пиар. Пиар, с целью поднятия своего не очень-то высокого авторитета среди населения.

0:11:33

А.Сталинов: Понятно. Тогда следующий вопрос, Середа Сергей: «Что нужно для того, чтобы Россия, русский народ стали возрождаться, и как именно?»

И.Стрелков:Ну, это такой вопрос, по которому надо целую книгу писать. Ну, как? Что нужно? Во-первых, нужно, вообще, просто понять, что нас ждёт, и в первую очередь, перед тем, как возрождаться, мы должны остановить падение. Потому что сейчас происходит и образовательное, и культурное падение нашего народа. Отупление: вот, достаточно посмотреть телевизор, и сравнить с ситуацией даже десятилетней давности — насколько пошлее стало наше телевидение, насколько пошлее стала наша культура. Мы скоро приблизимся по уровню политической и общей культуры, действительно, к Украине, где дерутся в парламенте и плюют друг другу в лицо в прямом эфире. До этого недолго осталось, на наших телешоу примерно уже близок градус.

Поэтому, прежде чем говорить о возрождении, необходимо хотя бы остановить падение, оно продолжается. Наука, культура, образование — всё это фактически уничтожается. В первую очередь необходимо восстановить то, что утеряно. Начать восстанавливать, а потом уже делать следующие шаги.
Повторяю, ну, примерное понимание, допустим, у меня есть, но в рамках вот такого «вопрос-ответ» — не очень удобно, это очень огромная тема. Может быть, в рамках дальнейших вопросов я смогу ответить на этот вопрос.

0:13:04

А.Сталинов: Ну, хорошо. Вопрос от Алексея. «Скажите, хватит ли людей ополчения, чтобы дойти до Киева?

И.Стрелков: Ополчение в своём нынешнем состоянии наступать не способно.

А.Сталинов: Но, вот, Игорь Иванович, очень много сейчас появляется видео ополченцев, которые с самого начала были, и сейчас выходят из структур…

И.Стрелков: Да вон сейчас двое сидят у меня в соседнем кабинете, которые вышли, вот, буквально, не так давно, а воевали с самого начала, ещё начиная со Славянска.

А.Сталинов: В чём основная (причина), вот, очень много людей, действительно, уходят, которые были с самого начала?

И.Стрелков: Потому что отношение сейчас со стороны военных властей к добровольцам просто ниже всякой критики. Нынешним командирам так называемой «регулярной армии», им не нужны солдаты, им не нужны бойцы, им нужно быдло, которое они будут обирать и им будут помыкать. Которое можно не снабжать, не кормить, не одевать, и к которому можно относиться так же, как к солдатам срочной службы самого низкого пошиба, в самых плохо организованных частях. То есть, «копай отсюда и до обеда», чисти командиру сапоги…

Идейные добровольцы, которые пришли воевать, в такой ситуации не нужны. Они были нужны, пока шла война. Этим командирам, в рамках этих минских соглашений — им не нужны солдаты, им не нужны бойцы. Они всё равно на фронт не ходят. Они к фронту ближе, чем на несколько километров не приближаются, и рассчитывают отсидеться даже в случае возобновления решительных военных действий.

А.Сталинов: Так Вы считаете, что они надеются, что их Россия в случае чего защитит?

0:14:41

И.Стрелков: Я думаю, что если Россия не защитит ДНР и ЛНР, то ополчение удержаться в случае генерального наступления противника не сможет. Это ясно всем ополченцам, кроме откровенных очковтирателей, которые иногда тут пропагандистам освещают о том, как повысилась боеспособность.

Да, если бы тому ополчению, которое было в 2014-м году дали бы ту технику, которая есть сейчас у регулярной армии, то тогда мы бы действительно могли бы, тогда пойти до Киева, когда Украинская армия была ещё в стадии, ну, скажем так, полного морального разложения, и абсолютно не была готова вести войну всерьёз.

Но современное ополчение, с его нынешним моральным духом, мягко говоря, не очень высоким, с его нынешними командирами, я не про всех говорю, но про значительную часть, — оно наступать просто не способно. Оно и обороняться-то неспособно будет при масштабном ударе врага, учитывая, что укры превосходят, как минимум, в три раза, в живой силе. Как минимум. На главных направлениях, естественно, они будут превосходить и в пять, и в семь раз.
Я не буду озвучивать здесь цифры, которые у меня есть, сколько людей реально находится на передовой. И кто им противостоит. Потому что, опять же, эта информация, она… Кому надо — они её и так знают. А подымать панику или ещё что-то я просто не буду.

0:16:09

А.Сталинов: Ну и, как бы, продолжение, все, практически, ополченцы говорят, что если начнутся, действительно, боевые действия, они в любой момент готовы вернуться, для того, чтобы поддержать.

И.Стрелков: Если будет время, когда возвращаться.

А.Сталинов: Вот как раз про это время и хотелось бы узнать. Реально ли это, насколько это реально?

И.Стрелков: Если начнутся снова активные боевые действия, и если будет возможность собраться, потому что если противник нанесёт удар неожиданный, то, может, не будет возможности ни собраться, ни получить оружие. Толпа в тысячу человек, даже если её вооружить, останется толпой в тысячу человек. Её надо организовать, назначить командиров, она должна сработаться, она должна чему-то научиться, приучиться действовать совместно. А толпа, она ничего сделать не сможет. Тогда только, если её организовать нормально и подготовить, она станет воинской частью, воинским подразделением.

0:17:08

Да, я верю в то, что ополченцы, бывшие добровольцы, которые по разным причинам ушли из вооружённых сил Новороссии, ушли из этих армий ДНР и ЛНР, их корпусов, что они в случае боевых действий массово придут обратно, хотя бы потому, что очень много людей ко мне обращаются, что, если я решусь вернуться, (как будто это от меня зависит), то тогда они тут же готовы снова встать в строй. Очень много там, как минимум, сотни человек зарегистрировались у нас с этой целью.

А.Сталинов: Чтобы в случае чего, встать под ружьё. Да?

И.Стрелков: Да. Я думаю, речь может идти о тысячах людей, как на территории России, так и на территории ДНР и ЛНР. Но, естественно, они рассчитывают на то, что эта война будет до победы, а не до очердного, там, до минска-3 или до минска-4.

0:18:04

А.Сталинов: Ну, тут, наверное, самый важный вопрос: за что, собственно, биться?

И.Стрелков: Ну, пока необходимо биться, тем, которые там находятся, просто, чтобы защитить от зачистки Донбасс. Если украинская армия с боем выйдет на границу, то пойдёт массовая зачистка, мы получим сотни тысяч беженцев. Они ничего не забудут и ничего не простят, это можно точно гарантировать.

А.Сталинов:Следующий вопрос, возможно, Вам уже раз тысячу задавали его: возможно ли Ваше возвращение в Новороссию? — ну, традиционный уже вопрос.

И.Стрелков: Ну, традиционно и отвечаю, что пока в силе, пока идёт минская бодяга, так называемая, пока идёт возня с этим мертворожденным ребёнком, который, заранее было известно, что это абсолютно нежизнеспособный договор, — мне там нет места. Там будет место для пушилиных, и прочих клоунов, прямо скажем, откровенных клоунов, которые приписали себе чужие заслуги, и делают вид, что они управляют ситуацией.

0:19:10

А.Сталинов:Игорь Иванович, Вы очень критикуете всегда минские соглашения. Вы не считаете, что возможен такой сценарий, что, пока нет войны, киевская хунта сгрызёт сама себя? Ввиду нарастающих проблем, …

И.Стрелков: Я уже много раз сравнивал ситуацию с соревнованием, допустим, двух боксёров. У которых есть рефери. Боксёры лупцуют друг друга. Рефери остаётся в стороне от боя, и, более того, как только он чувствует, что один из боксёров ослаб, он тут же останавливает бой, даёт отдышаться, назначает штрафные очки, просто привязывает одному из боксёров руку к телу, чтобы он слишком там, ну, или, там, вкалывает ему замедляющий укол.

Причём, рефери вообще не заинтересован в том, чтобы один из боксёров выиграл. Он заинтересован в том, чтобы они как можно сильнее друг друга измотали, избили, а желательно — умерли оба на ринге. И он будет поддерживать того более слабого боксёра максимально, столько, сколько ему для этого потребуется. И в данном случае единственным, кто получит приз в результате этого безсмысленного, с точки зрения результатов, боя — это рефери.

И пока мы, Россия, согласны играть по этим правилам, никто никуда не развалится. Соединённые Штаты будут поддерживать Украину ровно настолько, чтобы она не упала. Чтобы она продолжала вытягивать из России кровь, ресурсы, чтобы этот фронт оставался живым, и чтобы, не дай Бог, рана эта не затянулась. Вот что будет происходить.
Но победа Украины над Россией и сильная Украина Соединённым Штатам тоже совершенно, абсолютно не нужна. Американцы рассматривают Украину как часть большой России. Вот, вся большая Россия должна быть уничтожена. В том числе, и Украина.

0:21:14

А.Сталинов:Тут вопрос на духовную тему. Не секрет, что официальные структуры Православной Церкви, Московский Патриарх, его автокефалия представляет из себя больше политическую, нежели… Про Церковь, короче, вопрос. Задачи эта организация выполняет земные: сохранить богатства… Вопрос, который, в принципе — перефразирую покороче — возникает у всех, кто сталкивается. Ведь люди поднимались, сколько ребята и иконки носили, то есть, все считали себя православными людьми. Поддержка Церкви не очень чувствуется на той стороне, русской. Вопрос: почему, как Вы считаете, не видно более активной деятельности Церкви? В чём дело, в том, что она погрязла…

И.Стрелков: Ну, Вы сами ответили на свой вопрос. Если на уровне рядовых священников, монахов, и других священнослужителей нам очень часто оказывалась очень искренняя помощь, и духовная, и материальная, то на уровне организации мы наблюдаем ту же самую картину, что у нас с нашим государством. То есть, Церковь, которая должна была, по идее, поддержать тех, кто поднял на знамя лик Спаса Нерукотворного, благополучно спрятала по‑страусиному голову в песок, исходя из своих меркантильных, материальных соображений. Всё. И другого ответа на это быть не может.
Это касается что Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, ну, и нашей Русской Православной Церкви в целом. Предпочли, как говориться, кесарю — кесарево решили отдать, в первую очередь, а Богу — Богово, ну, — это отдельная тема.

0:23:06

А.Сталинов:Понятно. Ну, вот поэтому, видимо, и происходят эти процессы, там, на Украине, вот эти захваты…

И.Стрелков: Понимаете, есть такая хорошая поговорка: «Скупой платит дважды». Вот, скупой платит дважды, пытается и… Помните слова Черчилля: кто хочет избежать войны ценой позора, получит и позор, и войну. Вполне можно применить по отношению к позиции нашей Церкви. Получат и разорение, получат и по полной степени унижение, лишатся всего, ещё и обретут позор и потом будут рвать на себе волосы.

Такая же ситуация была и во время гражданской войны, и, особенно, после, в России, когда многие очень иерархи и священники рвали на себе волосы: «Ах, почему же мы не поддержали царя? Ах, почему же мы признали временное правительство, как же так?». — Ну, вот так вот. Вот так. Потом лишились просто всего. Пошли на сговор с властями, то есть, с властью мирской, и вот, получили то, что получили.

Такое в истории было много раз. В Византии, кстати говоря, тоже. И не один раз такое было. Не хочу развивать эту тему, я думаю, что всем искренним людям, в том числе и верующим, всем всё ясно. Почему, как и что. Когда золотой червонец ставится выше идеи, то есть, отстаивания своей веры, то всё идёт тогда так.

А.Сталинов:Понятно. Спасибо, Игорь Иванович, так смело, вообще, говорите о Церкви.

И.Стрелков: Ну, извините, что значит: смело говорите о Церкви? Я являюсь полноправным членом Русской Православной Церкви, как верующий, как мирянин. В этом отношении, конечно, я не являюсь ни священником, ни монахом, ни, тем более, епископом, но я имею право высказывать своё мнение. Если я не буду иметь права высказывать своё мнение, это будет уже не церковь, это будет секта.

0:25:17

А.Сталинов:Перейдём к следующему вопросу. «По Вашему мнению, почему ДНР и ЛНР движутся параллельными путями, как отдельные структуры?»

И.Стрелков: Потому что это им сказали сделать московские кураторы. Вот и всё, весь ответ. Потому что это, опять же, связано с минскими соглашениями. Запихивать в состав вот этой бывшей Украины целую Новороссию никому не нужно, а вот отдельные районы Луганской и Донецкой областей — это легче намного.

Поэтому, пока продолжается возня с минском, опять же, безсмысленная и безтолковая, будет продолжаться вот это всё, и абсолютно нерациональные с нормальной точки зрения действия по отношению к территориальным образованиям этим. Им не дадут объединиться.

Кроме того, не надо забывать, что, как везде, где во главе ставятся абсолютно корыстные и безыдейные люди, на самом деле, везде начинается борьба мелких самолюбий, и каждый, конечно, хочет быть первым на деревне. Помните, как Цезарь Юлий, «если бы мне предложили быть первым в этой деревне или вторым в Риме, я бы выбрал эту деревню», да? Ну, Цезарь был Цезарем, а Захарченко с Плотницким, в общем-то, и в подмётки ему не годятся, тем не менее, принцип ясен.

0:26:46

А.Сталинов:Снова вопрос о разворовывании гуманитарки и сбыте её через розничную сеть. Вот, Игорь Иванович, за то время, когда мы с Вами сотрудничаем, у меня пропаж не было, за то время, пока мы возим через Вас гуманитарку. Есть ли у Вас информация, о том, что…

И.Стрелков: Да, есть у меня информация, и довольно много, но эта информация, поскольку мы не обладаем возможностями, финансовыми и организационными, содержать там инспекции, которые бы документировали факты, поэтому, скажем так, приводить, вот просто, такая-то партия ушла туда-то или туда-то, я не могу, нет у меня такой возможности. Но то, что гуманитарка продаётся в магазинах даже за пределами ДНР и ЛНР, в том числе, на остальной территории Донбасса, даже за пределами Донбасса — это факт, мне много раз об этом сообщали.

Но поймите здесь следующее. Контролировать то, что везут на белых Камазах, другие виды гуманитарки, мы не можем. Опять же, даже бывало и такое, что даже наши, с наклейкой «Движение Новороссия Игоря Стрелкова», продукты продавались в магазинах в некоторых местах, такое тоже было. Но это означало только то, что те люди, которым мы доставили этот груз, решили отчасти его монетизировать, только и всего.

А.Сталинов: А, Игорь Иванович, как Вы думаете, чем продиктованы такие действия? То есть, люди оказались в безвыходной ситуации, пришлось продавать, или…

И.Стрелков: Я не знаю. Я знаю только одно: корыстных людей там более, чем достаточно. Особенно во власти. Ну, если донецкая и луганская власть фактически является ставленниками местного олигархата? Идейных людей там всех выдавили давно. Кого-то посадили, кого-то выдавили, кого-то откровенно убили, как Алексея Мозгового, или Ищенко, или Дрёмова, наиболее конкретный пример.

0:28:46

А.Сталинов:Следующий вопрос — «Союз Добровольцев Донбасса» Бородая. Что это — действительно, союз, или, скажем, профсоюз ополченцев, или попытка Бородая вернуться в публичную, общественную или даже в политическую деятельность?



И.Стрелков: Ну, здесь, на самом деле, всё проще, это очередной симулякр имени Владислава Юрьевича Суркова. Собственно говоря, на его деньги — то есть, на государственные деньги, естественно, Владислав Юрьевич своих никогда не тратит — вот, создаётся на государственные деньги симулякр, во главе которого поставлены люди, не имеющие к ополченцам Донбасса ровно никакого отношения. Потому что сказать, что Бородай там воевал где-то, или, там, Пинчук, или, там, ещё некоторые представители. Ну, там есть, действительно, реальные ополченцы, но их очень немного. Но у руководства там, фактически, чиновники, которые сделали для Новороссии намного больше вреда, чем пользы. Но они, зато, послушные, они полностью системные.

Поэтому, надо как-то обращать внимание на российских добровольцев, которые вернулись оттуда, надо их как-то окормлять, вешать им на уши лапшу, ставить ложные задачи. Ну и, в конце концов, если произойдёт, как я понимаю, какая-то смута, чтобы они не выступили в защиту Российского государства, а сидели по команде своих вождей. Вот для это это всё и создано.

0:30:10

А.Сталинов:Понятно, то есть, если не можешь это движение полностью…

И.Стрелков: Классически, не можешь предотвратить — постарайся возглавить.

А.Сталинов: Вы видите именно вот это?

И.Стрелков: Абсолютно точно. А другого ничего нет. Учитывая, опять же, что мы о них обычно вообще не говорим никогда, даже их не упоминаем. То есть, я вот в своей деятельности вообще не думаю ни о Бородае, ни о СДД, а у них там ведётся постоянная пропаганда в отношении меня, в отношении Движения Новороссия, в отношении СВОДа, что мы все, про эти сто миллионов и так далее, там, чуть ли мы не все агенты СБУ сплошняком. То есть, они нацелены против нас. Они не для помощи ополчению созданы, не для помощи ветеранам, не для помощи раненым — они созданы для того, чтобы мы не получили авторитета среди… Или наш авторитет, наоборот, уничтожить. Только и всего. Это их задача, основная. Для этого в них брошены неплохие деньги.

Мы не можем себе позволить кому попало давать значки размером с чайное блюдце, и поить виски, и собирать по 700 человек в зале. На это, извините, никаких средств не хватит, тем более, тех, которые собираются на гуманитарные нужды.

0:31:30

А.Сталинов: Следующий вопрос как раз по убийствам. Убийствам Беднова, Ищенко, Мозгового, Дрёмова. Это дело рук Украины или Плотницкого и его команды? Ну, действительно, странно, что в ЛНР все эти убийства?



И.Стрелков: Ну, во-первых, в ДНР тоже есть, как говорится, там и аресты есть. В ДНР просто все наиболее знаковые фигуры были отсечены практически сразу. А в ЛНР, где уровень организации и централизации был значительно ниже с самого начала, там на долгое время сохранились фигуры, официально не подконтрольные. Вот их сейчас и устраняют.
А с моим уходом из ополчения ушло достаточно много людей, которые там командовали подразделениями, они не имели широкой медийной известности, но играли важную роль. Некоторые люди исчезли, никто не знает, где они находятся. Но это люди среднего звена, о них просто мало кто знает.

0:32:31

Но это всё сказки, про украинские ДРГ. Конечно, это следствие политической, может быть, в некоторой степени, по отношению к каким-то людям, коммерческой, внутренней борьбы. Когда на руках у населения огромное количество оружия, когда власть укомплектована, в значительной степени, представителями мафии, там, организованных преступных групп, то, конечно, они будут действовать привычными им методами. Мешает человек — его будут убирать. Ну, а поскольку идёт война, то очень удобно свалить на противника.

В свое время Думенко, насколько я помню, во время Гражданской войны был такой легендарный комкор, — тоже расстреляли и списали всё на белых, там, или на белобандитов. Также ещё погиб ряд командиров Красной армии, выходцев из повстанческих движений, которых, в общем-то, убрали и списали всё на махновцев, на других.

А.Сталинов: То есть, приёмы не меняются.

И.Стрелков: Пока существует человечество, природа не будет меняться. То, что было при царе Хаммурапи, то же самое продолжается и здесь. Человеческая психология не меняется от того, пользуется человек компьютером или палкой-копалкой.

0:33:44

А.Сталинов: Следующий вопрос как раз о нахождении в застенках спецслужб ДНР ряда ополченцев, в том числе, и граждан РФ.

И.Стрелков: Я знаю, что такие факты есть, но комментировать их я не могу, поскольку, опять же, нет у меня сейчас никакой возможности не то, что влиять, но даже и узнавать информацию от данных спецслужб напрямую: за что они задержаны, как задержаны? Наверное, среди них есть и люди, которые конкретно виновны в чём-то. В конце концов, там очень много беспредела сейчас происходит, и криминального, в том числе.

А.Сталинов: Игорь Иванович, вот, меня всегда мучил этот вопрос. Командиры, у которых вот так сформировалось, ополченцев, ну, ребят надо кормить, одевать, и так далее, финансирования централизованного не было, обезпечения централизованного не было. Понятно, что многим командирам приходилось поступать, то, что по законам мирного времени расценивается как преступление. Вот как такие случаи реально оценивать? Я больше чем уверен, что их будут использовать против неугодных.

И.Стрелков: Оценивать такие случаи надо в первую очередь с точки зрения того, что во всех преступлениях, которые сейчас происходят там, в первую очередь, виновата власть, которая не ввела военного положения. Не введено военное положение, не введена карточная система, не введены военные суды. Поэтому всё, что происходит там сейчас — это преступления, в первую очередь, со стороны власти, с самого начала. Как только оттуда уехал я, сразу были отменены законы военного времени. Сразу.

0:35:18

А.Сталинов: Но комендантский час остался.

И.Стрелков: Ну, комендантский час остался, но законы военного времени — это не только комендантский час. Это военное судопроизводство, ускоренное. Это военная, пусть экстремальная, но законность. В условиях же, когда идёт война, но при этом действуют мирные законы, — в результате мирные законы не работают вообще, законности нет никакой, это широчайшее поле для, с одной стороны, бездействия, не взятия на себя ответственности ни за что, а, с другой стороны, произвола.

Вот всё, что там происходит, со стороны, на самом деле, властей — это произвол, по определению произвол. Потому что никакими законами мирного времени никакие вот эти превентивные аресты, когда людей без суда и следствия на год, на два заключают под стражу, они не могут быть оправданы. Про-из-вол. И поэтому, прежде чем обвинять людей других в том, что они пытаются, там, что‑то делают неправильно, каким-то образом кого-то там обирают, что-то там отнимают, — сначала у себя порядок наведите, в законодательстве, а потом уже предъявляйте требования, для всех одинаковые, для всех.

0:36:25

Если Вы запрещаете пьянствовать, так не пейте сами. Жрут, как свиньи, командиры. Как свиньи жрут. А потом ещё пытаются солдат наказывать за то, что они пьют. В конце концов, идёт война, но при этом существует контрактная армия, в которую сегодня за пятнадцать тысяч пришёл служить, захотел — взял, уволился.

Какая это война? Это просто бардак, свинарник сделали, откровенный свинарник. Во всём: в экономике, в социальной сфере, в военной сфере — везде свинарник. Хотя бы потому, что просто игнорируются базовые принципы ведения любых боевых действий, любого чрезвычайного положения.

Ну, опять же, надо спрашивать с кураторов. Извините, вот, надо брать сурка за хвост и трясти его, это оттуда ноги растут.

А.Сталинов: Было много информации, что Суркова отстранили… Правда, информация, мягко говоря, неофициальная.



И.Стрелков: Ну, все его люди там остались. Все его назначенцы остались там, на постах. От того, что изменилось руководство, что-то изменяется? Это примерно как здесь у нас сейчас, в России. Вот как Грефа не корми, он всё на Запад смотреть будет. Так и здесь. Кто поставил этих, извините за выражение, ублюдков двух во власть? Вот как они встали, так ни и стоят.

0:37:56

А.Сталинов: Следующий вопрос как раз про связь Захарченко и Ахметова. Насколько это соответствует действительности?

И. Стрелков: Соответствует действительности. По моим данным, да. Вскрывать детали не буду, но связь через криминалитет поддерживается постоянно.



А.Сталинов: Но то, что гуманитарная помощь, это не есть ли выкуп своих предприятий?

И.Стрелков: Ну, в какой-то степени, возможно, да. И плюс, это очень хорошая агитация населения в плане того, что у Ахметова гуманитарная помощь организована прекрасно, доставляется лично в руки. У него достаточно средств для того, чтобы создать центральную сеть для раздачи этой помощи. а помощь ДНР и ЛНР — она вся идёт неизвестно куда и непонятно как для населения, непрозрачно.

То есть, Ахметов просто даёт людям возможность наглядно сравнить: вот, смотрите, вот я, красивый и любимый, видите, вот, народ, я каждому пятикилограммовые посылки, а вот — ДНР и ЛНР, белые Камазы — кто знает, куда они идут, эти Камазы? Никто.

0:38:58

А.Сталинов: Ну, один раз была попытка показать.

И.Стрелков: Дело в том, что белые Камазы наверняка идут, — даже не наверняка, я сто процентов уверен в этом, и знаю, — они идут в значительной степени на обеспечение социальных объектов, школ, больниц, и так далее, и так далее. Но для населения, для всего населения Донбасса, когда это было особенно остро нужно, да и сейчас, это капля в море от потребности. Капля в море. И при всём желании невозможно, даже если разделить там эти Камазы на пайки ленинградского образца, всё равно всем не хватит.

Для того, чтобы решить гуманитарную проблему Донбасса, необходимо перезапустить экономику, а чтобы перезапустить экономику, необходимо, во‑первых, открыть границу и окончательно определиться, что Донбасс — не часть Украины, либо он самостоятельная республика, либо — часть России (дружественная для России самостоятельная республика). Тогда можно будет перезапустить экономику и дать людям возможность самим накормить себя.

На Донбассе люди умеют работать, хорошо умеют работать, они смогут сами себя прокормить. Но созданы все условия, когда они этого не смогут сделать, при всём желании. И никакая гуманитарная помощь в этом отношении не поможет, не удовлетворит и сотой части реальных потребностей.

0:40:13

А.Сталинов: Ну, вот, кстати, тогда вопрос, в логике этого. У населения ДНР, практически, блокада с двух сторон: Украина и Россия.

И.Стрелков: Во многом, да.

А.Сталинов: Насколько, Вы считаете, осознано руководство России осуществляет эту блокаду?

И.Стрелков: Я считаю, что руководство России действует по принципу, как уже много раз говорил, шизофрении: одной рукой помогает, другой — наоборот, делает всё, чтобы нивелировать данную помощь.



Это не только по отношению Донбасса, и по отношению к Украине: одной рукой мы воюем с Украиной, там, в той или иной степени, поскольку ясно, что мы поддерживаем республики мятежные, а другой рукой мы им гоним газочек, уголёчек, и всё остальное прочее, энергию.
Эта война, в общем-то, такое впечатление, что у нас, наши олигархи и чиновники играют в войну. Они сами её на себе не чувствуют. Но игра постепенно выходит у них из-под контроля. Она уже вышла у них из-под контроля. И даже на них потихонечку начала отражаться, судя по западным санкциям. А уж как она отражается на стране, на России, я думаю, всем заметно.

А на Донбасс — ну, это просто слов нет. Просто, если бы вот эти чиновники, которые принимают решения, они взглянули в глаза, своими глазами, на то, что они натворили на Донбассе своей трусливой нерешительностью и попытками поставить собственные коммерческие, личные интересы выше интересов миллионов людей, то, я думаю, они бы немножко по-другому себя вели.
Ну, а пока они сидят в тихих кабинетах и перезваниваются с дочками и сыночками, и внучками, которые у них живут за границей, всё будет продолжаться по-прежнему.

0:42:08

А.Сталинов: Игорь Иванович, а насколько вообще, действительно, моральная эта вот ответственность за жителей Донбасса, ведь, всё-таки, они же жили на территории другого государства?

И.Стрелков: Моральная ответственность бывает у тех, у кого есть мораль. Если у людей нет морали, то никакой ответственности они не чувствуют. У нас с 91-го года культивировался культ бабла, извините за выражение, за жаргон. «Бабло побеждает зло» — это я слышал даже от людей, практически вхожих в администрацию президента, и что это там нормальное явление. Какая мораль? Какая у них мораль может быть? Жуликов и проходимцев? У них никогда не будет морали.

Вы понимаете, что у нас реально попало с 91-го года, и вот, ничего не изменилось у нас, к сожалению, до сих пор, во власть попало гигантское количество Остапов Бендеров. Вот Сурков — это классический Остап Бендер, попавший во власть. И он переквалифицировался не в управдомы, а в советники президента, с огромнейшими полномочиями. Но он продолжает вести себя как Остап Бендер.



И он играет, кстати, игрок великолепный. Помните знаменитую песню, да? Вот, реально, если бы её спел Владислав Юрьевич Сурков, это вот полностью соответствовало его поведению. И, кстати, не только его. Только он реальный игрок, а некоторые просто тупо воруют, как крокодилы, задача схапать побольше и утащить в тину, чтобы тихо переварить и сожрать.

А.Сталинов: Ну, опять-таки, образ из тех же «Двенадцати стульев», да?

И.Стрелков: Ну, их море просто. Шура Балаганов. Шура Балаганов — это Захарченко. Классический Шура Балаганов. Что он делает, он не понимает, но руки сами просятся.

0:43:51

А.Сталинов: И тогда по поводу войны, Игорь Иванович, ведь если Россия, действительно… Руководство России может опасаться, с моей точки зрения, ожесточить полностью население Украины против России такими активными действиями.

И.Стрелков: Ожесточение, в первую очередь, нагнетается. Поймите, что из Украины, в любом случае — будет война, не будет войны — из неё всё равно стремятся слепить антирусский проект. Больше ни для чего Украина Соединённым Штатам и мировой олигархии не нужна. Ну, вообще не нужна. Не нужна им никакая самостоятельная Украина.

Посмотрите на их несчастных националистов. То-то идиоты. Просто идиоты. Я ведь с некоторыми из них знаком ещё по реконструкции, по общению. Они просто свихнулись. Они всерьёз полагают, что им дадут создать какую-то национальную Украину. И от кого они ждут помощи в этом? От Европы? Где, извините, однополые браки, одна страна за другой? Какая национальная идея?

А.Сталинов: Ну, там идёт полная денацификация.

И.Стрелков: Идёт не только, денацификация — это неправильный термин, образца сорок пятого года, идёт самоуничтожение Европы, самоубийство Европы, управляемое самоубийство. И они что, рассчитывают, что им дадут создать какое-то более-менее приличное государство? Нет. Нужно только как сырьевой придаток, поставщиков наёмников, проституток и дешёвой рабочей силы. Всё. Больше ничего им не нужно, Европе от Украины.

0:45:31

А.Сталинов: По Вашему мнению, насколько реальна провокация Украины против Приднестровья?



И.Стрелков: Очень реальна. В принципе, Приднестровье настолько уязвимо, на самом деле, настолько удобно там провести любые провокации, просто его захватить, что я думаю, обязательно, рано или поздно, встанет этот вопрос. Просто, опять же, мы стремимся уходить от проблем.

Мы не знаем, какие подпольные переговоры идут, возможно, что мы гоним уголёк и газ в обмен на обязательство, что пока они не будут трогать Приднестровье. Я такое допускаю. Но рано или поздно всё равно это кончится плохо. Потому что тот, кто не хочет воевать, всё равно, его воевать заставят. Только он заплатит дважды, и трижды, и четырежды, и, всё равно, потом его заставят воевать, и на самых невыгодных условиях.

0:46:24

А.Сталинов: Игорь Иванович, но ведь всегда же есть желание, допустим, выиграть время, как Советский Союз пытался выиграть время перед Великой Отечественной.

И.Стрелков: Можно вопрос? Если бы Иосиф Виссарионович Сталин вошёл бы в войну сорок первого года, имея на руководящих постах откровенных троцкистов и предателей, агентов, действительно, гестапо, агентов всех иностранных разведок, скажите, он выиграл бы войну? Ему бы помогли его количества танков, самолётов? У нас реально было танков больше, чем у немцев, у границы. У нас реально была очень боеспособная авиация.

А.Сталинов: Ну, то, что произошло в Белоруссии, ярко показывает, что бы было.

И.Стрелков: Да. Но только это было бы везде.

А.Сталинов: И командование, я так понимаю, было налажено к сентябрю, к октябрю.

И.Стрелков: Да. В первую очередь, надо начинать с людей. Посмотрите, пока мы входим в противостояние с Западом, любое, военное, и прочее, имея во главе целых государственных отраслей, то есть, министерств, во главе правительства, в конце концов, явных агентов Запада, которые спят и видят, проснуться в так называемом цивилизованном мире, о какой победе мы вообще можем говорить? Нельзя об этом говорить. «Кадры решают всё», это Сталин сказал — это аксиома просто на все времена. Никакое количество танков и самолётов не спасёт, если не будут годные кадры. Как сейчас вот в ополчении.

0:47:49

А.Сталинов: Как Вы видите выход, как нам кадровую политику?

И.Стрелков: Я считаю, что сейчас раскол элиты уже пошёл, если есть подобного рода вопросы, мы можем коснуться этого позже, но я могу сказать следующее: сейчас налицо раскол элиты. Совершенно откровенный раскол элиты на людей, которые понимают, что без России им жить просто, ну, вот, — они потеряют всё, если Россия будет развалена, и людей, которым на Россию глубоко наплевать, как Иудушке Горбачёву, которым главное — получить своё, откусить свой кусок, отхапать свой, и свалить за границу к детям, внукам, на свои виллы, на свои яхты. И которые рассчитывают, что их за это, как говорится, им оставят возможность дальше этим всем пользоваться.

Вот пока эти люди сосуществуют у нас вокруг президента примерно, ну, может быть, в равных пропорциях. И надо сказать, что Запад очень старательно разжигает этот раскол, они его углубляют. Но Вы обратите внимание, у нас вообще это практически нигде не прозвучало, кроме интернета.

0:49:08

У нас вообще замечательное телевидение, оно в упор не замечает важнейших вещей. Не замечают, естественно, исходя из определённых соображений, те, кто руководит телевидением. Что Ходорковский назвал многих членов правительства, наших завзятых либералов, там, Набиуллину, там, Улюкаева, очень профессиональными людьми, и что он бы их оставил, типа, заниматься тем же самым, если бы сам пришёл к власти.

А.Сталинов: Вы считаете, это сигнал?

И.Стрелков: Это сигнал! А что, мало сигналов? Что у нас санкции объявлены только тем людям, вот, реальные санкции, — только тем людям и только тем структурам, которые показывают себя как государственники. Ни один либеральный министр, ни один либеральный олигарх санкций не получил. То есть, трещина по власти, она уже пошла. Вопрос только в том, будет ли президент у нас дожидаться, пока его либералы его сожрут и сдадут с потрохами, либо он их зачистит. Вариантов только два. Либо революция, либо эволюция, причём, жёсткая, и сверху.

А.Сталинов: Ну, я так понимаю, что наше руководство очень не хочет идти ни по пути Мао, ни по пути революции…

И.Стрелков: И то, что говорит в последнее время президент, говорит о том, что он пытается с либералами договориться полюбовно — безполезно. Без‑по-лез-но. Нельзя воевать, имея вокруг себя агентов противника. Или надо сдаваться с потрохами, а на это он тоже, как я понимаю, не готов.

0:50:34

А.Сталинов: Вы считаете, война неизбежна?

И.Стрелков: Она уже идёт. А Вы что, считаете, что, если наши самолёты бомбят кого-то в Сирии — это не война?

А.Сталинов: Ну, мы считаем, что война идёт уже давно …

И.Стрелков: Война никогда не прекращалась, она может быть в горячей стадии, в холодной стадии, и прочее. Вот горячая война уже сейчас идёт.

Это, между прочим, подлая политика, на самом деле, когда гибнут, в основном, ну, если не считать каких-то наших добровольцев-наёмников, или двух погибших при сбитии самолёта, ну, это очень незначительные потери, но вообще-то мы убиваем, ну, не мы с Вами, а наши ВКС выкашивают довольно много людей, как бы они ни были исламисты, не исламисты, но всё равно — люди, для них это самая настоящая война. Изображать это в качестве такой увеселительной прогулки, давая, что, «ах-ах-ах, как хорошо, полетели, разбомбили» — там-то тоже люди под бомбами сидят, какие бы дрянные они ни были.

Мы ведём войну. Эта война обходится очень дорого для нас. Ещё, боюсь, к сожалению, накаркать, обойдётся ещё дороже. Это только, что касается Сирии.

А насчёт Донбасса, тут отдельно, и речи нет. Да, мы фактически поддерживаем республики, которые борются против Киева. Как поддерживаем, тоже, знает весь мир, это секрет Полишинеля, условно говоря, только у нас не знают, как. А там — что, не война? Причём, уже фактически гражданская война, потому что русские воюют с русскими. Заметьте, не россияне, а русские воюют с русскими.

0:52:13

А.Сталинов: Следующий вопрос по Беларусь. Почему Беларусь помогает вооружать украинскую армию? К чему может привести такая позиция нашей страны (это белорус задаёт вопрос) в украинском конфликте? Как Вы оцениваете поведение Лукашенко, является ли он на самом деле союзником России?

И.Стрелков: Лукашенко, я много раз говорил, Лукашенко — хитрый председатель колхоза. Вот, если у нас остапы бендеры к власти, то у них к власти пришёл председатель колхоза. В этом отношении Белоруссии даже повезло. Потому что он рачительный председатель. Он ко всей республике относится, как к своему хозяйству. Где-то это тормозит развитие, где-то это ускоряет, но в целом, он действительно заботится о нём.



А вот дела соседних колхозов его не интересуют, или у него не хватает кругозора. Реально, не хватает. Отсюда и он стремится продать картошку, или что-то там, или топоры дерущимся соседям, чтобы получить от этого пользу для своего колхоза. Что рано или поздно пожар перекинется на него, ну, вот он об этом, скорее всего, не думает. Вот сейчас тут можно обменять ненужные ему топоры на нужные ему предметы какие-то.

Я себе объясняю это так. Он не самый плохой президент, тем более, на пост-советском пространстве, далеко не самый плохой. Но понимания того, что для сохранения всего триединого русского народа требуется объединение, реальное объединение, у него нет.

Отсюда он рассматривает, видимо, Украину, переносит ситуацию на Украине в своих мозгах на то, что это может произойти в Беларуси. И больше симпатизирует Украине. Потому что он считает, что Украина — это отдельный колхоз, Россия —это отдельный колхоз, Белоруссия — это отдельный колхоз.

А.Сталинов: То есть, не видит ни глобальной, ни геополитической …

И.Стрелков: Ну, а по другому это не объяснить. С другой стороны, ну, вот, …

А.Сталинов: А может, есть вера в Россию, что она такая большая, никогда её не смогут удалить, поэтому можно поиграть в свои игры, а …

И.Стрелков: Извините, я с Лукашенко не общался. Анекдот про перебирание картошки я уже, по-моему, в эфире показывал.

0:54:35

А.Сталинов: Следующий вопрос о проекте «карта русского». Отказ от проекта «карта русского» — это предательство соотечественников за рубежом? Если бы этот проект был реализован, то сейчас он, возможно, решал бы проблему людей Новороссии?

И.Стрелков: Поймите, что Россия — не национальное государство. У нас наднациональная империя. И она такой пребудет вплоть до своего конца. Может быть, на развалинах и возникнут какие-то обгрызенные куски, чисто русские, государства какие-то, может быть, одно или много. Но сейчас у нас пока наднациональная империя, и власти, скорее всего, если исходить из этой логики, исходят из того, что сейчас мы дадим карту русского, потом будем выдавать карту киргиза, потом карту татарина, потом карту, там, лезгина…



В империи нельзя, согласно любой имперской идеологии, нельзя очень чётко выделять один народ, пусть даже государствообразующий. Хотя, в своё время, римлянам это удавалось, но это было давно и неправда. Потом, при Каракалле, когда, насколько я помню, всем жителям империи даровали гражданство, все стали гражданами империи.

0:55:57

Очень сложный вопрос. Я тоже считаю, что русский народ является по факту ущемлённым в России, по целому ряду параметров. В Советском Союзе тем более, с великорусским шовинизмом там боролись с семнадцатого по девяносто первый год. Со всеми остальными шовинизмами не боролись, их активно поддерживали, а русские национальные чувства — это был шовинизм.

А.Сталинов: А Вы не считаете, что эта борьба продолжается до сих пор?

И.Стрелков: Ну, судя по тому, что заявляют некоторые наши политики, и судя по тому, что у нас русских политиков вообще во власти очень мало, то, конечно, да. Но у нас, извините, у нас и остались у власти коммунисты, перекрасившиеся, до сих пор. Ну, может быть меня левая часть нашей аудитории как обычно, начнёт закидывать гнилыми яблоками, типа, вот, он против коммунистов, какие это коммунисты…

По факту, извините, товарищи, я, кстати, без кавычек «товарищи» употребляю, по факту у нас в 91-м году к власти пришли не монархисты, и даже не демократы так называемые. Пришли все члены Коммунистической партии Советского Союза. Монархистов у нас просто не было. Поэтому, извините, давайте тоже, несите ответственность за своих бывших, так называемых, пусть фальшивых, но единомышленников. Перекрасились. Обменяли свою идею, монетизировали её, обменяли её на бабло. Это факт.

0:57:23

А.Сталинов: Следующий вопрос: Игорь Иванович, думаю, что пройдёт еще лет двадцать-тридцать, и старшее поколение, которое ещё обладает позитивным духовным потенциалом, совестью, и так далее, уйдёт...

И.Стрелков: Сразу отвечу. Двадцати-тридцати лет у нас не будет. Россия либо входит сейчас в жёсткий кризис, и никуда мы от этого кризиса не делись, либо она повторит судьбу Советского Союза, что очень бы не хотелось, даже пережить это не хотелось бы, либо она возродится во всём.

А.Сталинов: Ну, вот видите: двадцати-тридцати лет, но...

И.Стрелков: Никакой. Через двадцать-тридцать лет, если будут продолжаться, если будут направления, которые сейчас, вот сейчас происходят, то через двадцать-тридцать лет России не будет просто объективно. Она распадётся даже без кризиса, на целый ряд образований. Потому что поддерживать в рамках той экономической модели, которая у нас сейчас существует, поддерживать единство страны будет просто невозможно.

А.Сталинов: Игорь Иванович, вот здесь вопрос задают про зачистку общественников, Вы поставили пометку, что в личку.

(Игорь Стрелков сказал, что на этот вопрос ответит лично, предложил связаться на форуме).

0:59:49

А.Сталинов: Вот вопрос, который прислали по SMS:
«Мы сохранили советский аэроклуб до сегодняшнего времени, для того, чтобы, когда Родина снова вспомнит о незаменимой роли аэроклубов в деле военно-патриотического воспитания, работу не пришлось начинать с нуля. Но процесс сохранения общественной организации, владеющей почти тремя гектарами земли, обернулся такой войной, что даже в информационном поле нас выставляют такими дураками, что никто с нами сотрудничать не решается. Можете ли Вы оказать нам моральную поддержку?»

И.Стрелков: К сожалению, я могу сказать так, что моральную поддержку я могу оказать, только для наших чиновников, для которых я стал пугалом, фактически, врагом номер один, похлеще Навального, судя по их действиям, фактическим действиям, когда закрыли мне даже на региональные средства массовой информации вход, то это может скорее пойти во вред, чем в помощь.

Поймите, что для нашей либеральной по своей сути власти, которая выстраивалась, как прозападная, с 91-го года, я представляю большую угрозу, как они считают, чем любые оранжевые. Потому что оранжевых они понимают, они с ними одной крови. Именно поэтому у нас «Эхо Москвы» — самое популярное радио на территории Москвы, и финансируется Газпромом. А Вы можете назвать хоть одно по-настоящему патриотическое радио, которое бы говорило правду и отражало интересы большей части населения страны? Нет, их просто не существует.

А.Сталинов: Ну, это обычно какие-то самодеятельные, либо радиолюбители, либо в интернете…

И.Стрелков: Ну, правильно. Да, есть интернет. И есть симулякры. Стариков, Партия Великое Отечество…

А.Сталинов: Ну, дальше уже получается, вопросы, которые у Вас в руках.

1:01:38

И.Стрелков: Давайте, я тогда быстро пробегу … Господину Шнуровскому я отвечать не буду, он меня достал.

А.Сталинов: Игорь Иванович, почему Вы считаете, что судьба Путина намертво связана с судьбой России? Неужели он не может договориться, уступить своё место тому же Медведеву, а самому спокойно уйти в тень?

Нет, я считаю, что это уже невозможно. Даже если у него есть такие иллюзии. Теоретически, у него такие иллюзии могут быть. Реально это не-воз-мож-но. Риторика Запада в отношении его абсолютно равна риторике в отношении других назначенных, как говорится, «буками» его предшественников. И Запад со всеми ими расправился предельно жестоко.
В данном отношении американцы и те, кто ими управляет, очень последовательны.

Путину могут пообещать всё, что угодно, но выполнять это не будут. Поэтому я считаю, что его личная судьба связана с судьбой России очень плотно. Если он уйдёт, передав власть кому-нибудь типа Медведева, то для России это станет началом активной части смуты, то есть, решительной части смуты, а для него лично это будет концом. Сначала как для политика, а потом, скорее всего, как и для человека. Помните, да, знаменитую фразу из фильма «Бриллиантовая рука»: «Он слишком много знал…»



1:03:00

А.Сталинов: Стоит ли ждать синхронизации наступления укров с действиями Турции в Сирии и Афганское направление?

И.Стрелков: Можно ждать, конечно, всего, что угодно, но тут гадание на кофейной гуще получается. Может, они синхронизируют, может — нет. Сейчас в Карабахе ситуация обостряется, явно, тоже неспроста. Американцы поджигают весь мир. Весь Старый Свет предназначен к сносу. С какой последовательностью, как быстро они будут запускать процессы всеобщего развала, всеобщей войны всех против всех, но это идёт.

Они Европу под снос предназначили. Потому что иначе объяснить самоубийственное поведение Европы, руководимой американскими прямыми агентами, Кэмерон, Меркелль, Олланд — это прямые агенты Соединённых Штатов в данном отношении, они поставлены при их помощи, и они готовят Европу под снос. Закладывают бомбы, причём открыто закладывают бомбы под собственные страны.

1:04:04

А.Сталинов: Уважаемый Игорь Иванович, хотелось бы услышать Ваше мнение касаемо окружающего нас мира. Вы допускаете существование внеземных разумных цивилизаций? Когда, по-вашему, произойдёт официальный контакт?

И.Стрелков: Нет, здесь смеяться не надо, я допускаю существование внеземных цивилизаций, потому что вряд ли Бог создавал Вселенную только для одних нас. А когда произойдёт контакт, и произойдёт ли он вообще, этого я, честно говоря, даже не обдумывал.

1:04:43

А.Сталинов: Господин Стрелков, Вы отказали Путину в поддержке, хотя понимаете, что после его падения к власти могут прийти только либералы. Вам не стыдно реконструировать февраль-17?

И.Стрелков: Простите, а тот, кто задал этот вопрос, скажите, а от Стрелкова что-нибудь зависит? Вот, что, если я отказал Путину в поддержке, то что, всё пропало? Я, может быть, глава ФСБ, или МВД, или, может быть, я крупный олигарх? Я сейчас рядовой офицер запаса. Всё. Военный пенсионер, это мой официальный статус, другого у меня нет.

Наше общественное движение, ОД «Новороссия», — это несколько десятков активистов на всю страну, потому что больше мы, опять же, не можем позволить себе организовать. Они не нужны, у нас нет столько средств, чтобы развернуться в более-менее серьёзную организацию. «Отказал Путину в поддержке». А Путин нуждается в моей поддержке? Ни он сам, ни даже кто-либо из людей, которые находятся во властной вертикали, мне об этом ни разу не сказал. Это если что касается поддержки.

1:05:51

Я поддержал Путина, как говорится, огнём и колёсами, и в Крыму, и в Донбассе, когда он наступал. А когда Путин начал сдавать назад, идти на примирение с нашими «партнёрами», так называемыми, — конечно, я его не поддерживаю. Если президент встал на путь, который ведёт к краху и его, и России, почему я его должен его в этом поддерживать?
Я тоже с ним нахожусь в одной лодке, только я ею не управляю. Если Россия утонет, утону и я, и он утонет. Но когда я вижу, что эта лодка идёт на рифы, почему я должен это молча принимать и говорить, что я поддерживаю, «да-да, Владимир Владимирович, давайте, ускоряйтесь»? У него для этого, вон, Соловьёв есть и целая компания, извините за выражение, пропагандонов. Вот они его поддерживают целиком и полностью. Наоборот, подталкивают, «давайте, давайте, Владимир Владимирович, поскорее, поскорее. Скорее торпедируйте лодкой рифы».

А.Сталинов: Тут остался такой вопрос, который я не хотел задавать, из почты. Но, хорошо, всё-таки его зададим. Алексей спрашивает: «У меня только один вопрос: когда, по вашему мнению, всех либеральных тварей в России хотя бы лишат гражданства, а лучше — пожизненно посадят? А ещё лучше — расстреляют? Надеюсь, начнут с Малофеева. Ну и [оскорбления] Гиркина…

И.Стрелков: Читайте целиком, чего уж там. Читайте, читайте, матом не надо, а остальное…

А.Сталинов: Ну, да.
«Ну и [изращенца] Гиркина-Дыркина в эту компанию вполне заслуженно надо засунуть вместе с мюридами и прочей [матерное ругательство]»

И.Стрелков: А кто пишет-то?

А.Сталинов: Митрофанов некто.

И.Стрелков: Алексей Митрофанов, если это ваше настоящее имя! Вы либо полный дурак, либо наёмник. Понимаете, отвечать дураку безполезно, он всё равно не услышит. Отвечать наёмнику — тем более, он говорит за деньги.

В двух словах. Можно меня обзывать как угодно, от меня, как говорится, не убудет. От меня это всё отскакивает, вся ваша грязь. Ну, а называть меня либералом — это просто смешно. Поэтому и говорю: вы либо дурак, либо наёмник. Никогда либералом не был, не буду, ну и, извините, Малофеев — тоже.



Вы хоть правильно слово «Малофеев», в Википедию загляните, чтобы научиться писать. Малофеев тоже никогда либералом не был. Как бы я к нему не относился, уж кто‑кто, а он точно не либерал. Так что не по адресу.

1:08:36

А.Сталинов: Игорь Иванович, спрашивают, как Вы считаете, почему сменилась риторика к НР в четырнадцатом году? Какие факты, какие аргументы выложили наши партнёры?

И.Стрелков: Всё уже сказал. Выложили аргументы, и так далее. Дёрнули за все ниточки и за все крючки, на каждого индивидуально и на всех коллективно. Деньги за границей, дети за границей, имущество за границей. Ну как эти люди будут руководить государством, против самих себя воевать? Они что, идейные, что ли? Вы посмотрите, опять же, они в 91-м году все были членами КПСС. Я вот даже из комсомола в 90-м году вышел, я не был членом ВЛКСМ уже на момент событий 91-го года. И, кстати, всё равно не пошёл свергать советскую власть, в отличие от многих комсомольцев.

А они все были членами коммунистической партии Советского Союза. После этого они все стали ярыми либералами, либеральнее некуда. Потом вектор сменился, и они теперь все у нас патриоты-государственники. Так суть-то их гнилая, извините, помните, Тальков пел: «Перестроить можно рожу, ну а душу — никогда». У них если она и есть, эта душа, то меняется вместе с направлением ветра. Поэтому, как говорится, они не изменились.

И помните, как, опять же, в другом фильме, «Место встречи изменить нельзя»: «Нет у вас методов на Костю Сапрыкина»?



Нашлись методы на Костю Сапрыкина, самые прямые. Они, извините, приходили к власти в 91-м не для того, чтобы в один момент отказаться. Они разваливали Советский Союз не для того, чтобы отстроить Великую Россию, а вполне из своих коммерческих соображений. Вот на эти коммерческие соображения им и наступили. И заставили отыграть назад. Отсюда все проблемы. И пока эти люди по-прежнему сидят у власти, будет такое же всегда, и во всём, сколько бы Сирий не устроили для этого, для отвлечения нашего с вами внимания.

1:10:45

А.Сталинов: Вот, Игорь Иванович, очень такой серьёзный вопрос: «По Вашему мнению, как вышло, что ополчение не смогло взять власть в свои руки, а власть взяли именно те люди, которые сейчас там?»

И.Стрелков: Потому что ополчение воевало. Вы понимаете, ситуация была следующая: пока создавалось ополчение, как только оно начало создаваться, как только поняли, что оно будет представлять из себя какую-то силу — тут же начали создавать ему противовес.

Вот посмотрите, пока я находился в Славянске, и являлся командующим ополчения и формально министром обороны, в Донецке начали создавать два батальона: батальон «Оплот» и батальон «Восток». Причём, один батальон подчинялся министру государственной безопасности, Ходаковскому, а другой батальон — министру внутренних дел, Захарченко. То есть, они мне даже юридически не подчинялись.

То есть, в боевых действиях они не участвовали, тем не менее, людей набирали, оружие набирали. Ну, если не считать, конечно, «блестящих», в кавычках, операций в аэропорту и в Мариновке боевыми действиями, они не воевали. Хотя у них были и танки, и артиллерия, то, чего не было у меня в Славянске. К тому времени, как мы вышли, у них было в совокупности, в «Оплоте» и «Востоке» было десять танков. Десять танков! У меня в Славянске было два боеспособных танка, и один неисправный притащили. Есть разница? А у меня были каждый день бои, а у них вообще ничего там не было.

И вот получается, что к моменту, когда ополчение вышло в Донецк, уже были силы, которые ему не подчинялись, категорически, даже на контакт не шли -  (такие) как, «Восток», и фактически, ну, не то, что примерно равные, но близкие к равному. Ополчению надо было воевать, а не власть брать. У нас был внешний враг. И задача ополчения была именно противостоять внешнему врагу. Ну, вот так получилось, что поделать.

Не было у нас политической составляющей, и не могло быть. Хотя бы по одной простой причине, что я не местный, не донецкий. И ничего там не знал, и никого там не знал толком, кроме тех, с кем успел познакомиться за две недели такой вот, кое-как, подготовки к заходу. Который, опять же, практически никто не поддерживал. А они там всё знали, обладали многочисленными связями, в том числе, в криминальных кругах, в олигархических кругах. Они этим, естественно, воспользовались. У них были все карты на руках, в этом отношении.

1:13:15

А.Сталинов: Вопрос по движению «Новороссия»: «Чем можно помочь помимо перечислений на карту? Живу в Самаре, стараюсь помогать переводами, насколько возможно, к сожалению, возможностей становится всё меньше и меньше».

И.Стрелков: Это понятная ситуация, тут ни в коем случае ни к кому мы не в претензии, именно потому, что больше всего нам помогали люди простые. Которые сбрасывали по тысяче рублей, по полторы, по две, и в результате набегали достаточно серьёзные суммы. Сейчас кризис сильнее всего ударил именно по таким людям. Ударил он по предпринимателям средней и мелкой руки, которые тоже нам многие помогали. А крупные предприниматели нас не замечают. Нас просто не существует для них.

Никаких претензий нет, мы всё понимаем. Извините, не в вакууме живём, не за бронированными стенками персональных автомобилей с мигалками. Поэтому, старайтесь просто хотя бы в том же интернете, среди своих окружающих поддерживать нашу идею, давать наш сайт, чтобы заходили, на наш форум заходите. В конце концов, информационная составляющая тоже очень важна.

1:14:32

Распространяйте информацию о том, что происходит в Новороссии, чтобы люди видели, что война там не окончилась. Потому что для многих, если по телевизору не показывают войны, то войны там нет. А война там идёт. Идёт каждый день, каждый день идут потери. Постоянно идут артиллерийские бои, сейчас начались стычки и пехоты.

Сейчас начали делить нейтралку, вы все, наверное, слышали про ситуацию в Коминтерново. До этого украинская сторона заняла целый ряд населённых пунктов на нейтралке, а как только ополченцы заняли Коминтерново, начался вопль, что они нарушают минские соглашения. Ну, и естественно, ОБСЕ, которое в упор не заметило занятия семи населённых пунктов украинскими войсками, нейтральных, оно тут же завопило о нарушении, кем? Естественно, ополчением.

ОБСЕ всегда воевало и будет воевать против нас. Я в Чечне ещё сталкивался, во вторую кампанию, с их так называемой деятельностью. Легальный шпионаж — вот чем они всегда занимались. И помощь врагу, во всех его видах, врагу России. Они всегда будут против России. Были, есть и будут. И те, кто их допустил, опять, к мониторингу — это тоже враги.

1:15:47

А.Сталинов: А всё-таки, как Вы считаете, житель Самары реальную какую-то ещё помощь может оказывать? Вот, например, разрешите, я пример приведу. У нас женщина помогает. Она на Avito отслеживает объявления.
То есть, люди оставляют детям: питание детское остаётся с кухонь, там, остаются какие-то вещи детские. Она это потом собирает и передаёт на склад движения «Новороссия», и это потом отправляется в Новороссию.

И.Стрелков: Да, это, действительно, такое есть, но, к сожалению, молочку и не сухое детское питание, то, что нам передают люди, не длительного хранения, мы стараемся распределять здесь, среди беженцев. Мы его просто не можем, безсмысленно отправлять, оно не доедет. Но, знаете, некоторые люди берутся просто помогать кому-то конкретно. Находят, вот у меня есть знакомые, мои товарищи, даже по службе товарищи, которые берут шефство над какими-то особо нуждающимися семьями, и даже через то же наше движение просто персонально им посылают посылки. То есть, списываются с ними, выясняют их нужды, а мы такие посылки адресные отправляем.



У нас половина грузов сейчас идут адресные посылки. Что кто-то кому-то переправляет так вот помощь. Мы готовы и дальше это делать. Вот если такая возможность есть, ведь не обязательно же… Вот иногда люди собирают вещи. Нам их надо перевезти, потом как-то найти нуждающихся, распределить. А если вы будете знать, что кому-то нужны именно перчатки, или именно носки, или именно ещё там что-то, то это больших средств у вас не отнимет. Но вы пошлёте конкретному человеку, нуждающемуся по-настоящему, то, что нужно именно ему.

1:17:29

Дальше. У нас на сайте огромное количество заявок и от военных, и от детских учреждений, и от лечебных учреждений. Мы вообще ноль процентов можем их удовлетворить, исходя из наших ресурсов. А вот если эти заявки доводить до, может быть, сердобольных людей, которые обладают какими-то средствами, и прочее, показывать им это, что, вот, люди нуждаются, что там дети больные, инвалиды — это может принести намного больший эффект, чем если собирать, там, по 500, по 1000 рублей. В общем, дорогу осилит идущий, кто желает помочь — тот найдёт. Заходите, опять же, на наш сайт, смотрите, ищите для себя возможность помочь.



Мы, поймите, опять же, из-за того, что количество наших средств очень ограничено, мы не можем организовать большую работу, чтобы привлечь большое количество волонтёров. Они нам просто не нужны для той работы, которая есть, нам хватает работников, которые имеются.

1:18:28

А.Сталинов: Игорь Иванович, может быть, в двух словах о том, как вы работаете, потому что многие ведь не представляют, в чём реально заключается ваша работа.

И.Стрелков: У нас два направления основных. Это информационная работа, чем в основном я занимаюсь, то есть, пользуясь своей свалившейся на голову медийной известностью. Если у меня нет возможности отстаивать Новороссию, русский народ Донбасса с оружием в руках, — я, вот, выступаю.

Я рассказываю людям, что война продолжается, что русские нуждаются в защите, что бросить Донбасс для России — будет предательством части самой себя, части нашего народа.

Там такие же, как мы, русские люди. Никакие там не хохлы, никакие не западэнцы, они все говорят на русском, мыслят на русском, у них точно такой же менталитет.



Там очень много работяг, настоящих работяг, которые умеют трудиться руками, а не только, там, сидеть в офисе или, там, ошиваться около пивного ларька. Там был очень сильный инженерный корпус. Очень много стариков, ветеранов, которые сделали для нашей общей страны огромную пользу. Им всем нужна помощь, им всем нужна защита России. У них другой страны нет, Украина так и не стала им родной. Да и вообще, это мёртвое образование. Это просто часть России, которую временно захватили сепаратисты и предатели.

1:19:48

Вот, второе направление, то, что мы продолжаем собирать гуманитарную помощь. Всё, что собираем, отправляем. Где-то в среднем две фуры в месяц у нас сейчас выходит, раньше было больше. Когда было много средств, закупали снаряжение, но сейчас со средствами, тех, которые есть, хватает только для обезпечения деятельности самого аппарата, очень незначительного, обезпечения складов, то есть, функционирования, там тоже людям надо питаться чем-то, за работу им надо платить, пусть даже по минимуму, на обезпечение транспорта, горючего, запчасти для машин. В основном, мы сейчас уже не способны осуществлять какие-то серьёзные закупки.

И третье — это помощь раненым. К нам по-прежнему обращаются раненые. Раненые, в основном, поступают к нам недолеченные, то есть, ну, условно говоря, основные раны залечены, но протезов им никто безплатно не делает, дополнительное лечение, реабилитацию, им никто не делает — всё это осуществляется при помощи нашего движения. Хотя есть, конечно, медучреждения, которые нам помогают безплатно, в России, это скрывать не нужно.

Они помогают не нам, не движению, а раненым. А мы просто помогаем раненым найти тех, кто готов им помочь. Ну, и оплачиваем протезы, оплачиваем какие-то серьёзные операции, для раненых ополченцев и жителей, насколько это в наших силах.

Ну, вот, три основных направления деятельности, как они были, так они и остались, ничего у нас не изменилось. Политической никакой составляющей у нас не появилось, потому что, повторяю, безсмысленно заниматься безсмысленной работой. Можно, конечно, бежать, как белка в колесе, крутиться, но коэффициент полезного действия от этого будет нулевой.

1:21:44

А.Сталинов: Игорь Иванович, и последний уточняющий вопрос: что может, как бы, простой гражданин, или там, житель Москвы, — вот, в Москве есть склад, да — чтобы помочь? Куда принести, или как найти эту информацию?

И.Стрелков: На нашем сайте всё написано. Вот, всё на нашем сайте есть. Просто, не полениться, почитать, пройти. Там есть все контакты, все склады, все заявки.

http://novorossia.pro/contacts.html




Там есть видеоотчёты. Всё, каждую доставку, мы стараемся зафиксировать видеоотчётами по максимуму. Там есть форум, где можно задать вопросы и мне, и членам движения, и начальнику штаба движения, Алексею Сороковому, который непосредственно занимается вопросами логистики и техническими вопросами.

И, в принципе, можно найти всех. Кто занимается вопросами обезпечения добровольцев, реабилитации раненых. Нет смысла ещё много раз повторять: кто хочет найти, тот найдёт. Наш сайт открыт для всех.

1:22:49

А.Сталинов: Ну, и традиционный вопрос: «Вооружённые силы Украины наращивают свои силы несколько месяцев. Когда, по вашему мнению, они могут начать полномасштабное наступление?»

И.Стрелков: В любой момент. Я не могу сказать, я не знаю, что у них в голове. И потом, я не Главное развед. управление, у меня нет оттуда информации. То, что я вижу: они готовы к наступлению, начиная с августа. В августе они собирались наступать, немножечко получили по зубам превентивным артиллерийским огнём, и не решились.

Хотя, вот, с семнадцатого августа по, где‑то, десятое сентября шли достаточно серьёзные артиллерийские бои по всему фронту, о которых, опять же, у нас по телевизору просто не сообщали. Потом было, действительно, перемирие, затишье, видимо, пытались согласовать вопрос передачи границы. Как только они поняли, что им в этом году границу не передадут, и вообще это под вопросом, они сразу ужесточили действия.

Армия у них сосредоточена. Им сейчас, на самом деле, даже нечего дополнительно перебросить на фронт, всё боеспособное у них уже стоит и ждёт там. А так, они продолжают долговременные мобилизационные мероприятия по укреплению армии, по укреплению военной экономики, по ремонту техники.

1:24:01

В день Харьковский завод выпускает и ремонтирует один танк. Причём, самое интересное, что он ремонтирует этот танк из того металлолома, из тех бронеплит, которые изготавливают в Мариуполе. Бронеплиты изготавливают в Мариуполе из того металлолома, который собирают на Донбассе. Донбасс сам оплачивает — тем более, что многие предприятия платят до сих пор налоги Киеву — он сам оплачивает свою войну и сам направляет, платит своим убийцам и помогает им ковать оружие. Ну, и Россия, ну, тут, роль России сложно преуменьшить: газ, уголёк, энергия — всё это, мы, как говорится…

А.Сталинов: Аммиак, который течёт на … приборный завод…

И.Стрелков: Ну, там можно вообще много чего перечислять. Кому война, кому мать родная, всё понятно. У нам все любят ссылаться на дедов, про великую победу говорить. Знаете, нет никаких сомнений в том, что наши деды были настоящими героями, уж мои-то точно. И в том, что они сделали величайшее дело. Но ссылаться на них и делать всё наоборот, чем делали они — это сверхлицемерие.

1:25:17

А.Сталинов: Вопрос задают: «Многие с Донбасса хотят вернуться, из тех, кто вывез свои семьи. Но не имеют возможности. Как Вы считаете, почему не созданы организации, которые занимались бы этими вопросами?»

И.Стрелков: А кому это нужно? А кому это нужно, Захарченко, что ли? Если бы ему было что-то нужно, он бы не с этого начал. Ну, может быть, и этим бы тоже занялся. То есть, поймите, что пока на повестке дня минск, никому ничего не будет нужно. Там все будут жить психологией временщиков.

Ну, вот представьте себе: вот Вы состоите в каком-то чиновном аппарате, и Вы знаете, что Ваши кураторы ведут с той стороной, против которой Вы воюете, переговоры о том, чтобы им передать границу. А там не скрывают, что точат ножи на предмет того, чтобы Вас зарезать, как только вернутся. Как Вы будете себя вести? Если Вы подвижник, Вы будете вопреки всему работать. А если Вы средний человек, то Вы будете сидеть просто сложа ручки и получать зарплату, либо будете воровать, чтобы обеспечить себе «детишкам молочишко» после неизбежной эвакуации. Ну, большинство из них так и поступает. Вре-мен-щи-ки.

Поэтому для того, чтобы изменить эту ситуацию, необходимо, первое: отменить Минск, окончательно сказать, что будет с Донбассом. Либо Донбасс будет в России, либо Донбасс будет самостоятельный, либо Россия полностью от него откажется — это будет даже честнее. Но, правда, это приведёт к тяжелейшим последствиям для внутриполитической ситуации, ну, вот, так. Вот когда будет определённость, под эту определённость надо подбирать кадры, которые будут её осуществлять.

Если это будет Донбасс в составе России, то надо туда вводить российскую администрацию, ответственную, которая будет отвечать перед президентом. Если это будет самостоятельная республика, опять же, они не могут существовать отдельно от России, надо ставить тех людей, которые реально будут там что-то делать, а не воровать. И делать адекватно тому, что требует ситуация. Ну, а если сдавать, то можно и этих оставить. В принципе, они больше ни для чего и не годны.

1:28:10

А.Сталинов: Вопрос, опять-таки, о Кургиняне, Старикове, Ищенко. Кто за ними стоит, какие силы? Пятая колонна или другие силы?

И.Стрелков: Да за ними стоит главный творец виртуальной реальности.

А.Сталинов: Ну, а за ним кто?

И.Стрелков: А за ним кто? За ним стоит Альфа-банк, с которого он был делегирован во власть. Карьера Владислава Юрьевича развивалась, как говорится, из «Менатепа», потом он у Ходорковского работал, потом он работал в Альфе, Альфа-групп, в Альфа-банке он работал вице-президентом по пиару, и в 99-м году он был делегирован в состав Администрации Президента Российской Федерации, сразу на высокую руководящую должность.

Сурков в Альфа-банке


А.Сталинов: Так это представитель этой группы во власти?

И.Стрелков: Ну, вот, да. А что такое у нас Альфа? Альфа — это иностранный капитал, вернее, это агент иностранного капитала, Это, когда у нас производилась ваучерная приватизация, и западному капиталу нужно было по дешёвке скупить активы, они нашли себе агентов здесь, влили в них деньги, и, как бы, те начали скупать за бесценок советское движимое и недвижимое имущество. В основном, недвижимое.

А.Сталинов: А Вы знаете, представителями каких западных групп является…

И.Стрелков: Ну, насколько я понимаю, это Ротшильдовская тема. Кстати, когда кричат, что «держи вора», да, «Стрелков — агент Ротшильдов», вот, кто кричит-то, извините? Агенты Ротшильдов и кричат. «Держи вора» кто будет орать? Тот, кто сам ворует.

А.Сталинов: Обычно, да.

1:29:47

И.Стрелков: Да, ещё, кстати, я же гражданин Израиля, я забыл. Вот, Вы слышали?

А.Сталинов: А как давно?

И.Стрелков: Со Славянска. Ещё в Славянске я узнал, что я гражданин Израиля.

А.Сталинов: У меня шутка такая родилась. «У Вас в роду евреи были? — Нет, я первый».

И.Стрелков: Ну, да. Хорошая шутка, кстати говоря.

А.Сталинов: Когда человек начинает заниматься какой-то деятельностью, часто эта шутка имеет место быть.

И.Стрелков: Ну, нормально. Чего ж удивляться-то. А я коллекционирую. Нет, пожалуй, такой отрицательной характеристики во всём политическом или этическом спектре, которую бы мне не приписали.

Я от сумасшедшего монархиста колеблюсь до конченного либерала, да, то есть. Я антикоммунист, с одной стороны, для коммунистической аудитории я антикоммунист, власовец, да? Хотя я Власова терпеть не мог никогда, ненавидел, считал его предателем — это пофигу, власовец. А для монархистов я типа, вот, ненастоящий монархист, я на самом деле скрытый коммунист.

Для людей традиционных взглядов я, оказывается, педофил — да, да, до такого тоже доходили, — вот, скрытый, там, мне, там, в гей-клубе по морде дали (в жизни никогда не был в гей-клубе, — ну, вот). А, допустим, для либералов — я, там, страшный реакционер, фашист, нацист. Для русских патриотов меня выставляют евреем, иудеем, а для иудеев я, типа, враг.

1:31:18

А.Сталинов: А сами Вы как-то — просто, вот есть сценарий будущего России, там, либеральный сценарий, имперский сценарий, реанимация красного проекта…

И.Стрелков: Я считаю, что все сценарии, те, что сейчас пишутся, они будут посрамлены, то есть, обрушены реальностью. Но если так говорить, то — не, знаю, что будет у нас, но в любом случае, я считаю, что, независимо от того, что будет, как будут развиваться события, надо действовать всегда так, как велит совесть. Вот совесть велит мне делать так, как я поступаю. Поэтому, безполезно меня критиковать, безполезно кидаться в меня грязью, я всё равно буду поступать так, как считаю нужным.

А.Сталинов: Есть такое высказывание: «делай что должен, ...» — Вы придерживаетесь этого?

И.Стрелков: Да, да, абсолютно. А сам себя я определяю — да, я монархист, и не скрываю этого. Я считаю, что монархическая форма правления, при которой человечество жило, ну, наверное, несколько тысяч лет, по сравнению с демократией, это намного дольше, если можно назвать нынешние способы правления демократией. Сейчас, фактически, власть олигархии, которая замаскирована демократическими лозунгами.

А.Сталинов: Процедурами, да.

И.Стрелков: Процедурами. Монархия, честно Вам скажу, была намного честнее, ну и для меня, как для православного верующего, монархия, самодержавие, православный монарх является единственной законной властью. Вопрос только в другом: что, вот, я, извините, не бегаю с лозунгом «немедленно всю власть царю!», немедленно и сейчас. Одно дело считать теоретически, что монархия — самая лучшая форма власти, это, действительно, так, я считаю, если монарх соответствует своему и понимает своё предназначение, несёт ответственность перед Богом…

Идеальной власти нет. И наибольших успехов Россия всегда добивалась именно при авторитарной форме правления, а как только у нас начинались игры в демократию, мы сразу улетали вниз, что при Керенском, что при Горбачёве, как говорится.

1:33:26

А.Сталинов: Сталинский период — это тоже своеобразная монархия?

И.Стрелков: По форме — да. По сути — нет, конечно, но форма была, в значительной степени, копировала традиционную. Именно поэтому Сталин добился очень многих успехов. Если бы он играл в демократию, настоящую демократию, то, боюсь, что Гитлер бы в октябре сорок первого провёл бы парад на Красной площади.



Я реалист. Вот, я считаю, что можно, конечно, стремиться к идеалу, верить в этот идеал, но ради этого идеала отказываться или противостоять реальному ходу событий — это безсмысленно и глупо.

Я согласен на любую власть, и служить любой власти, которая будет реально делать что-то для России.

Именно поэтому я до сих пор вынашиваю, вот, может быть, надо мной многие смеются, как говорится, ну, пусть смеются, что сказать, — я действительно готов поддержать Путина до сих пор. Просто по одной причине: во всём, если он встанет реально на патриотические позиции. Я отлично понимаю, не потому, что мне он очень нравится, а потому, что у него нет другого выбора. И у нас нет другого выбора.

Нынешний Путин обязательно доведёт страну до смуты. Повторит путь Николая Второго один в один. Ну, плюс там Януковича, Милошевича, но повторит один в один, будет свергнут своим собственным окружением. Которое его пугает белоленточной опасностью, теми группами придурков, которые бегают и ими же спонсируются, а реально его будут свергать вот те ребята, которым Ходорковский пообещал, что они останутся даже после ухода Путина. Которые, и ментально они на Западе, и духовно они на Западе, если это «духовно» можно назвать. Вот, и через задний проход они, многие из них связаны с международной мафией, соответствующей, и все их, как говорится, и финансовые интересы там.

1:35:31

А.Сталинов: Ну, разница-то есть: если у Януковича была Россия, в которую можно было, всё-таки, сбежать, или эвакуироваться, Путину куда бежать?

И.Стрелков: Понимаете. Учитывая, что китайцы нам подложили свинью, скорее всего, даже туда ему не сбежать. Но даже дело не в этом. Такие люди в России никто ещё успешно не сбежал. Единственный пример относительно успешно сбежавшего за всю историю России — это был Лейба Давидович Бронштейн, он же Троцкий. И то, нашли и ледорубом стукнули. Но в данном случае тут даже не про ледоруб речь. Здесь ему никто не даст сбежать.

Тут люди такого плана, они не теряются, они не могут уже потеряться. Ему вручена от Запада чёрная метка. Либо он её порвёт и им по мордасам надаёт, либо они его съедят. Обязательно съедят. Именно на этом строятся все мои расчёты и прочее. Причём, не факт, что он это сделает. Не факт. Но если он это сделает, я его буду готов поддержать по полной программе, снова, ещё раз. По одной простой причине: это будет задешево купленное спасение России, задешево.

Ещё одной смуты Россия может просто не пережить. Извините, мне совершенно не хочется жить в огрызке опять, в каком-то ещё ублюдочном, отрезанном от ресурсов, от всего, где будут там допивать свой век остатки русского населения. Деиндустриализированном, и ещё управляемом непонятно какими либералами. Это очень долгая и сложная тема.

1:37:12

А.Сталинов: Вы считаете, у нас только один вариант — такой вот открытой конфронтации?

И.Стрелков: Я считаю, у нас нет вариантов. У нас есть реальность — жёсткая конфронтация с Западом, которая будет нарастать постепенно, Запад будет варить лягушку медленно, додавливать потихоньку, потихоньку, потихоньку. Они всегда так делают. Шаг за шагом, шаг за шагом.


Лягушка в кипяткенаучный анекдот (при этом — реально проводившийся в XIX веке эксперимент), описывающий медленное сварение в кипятке живой лягушки. Сутью эксперимента является предположение о том, что если лягушку поместят в кипящую воду, она выпрыгнет, но если она будет находиться в холодной воде, которая медленно нагревается, то она не будет воспринимать опасность и будет медленно погибать.


А.Сталинов: А это обострение в Сирии, можно ли назвать пробой пера для перехода к более жёстким отношениям с Западом?

И.Стрелков: А Вы думаете, мы в Сирии реально противостоим Западу? Если бы мы в Сирии реально противостояли Западу, нас бы там не было. Нам бы просто закрыли Дарданеллы, и всё. И вся наша группировка просто висит. Просто выбомбив, всё что у неё есть, отлетав весь керосин, она бы на этом кончилась. Значит, Запад очень заинтересован, чтобы мы тратили свои силы и средства в Сирии. Это очень дорогая война. Мы содержим не только свою группировку, о чём нам сообщают, нам рассказывают, что это в рамках плановых учений — ничего себе, ученьице! Но мы же ещё и всю сирийскую армию содержим, потому что всё…

А.Сталинов: Откуда такие данные?

И.Стрелков: От верблюда! Извините, я слежу за этой войной четыре года. Даже по открытым источникам, не говоря о том, что у меня там куча приятелей и знакомых работают там корреспондентами, ездили туда. Я знаю состояние сирийской армии, реальное.

То есть, она деморализована, она не хочет воевать, за исключением отдельных частей. Она не способна даже такому противнику, как ИГИЛ, не самый мощный противник, — она не способна даже удерживать свои позиции. Все боеприпасы кончились, запасы оружия за четыре года кончились. Сейчас она воюет, если Россия прекратит поставки, Асаду нечем будет стрелять, нечем будет кормить своих солдат. Ну, Россия и Иран. Но Иран тоже, извините, у него нет сухопутной границы с остатками асадовской Сирии. Россия и Иран помогают Сирии. Если этого не будет, этой помощи, всё кончится очень быстро. И поэтому я ещё раз говорю: если бы американцы, англичане были бы против этой войны по‑настоящему, мы бы там не воевали.

1:39:28

А.Сталинов: А какой у них интерес, чтобы мы там воевали?

И.Стрелков: Кровь пить. Пить из нас кровь. Вместо того, чтобы нанести удар в жизненно важной для России Украине, отвоевать Украину у бандеровцев, у фашистов, у русофобов, у наших прямых врагов России, вместо этого мы занимаемся симулякром войны в Сирии. То есть, мы воюем непонятно за какие интересы, мы воюем в войне, которую невозможно выиграть, и мы тратим там свои силы, ресурсы, людские жизни, в конце концов, потому что людской ресурс тоже… Люди, вместо того, чтобы заниматься освобождением своей земли, воюют непонятно за что.

А.Сталинов: Игорь Иванович, на прошлой нашей встрече мы говорили, что люди вербуются с Донбасса для работы в Сирии.

И.Стрелков: Ну, да, там есть, определённое количество находится там.

А.Сталинов: Ну, а Вы знаете, пришла информация, что они, действительно, поехали туда?

И.Стрелков: Да, и там находятся, кто-то уже и погиб там. Такое есть.



1:40:36

А.Сталинов: Следующий вопрос: «Вы допускаете, Россия рано или поздно станет от Тихого до Атлантического океана?»

И.Стрелков: Знаете, я считаю, что Россия должна быть в России. До Атлантического океана может быть какая-то наднациональная империя, к которой, может быть, кто‑нибудь когда‑нибудь присоединится, но это вопрос из разряда фантазий. Мы же не в «Цивилизацию» играем, я когда‑то очень увлекался этой игрой.

А.Сталинов: Это компьютерная игра.

И.Стрелков: Да, да, да. Но не в «Цивилизацию» играем.

1:41:15

А.Сталинов: Следующий вопрос касательно НОДа. НОД предлагает предоставить национальному лидеру, Владимиру Владимировичу Путину, чрезвычайные полномочия для решения экономических и социальных проблем восстановления суверенитета Российской Федерации.

И.Стрелков: Я только «за», только, чтобы он их попросил. Или чтобы он их захотел взять. Пока я просто не наблюдаю у него такого желания, только и всего. Вот вся разница у меня во взглядах с Евгением Алексеевичем — это то, что он предполагает, что Путин тайно хочет, а ему кто-то не даёт. А я считаю, что Путину достаточно захотеть, и тогда у него всё будет. А в другом мы, в принципе, с ним особо и не различаемся во взглядах. Ну, имеется в виду, в основном, что необходимо делать. Я считаю, что для страны, для выхода из кризиса, необходимо сейчас, как воздух, необходима национальная диктатура. И чем раньше она наступит…

А.Сталинов: Национальная диктатура?

И.Стрелков: Национальная диктатура. Ну, национальная диктатура, может быть, не национальная в смысле, что русская, именно, конкретно русских людей, а национальная с точки зрения интересов страны, государства. Хотя бы государственных интересов. Хотя, если государство не будет защищать интересы русского народа, который составляет 80 % его населения, то оно, извините, тоже не будет выполнять свою роль и будет обречено, рано или поздно. Вот то, что происходит сейчас: народ — отдельно, государство — отдельно. Интересы народа одни, интересы верхушки государства — другие.

1:42:44

А.Сталинов: Ну, эта проблема всегда у нас была, …

И.Стрелков: Была, конечно, была. И к чему это привело?

А.Сталинов: Ну, мы видим, что это и есть корень смуты.

И.Стрелков: Вот именно. Народ, разделившийся в себе, — извините, не нами сказано, — обречён на гибель, народ, разделившийся в себе. Если элита, если можно её так назвать, она мыслит себя в рамках западного мира, а для народа это означает вымирание, и исчезновение с карты истории, и вообще из истории, из жизни, то, извините, погибнут и те, и другие. Рано или поздно.

В семнадцатом году у нас была относительно боеспособная элита, ничуть не хуже, чем в остальных (странах), но оторвавшись от народа, она позволила себя просто ампутировать. И никто же не говорит о том, что в семнадцатом году было всё замечательно, здорово, пасторально, и везде «благорастворение воздухов» было. Были реальные, серьёзные проблемы.

Но самое главное, что образованный класс и значительная часть всего остального населения, основная масса населения, друг друга перестали вообще понимать. Они потеряли между собой коммуникацию.
Исчезли социальные лифты, вернее, они доходили только до определённого уровня. А уж высшая аристократия вообще потеряла тогда всякое представление о реальности. Они сами себе упорно копали яму и рубили сук, на котором сидели. И срубили. В том числе, всё окружение императора, большая часть семьи последнего царя. На самом деле, наш Государь был, пожалуй, самый адекватный из всей императорской фамилии. Да по сравнению со своими дядьями и многими двоюродными братьями, уж точно.

1:44:44

А.Сталинов: Игорь Иванович, спрашивают Вас о будущем Приднестровской Молдавской республики. Как Вы думаете, что ждёт эту непризнанную республику?

И.Стрелков: Что ждёт? Тоже без особых вариантов. Если Россия будет восстановлена, более-менее в исторических границах проживания русского народа, Приднестровье должно войти в состав России, вернуться в состав России. Чего, собственно, народ Приднестровья всегда хотел, с самого начала, с 92‑го года. И в чём ему отказали, простите, здесь, в Москве. Там то ли два, то ли три референдума проходило о присоединении к России. Но их просто не заметили.

Если же Россия будет отступать, Приднестровье ждёт, в общем-то, не очень хорошая судьба. Оно будет присоединено или к русофобской Украине, или вернётся в состав Молдавии, что более вероятно. А как только исчезнет Россия, Молдавия сразу станет частью Румынии.

А.Сталинов: Я слышал, что румыны и в советские времена не особо цацкались с русскими на их территории? Или политика геноцида осуществлялась в отношении русского населения.

И.Стрелков: Ну, в данном случае не компетентен ответить. Особой любви у нас с румынами никогда и не было, в общем-то.

1:45:54

А.Сталинов: Игорь Иванович, Вы знаете, что жители Славянска не считаются пострадавшими в войне, и им не хотят помогать в Российской Федерации?

И.Стрелков: Знаю. Знаю, опять же, принято очень лицемерное постановление о том, что (считаться) пострадавшими в войне, и рассчитывать на какую‑то минимальную помощь, могут только те беженцы, которые сбежали с территории Донбасса, оставшейся под контролем ополчения. И поэтому жители Славянска, Краматорска, Красноармейска, в том числе, семьи добровольцев, которые воевали в наших рядах, и сами добровольцы, оказывается, ненастоящие донбасцы.

Ну, наши чиновники — это наши чиновники. Там просто надо брать палку и бить по голове, как Пётр Первый делал. Вот, самый эффективный способ управления был у Петра. Он спрашивал с людей, а если люди не выполняли свою собственную работу, он их просто бил палкой и ссылал или в солдаты отправлял. Вот пока у нас этого не будет, у нас всё будет продолжаться.

У нас система управления осталась по наследству от империи и от Сталина. Она работает только, когда во главе находится адекватные люди, понимающие, что они делают. Когда же у нас во главе находятся гедонисты и прожигатели жизни, вся система, она просто гниёт и ничего не делает. Она сама себя начинает сжирать.

1:47:17

А.Сталинов: Следующий вопрос про телевидение. Почему Вас не приглашают на ТВ?

И.Стрелков: Меня не то, что не приглашают, меня запрещено упоминать на ТВ. То есть, там если что-то проскакивает, то только случайно у кого-то, когда невозможно вырезать. Какое приглашать! Приглашают вот этих самых, клоунов.

А.Сталинов: Но вот, продолжение, получается, вопроса: Вы контактировали с Соловьёвым?

И.Стрелков: Нет, конечно, зачем я ему нужен, зачем он нужен мне?

А.Сталинов: Вы бы согласились участвовать в его передачах?

И.Стрелков: Нет.



А.Сталинов: Почему?

И.Стрелков: А потому, что я в театральных… Во-первых, люди, которые участвовали в его передачах, — у него идёт пятнадцатисекундная задержка. То есть, то, что называется прямым эфиром, на самом деле, прямым эфиром не является.

Самые неудобные для Соловьёва моменты, они в эфир не идут, их успевают вырезать. Там профессиональная команда монтажёров-операторов, которые просто, вот, по ходу вырубают всё, что идёт против линии партии. И поэтому некоторые мои товарищи, которые были, участвовали, ходили на его передачи, они себя увидели только сидящими, но не увидели того, что они говорят, или увидели свою речь сильно обрезанной. Я в театральных постановках не собираюсь участвовать.

А.Сталинов: То есть, вы не верите, что у него можно…

И.Стрелков: Я не то, что не верю, я знаю, что это, во-первых, невозможно, во-вторых, если он меня пригласит, это будет примерно следующее: это будет его диалог, где будет показано, как он будет меня тыкать пальцем, указующим перстом, а всё, что я ему отвечу, это просто не покажут. Зачем мне это нужно?

1:48:48

Он флюгер. Он наёмный пропагандон, извините за выражение. Самый натуральный. Каким он всегда был, таким и является. Он вертится в зависимости от линии партии. Если посмотреть его, взять в ретроспективе, за два года его выступления и сравнить, получится, что он несколько раз развернулся на 180 градусов. Несколько раз. Неинтересно беседовать с таким человеком, в таком формате, где он может распоряжаться беседой. Вот если бы мы беседовали на нейтральной площадке, где была бы примерно предоставлена одинаковая возможность высказаться мне и ему, я думаю, я бы с ним с удовольствием подискутировал. Но он не пойдёт на это, ему это не нужно.



А.Сталинов: Было бы интересно, тем не менее.

И.Стрелков: Ну, было бы интересно. Но, опять же, подчёркиваю, чтобы не выглядеть «лисицей и виноградом», персонажем басни, меня туда даже ни разу не приглашали. То есть, я отказываюсь от того, чего мне не предлагают. С этой точки зрения, моя позиция достаточно уязвима.

1:50:11

А.Сталинов: Игорь Иванович, а вот про раскол элиты просят уточнить. Есть ли часть элиты, которая на нашей стороне?

И.Стрелков: Я считаю, что на стороне нашей с вами точки зрения никакой элиты нет. Но объективно, объективная необходимость у них союзничать с нами есть, у значительной части. Объективно. Субъективно они этого могут не понять или не хотеть понимать. Но объективно у них нет другого выхода. Просто нет.

Многие, на самом деле, прошли по этому пути, ну, я же не даром приводил примеры Милошевича, там, и Януковича. Они все пытались договориться до самого конца, с теми, кто делал вид только, что хочет договориться. Результат известен. Объективно им необходимо идти на союз с нами, на опору на патриотические силы. И чем дольше будет, сильнее развиваться кризис, тем больше будет расти эта необходимость. Потом будет пройдена некая критическая точка, когда будет вообще что-либо безполезно делать.

А.Сталинов: Игорь Иванович, как Вы думаете, а в чём корень боязни патриотических сил? Ведь нечто подобное было перед революцией, было же мощное движение патриотическое, которое вот это движение пятого года практически задавило.

И.Стрелков: Ну, потому что ментально, ещё раз повторяю, ментально они западники и либералы. Они так воспитаны. Этого уже не изменить. Это в мозгах.



А.Сталинов: Ту элиту, практически, вырезали. Ну, что произошло с людьми?

И.Стрелков: Ну, подождите. Ту элиту — ведь, всё-таки, она худо-бедно три года воевала, всё-таки, потом, за себя.

А.Сталинов: Но её практически полностью ведь заменили во власти новой элитой. И всё равно мы пришли к тому же, опять.

1:51:58

И.Стрелков: Мы пришли к тому же опять именно потому, что у нас, на самом деле, господствовал к семнадцатому году, в голове у элиты, господствовал материализм. Они перестали верить в Бога. Вот, вообще перестали верить в Бога. Поверьте, вот почитайте, очень много книг, допустим, того же Бондарева. «Капитальный ремонт» — замечательная книжка, я её помнится, в своё время, проштудировал, и потом ещё раз через десять лет взял, и прочитал ещё один раз. Новым взглядом, уже на основании жизненного опыта и собственного опыта общения с чиновничеством и прочее.

Я понял, там один к одному, не верили в Бога вообще. Материалистическое мышление. В этом отношении какой-нибудь Великий князь, там, и большевики были абсолютно одинаковыми, стояли на одном поле. Не верили. Я просто недавно ходил в Эрмитаж, и там выставка, посвящённая Императорской фамилии. Там несколько портретов Великих княгинь. И ни на одной креста нет. Понимаете?

А.Сталинов: То есть, открытая грудь…

И.Стрелков: Да, нет креста. Понимаете? Любой православный человек, любого сословия, он обязан, ну, не обязан, ну, как бы вот…

А.Сталинов: Это потребность, да.

1:53:22

И.Стрелков: Ну вот, в этом отношении, потеряли веру — они были материалистами. А материалисты всё равно рано или поздно приходят к мысли, что надо жить для себя. Какой бы они идеи не придерживались: коммунистической, монархической, там, ещё какой-то… Потому что если материалист, то есть, если у него в голове сидит, что его жизнь заканчивается вместе с его физическим существованием, его «Я», то не имеет смысла вообще ничего делать, надо наслаждаться жизнью.



Отсюда и все кризисы. Отсюда кризис семнадцатого года, когда та элита, как говорится, перестала верить в Бога, стала материалистической, исходила из земного. Отсюда кризис 91-го года, когда коммунисты, потеряв свою идею, которая у них там сидела, они, фактически, пришли к тому же самому. Отсюда и сейчас кризис, который происходит. Когда только о Боге говорят, а, там, свечку подержать, это, типа, вот, модно, в церкви постоять.

А.Сталинов: Ну, это их поэтому и называют «подсвечниками».

И.Стрелков: Ну, да, так и есть. Я не говорю, что я такой, супер там, воцерковлённый православный, но, по крайней мере, понимание вот это у меня есть. Что Бог существует, и Бог с нас всех спросит за то, что мы делаем здесь на земле. И почему мы это делаем. И как.

А.Сталинов: Ну, вот в этом, что характерно, мы с Вами разделяем одну точку зрения. Мы все ходим под Богом и все перед ним ответим.

1:55:01

Вот, вопрос мне не очень понятен, может, Вы поймёте: «Вы недавно отказали Путину в поддержке»

И.Стрелков: Он у меня не просил поддержки, я ему не могу поэтому в ней отказать. Но я его не поддерживаю в том, что он сейчас делает. Не поддерживаю. Как я могу поддерживать Минск-2? Как я могу поддерживать его снова попытки помириться с Западом за счёт Донбасса? Как я могу его в этом поддерживать? Не буду я его в этом поддерживать. Почему я его должен поддерживать во всём?

Вот я его поддержал в Крыму. Полностью, чем мог. Всем, чем мог. Между прочим, с серьёзным риском, если уж не погибнуть, то оказаться за решёткой точно. В Донбассе, извините, я поддержал его действия полностью, с риском для жизни. А почему я сейчас должен поддерживать его действия? То, что он делает для Донбасса, я и так поддерживаю. Но то, что он там по-другому делает, его, вернее, чиновники, которые правят его именем, — это я не могу поддерживать, то, до чего довели этот Донбасс.

Не знаю, я не вижу необходимости поддерживать его в чём-то. Если он чётко выступит против Запада, и будет воевать за Россию, а не за интересы непонятно кого, если он откажется от вот этих своих либералов, которые гробят нашу экономику, науку и медицину, и культуру, и образование, то я его поддержу сразу же.

1:56:24

А.Сталинов: Игорь Иванович, а Вы считаете, есть кадровый резерв, на который можно опереться, не либеральный, патриотический?

И.Стрелков: Было бы желание, а люди найдутся. Главное, захотеть по‑настоящему. И не поручать разную работу одним и тем же людям.

Потому что, извините, хоть ты тресни, но Греф не будет патриотом никогда. Даже если ему поручить патриотическое воспитание молодёжи. И он за это возьмётся, если другого выбора не будет, только всё это будет выходить у него соответствующим образом.



Поручать внутреннюю политику, как это у нас занимался этим Сурков в своё время, человеку, который, как говорится, над всем издевается откровенно просто, и играет, причём, для него плевать на результат, ему главное — процесс игры, — это просто абсурд.

1:57:19

А.Сталинов: Ну, кстати, тоже интересный вопрос, и многие, наверное, над ним рассуждали: «какие силы привели Путина к власти и чем они руководствовались? Были ли они внутренние или внешние?»

И.Стрелков: Ну, я скажу так: я думаю, что тут всё было в комплексе, и просто в определённый момент была опасность потери управляемости процессами в России.

А.Сталинов: Заинтересованы были практически все власти …

И.Стрелков: На самом деле, да. Но и население тоже было частично заинтересовано. И всё на самом деле развивалось до 14-го года, до крымского кризиса, в этом русле. То есть, мы тихо гнили.

А.Сталинов: Ну, что происходило в девяносто восьмом, девяносто девятом — всё-таки, эта ситуация несколько улучшалась?

И.Стрелков: Подождите, у нас есть — знаете, есть такое понятие, люблю это сравнение приводить, — раковый больной. Вот у него рак, допустим, первой стадии. Опухоль. Если её начать вырезать, там будет много крови, состояние ухудшится. На второй стадии, там уже метастазы, — ещё больше крови, ещё больше будет мучиться. На третьей стадии уже безполезно, да? Потом наступает четвёртая термальная, и быстро всё заканчивается.

Вот в 1999-2000-м у нас был достаточно большой запас прочности, у больного, России, для того, чтобы эту операцию можно было провести с минимальным ущербом.

1:58:48

А.Сталинов: То есть, Вы считаете, что тогда это была первая стадия этой болезни.

И.Стрелков: Да. Сейчас у нас граница между второй стадией и третьей. То есть, операция ещё возможна, но она будет, конечно, очень тяжёлой и может привести к серьёзным… Ну, и к смерти, в том числе, больного. Но она ещё возможна. Если же мы перейдём к третьей стадии — всё, хана. Безполезно.

А вот чем занимались, условно говоря, мы все эти двенадцать лет? Ну, не двенадцать лет, с 2000-го до Крыма? Кололи наркотики. И больной, так: «хо-хо-хо, ха-ха-ха», прекрасно всё. Ничего не болит, бегает, прыгает. Вроде как и не болен совсем. Вроде как с колен встаём. А реально все те же процессы продолжаются, никуда они не делись.

Более того, повторяю, именно науку, именно образование уничтожать начали не так давно. При Ельцине на них не замахивались. Руки не доходили, воровать надо было, грабить, срочно. А их начали уничтожать вот, при Путине. При Медведеве и при Путине начали уничтожать. А это удар по будущему. Ну, а зачем, действительно, там, им тратить, когда всё равно помрёт? Лучше направить это на строительство индивидуальных яхт или вилл, эти средства. На олимпиаду какую‑нибудь, на которой можно украсть в семь раз больше, чем на космодроме.

2:00:15

А.Сталинов: Что двигало, как Вы думаете, Путиным, в знаменитой мюнхенской речи?



И.Стрелков: Не знаю. Не буду комментировать, тогда я за этим не особо следил, поэтому не буду трепать языком.
Только, совсем условно, наверное, ощущение…

Я так понимаю, что Путин исходил вообще в своей деятельности из того, что Россия должна стать более или менее равноправным партнёром Запада в западной системе. И его взбрыкивание произошло от того, что он понял, что никакого равноправного партнёрства даже не предусматривается, а предусмотрено место на заднем дворе, около сортира, ну, или «у параши», если так сравнивать… А ему это место не понравилось.

Только проблема в том, что если выбирать между своим двором и западным, то в любом случае, там нет места, все места заняты. России предусмотрено место в западном мире только, вот, в качестве сырьевого придатка, тем более, даже не одного. Не нужен им целиком такой придаток.

Их вполне устроит двадцать, двадцать пять ещё более мелких, послушных, полностью разоруженных и безсильных, вот так вот стоящих (показывает) маленьких, так называемых, демократий, типа Косово. Которые они будут выстраивать в несколько рядов, стравливать между собой, качать из них ресурсы. Ну, банановых республик. А когда те будут возмущаться, послали канонерку, она выстрелила пару раз, и всё закончилось.

2:01:55

А.Сталинов: Ну, и вопрос про малайзийский Боинг, кто его сбил?

И.Стрелков: Стандартный ответ: я не комментирую малайзийский Боинг вообще.

А.Сталинов: Как Вы относитесь к слухам, что после Дрёмова — Вы следующий?

И.Стрелков: Нормально, совершенно спокойно. Может быть, следующий, может быть, не следующий, мы все умрём, каждый в своё время.

А.Сталинов: А у Вас есть информация, что Вас хотят ликвидировать?

И.Стрелков: У меня такой информации нет. Вот есть Эдуард Коммунист, как говорится, прочитал в его блоге — если это считать информацией, то да, такая есть. Если нет, то, знаете, ко мне тут киллеры тут в очереди не стоят: «Игорь Иванович, мы Вас завтра собираемся того-этого». Ну, немножко смешно.

Я делаю то, что я должен, независимо от того… Кстати, так же жил Алексей Мозговой, абсолютно. Ну, убили, да, но он умер честным человеком, это не так мало, на самом деле.

А.Сталинов: Ну, кстати и спрашивают, почему так много командиров позволили себя убить?

И.Стрелков: Ну, от этого не спрячешься. Невозможно от этого спрятаться. Поверьте, если бы у меня была возможность не уехать с Донбасса, то есть, не ради себя, а ради общего дела, я бы не уехал, и тогда меня точно, я, наверное, первым бы пошёл. В рамках украинской ДРГ очередной. Но не так стоял вопрос.

2:03:20

А.Сталинов: Вопрос про Константина Долгова. Действительно он украл деньги?



И.Стрелков: Я не знаю, украл ли он их лично, но я с ним несколько раз встречался, крайний раз я встречался с ним в аэропорту города Ростова-на-Дону, мною лично передана достаточно крупная сумма на движение в Харькове, больше, чем кому бы то ни было. Куда делась эта сумма, он не отчитался, в Харькове не было сделано ничего, вообще ничего. Просто ничего. И это наглое существо ещё пишет мне, что он от меня ничего никогда не получал.

Конечно, я не могу это доказать, я ни с кого расписок не брал. Но существуют ещё очень многие люди, которые, как говорится, имели средства, которые что-то сделали. Он не сделал ничего. На те деньги, которые были ему переданы, можно было сделать многое, я по себе знаю. Как он сладко пел! Мы с ним гуляли вокруг памятника лошади, как я это называю, несколько кругов нарезали, и он рассказывал, как вот, всё вот… ЧМО! Мерзавец. Просто подлец. Поэтому его и выпускают на центральное телевидение. Он окормляется у Суркова.

2:04:48

А.Сталинов: Игорь Иванович, что Вы можете посоветовать делать простому гражданину в нынешней ситуации в России?

И.Стрелков: Жить, несмотря ни на что. Несмотря ни на что, жить, для тех, кто дееспособен, рожать как можно больше детей, независимо от того, что, какой бы плохой не казалась ситуация, как бы безнадёжной не казалась с точки зрения материальной. Наши предки не думали о материальном, рожали, в курных избах по восемь, по десять детей было. Дети — это наше будущее.

Ну и, по возможности, если будет возможность, если будет необходимость такая, встать на защиту страны в любой форме. Может быть, к станку, может быть, с лопатой в руках, может быть, с оружием. Ну и, по возможности, не уклоняться от борьбы, в той или иной форме. Не уклоняться, не сдаваться. Сдаваться нельзя. Затопчут, обязательно затопчут. Но перед этим ещё унизят.

Знаете, был такой деятель Гражданской войны… Поскольку я считаю, что в той Гражданской войне правда была у белых, это моё глубокое мнение, убеждение, соответственно, и герои у меня в основном среди белых, хотя некоторые красные командиры не могут не вызывать, тоже, уважения по своим подвигам и по своим талантам.

2:06:18

Тем не менее, был Чернецов, войсковой старшина, погибший весной 18-го года на Дону, зимой даже, зимой погиб, в феврале, если не ошибаюсь. И он на одном из собраний заявлял: да, я погибну, но я погибну как офицер, как мужчина, за Россию, и как честный человек, с честью — ну, я дословно не буду цитировать, кому хочется прочитать, в «Тихом Доне» дословно, Шолохов, или кто-то другой, привёл данную фразу.

Да, он умер, он погиб, как честный человек, в бою, как герой, фактически. А те, кто тогда уклонились от выполнения своего долга, — обращался он к офицерам — их просто всех перестреляли. Только перед этим ещё унизили во всех отношениях, вогнали в самое низшее состояние, какое только можно.

Поэтому я считаю, что сдаваться нельзя никогда. Если во что-то веришь, это надо отстаивать, защищать, независимо от того, чем это тебе грозит. И не бояться того, что тебя прикончат, пристрелят, там, отравят, раздавят машиной. Какая разница? Неизвестно ещё, как лучше умереть. Умереть мгновенно от пули, как погибли командиры Донбасса, или сдохнуть в своей кровати, всеми брошенным, в своём собственном дерьме, извините за выражение.

2:07:51

А.Сталинов: Вот вопрос сослагательный: «Если бы в Харькове захватили Обл. администрацию, вооружились, изменило бы это ситуацию в целом?»

И.Стрелков: В Харькове была, насколько я помню, захвачена Обл. администрация, просто там не было оружия и не было решительных командиров, которые могли бы управлять.

Собственно говоря, Донецк вполне мог повторить судьбу Харькова. Вполне мог бы повторить.
Там всё складывалось точно так же: тоже не было оружия, его было крайне мало, тоже, никто не понимал, что делать, администрацию захватили, и всё. И несколько дней сидели, ждали, что же делать дальше. Рано или поздно, после Харькова, к ним бы тоже приехал, не Беркут, а, вместо СОБРа, Альфа, или как там, и зачистили их всех. Или как в Одессе, приехала бы толпа нациков, которые бы снаружи прикрывали нацгвардию, и закончилось бы всё очередным большим пожаром. В общем, если бы да кабы да во рту росли бобы…

2:09:01

А.Сталинов: Всё-таки, просят, подробнее, если есть такая возможность, кому выгодны были убийства командиров?

И.Стрелков: Выгодны? Действующей власти Луганска было выгодно убийство, конкретно, Мозгового. Он наиболее, из всех командиров, ну, Беднов тоже сыграл серьёзную роль, — сильнее всего мешали они двое.

А.Сталинов: В чём они были помехой?

И.Стрелков: Беднов реально вынашивал планы смещения их, а Мозговой являлся моральной альтернативой, и потенциальную опасность представлял очень большую. Кроме того, у него оставались в руках вооружённые силы, и он, кроме того, фактически, открыто заявлял, что даже если минский сговор будет реализован, то он будет против этого, продолжать сражаться. В этом отношении он мешал не только непосредственно Плотницкому и его шайке, он мешал и всей сурковской банде, здесь, в Москве, всему этому направлению.

Поэтому тут даже сомневаться не приходится, все сказки про ДРГ — это сказки. Можно, конечно, вешать лапшу людям на уши дальше, сколько угодно, это у наших пропагандонов замечательно получается, но для всех думающих и разбирающихся в ситуации людей — это аксиома. И на Донбассе никто не верит, включая самого Плотницкого, естественно, не верит в то, что…

2:10:31

А.Сталинов: Игорь Иванович, но тогда получается, что недостаточно, чтобы народ поднялся и просто взял оружие в руки. Он должен, тогда получается, занимать все институты власти и осуществлять полное управление…

И.Стрелков: В Для того, чтобы осуществлять управление, нужен аппарат этого управления. Вот, знаете, почему всё-таки я, когда мне говорят, что, вот, он сторонник Путина, и так далее — я подчёркиваю, я не сторонник Путина, я сторонник России.

России с Путиным во главе будет легче пройти смуту, чем без Путина, по одной простой причине: потому что он — единственная легитимная фигура в стране осталась. Кроме него, легитимных фигур нет, всех остальных зачистили. Есть Путин, и больше никого. Вот выдерни этот гвоздь, всё начнёт рассыпаться, вся легитимность власти.

А почему, много раз повторял этот аргумент, ещё раз повторю, в семнадцатом году Россия смогла пережить вот этот кошмар революции и гражданской войны, — потому что у неё были колоссальные потенциальные силы. Восемьдесят процентов населения проживало в деревне. И восемьдесят процентов населения могло кормить себя.

2:11:39

Восемьдесят процентов населения придерживалось традиционных ценностей. Слова «гомосексуалист» никто не знал. В семьях было по восемь, по десять детей. Это тот ресурс, который потом выработал Сталин и добил Хрущёв. И война взяла. Фактически, действительно, после революции по тем или иным причинам, десять миллионов мы потеряли в ходе Гражданской войны и революции, два миллиона в ходе Первой мировой войны, двадцать семь миллионов потеряли в ходе Великой Отечественной войны, вот, и сколько-то ещё, действительно, в результате репрессий.

И самое главное даже не в этом, а в том, что индустриализация вообще не предусматривает больших семей. Городское население — один-два ребёнка, максимум, не говоря уже о том, что много людей остаётся вообще без детей, бездетными. Это закон урбанизации. Вот этот ресурс мы полностью выжрали, выработали, как говорится, к шестидесятым годам. Весь запас, с которым страна подошла к семнадцатому году. Было, на основании чего восстанавливаться. И человеческий ресурс, и природный ресурс, и продовольственная была независимость реальная. С индустрией было плохо, но вот её тоже смогли построить.

А сейчас у нас что? Деиндустриализация, практически, прошла, население сокращается, по крайней мере, несущее население, то есть, русское, и ни чем его заменить невозможно, никакими таджиками, никакими узбеками, никакими, там, цыганами, никак не заменить.

А.Сталинов: Но попытки были.

2:13:20

И.Стрелков: Попытки были, но маршал Баграмян, которого, я думаю, никто не обвинит в том, что он русский шовинист, писал, что дивизия, в которой русские составляют меньше шестидесяти процентов, не боеспособна. Хоть кого поставь.

Национальные дивизии… Немцы ворвались в Крым в 41-м году, почему? Потому что дивизия из крымских татар разбежалась полностью, в полном составе. И они просто прошли по пустому месту. Как же так, не защитили перешейки? А кто защищал? Формально на бумаге была дивизия, а реально — никого.

Тоже, как сейчас в Донбассе на бумаге два корпуса, а, вот, не дай Бог, вот, не хочу каркать. Но то, что я знаю об этих корпусах, это говорит о том, что на бумаге — есть. Хорошо, что у украинцев армия такая же, на бумаге во многом. Были бы там немцы, там бы вообще всё кончилось на стадии становления.

Я помню, когда я был в Чечне, в первую кампанию сержантом-артиллеристом, контрактником, я, смотря на наш бардак изнутри, в качестве заместителя командира взвода, командира орудия, думал: Господи ты Боже мой! Если бы против нас, с нашим тогдашним, современным оружием, если бы против нас были бы немцы с оружием образца 41-го года, с их танками Т-2, Т-3, Panzer II, Panzer III — они бы нас раскатали, мы бы хрюкнуть не успели.

Но, слава Богу, сейчас и немцев тех нет, там тоже деградация очень далеко зашла, в этом есть тоже шанс для возрождения России. Деградация идет там тоже стремительно. Сто лет назад никакие псаки были просто невозможны в Соединённых Штатах. Там если бы кто‑то так один раз обгадился, там люди стрелялись тоже, там тоже было определённое представление о чести, которого сейчас нет в принципе, у них — тем более.

2:15:17

А.Сталинов: Спрашивают, знаете ли Вы кого-нибудь из ныне живущих, кто может быть выдвинут на место хотя бы временного лидера в оппоненты Путину? Или перевелась земля русская?

И.Стрелков: Здесь такой вопрос смешной, вы понимаете, выдвинут кем? Как? Ситуация, пока Путин управляет, она вообще не подразумевает, к сожалению, преемников. Идеальным для Путина было бы создание системы — Цезарь Август, той системы, которая существовала в Риме времён принципата, когда август делегировал часть своих полномочий сенату, то есть, верховный император. То есть, сенатские провинции были, сенат принимал участие в решениях и нёс часть ответственности на своих плечах. Основную власть, осуществлял, естественно, высший, верховный император, и зачастую он при жизни назначал себе преемника, который, пока август был жив, или действовал, — он учился, а потом занимал его место.

Вот эта ситуация была бы идеальной. И вот, ошибка Сталина, колоссальнейшая, именно в том, что он этого не сделал. Он не оставил после себя преемников, и случайные преемники пустили всё его дело прахом, полностью. У Путина этого нет, видимо, нет этого понимания, что это необходимо сделать. Просто нет. Есть Путин — и пустота. Помните, «Чапаев и пустота», я, правда, не смог прочитать, не понравилось, я такую философию не люблю, но… Путин и пустота. И если считать преемником вот этого жалкого Медведева — ну, это убожество. «У него даже нет усиков» (смеются). «У него даже есть талия», да?



2:17:18

А.Сталинов: Спрашивают, как с Вами можно познакомиться лично?

И.Стрелков: Знаете, если все со мной будут знакомиться лично, у меня будет ситуация примерно как у плохого управленца, который всё время, который всё время является представительным лицом, но ничего сам не решает и ничего сам не делает. Ну, я сейчас, к сожалению, лишён этой роли, но… Если по делу, то наше Движение «Новороссия», я стараюсь принимать всех, то есть, если вопрос серьёзный, там какой-то фильтр у меня слабенький есть, но если вопрос серьёзный, я общаюсь со всеми.

А.Сталинов: Тогда ответ очень простой: надо сделать что-то для Движения «Новороссия».

И.Стрелков: Или предложить что-то, что, действительно, реально поможет Новороссии, но, пожалуйста, без прожектов, типа, «а вот давайте построим подводную лодку, резиновую, и на ней полетим на Марс, и оттуда вернёмся, и разбомбим марсиан, и американцев тоже вместе с ними». То есть, нужно что-то реальное, тогда реально готов обсуждать с кем угодно, что угодно.

2:18:20

А.Сталинов: Ну, вот такой серьёзный вопрос: «Игорь Иванович, а зачем вообще помогать Новороссии, если её уже слили в Кремле?

И.Стрелков: Ну да, я понимаю, конечно, вот, знаете, та же самая проблема лично у меня стояла в конце июня – начале августа. Я уже понимал на тот момент, что никакой надежды на Российскую помощь не будет, и на самом деле, стоял вопрос: а зачем вообще мы здесь сражаемся, если всё равно нас хохлы задавят? Ну, вот, просто по факту: оружия нет, боеприпасов нет, инструкторов нет, ротами командуют бывшие сержанты, причём даже без боевого опыта зачастую. Ну, вот, всё было вот так вот.

Но мы сражались за идею, действительно. И мы продержались до того момента, пока эта ситуация не изменилась. А было, действительно, полтора-два месяца полной безнадёги, причём она была реальная. На тот момент это была полная безнадёга. Правда, я это никому не говорил, но я её прекрасно понимал. Но мы продержались, и мы удержали ДНР, и за нашей спиной устояла ЛНР, потому что основные силы они бросали всё‑таки на нас, укры. Поэтому, знаете, у Киплинга есть хорошее стихотворение в переводе я уж не помню кого,

Пусть кругом все убиты — а ты держись!
Приложись и ударь и опять приложись.
Как можно дороже продай свою жизнь.
И жди помощи Англии, как солдат,
Жди ее, жди ее, жди ее, как солдат, солдат королевы!


2:19:54

Вот, надо сражаться за то, во что ты веришь, а Бог, он своей помощью не оставит. «Зачем помогать?» — мы помогаем своим людям, русским людям, которые оказались в исключительно отвратительном положении. Но есть просто система приоритетов. Вот у меня она чёткая, вот как я её вижу: первое — вера, второе — народ, третье — государство. В этом порядке.

Выше всего — Бог, и потому что если ты не служишь Богу, ты служишь дьяволу, и соответственно ты не можешь быть нормальным ни гражданином своей страны, ни частью своего народа. Второе — ты должен служить своему народу, потому что народ первичен. Не государство создаёт народ — народ создаёт государство. Не будет народа, государство исчезнет. Исчез римский народ — рухнуло Римское государство. Исчезнет русский народ — не будет России. И только после этого — государство, как необходимое, как часть, как то, чему я присягал как военный.

И только ниже этого идут корпоративные честь, достоинство, и так далее, и тому подобное. А у нас сейчас всё подменено корпоративным вообще, даже о государстве мало думают. И изредка думают о государстве. Так вот, на Донбассе часть нашего русского народа. Мы обязаны ему помогать даже в самой безнадёжной ситуации. Даже если всё слили. Если мы русские. А если мы не русские, тогда — да, зачем помогать? Ну, если мы россияне.

2.21.20

А.Сталинов: Здесь спрашивают, а согласны ли вы, что Медведев это аналог Яценюка у нас в стране?



И.Стрелков: Я не хочу сравнивать, они одинаково мне противны, что один, что второй. Извините, я имею право высказывать свое мнение. Я его вообще не воспринимаю, вообще как «никого». То есть пустое место, паяц, клоун.

А.Сталинов: Игорь Иванович, были ли вы знакомы с Моторолой до Славянска?

И.Стрелков: В Крыму короткое время, то есть он же с нами границу переходил. То есть я его подбирал из нескольких кандидатов, которых мне предложили из состава Первого полка ополчения, потому что у нас отдельное было подразделение в Крыму.
Вот, когда набирали людей, где-то за неделю, может даже за меньше до похода, то он был один из тех, кого я отобрал, потому что он мне очень понравился. Как солдат он прекрасный. Другое дело, что, на мой взгляд, его потолок – это взвод. На взводе он был просто великолепен и делал прекрасные вещи. Он герой, он реальный герой.



Но сами понимаете, что герой... про французского маршала Сент-Арно, который в Крыму командовал, говорили, что он был великолепный командир взвода, прекрасный командир роты, хороший командир батальона, посредственный командир полка, и никудышный командующий армией. Вот, при том, что он был лично храбр и прочее... Понимаете, здесь такие есть моменты...

Моя критика Моторолы заключается не в том, что он плохой солдат или нехрабрый воин. Просто у каждого человека свой уровень. И у меня свои есть ограничения, я их прекрасно знаю.

Например я, за исключением военного дела и истории, в экономике - НОЛЬ. Ну, ноль. Я примерно понимаю, но мне она даже не интересна. Но вот представьте, если бы мне сказали возглавить экономику, то я...если бы я ее возглавил, я был бы просто идиотом. Ну да, был бы министерский портфель. Ходил бы с надутой мордой, но не более того, я бы все провалил. Именно поэтому я всегда стремился ... и на том же Донбассе я уклонялся всячески, понимая, что я не потяну гражданскую власть на тот момент. То есть в том виде, в каком она была, то есть я в ней не разбирался - -в экономике, в ситуации.

Стремился опереться на местные кадры, а их не было. Если была бы команда, которая действительно мне бы помогала, вот как в Крыму был Аксенов. Он там все понимал, у него была какая-никакая, а своя команда, можно ее критиковать, но тем не менее... Он знал, что делать во всех сферах. А в Донбассе этого не было. Не на кого было опереться. Вот в чем проблема .

А.Сталинов: Игорь Иванович, вот вы сейчас Аксенова упомянули, в последнее время стала проходить информация о недовольстве федерального центра, прежде всего правительства, Аксеновым.

И.Стрелков: Ну, а как может быть «довольство», если это не чиновник, который свою карьеру сделал , просиживая штаны в английских клубах там, на вечеринках, как говорится, на корпоративах в Газпроме, а человек, который выдвинулся своим талантом, своим умом, своей энергией. То есть там однозначно не может быть близких отношений , они другие, они совершенно разные люди.

Чалый и Аксенов - кстати, они не очень между собой ладят, но тем не менее, это люди-выдвиженцы, это реально сделавшие себя. А эти назначенцы, что они сделали полезного для страны? Как их занесло на министерские посты? Что они такого сделали? Поучаствовали в распиле советской собственности? Каждый по своей мере сил и возможностей. Единственно. Поэтому между ними не может быть понимания.



Я верю, повторяю, что я верю в то, что Аксенов сказал, что там три миллиарда эти не дошли до Крыма. Крутились здесь в московских банках. Формально выделили через какой-то банк, и там проценты накручивали. Аксенову нет смысла врать, в этом отношении я склонен ему доверять, тем более что ,как у всех у нас, у него есть недостатки, но он не тот человек, который не отвечает за свои слова. Это скорее к нашим относится, к грефам и улюкаевым, которые нам еще весной обещали, что нефть ниже 70 не упадет.

А.Сталинов: Вот действительно удивляет упрямство, ведь западный мир упорно показывает нам, что он не будет способствовать нашему подъему, нашему улучшению. И тем не менее с упорством, казалось бы достойным лучшего применения, мы продолжаем стучаться в закрытые ворота.

И.Стрелков: Ну это риторика. Это риторика тоже, а не вопрос. Да, продолжаем, потому что если, как говорится, ощущать себя шестеркой Запада все время , если ты 20 лет занимался тем, что пытался впихнуть свою страну в Запад на любых условиях, то когда вдруг выясняется, что это невозможно, возникает вопрос: «А зачем тогда все это было, до этого? Зачем тогда Советский Союз разваливали, если это невозможно?»

То есть, у некоторых людей пропадает смысл жизни, смысл всего, что они делали. Выясняется, очень немногие люди способны признаться, что все, чем они занимались многие годы , было не только зря, но и просто вредно. Вот в этом тоже корень дела , не только материальная зависимость, это еще ментальная зависимость в первую очередь, психологическая зависимость.

А.Сталинов: Игорь Иванович, вы может быть охарактеризовали себя отчасти, но спрашивают ... вот несколько вопросов само-характеризовасть себя. Считаете ли вы себя империалистом?

И.Стрелков: Это штамп.

А.Сталинов: Притом под «империей» многие разные вещи понимают.

И.Стрелков: Абсолютно. То есть это штамп, что империалист. С точки зрения , условно говоря, полусмысла, и уже «проклятый буржуй» .Почему не «проклятый буржуй»? «Империалист и проклятый буржуй», «мы назло всем буржуям мировой пожар раздуем» и так далее. Нет. Штамп, понимаете? Что вкладывается в этот штамп?

Это Бородай себя может ничтоже сумняшеся назвать империалистом, как он в своем интервью сказал. Но потому что Бородай – это позер. Для него главное - поза. А я ищу смысла во всем. Я считаю, что я.. Да , я сторонник Российской Империи в самом широком понимании ; империи, в которой русский народ...это форма существования русского народа. Сейчас. Причем я считаю, что эта форма правления предельно выгодна для всех народов, которые с нами исторически живут .

А.Сталинов: Но вот в том-то видимо и суть, что Российская Империя, она себя не вела так, как вели себя западные империи?

И.Стрелков: Никогда. Ну я не скажу, что у нас все было замечательно. Конечно и восстания подавляли, и завоевывали , и ясаком облагали. Но, извините, никто никого...то есть, после того как ситуация успокаивалась, все - якуты, башкиры, татары получали точно такие же права и обязанности, какие были у тяглового русского народа. А для многих намного меньше, потому что неправославных в армию вообще не призывали. Они от этой тяготы были избавлены. Могли служить только добровольно, если есть желание.

А.Сталинов: Но были же подразделения...

И.Стрелков: Были, но добровольные, добровольные подразделения.

А.Сталинов: После каждой такой большой войны в Москве появлялась еще одна мечеть

С: Ну извините, у нас мечети появились с тех пор как Россия стала империей. Россия стала империей еще при Иване III. И уже при Иване III значительную часть русского войска составляли служилые татары, а при Иване Грозном до трети войска, осаждавшего Казань, были татарские войска. Мы уже тогда, на грани 16-17 веков, окончательно к середине 17 века перешли из состояния национального государства в состояние империи, наднациональное.

А.Сталинов: Тоже интересный вопрос, есть люди, которые пытаются монополизировать что ли поддержку Путину. И вопросы иногда с подтекстом получаются: «Если вы готовы поддержать Путина, то что вам мешает влиться в ряды НОД, Игорь Иванович?»

И.Стрелков: Да вообще-то я как-то с Федоровым несколько раз общался, он даже меня не приглашал особо. Я так понимаю, что опять же ему я вроде тоже не особо нужен. Потом, ну зачем ему человек, которого не воспринимают особо в коридорах власти в рядах НОДа?

И, наконец, знаете, я так полагаю, есть старая истина. Наполеон ее хорошо выразил. Когда его спросили, в чем секрет его успешной стратегии, он сказал: «У меня все корпуса движутся разными дорогами, но сражаются всегда вместе». То есть идут разными путями, но сходятся в одну точку.

В данном отношении я считаю, что надо действовать оптимально. И потом, я в НОДе ничего такого плохого не вижу, они, кстати говоря, одни из немногих, кто реально что-то делают для Новороссии. Постоянно идет сбор гуманитарной помощи, в том числе и через нас отправляют. Раньше отправляли отдельно, но мы сумели наладить , слава Богу, это не моя заслуга, а начальника штаба, Сорокового Алексея Викторовича, что смогли наладить наконец логистическую систему, которая работает практически без сбоев.

А.Сталинов: Да, действительно так.

И.Стрелков: Поэтому от меня тут только в какой-то степени честность и требования , чтобы так именно было. Кстати, Корнилов неплохо работает, тут я должен отдать ему должное. Глеб. Тоже нормальная у него логистическая система. Не мы одни в этом плане.

Но вот, не знаю. Дело в том, что НОД - политическая организация . Вступив в нее , я в какой-то степени реально войду в реальную политику, а дальше что?

Но вот дальше, в чем перспектива? Я специально держусь от политики как можно дальше, я не хочу в ней участвовать. А Федоров все-таки несмотря ни на что, он карьерный политик. То есть человек, для которого политика – это не просто увлечение или позиция, это профессия. Я не хочу становиться профессиональным политиком. Я себя никогда им не видел, и не хотел этого. Особенно в нашей ситуации, когда псевдо-демократия, псевдо-выборность. Тут надо, чтобы становиться профессиональным политиком, заранее идти на то, что ...идти на сделки с совестью, разучиться говорить правду.

Ну, допустим, правду я , как ни странно, служа в Федеральной Службе Безопасности в течении 16 с половиной лет, я намного больше мог говорить правды, чем если был бы политиком. По крайней мере внутри организации. Пока там тоже не начали выдавать желаемое за действительное массово. Сначала в документах, а потом и во внутреннем общении . Давайте дальше.

А.Сталинов: Вот вопрос лаконичный: «Пьете ли вы водку?».

И.Стрелков: Да. Но очень ограниченно и достаточно редко. То есть далеко не каждый день и не каждую неделю. И допустим сейчас, во время поста, я вообще не употребляю крепких напитков, никаких.

А.Сталинов: Посты вообще мало времени на это оставляют.

И.Стрелков: Ну я соблюдаю два основных поста, к сожалению. Я могу сказать так, что я соблюдаю Рождественский пост и Пасхальный Великий пост. Другие посты как-то вот не сложилось, и находясь на службе...причем я начал соблюдать посты достаточно давно, то есть начиная пожалуй со второй Чеченской войны , я начал соблюдать посты достаточно аккуратно, по возможности.

А.Сталинов: Что вас подтолкнуло?

И.Стрелков: Ну как, я все-таки считаю себя верующим человеком.

А.Сталинов: Вы долго верующим были?

И.Стрелков: Ну вообще-то еще воцерковился, насколько это можно сказать, начал причащаться еще в начале 1990х. То есть первое причастие я принял , если не ошибаюсь, в 1991 году.

А.Сталинов: Но вы сами как бы такой репер поставили, после войны стали соблюдать...

И.Стрелков: Нет, я даже в Чечне постился. По мере возможностей. Нет. Ну надо же все-таки, как говорится, если считать себя православным верующим, надо все-таки соблюдать. А потом здесь же это неформально. Если не соблюдать постов, хотя бы изредка не молиться, то реально начинаешь ощущать, как оскотиниваешься. А тем более на нашей службе, которая в общем-то не самая легкая в этом отношении - -сверять... Очень многие люди, которые, я знаю, были честными, хорошими изначально, искренними патриотами, не придя к вере, реально оскотинились.

Да тот же Бородай. Когда-то это был действительно честный патриот, искренний достаточно человек. Сейчас это лицемерная гадина, продажная и предавшая все и вся.

А.Сталинов: Следующий вопрос: Много есть идейных людей, которые хотят ехать на защиту людей Новороссии, но не имеют на это средств. Как вы считаете, почему нет организации, которая решает эти вопросы?

И.Стрелков: Мы когда-то помогали в решении таких вопросов, сейчас у нас на это средств нет. Это все, что я могу ответить. Но наше государство, оно не заинтересовано в большом количестве добровольцев, к сожалению. Ни тогда, ни сейчас. Государство само по себе, добровольцы сами по себе. Если государство не поддерживает толком - -оно вообще не понимает, чего оно хочет в Новороссии на самом-то деле, судя по разнонаправленным действиям, разновекторным , то с чего оно должно помогать добровольцам?

А.Сталинов: Вот спрашивают: советскую власть вы тоже считаете «кривой демократией»?

И.Стрелков: В советской власти было больше демократии, чем сейчас, и меньше, чем , ну пожалуй, что даже местами чем в некоторых имперских институтах. Да, в какой-то степени считаю ее кривой. То есть извращенной. Я считаю, что советская власть очень много... с одной стороны сделав очень много для восстановления социальной справедливости, с другой стороны убила духовную составляющую этой справедливости. И в результате, условно говоря, получилась религия без Бога. Которая не может быть долговечной. Вот коммунизм это, на мой взгляд, религия без Бога.

Я рос в семье , где параллельно сочетались и очень сильные советские традиции, очень сильные, и сохранялась , особенно по женской линии, вера православная. Вот достаточно интересное сочетание, и оно прекрасно дополняло друг друга.

Мой дед покойный, Царствие небесное, был жесткий сталинист. При этом он с огромным уважением, как ни странно, относился, будучи сам выходцем из бедной деревенской семьи - прекрасно относился к царской армии. Очень ее почитал, уважал. Считал царских офицеров образцом. А с другой стороны он был член партии ВКП(б) с тысяча девятьсот...кандидатом с 1940, а на фронте коммунистом с 1941.

А бабушка была верующая очень сильно. По-настоящему воцерковленная была , глубоко верующая женщина, и они прекрасно жили, прекрасно .

А.Сталинов: Я пропущу несколько вопросов, потому что Игорь Иванович практически полностью ответил. А следующий вопрос : «почему объекты Газпрома работают на территории, контролируемой ИГИЛ. Группировка в Сирии - -карманная армия Газпрома?»

И.Стрелков: Я не обладаю подобной информацией, не могу ручаться ни за ее достоверность, ни за ее недостоверность, поэтому я не могу комментировать то, чего не знаю. Дальше.

А.Сталинов: Опять спрашивают ваше отношение к Захарченко. Кажется Игорь Иванович уже выразил...

И.Стрелков: Я уже сказал много раз, что Захарченко - человек...я отношусь к нему ОТРИЦАТЕЛЬНО. И у меня есть на это ряд оснований, которые я не могу озвучить, личных причем, связанных с нашей совместной еще деятельностью, очень веских.
А с точки зрения его общей деятельности - -невозможно, будучи руководителем государства, избранным народом , подписывать признание себя «отдельными районами» - это просто....Честный человек, нормальный, на такое пойти не может. Не говоря уже обо всем остальном.

А.Сталинов: Игорь Иванович, как монархист, вы не считаете себя личностью, способной занять место у власти, при условии, что выбор не велик?

И.Стрелков: Это вопрос мягко говоря нескромный. На данный момент я к этому не готов, честно могу сказать, и более того, я не вижу для этого никаких оснований. Условно говоря, полагаю, что для того чтобы вообще чем-то командовать, что-то делать, необходимо проходить очень серьезную школу.

Моя школа, к сожалению, закончилась на уровне заместителя начальника отдела центрального аппарата ФСБ. Это уровень относительно высокий, но это уровень явно не соответствующий государственной деятельности.

То есть это может получиться такая же ситуация, если вдруг я окажусь вознесен к каким-то вершинам власти, какая у меня была в Славянске и Донецке, когда, не будучи полевым командиром, обладающим опытом, то есть, не имея чисто военного образования, и не имея опыта командования даже ротой, именно практического командования во время боевых действий, мне приходилось сначала командовать батальоном, потом уже фактически бригадой и крупнее. И острейше ощущался недостаток опыта и базовых знаний.

Нет, я могу сказать следующее: что глядя на этих улюкаевых и медведевых, наверное я бы тоже... уж хуже не бывает, знаете! Это дилетанты надутые, как говорится, которые пришли к власти. Но я все-таки полагаю, что у нас есть и специалисты серьезного уровня, пусть даже очень сильно пожилые, которые справятся в десятки раз лучше, чем я, и в сотни раз лучше, чем они. Я достаточно самокритично...не самокритично, а трезво оцениваю свои способности. Могу повести за собой людей, но управлять в реальной ситуации, когда требуется постоянная каждодневная работа, в которой ты не разбираешься, то... нет, желающих конечно будет много, но нужен уровень определенной компетентности .

Вот чем была сильна советская система, при всем том, что она сама себя сожрала - отсутствие нормальной идеи, стержня - - оно убило советскую власть, а так там была нормальная, отлаженная бюрократическая система. Двойная причем - партийный контроль перекрещивался с чисто административным. Люди проходили во власть, наверх, уже пусть даже будучи в серьезном возрасте, но пройдя последовательно много, много, много ступеней.

А нынешние , они оказались там - вот сразу прыг! - и запрыгнули, и такие красавцы все. Начали щеки дуть и красоваться. Нет, если я критически отношусь к ним, и считаю себя вправе критиковать их за непрофессионализм, то , извините, я должен с такой же меркой подходить и к себе. Я тоже непрофессионал в управлении. И очень узкий уровень знаний, то есть очень узкий коридор. Работа в Федеральной Службе Безопасности, война и историческая наука - вот все, что я на самом деле умею. За пределами вот этой сферы я очень слаб. Иногда вообще никакой. Дальше.

А.Сталинов: Игорь Иванович, спрашивают, почему не ликвидирована фабрика Порошенко в Липецке.

И.Стрелков: Я не считаю вообще нужным ликвидировать какие-либо фабрики, а то, что оно до сих пор принадлежит Порошенко, это конечно нонсенс, с моей точки зрения. Если назло бабушке отмораживать уши, то есть сжечь фабрику назло Порошенко, то , извините, там вообще тысячи людей работают. Это местная составляющая экономики.



Ну а если исходить из нашей извращенной логики, которая действует в государстве, то Порошенко - «уважаемый партнер». С какого ляда его фабрику отбирать у него? «Уважаемый партнер». Мы ему газ даем, нефть, уголек. Мы его признали ПЕРВЫМИ! Легитимным признали, в тот же день после того, как его выбрали. С чего мы у него что-то отбирать будем? Это он может кричать, что он у нас Крым заберет, Донбасс заберет, а мы же толерантные до безобразия. Кстати, одно из слов, которые я терпеть не могу. Давайте дальше.

А.Сталинов: Следующий вопрос, спрашивают о статье Славика Рабиновича о друзьях Путина и его криминальных связях в Питере.

И.Стрелков: Прочитал, да, перебросили эту статью, не могу комментировать, поскольку не могу ее проверить никаким образом, к сожалению. Ознакомился с интересом. Ну что сказать? Может быть - только и всего. Но это никак не отменяет то, что я говорил про Путина и про его обреченность либо быть с нами, либо утонуть вместе со страной. Вернее, утонуть самому, утопив страну. Никак не отменяет .

Поймите, что здесь Путин - это уже не какое-то конкретное лицо, не какая-то индивидуальная личность, это просто уже элемент системы. Либо он поступит как человек - а как человек он может обладать колоссальнейшим количеством недостатков, а если он выполнит свою роль в качестве президента системы, он войдет в историю все-таки как великий человек, а не как Горбачев или Милошевич и Янукович. Вот о чем он должен думать, на мой взгляд, на данный момент.

Он уже в истории, но кем останется в этой истории? Иудушкой, или все-таки войдет в историю как великий государственный деятель? А не ПОСЛЕДНИЙ государственный деятель России. Кстати, все шансы есть на это. Что он может оказаться последним. Если его такие лавры интересуют, какие у Горбачева были -тогда может быть. Давайте дальше.

А.Сталинов: Спрашивают, Игорь Иванович, как можно поменять ситуацию на Донбассе?

И.Стрелков: Очень просто: открыть границу со стороны России, тут же уравнять, то есть ввести ту же самую российскую систему, одновременно ввести там дееспособных управленцев. Ну сначала навести там короткую зачисточку, небольшую, вот всех подоночков-то рассажать, а кого-то и по законам военного времени ... Сначала навести порядок, а после этого просто включить Донбасс в российскую экономическую систему, это сразу решит две трети проблем. Да, конечно социальной справедливости там не будет, но, по крайней мере, люди перестанут голодать и перестанут получать копейки за ту же самую работу, которую в России делают за рубли.

А.Сталинов: Ну да, для тех , кто не в курсе: средняя зарплата это 2000 рублей с ценами, близкими к московским.

И.Стрелков: Ну там зарплаты разные, но 15-тысячная зарплата в армии, воюющей, подчеркиваю, это считается одна из самых высоких зарплат. У медсестры там 2500-3500 рублей, работников ВУЗов то же самое. Шахтеры там - зависит от шахты, от жадности хозяина шахты. Мне тут рассказывали, что по 300 рублей некоторым в месяц выплачивают, то есть вообще смешные деньги.

А.Сталинов: За труд шахтера?

И.Стрелков: За месяц. На одной из шахт Макеевской, у меня даже где-то записано, я писал об этом. Об этом возмутительном случае. А когда они забастовали, к ним спустился директор шахты и сказал, что их всех по законам военного времени прямо в лаве закопают и все, если они дальше продолжат. То есть законы военного времени у них для своего употребления всегда есть.

А.Сталинов: Вспоминается образ эталонного резинового метра, который можно растянуть, сжать...

И.Стрелков: Ну да, согласен.

А.Сталинов: Следующий вопрос: просят высказать свое мнение о некоторых личностях: о Навальном, о Ходорковском, и о...

И.Стрелков: Ну хорошо, Ходорковский - -враг, предельно циничный мерзавец, который ...

А.Сталинов: О Навальном, Потапенко, Ходорковском.

И.Стрелков: Потапенко - я если честно, не совсем понимаю, кто это. Не на слуху, просто не знаю. Ходорковский, я сказал, - мразь, олигарх, убийца - реальный факт. То, что его наконец собрались судить за то, за что давно следовало – это конъюнктура, естественно, это понятно, но по идее его надо было судить еще тогда, и не за какие -то там, не за ЮКОС, не за уход от налогов, чем они все занимались поголовно. Все олигархи занимались уходом от налогов. То есть враг России, враг русского народа, никаких проблем.

Что касается Навального, то это тоже системный либерал, он на самом деле ничем фактически не отличается по своей идеологии от какого-нибудь Улюкаева или Грефа, а иногда они такие перлы выдают, что даже его в радикальности переплевывают, особенно Греф – красавчик. Враг просто. Если власть придет к таким как Навальный, уже не говорю о нем самом, то от России не останется рожек и ножек.

А.Сталинов: Я думаю, будет очень похоже на Украину.

И.Стрелков: Ну да. Потапенко не на слуху, не совсем понимаю, о ком идет речь.

А.Сталинов: Спрашивают также о вашем отношении к Максиму Калашникову.

И.Стрелков: Максим Калашников - мое отношение к нему: это человек, который не боится предоставлять мне ту трибуну, которая у меня есть. Если бы были другие люди, я знаю, кстати, массу других журналистов, которые боятся это делать, которые ко мне относятся не хуже, чем Максим Калашников, как минимум - а я не спрашиваю его , как он ко мне относится, - но которые работают в изданиях, и они не могут этого сделать. В любом случае я буду пользоваться той трибуной, которая мне по возможности предоставлена, чтобы выполнять свой долг, как я считаю, по отношении к Новороссии. Он, по крайней мере, не боится, это уже заслуга.

А.Сталинов: Еще один журналист - Марат Мусин

И.Стрелков: С Маратом Мусиным мы давно знакомы, еще с конца 1990х годов, наверное. Боюсь соврать, но с начала 2000х точно. У нас были просто общие друзья. Нормальные отношения, рабочие. Не скажу, что мы друзья, но приятельствуем давно, неоднократно вместе за столом сидели. Много раз. Я с ним раз в месяц- раз в два встречаюсь.



Он много мне рассказывал по ситуации в Сирии, он же оттуда не вылезал последние годы. Каждый раз, когда он возвращался из Сирии , я старался с ним встретиться, просто чтобы для себя понять, что там происходит. Лучше его там мало кто знает из журналистов эту ситуацию.

А.Сталинов: И вот еще один человек, о котором спрашивают, о Валерии Болотове.

И.Стрелков: Я его вообще не знаю, только знаю тот факт, что он несколько раз публично заявлял, что он отправляет нам помощь, но к нам не приходило ничего. То есть фактически это была болтология для пиара. И один раз я с ним разговаривал по телефону, находясь в Славянске, просил у него оружие, он обещал, и ничего не отправил. Это было тогда, когда у него было несколько тысяч стволов, а у нас их было всего полторы сотни, это вот для развертывания...

Знаете, да: «хороша ложка к обеду». Вот если б нам тогда хотя бы несколько сотен автоматов в конце апреля, может быть мы бы Изюм бы захватили. Харьков не Харьков, но уж по крайней мере....А у нас вот было то, что было. И было достаточно долгое время, примерно две-три недели., когда вообще не росло количество оружия, только за счет каких-то обрезов, охотничьих ружей, отдельных автоматов, выкупленных за безумные деньги , или украденных откуда-то.

А.Сталинов: Сторонник НОД хочет вас поправить, он говорит «Я не согласен с вами, не надо ждать, пока Путин попросит. Евгений Федоров не от себя говорит, что Владимиру Владимировичу нужен запрос от народа для запуска процесса чисток элит»

И.Стрелков: Ну значит, я, наверное, что-то не понимаю, потому что Евгений Алексеевич мне не говорил, что он мне передает слова Путина, поэтому как-то вот ... о том, что ему необходима поддержка от меня лично.



А.Сталинов: Спрашивают, как вы относитесь к чекистам.

И.Стрелков: Каким? Вот сразу возникает еврейский вопрос на вопрос: «Каким чекистам?» Чекисты бывают разные.
Есть Дзержинский , который был сознательный враг русского народа. Вообще русских ненавидел, смертельно. Будучи наполовину евреем, наполовину поляком , вот ненавидел со всех сторон. «Потомок шляхты» как говорится.
Есть Менжинский - такой же красавчик.
А есть, допустим, Сталин. Есть разница?
Есть Берия, которого тоже можно назвать «чекистом», очень неоднозначный человек, который...
Есть Ягода с Ежовым, которые однозначно мерзавцы. Какие чекисты? Слишком общее понятие. В разные эпохи были разные люди.



А.Сталинов: Но некоторых и сейчас можно назвать чекистами - сторонники чрезвычайных мер...

И.Стрелков: Если сторонниками чрезвычайных мер, то , как человек, привыкший работать именно в условиях жесткого кризиса, всю свою жизнь работал в условиях жесткого кризиса, ну по крайней мере значительную часть; в Чечне - там только во вторую кампанию с 1999 по осень 2005 я почти не вылезал из нее - -кто знает, тот знает. Конечно, меня можно назвать сторонником чрезвычайных мер - так простите, я в мирное время и не лезу никуда, и не лез никуда. Потому что вот , да, годен только для чрезвычайных ситуаций, действительно. Как только чрезвычайная ситуация заканчивается, мне становится скучно, честно скажу. Но у нас сейчас вся жизнь чрезвычайная, и скоро будет еще веселее, я так понимаю.

А.Сталинов: Можно сказать продолжение вопроса: а как вы относитесь к массовым расстрелам?

И.Стрелков: Каким? Вот тоже глупый вопрос. Что такое массовый расстрел? Это Бабий Яр? Это Катынь? Это что такое, «массовый расстрел»? Где массовый расстрел? Вот глупые вопросы, понимаете?

Как я отношусь к пыткам, допустим? Такой же вопрос можно задать. Вообще-то в 17-18 веке пытка была нормальным элементом судопроизводства, без пытки вообще ничего не происходило. Вот как вот? Так, конечно против. Но вообще-то я служил ... работал, в том числе с подразделениями спецназа – так просто для... Как? Плохо отношусь. К массовым расстрелам - если меня будут расстреливать, то конечно плохо отношусь, это стопроцентно! (смеется). Массово или не массово.

А.Сталинов: Спрашивают как вы относитесь к идеям Владимира Васильевича Квачкова о воссоздании Российской империи, а также к методам достижения этой цели?

И.Стрелков:
Я уже отвечал свое мнение в отношении Квачкова, поэтому комментировать его идеи я не буду.

А.Сталинов: Где вы отвечали?

И.Стрелков: А на своем форуме все время отвечаю, там, по-моему, у меня про Квачкова спрашивали. Я его считаю лично честным человеком, и считаю его патриотом, но к его идеологии и практике... я считаю, что он сам себе вырыл, как говорится, яму, в которую попал. Вот все, что я могу сказать. Поэтому его идеи и мои идеи... У меня свои идеи, как говорится. Имеются на этот счет.

А.Сталинов: Какое ваше отношение к Анатолию Шарию?

И.Стрелков: Шарию? Очень остроумный и умный человек. И с ним было бы интересно подискутировать и пообщаться в любой форме. Человек действительно талантливый.



А.Сталинов: Ну я думаю, это на самом деле не проблема, Анатолий, насколько я знаю, достаточно открыт тоже для общения...

И.Стрелков: Ну просто там вопрос может быть технический, во-первых.
Во-вторых, я так понял ,он все-таки немножко с других позиций выступает, будет ли ему это удобно? Я бы с ним с удовольствием пообщался в любом случае. Если он сочтет для себя это возможным, потому что у него там могут быть проблемы. Тот же Демура отказался от дискуссии со мной, хотя там типа рвал и метал, «вот я бы его типа раскатал!», как он Бощенко передавал. Но у него там могут возникнуть проблемы с российским законодательством в ходе нашего спора.

Поэтому я это воспринял как аргумент, и не имею.... я действительно думаю, что не знаю, раскатал бы он меня, или нет, но как причина отказа вполне понятная, и скорее всего соответствует действительности. А я не знаю у Шария какая там, у него аудитория сложная, и ему в первую очередь... я так понимаю , ориентированная на украинскую аудиторию, а для украинской аудитории я работаю в качестве пугала огородного.

А.Сталинов: И вот простой вопрос: почему Путин Крым взял?

И.Стрелков: Не знаю. Я с ним не общался. Я тоже очень... для меня этот вопрос тоже очень важен по одной простой причине: взяв Крым нельзя было останавливаться. А если не собирался идти дальше, то зачем было брать Крым? Можно было дальше гнить еще до 2020 года спокойно на нефтяной игле. Не знаю. Не знаю, почему.

А.Сталинов: Просто есть какие-то моменты, которые не вписываются в образ...

И.Стрелков: Мы сейчас с вами отвечаем на вопросы, а не занимаемся гаданием на кофейной гуще, правильно?

А.Сталинов: Верно.

И.Стрелков: Ну вот, поэтому нет смысла обсуждать. Сейчас мы будем как политологи, как говорится, записные, выдумывать вместо Путина «хитрые планы», и их опровергать вместо там кого-то другого. Зачем?

А.Сталинов: «Добрый вечер, какое ваше мнение по поводу русского Казахстана, северной части так называемого Семиречья, ведь там тоже проживает русское население?»

И.Стрелков: Ну, Семиречье это не совсем северный Казахстан, на самом деле. Семиречье немножечко...это пожалуй все-таки юго-восточный Казахстан. Алма-Ата это бывший Верный, по-моему, Семиречье там где-то недалеко.



Северный Казахстан это ... Я считаю, что Казахстан , желательно чтобы он вернулся в состав единого государства целиком, вместе с казахами. И не считаю, что это будет плохим выходом для казахского народа, но в конце концов, если речь пойдет о том, что Казахстан допустим, действительно будет строить свое национальное государство - продолжать строить свое национальное государство, и если в этом государстве не будут преследовать русских, которых там масса, им будут предоставлены более-менее равные возможности, по сравнению с титульной нацией, то зачем обязательно его присоединять? Пусть он будет дружественным соседним государством.

Вот поймите, что проблема Украины даже не в том, что она отдельная, Украина, хотя я никогда ее не воспринимал в качестве отдельной, это для меня как ножом по сердцу. И Белоруссия и Украина как отдельные государства - это просто САМОВРЕДИТЕЛЬСТВО. САМО-вредительство причем. Отрезая себя от единого русского народа, они обрекают себя на мутацию. Причем мутацию зловредную, злокачественную. Но если бы на Украине действительно ...она была единой частью ...дружественна к России не только на словах, а на деле, мы вполне могли бы существовать в постоянном твердом тесном союзе. Как, собственно, с Белоруссией. Никах претензий бы не было, никогда бы не возникла мысль идти на Славянск. Но на Украине после одной русофобской власти пришла к власти ультра-русофобская. И теперь уже вариантов нет, время это покажет

А.Сталинов: Ну а нет ли опасности, что как Украина стала жертвой алгоритма, что «Украина не Россия», что то же самое может произойти и в Белоруссии - «Белоруссия не Россия» , то же самое Казахстан...ведь историческая подоплека – это все части Российской империи?

И.Стрелков: историческая подоплека к этому ясная. Вопрос только в том, что может и должно и обязательно скорее всего произойдет, если Россия будет вести себя так же беззубо и бесхребетно, как она ведет сейчас.
Если Россия будет интересы Газпрома ставить выше интересов государства, а поскольку Газпром у нас... других они не понимают, то получается и выше интересов народа. Вот если так будет продолжаться, на нас все будут плевать, и никто к нам не захочет никогда не то что присоединиться, но даже союзником нам быть. Зачем дружить с теми людьми, кто думают только о бабле, причем о бабле конкретных людей.

У нас произошла подмена интересов страны и народа интересами группы корпораций, управляемых друзьями.

А.Сталинов: (3.01.35)

Вопрос по акции на Поклонной горе – после проведения акции Путин говорит о народной поддержке.. Игорь Иванович, насколько эффективными вы считаете акции НОДа (?) Были ли вы, поддерживаете ли вы, как относитесь

И.Стрелков: Я не был на Поклонной горе. Вообще, к уличным акциям отношусь, как бывший государственный чиновник, тем более, имевший отношение к безопасности, с некоторым подозрением. Я не люблю толпу. Помните как в фильме: если бы вы действительно были умными, полезными(?) людьми, то ходили бы строем, а не кривлялись бы на подмостках. То есть, сложно мне ответить на этот вопрос.

Но, ко всему, что говорит наш президент, не нужно относиться, к сожалению, не буквально. Он, к сожалению, как и большая часть нашей власти, говорит разные вещи, в разное время. Понять где он говорит правду, а где исходит из политической целесообразности какой-то, сложно…

Опять же к уличным акциям НОДа – слышал о них , но конкретно не могу компетентно ответить, нет сформированного мнения. Может они и полезны. Подчеркиваю – я не классический политик, который всем этим занимается.

А.Сталинов: Но тем не менее, приходят такие вопросы, спрашивают: как бороться с салафизмом……

(3.03.20)

И.Стрелков: Только радикально. На радикальный вопрос должен быть только радикальный ответ.



Салафизм – это то, что привело к войне в Сирии, это то, что является лайт-версией ваххабизма, причем, не сильно «лайт». Его нужно удалить превентивно.
Я уже отвечал на этот вопрос, что его отличие от ваххабизма только то, что ваххабит должен джихад начинать в любом случае, а салафит – только тогда, когда шанс на победу становится больше 50%., когда количество мусульман позволяет рассчитывать на победу.
Все. Разницы нет в остальном. Выжигать каленым железом. Джихад в любом случае является теоретической частью учения. Всех уличенных в салафизме нужно депортировать за пределы нашего государства с последующим лишением гражданства, и это в лучшем случае. Пусть они развивают свое учение в другом месте. А если успели сагитировать кого-то – сажать далеко и надолго, с последующей высадкой такой же, никого не оставлять, корни рвать сразу. Не надо с ними церемониться. А то они растят зуды дракона. Давно растят.

А.Сталинов: Нужно ли расследование событий, произошедших в конце восьмидесятых, в начале 90-х, наказание виновных



И.Стрелков: Полагаю, что расследование необходимо, хотя бы с точки зрения восстановления конкретной исторической вины, кто что сделал, в чем виноват, чтобы выявить те рычаги, которыми Запад подрывал страну. Чтобы приобрести тот опыт необходимый, чтобы понять, какие агенты тогда были поставлены. Выявить тех, которые тогда были посажены в глубокое залегание и продолжают работать, тех кротов. А вот наказывать – это нужно осторожно, потому что иногда вместе с водой можно выплеснуть и ребенка. Так вот если вернуться к той проблеме – раковая опухоль и метастазы.

Так вот, метастазы нужно вырезать очень аккуратно, в несколько операций. Потому что если метастазами опутана печень, то тогда нужно всю печень менять, условно говоря. То есть, их удаление – вещь обоюдоострая. Надо не навредить. Наша задача, я считаю, настоящих патриотов, не в том, чтобы наказать, а в том, чтобы возродить страну. И если ради этого нужно будет простить Анатолия Борисовича Чубайса, хоть кратным условием будет. Надо Анатолия Борисовича простить. Иначе это опасно.

Как ни смешно – я терпеть не могу этих мерзавцев, но у нас цели созидательные или разрушительные – до основанья, а затем? Можно и так. Получить мимолетное удовлетворение и потом видеть, как все рушится в огне и пламени? Не интересно, абсолютно неинтересно. Возвращаемся к Владимиру Владимировичу. Именно по этому, вот так вот моя позиция

А.Сталинов: Этот вопрос задавали на прошлой прямой линии – ваше отношение к концепции общественной безопасности

И.Стрелков: Ну Алексей Викторович дал мне почитать книгу. При том, что там выражено очень много правильных идей, ее составляющая с эгрегорами – я ее просто как верующий человек принять не могу, я просто полистал и положил в сторону.

А.Сталинов: Почему?

И.Стрелков: Много черного всякого.

А.Сталинов: Тайны управления человечеством?

И.Стрелков: Да, тайны управления человечеством

А.Сталинов: Да, там популярным языком он пытался изложить…

И.Стрелков: Да, популярным языком, но приходилось в своей жизни сталкиваться с такими вещами. И ничего, на мой взгляд, хорошего, я там … Поскольку ОД «Новороссия» не является религиозным движением, ничего и никому там не навязывается. У нас среди актива есть и, христиане, и мусульмане, и, к сожалению, атеисты… Ну, кобовец и кобовец – главное, чтоб он выполнял свою работу на благо Новороссии.

А.Сталинов: Возвращаемся к Харькову. Как вы считаете – возможно ли там восстание, или невозможно

И.Стрелков: Нет, невозможно. Восстание возможно тогда, когда его готовы поддержать. Вот если бы Харьков, харьковчане – сторонники России, твердо знали, что Россия придет и поможет, то тогда бы было возможно об этом даже теоретически рассуждать, а пока у нас минская бодяга продолжается, никто у нас и нигде не восстанет. Судьбу повторить Славянска и Донецка, а скорее всего, и такой судьбы не будет. А будет вот тоже самое, как одесская история. Никто не хочет.

А.Сталинов: Спрашивают о скандале Саакашвили с Аваковым – что это конфликт пешек, просто игра.

И.Стрелков: Нет, это не конфликт пешек, не игра - это степень деградации уже зашла настолько далеко…Это театр абсурда. Кстати, он у нас тоже существует. Может. Не в такой форме, но..

Показать видео

Можно сколько угодно изгаляться, что грузин, еврей, армянин и грузинский еврей, украинский еврей, армянский еврей там управляют Украиной, то есть страной, там дерутся, плещутся водой из стакана в лицо. Но, на самом деле, все эти роли – свидетельства, симптомы несостоявшегося государства. Ну нету элиты своей. Вообще. Даже вот в зародыше.

(3.09.37)

А.Сталинов: Игорь Иванович, а что вы подразумеваете под элитой? Характеристики..

И.Стрелков: Под элитой я подразумеваю.. Есть элита формальная …Это те, кто находится у власти, в высшем слое общества, как говорится, едят больше всех, и несут самую большую ответственность. Это формальный подход. С этой точки зрения, у нас элиты две. Греф, Улюкаев, Набиуллина, Чубайс , Рабинович,. Абрамович и прочие там. А с точки зрения неформальной, они не элиты, они – шудры(?), пробившиеся к власти. Шудры у этой власти

А.Сталинов: Кастовый термин

И.Стрелков: Мы все-таки потомки индоевропейцев, поэтому ничего страшного я не вижу. Система кастовости, разделения никак христианству не противоречит. То, что все равны перед Богом, не значит, что все равны на Земле, так было и будет, любая система иерархична.
Поэтому есть люди, которые мыслят духовно – это священники, брамины – в нашей ситуации, сейчас.
Есть люди, которые являются плечами и руками, это государственно мыслящие, служат государству, народу – это воины, политики, государственные деятели.
Есть желудок –это торговцы и все остальные предприниматели.
Есть ноги – крестьяне, те, кто работает, производят - рабочие.
И есть вот шудры – грязь с ног. Это и есть шудры, можно называть какими угодно словами, но я вот предпочитаю. Так, на мой взгляд.

Но можно назвать по-другому. Но у нас сейчас люди желудка, и люди грязь с ног кривляются на телевидении как Соловьев, другие управляют мозгами, направляют тело, и тут оно идет не туда, куда направляет голова, а куда желудок ведет: жрут, жрут…

Вот наша беда. Что настоящие кшатрии и брамины полностью оказались вытесненными из власти. Нет их.

А.Сталинов: А вы задумывались в свое время, почему это так произошло

И.Стрелков: А деградация общества. Падение общества без веры. Если в обществе нет веры, то человек верящий, то есть человек высшего духовного сословия фактически не нужен там. Так же точно, люди с честью, которые готовы сражаться и управлять, условно говоря, не получая за это величайших дивидендов, они вытесняются.

Отменив Веру, отменив Бога, фактически, советская власть систему нашу сломала. Причем некоторое время система продолжала существовать по инерции, даже достигла высочайшего расцвета при Сталине, в какой-то момент. Правда, какой ценой. Но это была уже инерция. Если нет Бога, если нет Веры, если нет души, духовной составляющей – вся эта пирамида все равно рассыпается. И если она рассыпалась, остается один желудок, вот он наверху. Когда желудок на своем месте, он приносит пользу. Когда он помещен в голову – результаты видны на лицо, вот мы бьем сами себя. Сами себя.

А.Сталинов: Вы уже вроде бы отвечали: Вопрос о Суркове - как же его убрать?

И.Стрелков: Да дело не только в самом Суркове, понимаете?
Почему я на него всегда обращаю внимание: во-первых, он самый талантливый из всех, которые там присутствуют, поэтому самый опасный, это во-вторых. И в третьих, он отвечает за Новороссию, он, он там управлял.

Любую работу можно сделать по-разному. Вот он ее делал, как Аваков с Саакашвили построили театр абсурда – вот так Сурков в Новороссии построил театр абсурда. Ведь там есть выбор между плохим, очень плохим и конченым дерьмом, Сурков выберет конченое дерьмо. Потому что им легче всего управлять, манипулировать, а потом не жалко вытереть ноги. Я по нему сужу, а так их там много, это та самая часть, которая связана с западной элитой, мыслит себя как западная элита и мечтает о месте в прихожей западной элиты. Вот их всех надо убирать от власти.

А.Сталинов: Можно привести исторический аналог происходящему

И.Стрелков: Можно, пожалуйста. Смутное время. Смутное время, начало XVII века. Там таких аналогий полно. Приводят сравнение с кириевщиной. В чем- то верная аналогия, а в чем-то не совсем. При кириевщине русские войска подавляли повстанцев, а у нас этого нет, у нас, скорее, наоборот. Поэтому наиболее ясная аналогия, я не помню - шведам, по-моему, в управление отдали на время, чтобы они Шуйскому предоставили воинский контингент. На самом деле, чистых аналогий нету, но близких очень много.

Вот в 1612 году у нас сидело формально, то есть управляла семибоярщина, а реально управляли поляки. И у нас тоже. Очень много сходств. Донбасс – это один из участков. Вот просто, когда у человека чума бубонная, у него возникают бубоны. Но они не причина болезни, а всего лишь симптом. Вот и там сейчас наиболее остры симптомы.

А.Сталинов: Спрашивают про харьковских партизан, не могли бы вы сказать

И.Стрелков: Я не могу про них ничего сказать, потому что ничего про них не знаю. Действующих, по крайней мере. Те, кого я знаю, давно уже здесь, в России. Вынуждены были оттуда уйти. И представьте, что даже если бы я знал. Если бы я начал отвечать на этот вопрос, я был бы просто… Какой из меня тогда сотрудник органов безопасности.

А.Сталинов: В каком регионе начнется восстание, как выдумаете, возможно ли это?

И.Стрелков: Восстание начнется только в том случае, если Россия четко обозначит свою позицию наконец-то, я считаю. И скажет, что ей нужны от Харькова до Одессы территории, что это наши территории, и желательно до Киева, но Киев автоматически потом будет. Только тогда. Пока Россия не понятно чего говорит, пока Порошенко уважаемый партнер, нигде восстания не будет.



Зачем вам восставать, если вас потом в составе отдельных районов обратно - никто за это восставать не будет, и на Донбассе за это никто не восставал. Когда будет конкретный пример, и в Донбассе будет нормальная власть, которая будет действительно лучше, по крайней мере, украинской, вот тогда, может быть, будут восстания. Но пока .. имеем то, что имеем. Точно такое же, как бы выразиться -цирк. Такой же, как на Украине, только еще с кровью и стрельбой.

А.Сталинов: Нас, тех кто разделяет ваше мировоззрение, довольно много. Есть ли какие-то способы объединиться?

И.Стрелков: Конечно, есть. Но не забывайте одну такую вещь: объединяться для того, чтобы просто собраться и потрындеть, как делает большинство патриотических организаций – собрались, все говорят правильные слова, а чего дальше? Ресурсов нету, административно никто не поддерживает, более того, препятствует, на выборах перспектив никаких. Что дальше-то делать? Собраться можно.

А.Сталинов: А следующий вопрос как раз – а что вы сами собираетесь делать до изменения ситуации

И.Стрелков: А до изменения ситуации , я уже сказал – я волен только в условиях одной ситуации – в условиях чрезвычайной ситуации. Все остальное время – я не знаю, что они

А.Сталинов: А где грань между чрезвычайной..

И.Стрелков: Она близка к чрезвычайной, вот сейчас я считаю своим долгом пытаться выйти, вот что я собственно и делаю – пытаюсь докричаться до наших чиновников. Ну, может быть, нас кто-то и смотрит. Сейчас ситуация близка к чрезвычайной, очень. Хотелось бы, чтобы она закончилась крахом. Потому что эволюция всегда лучше революции. У нас не семнадцатый год, резерва у нас нет.. Ни человеческого, ни индустриального, вообще никакого. Поэтому будет необходимость, как говорится …очень бы не хотелось – будем объединяться. А чрезвычайной ситуации – даже обсуждать эту тему не буду.

(3.20.07)

А.Сталинов: Ожидаем ли выход в свет вашей второй книги, и когда ожидаем

И.Стрелков: К сожалению, нет. Тут опять же психологический момент. Никогда не пишу, вернее, нет – не занимаюсь двумя делами одновременно.

А.Сталинов: Вы на телефоне – здесь?

И.Стрелков: Вот да, но душой я на Донбассе. Я сижу, очень много времени провожу в интернете, просто читаю, даже не пишу, а читаю. А также, если я писал, я занимался писаниной. Если как раз меня вывели за штат в конторе, когда я и начал писать все эти книги. Как отдушина – сидел на диване, в кресле и стучал по клавиатуре, причем почти без редактирования.

А.Сталинов: То есть сразу, чистый поток сознания?

И.Стрелков: Ну, кусками, не все же одновременно. Так же и воюю – если и воюю, то полностью, на 100%. Если пишу, то пишу, если занимаюсь чем-то, то занимаюсь. Как вот выйду на пенсию окончательно, успокоится ситуация, не нужен буду никому, присоединят Новороссию к России, тогда сяду писать книги. Если будет желание, если доживу до этого момента.

(3.21.41)

А.Сталинов: Тут несколько вопросов пропускаю – повторяются. Почему Кремль до сих пор держит Плотницкого с его... и дальше перечисление.

И.Стрелков: Поймите одну вещь – чего больше всего боится чиновник? – Ответственности. И ради ухода от ответственности, чиновник, не имеющий духовного стержня, опять же, подчеркиваю, который позволяет признавать свои ошибки, опять же, исправлять их… Вот снять Плотницкого – это признать свои ошибки. А

Потом сейчас система, вот все у нас в России… Вот почему я считаю, что Россия была, есть и будет монархией, как ни назови: у нас от царя зависит все. Мы ментально так построены, мы, русские люди. У нас и территория такая. Помните анекдот – про место проклятое, нет? – Купили немцы АВТО-ВАЗ в Тольятти. Завезли новое оборудование для выпуска БМВ, с нуля все, поставили, запустили – на выходе «Жигули» выходят. Что такое? Уволили всех рабочих. Весь инженерный состав, завезли немцев. Опять запускают линию. Опять на выходе - «Жигули»! Снесли завод, новый построили – на выходе «Жигули»! Сидят на Кургане в Тольятти бывший главный инженер и бывший директор. Главный инженер говорит директору: «Ну вот видишь, я же говорил – место проклятое!».

Но вот, я в данном случае не считаю это проклятием, у каждого народа своя традиция. Каждый народ создан Богом для чего-то. Даже цыгане созданы Богом для чего-то, уж на что я их не перевариваю, как говорится. Но тоже считаю, что для чего-то они нужны, хотя для того, может, чтобы другие так не поступали, как они. Так вот, я закончу ответ – у нас, в России, всегда все зависит от царя. Вот все! Вот если у нас вот этот, с бровями – так у нас все – как он, водку жрали. Если у нас этот меченый идиот бегал, так все как с ума сошли. А сейчас что на верху у нас тасуется одна колода, так и везде… Уж если Сердюкова после такого скандала снова на ответственейший пост назначили…



А чем Плотницкий хуже Сердюкова? Да ничем! За что его снимать? Ну, убивают у него людей – так ведь это украинские ДРГ. Не доказано другое? – Не доказано. А ручки-то вот они!

Система лицемерия всего – вот что страшно. Люди разучились не то что писать правду, разучились говорить правду. Люди все говорят не то, что думают. И думают не то, что говорят. Отсюда и все проблемы. Поэтому что там удивляться-то? Почему н сняли? С точки зрения чиновников, он выполняет все, что говорят. Управляемый? Управляемый. Что, у нас мало такого же ворья?

Вон, в Тыве президент – главный наркобарон во всей Юго-Западной Сибири. Ну все же знают, что Тыва – главная житница растительных наркотиков. Ну, и что? Вот он сидит там уже сколько. Фальшивый афганец – не был он в Афганистане, в стройбате служил. Ну и что? Его снимают? – Нет. А чем их Плотницкий хуже? С их точки зрения – управляемый? Управляемый. Все, не страшно.

А.Сталинов: Спрашивают про наемников.

И.Стрелков: Каких?

А.Сталинов: Вот не уточняют, видимо, все-таки, на Донбассе. Правда, уточняют – правда ли – от 100 до 300 наемников – это снайперы из Прибалтики.

И.Стрелков: Я не знаю. Правда, 300 – цифра сакральная. 300 спартанцев, 300 стрелковцев, 300 наемников… Вообще ни о чем. Такой информации у меня не было. Какие снайперы? Если б там были снайперы, я бы с вами не разговаривал. Стрелок с винтовкой СВД – это не снайпер.

Слава Богу, приходилось во время службы видеть снайперов высокого класса. Там каждый выстрел – это попадание в цель, причем попадание не в палец. А в голову или еще куда, причем на больших расстояниях. Вот это снайпер. У него все приборы, чтобы замерить влажность воздуха и прочее, все поправки внести, да и просто стрелок великолепный. По наитию стреляют. А это не снайперы, это так. Одно название.

А.Сталинов: А про харьковских перефразировать вопрос: стоит ли сторонникам Новороссии искать с ними контакты? Кому можно доверять?

(3.26.44)

И.Стрелков: Я сейчас не занимаюсь ничем, что связано с подпольным партизанским движением. Не ко мне вопрос. Доверять в таких вопросах никому не нужно. И мне не нужно доверять. В отличие от Мюллера. По одной простой причине: доверять нужно тому, кто компетентен. Я сейчас не компетентен в этих вопросах. Соответственно, не могу ничего подсказать.

А.Сталинов: Вот тут, видимо, продолжение анекдота-  верите ли вы в проход планеты Нибиру?

И.Стрелков: И рептилоидов, да?

(3.27.16)

А.Сталинов: Нет, про рептилоидов ничего не писали.

И.Стрелков: А еще мне снятся кровавые мальчики, с ручками такими – тянутся, тянутся.. Ну, все это шутки, конечно, несерьезный разговор. Не верю. Вообще не обсуждается.

(3.27.29)

А.Сталинов: Спрашивают о Ходаковском. В последнем публичном выступлении он высказался против Ахметова.

И.Стрелков: А что – пора. Флюгера меняются, вертятся.

А.Сталинов: А что – ветер поменялся?



И.Стрелков: Ну, немного и надолго ли, но поменялся. А потом это не значит же… Ну высказался он против Ахметова, а может после этого позвонил и сказал: «уважаемый, (забыл, да и не знал никогда)… я там сказал против тебя, сам понимаешь – надо, а то народ не понимает, считает меня твоей марионеткой.»

А.Сталинов: Как вы считаете, продолжится цепочка Беднов, Мозговой, Дремов?

И.Стрелков: Замечательно. Цепочка продолжается еще с тех пор, как Каин убивает Авеля, если уж на то пошло. Везде дееспособные, решительные люди, везде становились объектами риска. Ничего в этом, поймите, ужасного, нет. Это ужасно для обывателя, который твердо готов умереть в своей постели. Для воина умереть на поле боя – это нормально. Быстро. Раз – и нет. Готово. Еще не известно – не позавидуют ли. Потому что мы все умрем. А тут раз – все.

(3.29.06)

А.Сталинов: Спрашивают: что вы думаете о русской деревне?

И.Стрелков: Я считаю, что русскую деревню необходимо возрождать по мере сил и возможностей. И это делать срочно, пока что-то от нее осталось, хотя бы в Сибири и еще где-то. Срочно. Это категорически срочно. Если вообще не будет деревни, то через какое-то время можно будет ставить крест на русском народе. К сожалению.

Я считаю, первое, что должно сделать по-настоящему патриотическое правительство, кроме индустриализации новой – реиндустриализации, это наука, образование и возрождение деревни. То есть, полное освобождение от налогов – вообще от налогов, реального сельскохозяйственного производителя. Пусть производит сколько угодно, освободить от всех налогов на 10 лет. Ка делали в свое время – это же с нуля.

Есть в среднерусской полосе такое название – слобода. Что это такое – это место, которое освобождалось от налогов. Когда какой –то город сжигали поляки, или татары, и город сильно страдал, царь освобождал от налогов на какое-то время –на 3, 5, 15 лет. И место экономически возрождалось. Вот нам, чтобы восстановить сельское хозяйство, нужна слобода – для фермеров, для тех, кто занимается крестьянским трудом, но, подчеркиваю – реальным, а не спекуляциями и не закупкой продовольствия за рубежом под видом своего производства.

(3.30.33)



3:29:07

А.Сталинов: Есть ли будущее у русской деревни?

И.Стрелков: Я считаю, что русскую деревню необходимо возрождать по мере сил и возможностей. И это делать срочно, пока ещё что-то от неё осталось - в Сибири или ещё где-то. Срочно, категорически срочно. Если вообще не будет деревни, то можно будет через какое-то время ставить крест на русском народе, к сожалению.

Я считаю первое, что должно сделать по настоящему патриотическое правительство, кроме новой индустриализации, т.е. реиндустриализации - наука, образование и возрождение деревни. Полное освобождение от налогов, вообще от налогов - реального сельскохозяйственного производителя. Пусть производят сколько угодно. Освободить от всех налогов на десять лет, как делали в своё время.

Это же не с нуля практика: сколько в названиях в среднерусской полосе - "слобода"? Что обозначает "слобода"? Это место, которое освобождалось от налогов. Когда какой-то город сжигали татары или поляки, и очень сильно (это место) страдало, царское правительство, Царь освобождал от налогов на какое-то время - на три года, на пять лет, на десять. Иногда - на пятнадцать. И место экономически возрождалось. Нам, чтобы возродить сельское хозяйство нужна слобода для всех фермеров, для всех, кто занимается крестьянским трудом. Но, подчёркиваю - реальным, а не спекуляциями и не закупкой продовольствия за рубежом под видом своего производства.

3:30:33

А.Сталинов: А как Вы считаете, что мешало Путину не назначать в прошлом Чубайса - кадровая политика в руках прозападных кланов?



И.Стрелков: Я не думаю, что Владимир Владимирович пришел к власти - просто на него она "излилась". Мешок с золотом протянул в небо - и ему "манна небесная" упала, и он тут же стал Царём и у него корона на голове нарисовалась. Конечно, его приход к власти - с соизволения команды Ельцина. И его проблема заключается именно в том, что если он не преодолеет именно сейчас продолжение усилий этой команды, то они его и схавают - извините за выражение, которое я терпеть не могу, но оно лучше подходит ко всему, как они там живут, на каком языке общаются. Слава Богу, я пока ещё не выступаю перед всем миром и не рассказываю, как там кто кому задницу лижет.

3:31:24

А.Сталинов: Спрашивают, как Вы относитесь к российским "коломойским"? Ротенберг, Абрамович..?

И.Стрелков: Отрицательно отношусь. Но, опять же, подчёркиваю - здесь должен подход практический быть. Прак-ти-чес-кий. Абрамович уже давно вообще не российский, он в Лондоне, уже лондонский давным-давно. В Россию наведывается раз в год по объявлению. Российский..

 3:32:03

А.Сталинов: Вопрос: Ваше отношение к русскому национализму.

И.Стрелков: Я считаю, что любой национализм - умеренный - если он не связан с шовинизмом, это вполне нормальное явление. Любой: башкирский, татарский, русский. Каждый человек, который гордится своим народом и желает его развития, его культуры, и готов прилагать определённые усилия - это националисты, и ничего в этом плохого нет.

3:32:27

А.Сталинов: То есть, Вы видите границу между нацизмом и национализмом..

И.Стрелков: Между национализмом и шовинизмом есть граница.

Нацист что из себя представляет? Моя нация лучше всех, все остальные твари.

Я тоже считаю, что моя нация, русская, лучше всех. Вот, мы, русские, лучше всех. Для меня! Но и - что немец должен считать точно так же, что он, немец, немцы - лучше всех. И мы с ним прекрасно найдём общий язык, если он действительно в это верит.

А если он проходит: "О, я - немец, а вы все козлы и т.д.. Все вы дерьмо".. Вот, собственно говоря, что их сгубило, что Гитлера сгубило, что немцев сгубило. Они перешли эту грань! Опять же, почему. Потому что они утратили Веру. Когда отсутствует Бог во главе всего - всё остальное, все смыслы начинаются ру-шить-ся. В том числе, и вот так вот. То есть, они вместо Бога сделали нацию, самих себя - возвели в состояние богов. Есть прекраснейший фильм, я считаю, идеальный..

"Бункер", не смотрели? Исключительно тяжелый фильм, но его обязательно надо посмотреть. Это именно финал, именно "Сумерки богов". Они вообразили себя богами - и сами дошли до этой кончины, когда погибали в судорогах, в ужасе. Ужас! Мрачный ужас, чёрный ужас.. Сатана расплатился с ними битыми черепками. Обязательно надо этот фильм посмотреть всем, кто хочет понять, чем заканчивается, когда люди начинают воображать себя Богами, и возводить себя в ранг Богов на пьедестал.

Поэтому, я считаю, что разница между национализмом и нацизмом именно здесь: националист может понять другого националиста, найти с ним общий язык и какой-то консенсус, нацист не способен найти консенсус ни с кем. Он способен только разрушать. И ничего он в итоге не построит, вызовет ненависть, погубит и себя и всех, и всё, и свою идею. И то же самое касается шовинизма, когда не презирать, но всё равно считать себя лучше, что одна нация вправе навязывать свою волю другой только на основании того, что мы, типа, такие, а вы - какие-то не такие. Собственно, когда у нас говорят о распаде СССР, то это был парад национальных шовинизмов. Именно - шовинизмов.

3:34:58

А.Сталинов: Спрашивают, у России могут быть только вассалы, или союзники тоже?

И.Стрелков: Союзники у нас будут тогда.. Союзники бывают равные.

Надо, во-первых, относиться к другим, как к равным, и уважать их как равных - тогда они могут быть союзниками. Это первое.

И второе - надо самим быть достойными, чтобы искали союза с нами, пока с нами союза особо никто не ищет. От нас ищут подачек, нами хотят попользоваться. Взять у нас бабла - опять же, извините, какой раз, не нравится.. денег у нас взять! чего-то ещё, материального - и потом чтобы возможно было ничего не отдать.

Мы попытаемся попользоваться ими - они попытаются попользоваться нами, в результате все друг друга обманывают, но мы всё равно остаёмся в проигрыше, потому что у нас нет твёрдой позиции. Когда у нас будет своя твёрдая позиция, когда у нас будет реальный суверенитет, когда мы будем понимать свои национальные и государственные интересы и следовать им, а не интересам "Газпрома" с Ротенбергами - вот тогда к нам придут союзники. До этого у нас их не будет, будут только попутчики, которые нас предадут в любой момент.



3:36:17

А.Сталинов: Ну, такой широкий вопрос: почему русские убивают русских на юго-востоке Украины?

И.Стрелков: Ничего удивительно в этом нет. У нас идёт гражданская война в России - Украина это часть России. Нет межгосударственной войны! Даже формально нет - у нас "уважаемые партнёры": что там, что там. Идёт гражданская война, реинкарнация, "второй вариант".

3:36:44

А.Сталинов: Спрашивают: видели видео, где Вы говорили о поставках "джавелинов" на Украину?..

И.Стрелков: Были, были "джавелины". Не знаю, какая партия и в каком количестве, но поражения "джавелинами" были. У меня была информация ещё в прошлом году.

3:36:57

А.Сталинов: А, о каком ещё оружии Вы знаете, которое поставляется США?

И.Стрелков: Там находили 60 мм миномёты, которых не было на вооружении - но их не только в США, те же самые сербы их производили. Но это английский калибр, "Литтл Том" , я их ещё в Боснии видел, английское или югославское это оружие, но на вооружении в СССР таких не было.



А остальное, я не могу сказать - какие-то единичные образцы. Зачем им поставлять массово стрелковое оружие, если наше оружие не хуже их. Особенно, наш автомат - действительно, неприхотлив, им может пользоваться любой ополченец, любой слабо-обученный солдат, только научить примерно хотя бы стрелять и пристрелять - оружие будет нормальное.

Зачем им крутые винтовки М1 или ещё какие-то варианты? Им не нужно это всё. Им нужны средства связи, точная техника, те же самые противоминомётные комплексы, радары, ПВО - это всё они получат. А стрелковое - не танки, не пушки. Стрелковое оружие им не нужно, и никто не будет поставлять, не надо это. Со временем, конечно, перевооружат на свой натовский стандарт, если Украина выживет. Просто чтобы торговать этим оружием, чтобы работал оружейный бизнес. У индейцев не должно быть своего производства луков и копий - всё должно поставляться из метрополии, на этом тоже метрополия должна зарабатывать. Классический принцип.

3:38:26

А.Сталинов: Спрашивают о Вашем отношении к буддизму. Такой неожиданный для меня немножко вопрос, честно говоря..

И.Стрелков: К буддистам отношусь нормально, как к одной из традиционных религий. К самому ж буддизму, как религии.. нет, не нравится.

Не наше, не моё совсем. Даже отстранившись от того, что я православный - ну, не моё. На православном языке это теплохладность, т.е. равнодушие. А равнодушие - это то, что христианство отрицает. Помните, да, из Послания Апостола: "Был бы ты горячим либо был бы хладным, а ты - тёплый, извергну тебя из уст Моих". Буддизм - это полное восприятие, растворение в мире, т.е. полностью противоречащее христианству.

3:38:39

А.Сталинов: Спрашивают Вас, знакомо ли Вам предсказание казахстанской предсказательницы Веры Лион? Как вообще относитесь к предсказателям.

И.Стрелков: Если это не православные старцы, то я отношусь к предсказаниям без внимания. По одной простой причине - даже не все предсказания действительно святых подвижников сбываются. Многие из них оговариваются, как Серафим Саровский - что Бог может дать или не дать, то есть, по грехам нашим или, наоборот, по заслугам. А предсказатели, какая мне разница предсказывают или нет.

Что такое предсказание? Это предопределение. Но если люди не будут ничего делать сами, то никакие предсказания не сбудутся. Ну, вообще! Бог ничего не сделает сам, ему это не нужно. Он мир создал и дал нам свободу воли не для того, чтобы самому вмешиваться в нашу жизнь и за нас определять, что мы будем делать дальше. Он нам предоставляет возможность, людям, что-то сделать самим. Если мы делаем в рамках его замысла, он нас награждает в той или иной степени, и история развивается одним путём. Если мы не делаем этого, или начинаем поступать не по заповедям - он нас наказывает. Есть конечное предопределение, оно в Апокалипсисе выражено - но к нему можно придти разными путями и в разные сроки, я так понимаю.

3:39:54

А.Сталинов: Ну, здесь практически крик души из Донецка. Игорь Иванович, чем у нас в Донецке может это всё закончиться, уже наступает полная депрессия..

И.Стрелков: Война всё равно будет. Это единственное, что я могу сказать. Война неизбежна. Так что, будет или победа, или поражение - третьего не дано. Вопрос, сколько продлится вот это "болото", я не знаю, не могу сказать. Потому что, то, что сейчас происходит - это просто тянут кота за хвост, тянут время.

Одни чиновники полностью провалились со своей концепцией, и не хотят это признать - просто из трусости, элементарной трусости, что совершили стратегическую ошибку весной прошлого года. Сделав шаг и встав, как цапля, на одной ноге. Долго так устоять не удастся.

Поэтому не думаю, что весь 16-й год продлится эта ситуация. Я думаю, что укры всё равно полезут в наступление, когда это произойдёт, я не знаю, но видимо ждут, когда сложатся для этого наиболее "благоприятные обстоятельства" - у нас, здесь, в России. Они, кстати, это обсуждают на своих сайтах достаточно активно. Но, поскольку их дело точно не правое, надеюсь, что они будут разбиты. Не всегда добро побеждает зло, но всё-таки мне кажется народ Донбасса много сделал для того, чтобы Бог над ним смилостивился и помог. Не может вечно длиться это безобразие.

3:41:36

А.Сталинов: Вы уже много раз выразили своё отношение к "Минску", уже четвёртый вопрос, и сводится к одному - Ваше отношение к "минским договорённостям": это преступление, военное преступление, учитывая жертвы и так далее..

И.Стрелков: "Минские договорённости", если оценивать их с точки зрения политической, с точки зрения дипломатической или с точки зрения моральной - это разные вещи. С точки зрения политической - это стратегическая ошибка. От ошибок никто, кстати, не застрахован - если бы все ошибки были фатальными, если бы все люди стрелялись или топились после того, как совершили какие-то ошибки - на земле не было бы жизни, людей бы не было. Потому, что все мы ошибаемся. Нет безгрешных, нет безошибочных, нет таких.

А с точки зрения моральной - это подлость.. на самом деле по отношению к народу Донбасса.
С точки зрения дипломатической - это бездарнейший акт. С таких идеальных позиций, с которых можно было диктовать условия - оказались в позе просителей, униженно умоляющих зафиксировать нам хотя бы ничью, или техническое поражение по очкам - но без нокаута. Вот что такое "минские соглашения".

Но с самого начала я был уверен - и если вы поднимите мои выступления ещё прошлого года (2014 г. - ред.), осени - ещё тогда я говорил, что они нереализуемы вообще. Вот прошло полтора года, больше года, по крайней мере - и что, я оказался неправ?



Невозможно их реализовать. Ни одна сторона не считает себя потерпевшей поражение, ни одна сторона не готова идти на компромисс. Или мы потерпим поражение, условно говоря - а Путин не может себе этого позволить, особенно сейчас, в данный момент, я это так вижу. Потому что, если его уговорят признать это поражение - это будет началом конца для него как для лидера страны. И они не считают себя потерпевшими поражение.

Ошибка, стратегическая ошибка, приведшая к тяжелейшим последствиям - эти "минские договорённости". И никто за эту ошибку не хочет отвечать! Поэтому и "бодяга", что - продолжаем, продолжаем, продолжаем. Лишь бы тянулся процесс, а после нас хоть потоп. Чиновники, которые придумали эти соглашения и подсунули их Президенту на коленку - потому что явно он не сам их сочинял - они сделают всё, они работают ради карьеры, ради личного, а не ради государства и страны. В этом вся проблема. Иначе бы они давно уже признали, подали бы в отставку, как раньше, и удалились бы, как говорится, от дел. Сейчас их, извините, метлой поганой не отгонишь от кормушки.

3:43:09

А.Сталинов: Следующий вопрос, и он тоже перекликается.. Вы - патриот России, но Ваш патриотизм может стать причиной развала России. Вы уверены, что сможете увидеть провокацию, чтобы Вас не использовали?

И.Стрелков: (смеётся) Скажите, пожалуйста, а чем я, военный пенсионер - реально вот, лидер микроскопического Движения - могу развалить Россию?! Я что министр, или генерал, или командующий? Меня начали обвинять в том, что я могу развалить Россию, ещё когда я был в Славянске - уже сочинять истории, что я соберу войска, перейду границу с Россией и пойду на Москву, и что? Вот когда у меня было войско 5 с половиной тысяч человек - максимальное количество армии, в Донецке, которое было у меня под командой - я что, пошёл на Москву?

Глупый вопрос, поймите. Сейчас у меня даже теоретически нет инструментов для того, чтобы что-то разваливать - но обвинения продолжают сыпаться. Причем, сыпаться со стороны людей, которые даже формально являются намного более дееспособными с этой точки зрения.. Кто меня может использовать, на баррикады меня позвать? Я уже чётко заявил, что я против любой белоленточной революции, я вообще против революции. Я контрреволюционер, а не революционер, даже теоретически я не способен нанести Государству более серьёзный вред. А настоящие враги у нас сидят на "Эхо Москвы", если уж на то пошло.

Идейные, которые открыто призывают фактически к изменению конституционного строя. Их кто-нибудь наказывает? Нет. А тех, кто их спонсирует, и руководит - господина Миллера, который у нас является чиновником топ-уровня - кто-нибудь наказывает за то, что он финансирует белоленточную оппозицию в лице "Эхо Москвы"? Нет.

Так, в чём моя вина? В чём я виноват - в том, что считаю, что Миллер - откровенный белоленточник и мерзавец? Да, считаю.
То, что я считаю,что Сурков - мерзавец? Так он мегамерзавец.
То, что я говорю правду? Ну, так все заврались же до такой степени, что просто противно смотреть. Раньше укры так врали, они и сейчас врут так же - а наши их догоняют успешно. На лжи ничего построить невозможно - на лицемерии и на вранье - ничего не построить! Будет всё только гнить дальше и разваливаться, а тот, кто говорит правду - это извините!...

Кассандра говорила: "Не надо разбирать стену для Троянского коня" - её кто-нибудь послушал? Кто виноват, что Трою взяли, Кассандра?!

3:46:21

А.Сталинов: Игорь Иванович, спрашивают опять Ваше мнение - теперь уже о Степане Демуре.



И.Стрелков: Талантливый, умный человек. С ним интересно было бы подискутировать - вот моё мнение. Но его многих взглядов я не разделяю.

3:49:13

А.Сталинов: Кстати, вот и спрашивают - почему бы вам не встретиться..

И.Стрелков: Я уже отвечал на этот вопрос: он не может со мной встретиться по причине того, что он боится выйти за рамки 282-й статьи.

3:49:27

А.Сталинов: Предлагают без камер..

И.Стрелков: Всегда готов. Контакты есть. Никаких проблем. Я с кем угодно встречаюсь, если это не явный враг. Даже если явный враг, достойный уважения, даже с ним встречусь, если будет такая возможность - переговорю. Вообще считаю, искренние люди должны искать компромисс или, по крайней мере, разойтись окончательно раз и навсегда. Если это искренние люди, а не платные наёмники. С некоторыми мне разговаривать просто не о чем. С некоторыми познакомился, даже фотографировался - господин Ищенко со сладенькой улыбочкой подбегал ко мне на питерском Форуме: "Игорь Иванович, давайте сфотографируемся", а потом начал писать такое, что, извините, как после этого.. если бы это было в 19-м веке я бы подошел, влепил пощёчину, после этого он утёрся бы и ускакал, как Булгарин в своё время  от Пушкина (прим. - после эпиграммы поэта).

3:49:36

А.Сталинов: Спрашивают Ваше мнение: если "Новороссия" сама готова идти к нам, то какое Ваше мнение о Центральной Малороссии и Галиции. Видимо, о Союзе или включении.

И.Стрелков: Я считаю, что в идеале, в интересах всей Украины было бы вернуться в состав нашей страны. В идеале - так. А уж как получится на практике - это отдельный вопрос, и получится ли.

Сейчас, поймите, рассуждать о всей Украине.. я считаю, что сначала надо решить в первую очередь тактическую задачу - спасти и помочь тем людям, которые сделали больше всего для того, чтобы присоединиться к России, реально за это сражались. А уже потом переходить к вопросу тех, кто колеблется, думает, кто частично против, а кто оболванен.

В первую очередь надо защитить Донбасс, построить там для русских людей нормальную достойную жизнь, а не тот симулякр, который для них слепили - мучение, "концентрационный лагерь", во-вторых, освободить всю Новороссию с русским населением - и только после этого решать вопрос Киева.



В целом же я считаю, что, в идеале, вся Украина должна вернуться в состав Империи, России, и стать её неотъемлемой частью, равноправными гражданами Империи, как это было всегда. А не какими-то убогими окраинцами, которые Чёрное море выкопали и смотрят, как грузин с армянином в качестве министров стаканами в друг друга кидаются.

3:50:33

А.Сталинов: Игорь Иванович, Вы уже коснулись этой темы, как будет развиваться события, если Украина вернёт себе Донбасс?

И.Стрелков: Если Украина вернёт себе Донбасс - начнётся ситуация в Крыму, то же самое. Почувствуют в себе силу, поймут, что Россия не способна давать сдачи и начнут наглеть, вплоть до. Дальше пойдут Приднестровье, Крым и всё остальное, т.е. не остановятся ни на секунду, только усилят нажим - слабых бьют. Тот, кто показал слабость - тот показал, что его можно давить дальше. Россия превратится в терпилу, если выражаться столь любимым языком наших некоторых руководителей.

3:52:03

А.Сталинов: Как Вы видите, что это будет для жителей Донбасса?

И.Стрелков: Зачистка. Укры за своё унижение - они ведь унижены реально, очень сильно - постараются отомстить максимально. Будут и убивать, и сажать, и изгонять, и лишать гражданства - в общем, создадут нетерпимую атмосферу. Завезут западэнцев, которые будут грабить и плевать в лицо людям на улицам просто за то, что они дончане. Причем, пострадают все, в том числе даже те, кто будет содействовать украм - предателей никто не любит.

Если встали один раз - надо сражаться! Предатель - это хуже врага. Врага могут пощадить, особенно, если враг достойный, врага могут уважать, предателей не уважает никто. Я не говорю, что дончане предатели, наоборот, дончане встали за Россию - я говорю о тех, если кто-то рассчитывает сдаться и просто заслужить этим прощение - ну, кто-то заслужит, будет там сапоги лизать, кому нравится могут оставаться.

А остальных будут выселять, выдавливать - в любом случае не простят никого, кто участвовал в Сопротивлении тем или иным способом, никого. Нацистский режим, каким фактически (он является - ред.) - он, правда, недонацистский, в плане того, что убогий совершенно - им до немецких нацистов, как до Пекина раком и обратно. Но нацистский режим никого не прощает, у них такая суть, они держатся за счёт террора, за счет внешнего врага. Внешним врагом назначены русские.

3:52:47

А.Сталинов: Как Вы думаете, с какой целью Путин называет Порошенко партнёром?

И.Стрелков: По факту. Дипломатически. Принята концепция, глубоко ошибочная - примирение по впихиванию Донбасса автономией в состав государства для использования, как инструмента для воздействия на украинский истеблишмент с целью недопущения перехода Украины полностью под крыло Европы и Соединённых Штатов. Сохранение её в орбите влияния Москвы на правах младшего партнёра. Концепция полностью провалилась в хлам! С колоссальными издержками для России. Про Донбасс я вообще не говорю даже - он видимо, в наших раскладах не учитывается в чиновных кабинетах (над ними не каплет, к сожалению). В рамках этой концепции Порошенко было выгодно считать партнёром. Дипломатический язык.



3:54:25

А.Сталинов: Чьи статьи, прогнозы Вы считаете наиболее объективными, и есть ли у Вас запомнившиеся авторы комментариев с любых ресурсов, за которыми Вы следите?

И.Стрелков: Я слежу за целом рядом ресурсов самой разной направленности.

Я слежу за
colonelcassad, я слежу за chervonec_001, я читаю el_murid.

Я читаю даже lexpartizan, хоть он и хам просто трамвайный, но тем не менее.. Я читаю и kungurov, и miguel_kud. m_kalashnikov читаю, Анна-Ньюс. Это основной круг.

На Регнум захожу регулярно, на Русвесну, ещё на целый ряд. Захожу на любой ресурс - и по ссылкам иду, достаточно далеко могу уйти. Прочитывая материал за материалом того, что меня интересует. Каждый видит свой кусок картины, и я вижу только свой кусок картины, поэтому говорить, что кто-то полностью объективен - не могу.

Мюрид, допустим, он в одну сторону постоянно перегибает, он видит только одно - одну руку, которой Россия там Донбасс придушила в пользу Украины, вторую руку он не видит. У Кассада немножко другая картина - у него, наоборот: видит вторую руку - а первую только местами, частично. И у каждого разная роль. При этом позиция по отношению к Президенту, к России даже - у них может быть совершенно разная.

Я иногда и к белоленточникам захожу посмотреть, иногда залезаю на "Суть времени" - правда, долго там, к сожалению, быть не могу, не потому что там меня ругают или поливают грязью - не люблю сектантов, они такие примитивные, ужасно, у них на всё шаблон есть, а выходящее за рамки шаблона они начинают считать "геенной огненной".

3:55:24

А.Сталинов: Сравнивают Сирию и Украину, зачем мы залезли в Сирию, а почему Украину бросили?

И.Стрелков: Я уже начинаю во многом повторяться. Достаточно посмотреть некоторые мои материалы - заходите на наш сайт и смотрите - там я подробнейшим образом комментировал. У того же Калашникова на ресурсе - много раз.

В двух словах. Готовясь к сдаче Донбасса, которая не состоялась и, надеюсь, не состоится, нужна была крупная победа. Победа (опять же) в Сирии не состоялась. Пиар-война. Нет у нас никаких чётко-выраженных целей в Сирии. Мы сначала прилетели защищать Асада, а теперь мы с оппозицией решили договориться. Нет у России цели в Сирии. Если бы была спасти Асада любой ценой и отвоевать - там бы по-другому воевали, но такой цели нет. И победить в этой войне мы не сможем - ни пятьюдесятью самолётами, ни стами, ни даже двумястами. Не имеет наш корпус возможности победить. Ни с Асадом, ни без него, ни с иранцами. Никто нам не даст это сделать - что прекрасно продемонстрировали турки. Как только мы вышли за определённые рамки, нам сразу.. кто-то считает, "ударили в спину", а реально плюнули в лицо. Утёрлись и продолжаем что-то изображать. Самая обычная авантюра. Я не понимаю, кто её придумал, как, вижу только одно: прикрыть - теоретически - ту ситуацию на Донбассе, выйти красиво из сложной ситуации за счет изображения, что - в какой-то другой (ситуации). Вляпались в другое, условно говоря. Второй фронт себе сделали.

3:57:31

А.Сталинов: Спрашивают по поводу большой травли Вас в сети..

3:59:33

И.Стрелков: Наёмные работники. Там на самом деле - если Вы внимательно следите, а я слежу за этим делом - есть определённый набор штампов, около пятидесяти. Дословно! Шлёпают под разными никами на разных сайтах - их можно один раз переписать и разместить, и они просто как штампы. То есть, это - люди, за деньги подписавшиеся под эту кампанию. Нет, есть, конечно, идейные противники, те же самые "кургинята", или как их там назвать, но их очень мало.

А.Сталинов: Подобный вопрос тоже, похожий, по-моему, у нас был на прошлой линии: «Осознаёте ли Вы, что за укро-еврейской хунтой и ЛДНР стоят одни и те же кукловоды, что по цепочке наверх, кураторам, всё замыкается на мировую закулису, которая провела спец. проект «Разделяй и властвуй»?»

И.Стрелков: Теоретически, это можно и так сказать, только есть один момент, который надо учитывать. Вы понимаете, представление о мировой олигархии, которая рулит каждым человеком и дёргает за ниточки — это если бы эта мировая олигархия была гигантским компьютером, какой-то матрицей, то это было бы правильно.



Но это люди всё. Такие же, как мы с Вами. Никак недавно подох один из Ротшильдов, насколько я помню, вот он себе три операции по пересадке сердца — упырь! Вот, реально, вот таких людей называли на Руси упырями, то есть, человек, живущий за счёт чужой плоти и крови. Всё равно подох. Никуда не делся. Сколько верёвочка ни вейся, всё конец будет. Это люди. Со своими мозгами, со своими сердцами, со своей душой, душонкой или её отсутствием. Невозможно управлять всем. Я считаю, что не совсем правильная концепция.

4:01:39

Когда Путин зашёл в Крым, когда они сочли, что это решительный поворот, это была жуткая паника у них, они не знали, что делать. Я в этом сто процентов уверен. Это было по всему видно, у меня нет доступа к инсайдерской информации, но я по анализу общей ситуации, по анализу того, что они писали, интернет и так далее — была паника, непонимание, что делать с этим дальше. Россия встала с колен, реально, в Крыму Россия встала с колен.

А вот когда мы снова на них опустились, вот тут-то они все воспряли духом. Я не считаю, что это была спланированная акция, другой момент, что они очень быстро, воспользовавшись нашей нерешительностью, направили её в привычное им русло, и использовали в свою пользу. Вот так.

То, что на Украине они запустили сценарий старый, знакомый им, двести раз отработанный — это двести процентов, тут даже можно не спорить. Это одна из множества отработанных цветных революций, которые выпускаются, как из-под штамповочного станка. А вот дальше на какой-то момент ситуация вышла из-под их контроля. Но только на какой-то. Сейчас они её частично вернули. Но ситуация очень неустойчива, очень неустойчива. И ещё неизвестно, чем это кончится. Они сами, не забывайте, в кризисе, в жёстком кризисе, в системном кризисе.

4:03:11

Этот кризис не связан с долларом, на самом деле. Они этот доллар ещё лет десять могут штамповать и так же плодить триллионы виртуальные. Этот кризис связан со всем кризисом их системы, потому что они идут в никуда. Бога они отменили, как такового, вот у нас его отменили большевики, а у них его продали, монетизировали, в результате чего он исчез, осталось только бабло.

И вот выжирают они, мир выжирают, биоресурсы, и это понимают. Подчёркиваю, не железо, не нефть, биоресурсы выжираются. Вот они тоже ищут лихорадочно выход из этого. Выход у них стандартный: уничтожить значительную часть населения, чтобы остальным жить так же и жрать так же в три горла, а лучше — в четыре. Потому что они привыкли постоянно жрать больше, больше и больше.

Но не везде получается, и торопятся они ещё очень. Им надо совершить технологический переход, который они не могли.
Они когда Советский Союз победили, они науку отменили, зачем она им нужна? Конец истории. Они свернули свои космические программы, вот сейчас лихорадочно что-то пытаются перезапустить. Очень много чего свернули. Обыватель, вот, вся обывательская психология, психология желудка, пришедшего к власти, — это как можно больше жрать. Духовного и научного ему не нужно. Ему развиваться не надо. Ему нужно только чтобы ёмкость желудка всё время росла, чтобы насыщение…

Вот, читайте «Понедельник начинается в субботу», там Выбегалло, замечательно… Вот Выбегалло со своим Кадавром, с тремя моделями — это вся суть той капиталистической модели, которая сейчас работает: жри, насыщайся, захвати как можно больше, и сверни пространство — реализуется!



4:05:16

А.Сталинов: Ну, снова возвращаемся к Путину. Спрашивают: «Сталин же справился в свои времена с пятой колонной. Почему Путин уже шестнадцать лет не может?»

И.Стрелков: Ну, так то был Сталин.

А.Сталинов: Ну, он ведь тоже далеко не сразу и не со всей пятой колонной справился.

И.Стрелков: Давайте, ну, во-первых, Сталин сначала вырастил инструмент, чтобы справиться с пятой колонной. Вот если сейчас Путин, условно говоря, выйдет из летаргического сна, щелкнет пальцами: «а ну-ка, снести пятую колонну!». Вокруг него сидит человек двадцать, из которых половина сразу офигеют от этого, они не знают, что это сделают, потому что серые чиновники, которые попали в верховную власть, не имея собственных заслуг даже.
А половина — это та самая пятая колонна и есть, которая даже поаплодирует: «Владимир Владимирович, эх, сказанул, ух, как классно протроллил», выражаясь современным языком.

И что? Его никто не услышит за пределами, он как в коконе, который он сам заботливо вокруг себя свил. Ему, чтобы что-то сделать, надо выйти из кокона, ему нужны свежие люди в этом своём окружении, а их нет. Пятнадцать лет колода, частично — старая ельцинская, частично — свою притащил. И тоже которая, извините, шубохранилище не я выдумал, оно реально есть. Ну, я-то знаю. Ну, вот так вот, такие дела.

А Сталин, извините, он вырастил, он сначала там почистил, здесь — он тоже не сразу шёл, но он создал рабочий аппарат, он создал партию, он создал органы, которые подчинялись ему абсолютно, замыкались только на него, и он мог ими манипулировать, как угодно. И, действительно, тридцать седьмой год, тридцать девятый даже — это завершение процесса, полностью управляемая страна, полностью управляемая партия. Какой это кровью было сделано — это отдельный вопрос.

4:07:10

Там, не забудьте, что ещё один момент, который я стремлюсь, как историк, подчеркнуть. В своё время, в конце 80-х там, все наши прекраснодушные интеллигенты: «Как же народ мог позволить себя так…» Народ Гражданскую войну помнил. На самом деле, люди очень хорошо помнили гекатомбы кровавые Гражданской войны, холеру, тиф, испанку, голод. И поэтому по сравнению с тем, что было до этого, все сталинские репрессии, ну, да, ну, весомо, ну, вот (показывает). Поэтому народ стерпел это, в значительной степени. Для него было, с чем сравнивать. Это нам, как говорится, жителям благополучных восьмидесятых, это что-то дикое, безумное, а тогда всё хорошо помнили. И голод тогда был нормальным явлением, и в войну не только в Ленинграде голодали и от дистрофии умирали. Много чего знали люди.

Ну, ладно, это я к тому же возвращаюсь. Вот, не сделав этот инструмент, Путин сейчас либо его срочно начнёт делать методом проб и ошибок, либо — съедят. Войдёт в историю, как второй Михаил Сергеевич Горбачёв, или как второй Янукович, или ещё ка кто-то. Второй, заметьте. А мог бы стать первым. Пока ещё первый, потом скажут, такой же…

4:08:47

А.Сталинов: Философский такой вопрос: «Существует или свобода воли или она предопределена?»

И.Стрелков: Свобода воли, несомненно, существует, в рамках, на мой взгляд, определённого коридора. Каждому человеку есть определённый набор предназначений, которые он может выполнить и стать человеком, и войти в царство Божие в том или ином виде, а может закончить как конченный алкаш в подворотне, несмотря на все свои таланты и предопределения. Человек развивается постепенно, шаг за шагом, шаг за шагом. Кому-то дано больше, кому-то меньше, кому-то дано в более раннем возрасте, кому-то в более позднем. Каждому в своё время. Кто-то станет героем в восемнадцать, а кто-то — великим учёным в шестьдесят. То есть, есть и то, и другое, но свободу воли никто не отменял.

4:09:41

А.Сталинов: Следующий вопрос опять про Харьков: «Почему в четырнадцатом году Славянск, Донецк, почему не Харьков?»

И.Стрелков: В Харькове был Костя Долгов. Вот, ещё раз отвечаю. И в Харькове никто не восстал, в итоге. Вот, те средства, которые мною были даны на Донецк, — люди начали действовать, люди поддерживали связь, люди мне докладывали, постоянно звонили, что происходит. А из Харькова — бросил камень, и…

Я действовал, на самом деле, понимая, что нет времени на подготовку, совсем, я действовал просто стандартным методом Абвера. Абвер вербовал десять человек, забрасывал их, зная, что семеро тут же сдадутся, двух застрелят, а один кто-то останется из десяти и будет им давать. Вот, они сделали массовую вербовку и забрасывали. Вот, я сделал так же.

Оставались считанные, до захода, две недели, три, максимум, — вот за эти три недели надо было сделать работу, которую у нас не делали два десятилетия. Вот как я? Никак. Поэтому приходилось… Там что, только Долгов, что ли, жулик, думаете? Там больше половины жуликов было, кто ко мне приезжал, ещё и агенты наверняка укровские из них были, тоже нормально. Просто надо было сыграть быстро, на опережение. Весь замысел — быстро создать что-то, за что можно зацепиться, чтобы начать действовать.

Вот в Донецке оказались люди, которые способны оказались действовать, которые способны были отвечать за свои слова и за свои убеждения. А в Харькове, вот, Костя взял и уехал, и всё, и концы, и тишина. Поэтому не Харьков. Если бы Харьков поднялся, был бы Харьков. Поднялась бы первая Одесса, думаю, нашёл бы возможность переправиться через Крым и на Одессу. Было бы вдвое опаснее или втрое, вдвое бы было меньше шансов на успех, но всё равно пошли бы. Ну, высадились бы как деникинцы, с моря, в девятнадцатом году. Когда одно судно подошло к пирсу, оттуда высадились деникинцы и захватили Одессу. Был такой момент, прекрасная операция.

4:12:00

А.Сталинов: Спрашивают Ваше отношение к богослову Осипову.

И.Стрелков: Читал. Ну, как? Читал. А какое отношение? Я с ним лично знаком. Нормальный человек, хороший, вроде бы. Имеется в виду, что близко не знаком. Хороший, приятный в общении.

А.Сталинов: Спрашивают Вашего мнения, почему Путин боится объединения с патриотическим движением?

И.Стрелков: Ну, потому, что он выходец сам из этой среды. Ну, вот, если вы всю жизнь были, если все ваши друзья либералы…

А.Сталинов: Но он в Комитете Государственной Безопасности был.

И.Стрелков: Ну, а что, в комитете… Комитет — он был надпартийный, фактически. Комитет — это комитет. В КПСС там все состояли, но никто не верил там, кто-то верил, кто-то не верил, но это не показатель. Почему Вы решили, что в комитете все были патриоты? Там был такой замечательный Филипп Денисович Бобков. Первое, что он сделал — ушёл в Мост-Банк работать. Вот он отвечал как раз за идеологическую безопасность. Да сам Андропов, простите, которого сейчас хвалят на каждом шагу. Кого он вырастил? Кого привел во власть ЦК КПСС? Горбачёва и привёл. И самые жёсткие сроки получали при Андропове не эта сволочь либеральная, которая сейчас у нас там типа в героях ходит, а патриоты.

Больше всех срок получил Огурцов, единственный русский националист, сумевший создать русскую патриотическую организацию. Он такие сроки получил, которые всей Алексеевой, всей её шайке подонков не снились даже. Кстати, он до сих пор живой, как говорится, доброго здоровья. К сожалению, я с ним ещё не познакомился, но книгу о нём прочитал, проникся. Вот человек, действительно, положил жизнь, вроде бы, формально, безрезультатно, но только формально. Это мы просто думаем, что безрезультатно, с нашей колокольни.

4:14:14

Спрашивают Ваше отношение к чрезвычайным мерам по очистке финансово-экономической и политической систем России от…
Все чрезвычайные меры хороши, вопрос только, что понимается под чрезвычайными мерами. Если понимать под чрезвычайными мерами массовые расстрелы, то я против, скажу сразу. И лопаты тоже всовывать этим экономистам, тоже безполезно, потому что, как известно, будет анекдот про еврея и лопату, да, «где вы видели еврея с лопатой?».

Да ему даже дай лопату, толк какой? Убьётся за один день, натрёт мозоли кровавые на руках, и опять его лечить. То есть, здесь, в этом отношении, всё, жесткие, чрезвычайные меры — да, необходимы. Но даже большевики, если Вы помните, в семнадцатом году всех поголовно не расстреливали.

А.Сталинов: Да, очень много под подписку отпускали.

И.Стрелков: Уж на что они были радикальны, не под подписку отпускали, они заставляли работать.

А.Сталинов: А я слышал, были такие бумаги, где писал: обязуюсь…

И.Стрелков: И подписки были, и брали в заложники семьи, особенно по отношению к военспецам, офицерам, но в любом случае, они не торопились всех вырезать, кого можно было, они использовали. Поэтому, говорить о том, что чрезвычайные меры необходимы — да, необходимы. Причём, знаете, я скажу так, что сейчас они крайне были бы непопулярны. И они будут непопулярны.

4:15:46

Вот, может быть, тоже, и Путина даже это сдерживает, что он понимает, что после стольких лет благополучия крайние меры… Все привыкли от него ожидать, что он… Золотые годы, золотые нулевые. И после них начинать эти вещи — это будет непопулярно. Может, он просто тянет время, может такое тоже быть, просто тянет время, понимая, как это будет непопулярно. Но чем дальше, тем они будут более необходимы, и чем позже начнутся, тем более радикальными они будут.

А.Сталинов: Тем более жёсткими.

И.Стрелков: А других вариантов не будет. Простите, две разницы: Донбасс при Януковиче и Донбасс при Порошенко. Соответственно, и методы разные. И мы в Славянске сначала всех, никого даже не задерживали. Солдат, там, внутренних войск задержали двадцать человек, мы их даже в плен не брали, мы их посадили на электричку и отправили. А спустя месяц это было бы уже дико и невозможно. А на тот момент — единственно верное решение.

По мере развития ситуации становятся всё более и более радикальными методы. И я сейчас не нужен, по большому счёту, пока более-менее стабильная ситуация. Сейчас всё могут решить экономисты типа Катасонова или Глазьева. А через, не дай Бог, как говорится, если понадоблюсь я — это будет полная задница, к тому времени. И не очень хочется до неё допрыгиваться, на самом деле.

4:17:13

А.Сталинов: Спрашивают, были ли Вы у Матроны?

И.Стрелков: Нет. Ну, к мощам прикладывался, но непосредственно к Матроне не ездил. У нас, в нашем храме частица мощей, где я всегда раньше окормлялся, на Кулишках, Димитрия Солунского.

А.Сталинов: Спрашивают, такой гипотетический случай, если Саакашвили удастся получить власть, как Вы думаете, как может измениться позиция Украины в отношении Донбасса?

И.Стрелков: Ещё раз, если Саакашвили получит власть?

А.Сталинов: Я так понимаю, что он может стать премьер-министром.

И.Стрелков: Да никак не изменится. Одного клоуна сменит другой клоун, политика не меняется. Так же как одного президента сменит другой, в Соединённых Штатах, — ничего не изменится. Меняются президенты, политика остаётся. Украина — это инструмент США. Будет ли этот инструмент более слюнявый, будет ли он жевать галстук, или просто мямлить, как Яценюк, разницы большой нет. Ну, может быть, всё это будет более зрелищно, разве что. Потому что Саакашвили, однозначно, человек намного более яркий и индивидуальный, чем вот этот опёнок, не опёнок — поганка бледная.

4:18:27

А.Сталинов: Да, тут такой вопрос уже… Каковы перспективы сформирования в России, дальше выделено капсом РЕАЛЬНОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАТРИОТИЧЕСКОЙ БУРЖУАЗИИ И ОППОЗИЦИИ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИХ ТИТУЛЬНЫЕ НАРОДЫ?

И.Стрелков: Вот задал…

А.Сталинов: Да. Бывает, вообще, такая буржуазия?

И.Стрелков: Как там, подождите? «Клубничное, земляничное, прекрасное мороженое», да, то есть, столько эпитетов.
Буржуазии национальной у нас сейчас нет. Даже если она есть, она себя не осознаёт таковой. Ну, у нас процессы глобализации, они зашли достаточно далеко, и мы находимся в состоянии колониальном. Колониальный статус. Вот когда у нас будет возможность давать длинные кредиты здесь, в России, не привязанные к американскому Центробанку, тогда у нас, возможно, появится национальная буржуазия. А сейчас, пока всё завязано на американской ФРС, не будет у нас национальной буржуазии, хотя бы потому, что кто объявит себя национальным буржуа, тут же окажется в невыгодном положении по сравнению со всеми остальными. То есть, ему просто тупо не будут давать денег. Всё.

Вот, есть ключевые вопросы, которые может решить только государство, и только верховная власть. И первое — это финансовый суверенитет. Финансовый суверенитет буржуазией не достигается. Если нет суверенитета финансового — не будет никакой национальной буржуазии. Вот и всё. Ничего я так вывел? Только что сформулировал.

А.Сталинов: Для человека, который считает себя экономически неграмотным, очень даже неплохо (смеются).

4:20:18

Скажите, как Вы относитесь к Кадырову и чеченцам? Верите ли Вы в их преданность русскому народу?

И.Стрелков: Нет, не верю, но здравого смысла им не занимать. Кадырову, по крайней мере. Верность, подчёркиваю, это чисто моральная категория. Для чеченцев она не очень-то свойственна. Чеченец верит сильному. Пока Россия сильна, пока Путин силён, Кадыров будет ему верен. А дальше — время покажет.



4:21:21

А.Сталинов: Спрашивают, что Вы в целом думаете об ИГИЛ и его опасности в той же Средней Азии?

И.Стрелков: Опасность потенциальная существует, тем более теперь, когда мы вступили в борьбу с ИГИЛ, в прямое противостояние. То есть, вместо того, чтобы воевать с ИГИЛ чужими руками, как это делают умные англосаксы, которые вооружили для этого иракскую армию, там, ещё, и так далее, — мы вместо этого влезли сами, как дебилы. Ну, это наш, в последнее время, фирменный стиль: сначала влезть, а потом думать — зачем.

Правильнее всего было бы воевать с ИГИЛ, снабжая курдов, вот, советники им, оружие, снабжая того же Асада, в конце концов, — советники, оружие, там, ещё что-то. Вроде, и не явно, но эффективно. Вот так надо было воевать с ИГИЛ. И пусть бы вот они воевали, потому что у ИГИЛ, как у исламского государства, у них на пути к России Турция и Иран. Даже Афганистан не граничит с ИГИЛ. Да, это, как бы, она сейчас во многом сетевая структура, но, всё равно, база у неё в Ираке.
Так вот, в первую очередь в уничтожении ИГИЛ заинтересованы Турция, Иран и Саудовская Аравия, потому что это их прямые конкуренты. Потом, в меньшей степени, Израиль. Вот их и надо было поддерживать, чтобы они воевали с ИГИЛ и уничтожали эту потенциальную серьёзную угрозу. Ну, мы же не можем так. По умному-то мы не можем. Мы сделаем так, чтобы хуже всего и с самыми хреновыми последствиями.

Поэтому, да, сейчас будем воевать, раз уж ввязались в войну, будем воевать, в том числе, возможно, и на территории Средней Азии. Но только воевать-то надо, извините, так, чтобы по умному, надо и тыл подчистить, от тех же салафитов, от тех же ваххабитов. У нас Кавказ взрывоопасный. Вот если, не дай Бог, сейчас рубль окончательно гигнется, и экономика, и мы не сможемим давать дань, за двенадцать лет туда отправлять, потому что там 95 процентов всего бюджета, всех республик — это федеральные поступления.



Они ничего сами не производят. Там пенсии, ну, там есть какие-то производства, я не буду врать, но это, реально, в моё, когда я ещё служил, а служил я не так давно, трёх лет ещё не прошло, как я уволился, ну, три года, допустим, — 90%, 92%, 95% — это суммы федерального финансирования для всех этих республик: Дагестан, Чечня, Ингушетия, Кабардино‑Балкария, Карачаево‑Черкесия.

Вот если этот поток перестанет аккуратно поступать, — достаточно молодое население, исламский фактор налицо, практически, моноэтнические республики, русских почти всех выдавили, и не только из Чечни, — вот, мы получим там такой котёл хороший. Вот там ИГИЛ и может появиться, вполне может себя проявить.

Но всё, опять же, зависит от того, насколько здесь будет нормальное экономическое положение. На что американцы и бьют. Они нас душат медленно, экономически. Мы там им ядерным оружием! А они нас ласково так за галстук затягивают. Вроде и ударить ядерным оружием нельзя, и всё душнее, душнее. Потому что галстук надо порвать, нечего носить эту удавку на шее.



Порвёшь галстук — сразу легче станет.

4:24:46

А.Сталинов: Спрашивают, как вы оцениваете Дебальцевский котёл? Какие плюсы и минусы, на Ваш взгляд …

И.Стрелков: Дебальцевский котёл — надо конкретизировать вопросы. С какой точки зрения Дебальцевский котёл? Почему я должен гадать, отвечая на вопросы? Что подразумевается, наши действия, укро-действия, результат стратегический, тактический?

Скриншот (2016.01.14 15-47-55).jpg

Я знаю только одно, то, что в принципе, уже многие написали блогеры, ну, естественно, скажут, что я выдал военную тайну, но, тем не менее, уже об этом весь интернет знает, как говорится. Дебальцевский котёл — это должна была быть задача третьего дня операции, закрытие Дебальцевского котла. Там и Артёмовск должен был быть взят, и всё остальное прочее.
Результат — с трудом вымучили, за полтора месяца тяжёлых боёв вымучили Дебальцевский котёл. Это показало, что уровень украинской армии возрос, её стойкость, она и так-то неплохо воевала в обороне, а уровень ополчения не особо-то и вырос, если вообще вырос.

Очень большие потери в добровольцах были под Дебальцевским котлом. Отвратительное управление. Вот, на что меня ругают, и правильно говорят, что я не профессиональный военный, я это признаю, я об этом уже сегодня говорил, что даже ротой никогда в бою не командовал. Оперативно управлял, как оперативник, операциями, но не командовал в бою ротой даже. Мне было чрезвычайно тяжело руководить войсковыми соединениями, частями соединений. Не умею. Базовые какие-то данные есть, там, до взвода, а дальше — плохо.

Но, извините, так отвратительно провести Дебальцевскую операцию я бы не смог. Вот, точно не смог. Там, реально, Дебальцевскую операцию вытянуло несколько полевых командиров, которых уже успешно выжили из армии ЛДНР, на данный момент.

А.Сталинов: Теперь и их там нет.

И.Стрелков: Теперь и их там нет. Ольхона выжили. Ну, куда уж дальше? Это человек, который сделал эту операцию, на свой страх и риск. Закончил, вернее, взял в окружение. Ну, то есть, так воевать…

Ольхон


Ополчение лучше воевало, серьёзно говорю. Да, были серьёзные потери, но и результаты были. Не было такого, чтобы лоб разбивали об укрепления без всякого смысла. И танки никогда без пехоты не ходили. Если были танки, то танки поддерживали пехоту, а не ходили отдельно. Азы, просто азы.

А бойня под Авдеевкой — это вообще безумие полное. Полное безумие, за это расстреливать надо. Предавать военно-полевому суду и расстреливать, того, кто руководил этим.

4:27:27

А.Сталинов: Вот как раз вопрос – спрашивают: каков ваш максимум как военного, есть ли у вас возможность вернуться к работе, видимо имели в виду ФСБ.

И.Стрелков: У меня есть возможность вернуться к службе, если меня призовут по мобилизации в ряды Вооруженных Сил РФ. Частью которых ФСБ и является. Я офицер запаса, у меня соответствующая запись есть в моем военном билете офицера запаса, ну, правда, считается, что я прапорщик-реконструктор, но местами меня считали полковником, даже и присваивали чего-то в этом отношении. Причем, не казачий, в отличие от многих. И если будет такая возможность – то без вопросов.

Даже про ту же самую Сирию я отвечал – что если меня мобилизуют – я с удовольствием поеду, я буду выполнять свой долг перед государством. Правильная, это операция, не правильная – все, под козырек и вперед! Я готов сражаться в рядах армии своей страны – никаких проблем нет. Выполнять свой долг.

Другой момент, что добровольцем я туда не поеду, делать там добровольцем нечего. Незачем туда соваться. В этом случае –да. Пока в Новороссии Минск-1, Минск-2 – бодяга эта продолжается, послать меня туда – это означает, что решили воевать. Это все воспримут так – и американцы, и укры, что если Стрелкова вернули на Донбасс, значит –война. Все. Даже говорить об этом, пока нет отказа от этих ублюдочных соглашений, нечего.

А свой потолок как военного – ну, не знаю. Если бы у меня была возможность вернуться заниматься тем, чем я умею заниматься, то есть борьбой с бандподпольем, бандформированиями, с этим я профессионально знаком, на нормальном, достаточно высоком уровне. Относительно, но тем не менее. Командовать же мотострелковой бригадой – ну, это совсем, если на безрыбье и рак рыба. Только вот так.

Честно говоря, если бы у меня была возможность, я бы нашел настоящего профессионала, который бы действительно с этим справился. И если бы меня действительно бы назначили командовать такой вот бригадой, то первое, чем я бы озаботился – это найти настоящего профессионала в качестве того, кто реально будет командовать, а я там буду вдохновлять личный состав. Вот примерно так. Это, кстати, тоже важно.

А.Сталинов: Ну, да. Военно-политическая, воспитательная работа – это серьезная проблема. Не только в Донецке, на самом деле.

(4.30.32)

И.Стрелков: От командира, это на самом деле, требуется. Если у командира есть хороший начальник штаба, настоящий, профессиональный. Способный быть наставником, то вот пример Красной Армии, РККА 19 года. Она начала бить белых только тогда, когда нормально расставила штабистов по дивизиям, по армиям, из бывших генштабистов царской армии. Вот когда эти все самородки, стали побеждать. А они действительно были самородками, потому что в условиях гражданской войны требовалось не только знание, требовалось умение вести за собой людей, заставить подчиняться, что наши, кстати сказать, военные не умеют совершенно. Не умеют с ополченцами общаться: они или в панибратство, или в хамство тут же впадают, в какой-то мере. И то, и другое не работает. И то, и другое ведет к разложению коллектива.

Вот поэтому и подчеркиваю, что и Буденный, и Ворошилов, и остальные там красные командиры отнюдь не были бездарями. Они по-своему были очень талантливыми людьми. А военные знания, специфические, которые помогали осуществить операцию – с этим им помогали начальники штабов. Вот, кстати, так должно было быть организовано, по моей мысли, ополчение. Командовали командиры местные, которые пользовались авторитетом, а начальники штабов чтоб у них были профессионалы, которых можно было пригласить из России. Вот так надо было делать. Но у нас же все умные! Как застрелиться и не жить, все профессионалы, блин горелый!

А.Сталинов: Я помню, в Славянске, вы тогда приглашали к себе специалиста…

И.Стрелков: Я, да. Тогда что-то не шибко шли..

А.Сталинов: Нашелся?

И.Стрелков: А, да, тогда, когда надо было уже уезжать, за несколько дней до отбытия. Там я уже понимал, что мне не удастся удержаться.

4.32.12

А.Сталинов: Спрашивают ваше мнение по поводу казаков в Донецке и Луганске.

И.Стрелков: Уже много раз отвечал – отвратительно. Просто отвратительно. За всех, не скажу, опять же – не бывает правил без исключений, но в целом – особенно козицинские банды, это было что-то. Что невозможное. При мне ни одного боя вообще.

Везде, где они были, бросали позиции без боя. Везде. Непрерывная череда брошенных позиций. Красный Луч – бросили позиции без боя, под Ямполем, как только бой начался, бросили позиции и ушли, Попасная – бросили позиции, Артемовск – бросили позиции без боя, Дебальцево бросили позиции без боя. Вот славный путь козицинской армии. Вот когда говорят, что Стрелков сдал пол Донбасса, простите – мне помогали. Очень сильно помогали.

А.Сталинов: Стоит ли русским добровольцам сейчас ехать на Донбасс?

И.Стрелков: Это каждый должен решать за себя. Мое мнение не изменилось. Если кто-то готов терпеть хамство некоторых командиров, готов сражаться в тех условиях, которые есть, то, может быть, имеет смысл ехать.

Но надо если уж ехать, то твердо понимать, что там ждет. Что ждет хреновая еда, абсолютное непонимание перспектив, полтора рожка патронов на передовой, когда напротив тебя БТРГ, боевая тактическая группа укров, полностью снаряженная, постоянные минометные обстрелы, без права ответить, снаряжение, которое украли еще неизвестно где, как говорится, отдельные товарищи в больших погонах, и хамство с их стороны – вот если на все это готовы, но вот, в свое время, имея за спиной высшее образование, две войны и срочную службу в армии, я отправился служить в Чечню, сержантом. Отслужил ровно полгода, как было положено по контракту. Ни днем больше, ни днем меньше. Я пошел на это. Больше того, я там даже никому не рассказывал, что у меня высшее образование есть, а не то, что я где-то воевал. Готов был, да ходил, да терпел вот, и ничего, нормально. Приобрел бесценный опыт. Бесценный. Который мне впоследствии очень пригодился.

4.34.37

А.Сталинов: Спрашивают: если партию нецелесообразно, может организацию другой формы, например орденского типа?

И.Стрелков: Вот у нас все упирается в три вещи: первое – это ресурсы финансовые, второе – это административный ресурс, и третье –это у нас любая организация орденского типа – это что-то закрытое, секретное. Совершенно не испытываю никакого желания чтобы ОД «Новороссия» и меня лично провозгласили самым тайным заговорщиком, который вот! Чтобы при присвоили звание главного организатора патриотического майдана, правда мне его итак присвоили, без меня меня женили. Но тем не менее.

Орденского типа. Ресурсы. В первую очередь ресурсы и необходимость. Сейчас говорят, что единственный выход для Путина –это организовать опричнину. Да, это так. Вот организация орденского типа.

В России государство играло всегда намного большую роль, чем в любой европейской стране. Хотя бы по одной простой причине – что у нас невозможно выжить без государства. И никогда не было возможно. И чем больше было царство, тем прочнее оно было по одной простой причине: если в полцарстве недород, вторая половина его кормила. Если недород в Поволжье, кормит Северск и Украина, если в Северске и Украине поляки все выжгли – кормит Поволжье. В том числе и за счет этого, за счет экономической необходимости росла империя. У нас везде зоны экстремального земледелия. Просто везде.

И поэтому государство у нас традиционно было сильнее, чем где бы то ни было. И подменять его различными орденами, как в маленькой Европе, где проехал 10 км – и уже следующее государство, особенно в средневековье было, рыцарские ордена служили определенным объединяющим стержнем, как в Германии, скажем, было. Потому что орденские представительства были во всех крупных городах, даже ганзейских.



Ну, у нас это не нужно было. Просто не нужно. Единственный орден, подобный рыцарскому – вот, пожалуйста, опричнина Ивана Грозного. Просуществовала, я уж не помню, то ли 15, то ли 20 лет и была распущена. Других примеров орденов у нас не было, ни военно-религиозных, ни просто. Позднейшие ордена, времен Петра Великого, чисто наградные, пусть и с элементами западной культуры геральдической, в счет не идут. Только государство у нас может такой орден организовать.

В свое время орден еще был – Лимонов сравнивал партию времен Сталина – Орден Меченосцев. Кстати, действительно звучало. Действительно в этом что-то было. Партия времен Сталина действительно имела какие-то элементы орденского типа, реально. Формально, вроде бы не принадлежность к власти, но с другой стороны – она пронизывала всю государственную власть, была второй пирамидой, встроенной. Пирамида внутри пирамиды, встроенная в нее.

4.37.47

А.Сталинов: Вы много говорите о Боге и Вере. При этом реально работаете на русский народ, защищая его морально и с оружием. Но о Боге и вере много говорят и попы. Есть ли разница между вашей и их верой?

И.Стрелков: Знаете, это поток сознания определенный. Есть священники, которые реально верят в Бога, есть священники, которые не верят в Бога. Это факт. Есть люди – миряне, которые верят в Бога. Вера, она не сравнивается с тем – кто ты, носишь сутану или меч. Или веришь, или не веришь. А изображать из себя можно все, что угодно. Кстати, стараюсь обходить этот вопрос, потому, что не считаю себя очень сильно верующим. Вот настолько, чтобы проповедовать что-то или объяснять. Ну, вот не нужно это, лишнее.

Вера, она очень индивидуальна, каждый по-своему верит. Священник отличается от военных хотя бы тем, что он обязан проповедовать веру. А искренне он это делает или неискренне, вот это другой вопрос. Вопрос к каждому лично священнику, и не ко всем в душу залезешь. Приходилось общаться с искренне верующими священниками, не раз приходилось общаться с откровенными атеистами в рясах. В том числе, в епископском сане. По службе приходилось. Правда, они этого не скрывали особо. Каждый выбирает для себя. Есть чиновники в рясах, есть чиновники с мечом. Есть искренне верующие и не чиновники, и не в рясах.

И.Стрелков: Давайте уже заканчивать.

А.Сталинов:
Да, пора уже, вот полночь близится..

И.Стрелков: А Германа все нет…

А.Сталинов:
А кто же вас послал в Славянск? Не уйти вам от этого ответа.



И.Стрелков: Никто меня не посылал, я сам пошел. Никто меня не посылал в Славянск. Никто. Никто мне не сказал «Стрелков, иди». Меня поддержал Аксенов. Этого я не скрывал. Сергей Валерьевич меня поддержал, и он отлично понимал, что Крым без Северной Таврии, это ничто. Это сухая гроздь, сухой виноград. Сухая ветка, сухая рука. Он это прекрасно понимал, понимает и до сих пор. Вот он и поддерживал меня всеми силами.

Но не он меня посылал, не было такого. Понимание, что надо идти было у меня и у ближайших, полное абсолютно. И удалось этого понимания добиться у Аксенова и некоторых людей, которые нам помогли, материально. Но никто, не было такой команды. Это может как-то звучит, но это сами, была действительно личная инициатива. Это звучит немного пафосно, но это так.

А.Сталинов:
Теперь действительно последний вопрос, мы больше. Такого не было вопроса. Как обстоит ситуация с увековечиванием памяти добровольцев из России. Получается это делать, или нет?

И.Стрелков: Насколько я знаю. Ставят памятники на Донбассе. Вроде бы что-то открывают в отдельных случаях в других городах, мемориальные доски. Мы этим не занимаемся, у нас на это просто нет ресурсов. Нету. Я считаю, это лично мое мнение, что лучше вылечить несколько покалеченных, чем поставить очередной гранитный камень.

Еще один момент, который важен. Поймите, что все мемориалы, все кладбища имеют значение только тогда, когда они для людей представляют моральную ценность, духовную. Иначе это мертвые камни. Просто мертвые камни. Недавно я прочитал, что в 2012 году снесли могулу Министра просвещения имперского, убитого террористом, по-моему, в 1903 году. Это очень достойный человек, всех лично принимал, самых бедных просителей. Чем террористы воспользовались – взорвали и его, и тех, кто находился рядом. Не всех даже опознали. И вот. Его могилу, высочайшего имперского чиновника, погибшего на своем посту, просто снесли, как невостребованную. А ведь когда-то это было местом паломничества людей. Поэтому так. Помните, как Христос сказал: «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов». Сначала нужно позаботиться о живых, потом о мемориалах.

А.Сталинов: Разрешите от нас поблагодарить Игоря Ивановича.

И.Стрелков: Спасибо вам, спасибо за то, что послушали. Спасибо за то, что потерпели. Ну, и всем, кто нас поддерживает, просим – распространяйте наши материалы. Это иногда может быть более важно, чем собрать пару килограммов тушенки или сахара. Донбасс задыхается в информационной блокаде, задыхается.

А.Сталинов: Люди страдают и от отсутствия денег, и самого необходимого. И хотя зима теплая, не хватает самого необходимого.

И.Стрелков: Особенно на позициях.

(4.43.29)

А.Сталинов: Несмотря на то, что молчат усиленно наши средства массовой информации о реальной ситуации на Донбассе, люди там меньше не нуждаются. И информационная блокада, конечно. Но помощь там реально нужна. Есть проверенный канал доставки помощи. И если вы конкретно знаете нуждающихся, вы можете воспользоваться помощью фонда Игоря Ивановича Стрелкова.

И.Стрелков: Не фонда. У нас нет фонда – Движения.

А.Сталинов: И помощь эта доходит. Спасибо, Игорь Иванович.


П.С.
В завершении цикла постов относящихся к прямой линии Игоря Стрелкова, не могу не сказать о людях, принявших участие в подготовке текстовки этого интервью. Взявшись дружно, каждому по кусочку, получилось и не так тяжело!

Это Наташа А., Тамара А., Наталья К., Ольга Ю., Эльжбета Р.

Без них этот труд оказался бы невозможным! СПАСИБО БОЛЬШОЕ ИМ!
http://chervonec-001.livejournal.com/1091517.html



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей