Авторы

18.07.2015 03:12:00

XVI

В скалистых горах, на южных границах Сирии, около деревни Бетсалем, ранним утром оживленно шумела толпа мужчин, женщин и детей, в обтрепанных арабских одеждах. Жестикулируя и крича, они кого-то ожидали, посматривая на узкую расщелину, выходящую к концу деревни из треснувшего каменного кряжа гор. Вот в галопе примчалось несколько полунагих мальчишек с криками: «Едет, едет».

Толпа обернулась. Многие женщины начали утирать слезы. Другие заголосили: «Покидает нас ангел наш. И зачем она идет на смерть, в пасть хищных волков! Как мы останемся без нее?»

— Тише, тише, женщины, — обратился к ним седобородый шейх в бурнусе. — Она едет на святое дело. Ее завет сама благословенная Мариам. Не смущайте ее вашими жалобами.

— Как же не плакать о себе, когда нас покидает наша живая душа? Как не плакать о ней, когда подумаешь, что ее растерзают, как коршун голубку?

— Да, — заметил один горец, — с тех пор, как Лидия с нами, Бетсалем как будто осенили светлые крылья ангелов. Всякий страх, всякая забота спадают, когда заговорит она о Христе, о небесных ополчениях, о гибели Антихриста, о следующем Новом Иерусалиме…

— А как она примиряет всякую ссору, отирает всякую слезу! Мы до нее не понимали, что значит быть христианами.

— Да, — промолвил сам шейх, — потемнеет без нее Бетсалем. Но не мы одни нуждаемся в ангелах Божьих…

Между тем к ним приближался маленький караван. Это ехали на мулах Лидия и провожающие ее горцы, за которыми тянулась молчаливая и печальная кучка народа. Бетсалемцы двинулись навстречу.

— Здравствуй, наша радость, покидаешь нас, утешенье наше!

Женщины плакали, теснясь к Лидии, стараясь поцеловать ее или хоть прикоснуться к ней.

— Здравствуйте, мои любимые, мои друзья. Никогда не позабуду я моего милого Бетсалема. Да что вы так горюете? Ведь я иду на дело Божье. Да мы еще и увидимся, если не здесь, так в светлом граде Небесном, и припомним, как жили здесь среди земного горя, через которое пришли к светлому блаженству.

Она сошла с мула, ходила по толпе, здоровалась, прощалась, каждому находила ласковое слово. Она казалась какой-то старшей сестрой этих детей природы, просила их помнить, чему она их учила: жить во взаимной любви, любить Христа, не страшиться ни гонений, ни смерти. Ведь беды мимолетны. Близок день Христов, и теперь плакать должны не рабы Христа, а враги его, сами готовящие себе гибель. Речь Лидии лилась вдохновенно, переходя то в молитву, то в славословие, и все лица вокруг освещались чувством, которое излучалось из нее и согревало все сердца. Но всему бывает конец.

— Прощайте же, любимые братья и сестры, радуйтесь, ждите Господа. Он — вот уж близко. Скоро увидим его.

И она взглядывала на небеса, как будто уже видела Его в их отдаленных высотах.

Долго еще толпа провожала ее, пока Лидия наконец успела упросить не задерживать ее пути. И долго еще смотрели бетсалемцы, как она, со своими провожатыми, скрывается мало-помалу в голубой дымке горной долины.

Бетсалем находился в самой глубине обширной области, вдоль и поперек исхоженной старцем Иоанном. Она сделалась как бы епархией его, где он заготовлял убежища для христиан. Теперь в эти дикие ущелья приходило все больше беглецов, и жители для всех находили приют и пропитание. Словно невидимая благодать охраняла пустынное пространство. Сюда не заходили ни проповедники, ни военные отряды гонителей. Местные жители только от беглецов узнавали об ужасах, творящихся на свете. Здесь-то и провела некоторое время Лидия, поправляя здоровье, подорванное пережитыми мучениями. Но духовные силы ее только закалились в испытаниях. Когда она поправлялась в Бетсалеме, то стала переходить из деревни в деревню, проповедуя, утешая беглецов, укрепляя духовную силу местных жителей. Всюду она становилась общей любимицей, возбуждала благоговейное обожание. Никогда не покидало ее спокойствие и светлое настроение. Она была полна скорби о несчастных и негодования против злодейств и богохульств, но ни на минуту не забывала, что Христос близ нее, близ людей. Она его любила так, что желала бы пострадать за него. Она как будто видела перед собой Новый Иерусалим, спускающийся с небес, и среди ужасов времени чувствовала тихое, ровное счастье… Это чувство невольно передавалось окружающим, и все ее любили за этот драгоценный подарок.

Своим настроением она, молодая, напоминала древнего старца Иоанна, от которого не отходила, когда он посещал свои убежища. Она слушала его рассказы о Христе, совещалась с ним о каждом движении своего сердца. Ему одному она рассказала о своих дивных видениях в Башне Духов, где светлый Ангел приходил защищать ее от злых сил. Она спрашивала старца, не грешит ли она, так сильно беспокоясь о Валентине. «Дитя мое, — отвечал Иоанн, — ведь ты любишь его, как же не беспокоиться? Но помни, что Христос также близ него». Она и переписывалась с Валентином через старца.

Но жизнь в убежище была не по ней в такое время, когда мир полон был борьбы и горя. Она решила идти служить Христу и людям в самом жерле извержения адских сил, и старец благословил ее на подвиг.

Лидия медленно приближалась к Иерусалиму, навещая разные местности Сирии и Палестины. Молва о ней расходилась тем шире, чем дальше отходила она от благословенных селений Бетсалема. Имени ее не знали и называли пророчицей. Скоро о ней полетели донесения в Иерусалим, но попытки арестовать ее постоянно оставались безуспешными. В Иерусалиме Валентин приготовил для нее помещение, но она предпочла благополучию жизнь среди развалин. Они нравились ей своим соответствием разрушающемуся миру. Здесь ей удобнее было ходить и на молитву в церковь, устроенную епископом Августином в погребе большого развалившегося дома. Из своих развалин она выходила на жилые улицы, бесстрашно ведя проповедь, для которой часто давали повод грубые насилия, постоянно происходившие в городе. Полиция Антиоха была зорка только тогда, когда дело касалось политики или религии, но блистала отсутствием, если происходил грабеж или кровавая драка. Однажды Лидии пришлось вырвать из рук полупьяных щеголей молодую девушку, которую они затаскивали в свою карету. Лидия так грозно прикрикнула на них, что безобразники опешили. Но девушка была почти в истерике, так что пришлось проводить ее до дому.

Оказалось, что это была Эстер, дочь известного раввина, Эзры Гаона. Отец горячо благодарил спасительницу и, удивляясь ее мужеству, невольно спросил:

— Вы не из бывших ли христиан?

— Я и теперь христианка.

— Но ведь христианство воспрещено…

— Я служу Богу, а не его врагам…

Эзра смолчал, но ответ запал в душу его дочери, которая просила Лидию навещать их. Открытое, искреннее личико молодой еврейки произвело на нее симпатичное впечатление, и так завязалось их знакомство.

Эстер очень интересовалась вопросом о Мессии и о христианах, которых, по неясным для нее причинам, так жестоко преследовали. Она спрашивала об этом Лидию:

— У нас говорят, что Антиох явится Мессией. Как Вы думаете?

— Милая моя, — отвечала Лидия, — ведь Мессия — Сын и Помазанник Божий. Он утвердит Царствие Бога. А Антиох хочет низвергнуть владычество Бога. Как же он может быть Мессией?

Это поразило Эстер. Она сослалась на отца, который допускал Мессианство Антиоха.

— А мой отец великий ученый, — прибавила она.

— Не знаю, как это может думать Ваш отец. Антиох сам объявил себя врагом Бога и Мессии, который, впрочем, уже давно пришел…

— Вы говорите об Иисусе Назаренине?

— Да, конечно.

И у них завязывались беседы об Иисусе, о его втором пришествии, о Царстве Божием, об Антихристе. Все это, конечно, происходило наедине. Эзра замечал только, что у дочери зашевелились опасные вопросы, и приписывал это влиянию Лидии, но оказанная ею услуга принуждала его сохранять любезный вид, и он только предупреждал дочь иногда не верить вообще христианам.

«Надо ее поскорее выдать замуж, — все чаще подумывал он, — займется семьей, и пропадут порывы к тому, что выше ее разумения».

XVII

В укромном садике, во дворе Эзры Гаона, под густой виноградной беседкой, тихо толковали между собой молодой человек и молодая девушка. Они сидели обнявшись, но разговор их был серьезен и важен.

— Да, моя дорогая Эстер, нам нужно торопиться. Я каждый день жду ссоры наших отцов, и это, наверное, произойдет не позднее ближайшего собрания синагоги. Тогда нам нельзя уже будет и подумать друг о друге…

— Меня, Марк, отец очень старается выдать замуж и постоянно предлагает разных женихов. Но о тебе ни разу не упоминал. Он не любит вашей семьи из-за христиан… А я, знаешь, теперь и сама начинаю все больше думать, что христиане правы… Я тебе не говорила еще… Ты так давно не был…

— Да, я боялся попасться твоему отцу.

— Я познакомилась с одной христианской девушкой… Ты помнишь мое приключение? Которая меня выручила. Ее зовут Лидией…

— Так это была Лидия! Знаю ее — святая душа. Ну так что же?

Эстер рассказала, что они очень сошлись и что Лидия ее убедила в правоте христиан. Иисус Христос был настоящий Мессия, и скоро опять придет, и разрушит дела антихриста-Антиоха. Теперь ей стало очень тяжело оставаться в еврейской среде. Она любит отца, любит Марка. Но она уже не еврейка в душе. Как она будет выходить замуж за еврея?.. Марк слушал ее с радостным удивлением…

— Эстер, милая, но ведь это пути Божии! Я не знал, как и заговорить с тобой! Но ведь я сам скоро буду христианином. Отец говорит тоже, что Лидия: что Иисус Христос был истинным Мессией и что каждый еврей, знающий свою веру, должен его признать. Он приходил к нам, а мы отдали его язычникам… Мы вместе с отцом скоро станем христианами, я все думаю о тебе: как жить христианину с еврейкой? А ты и сама вышла на нашу дорогу. Вот-то слава Богу! Только в этом случае нам еще больше нужно торопиться…

— Эстер, Эстер, куда ты запропала, — раздался голос Эзры с крыльца дома.

— Т-с, он вернулся, беги скорее… Значит, жди завтра или послезавтра, приду сватать тебя…

Эстер наскоро поцеловала его и убежала, а Марк потихоньку выбрался с другой стороны через забор и пустился домой, где немедленно объяснился с отцом.

Борух отнесся к его планам с полным сочувствием. Эстер хорошая девушка, и Марку будет доброй женой. «Уж не знаю, — прибавил он, — много ли времени осталось для людей на брачную жизнь. Христианские предсказания меня очень смущают. Но все равно: сколько Бог даст, столько и поживете… Только нужно очень торопиться».

Он объяснил, что Эзра ведет в синагоге агитацию в пользу того, чтобы просить Антиоха объявить себя Мессией. Опасаясь противодействия Боруха, он именно теперь легче всего может выдать дочь за Марка в надежде, что родственные связи заставят Боруха если не совсем помогать, то поменьше мешать ему. «Разумеется, — прибавил отец, — он в этом ошибется, но лучше воспользоваться временем, пока у него есть такая надежда. Не будем откладывать».

На другой же день они с Марком отправились к Эзре, где все вышло, как предусматривал Борух. У Гаона явилась мысль, что такой союз укрепит его влияние в еврействе, и Марк с Эстер были объявлены женихом и невестой. Свадьба также не замедлила, потому что обе стороны одинаково желали ее ускорить.

Это время свадебных приготовлений и празднеств было для Гаона Эзры временем усиленной пропаганды среди евреев его плана — побудить Антиоха поскорее явить себя миру как Мессию. Горячий еврейский патриот, он, по разным соображениям и признакам каббалистического характера, находил, что наступает время явления Мессии. Антиох же не только был еврей, но, по соображениям Эзры, носил на себе приметы Мессии. Между тем Человекобог, хотя и с удовольствием смотрел на такие чаяния, ничуть не торопился осуществлять их и даже проявлял в себе много черт антимессианских. Он был слишком международен, претендовал быть концентрацией духовных сил всего человечества, а не одного еврейства; он враждовал не только против Иисуса Христа, а вообще против Бога. Чем дальше заходил он по этому пути, тем труднее становилось ждать от него мессианской роли. Эзра Гаон страстно желал побудить его объявить себя Мессией, что само по себе отрезывало его от идей и действий антимессианских. Своевременное воздействие значит очень много. Если бы рабби Иосиф Акиба не воздействовал на Бар Кохебу, думал Эзра, у знаменитого воина Израиля, может быть, не хватило бы духа сознать себя Мессией. Правда, рабби Акиба ошибся, и Бар Кохиба не оказался Мессией [1]. Но теперь у Эзры не может быть ошибки. Каббалистические сообщения делали это для него несомненным. Требуется только не упустить времени для воздействия на Антиоха со стороны еврейства. На эту тему он усердно толковал с виднейшими членами синагоги, хорошими талмудистами и отчасти каббалистами.

Борух Хацкиель за это же время был, напротив, очень сдержан. Это отчасти происходило от желания не повредить брачному делу Марка, но более всего под влиянием переживаемой им внутренней борьбы. Он был в душе уже христианином, то есть признал Христа как Мессию и принял его евангельские заветы. Но никогда он не чувствовал себя в большей степени евреем, не ценил своего народа более высоко. Ему казалось, что если богоизбранность Израиля еще могла быть оспариваемой до пришествия Мессии, то не подлежала сомнению после того, как из среды евреев исшел Спаситель, соединивший все человечество с Богом. Нет в мире более великого дела, и оно произросло из народа Израиля. Кто может после этого усомниться в богоизбранности и высоте еврейского народа?

Но великая высота налагала и великую обязанность послужить делу Мессии. Вместо этого евреи отреклись от него, то есть отреклись от своей миссии, а стало быть, сами отвергли свою богоизбранность. Но Господь не ошибается, и если он избрал евреев на дело служения Мессии, то они непременно послужат ему. Когда же? Если они не оправдали своего предназначения в первое пришествие Мессии, то обязаны оправдать во второе и последние пришествие. А оно приближается. Боруху казалось, что евреи и начинают приходить ко Христу. Никогда они не принимали крещения в таком большом числе, хотя это не приносило им ничего, кроме бед. Сердце Боруха радостно билось при мысли, что среди этих новокрещенных христиан совершенно не слышно о ренегатстве. Но все-таки это было движение отдельных лиц, а не широкое национальное, каким должно было быть, если евреи и на этот раз не окажутся — теперь уже окончательно — недостойными богоизбранности. И Борух, горячий еврей, чувствовал как свой личный долг — громко кликнуть клич ко всему Израилю: звать его ко Христу, скорее, пока еще есть время воскликнуть: «Благословен Грядый во Имя Господне». Он твердо решил исполнить свой долг. Но что значит теперь призыв ко Христу? Он равносилен призыву к мученичеству. Христианство запрещено и свирепо преследуется, и в такой момент евреям приходится воскликнуть «Благословен Грядый во имя Господне». Они должны стать в положение древней мученической Церкви.

Без сомнения, только таким способом мог быть заглажен прежний грех Израиля. Но легко ли звать других людей на мученичество? Можно пойти на подвиг самому, и Борух чувствовал, что он готов на это. Но звать других, ныне счастливо живущих в своих семьях, перед этим его сердце содрогалось. Он чувствовал припадки слабости…

А время шло и приближалось к моменту, когда нельзя уже будет колебаться, нельзя будет жалеть ни себя, ни других, а нужно будет думать только о торжестве истины. Подходит, думал он, время, когда разделится Израиль на истинных чад Авраамовых, которые и составляют «богоизбранный» народ, и остальных, которые суть только «сборище сатанинское», как называет их апостол Иоанн.

В такие размышления погружался Борух, пока тянулось предсвадебное время Марка и Эстер. Быстро прошло оно, и юная чета водворилась наконец в доме Хацкиелей.

Эстер сияла счастьем. Она жила еще только сердцем, не задумываясь над будущим, и чувствовала лишь, что соединилась с любимым человеком и готова соединиться с той верой, в которой уже признала истину. Она ощущала себя обладательницей всех сокровищ мира и входила в свое новое жилище, как в маленький рай.

Бар-Кохеба (правильнее — Бар-Кохба, буквально — Сын Звезды, настоящее имя — Симон) — вождь иудейского восстания против римского владычества в 132-135 гг.; рабби Иосиф Акиба — крупный иудейский теолог, провозгласивший Бар-Кохбу Мессией ^

XVIII

Ранним утром из ворот Тампля выехала блестящая группа всадников, направляясь в горы на охоту. Здесь собрался истинный цвет рыцарства всех национальностей, недавно покрывший себя славой в битве при Тамплиерском озере. Тут были Гуго де Клермон, Фридрих фон Вальде, Герман Штейн, итальянец Альберт Висконти, испанец Жуан Кастилья, двое русских, Игнат Барабаш и Александр Каширский, поляк Генрик Заремба, еврей Иуда Галеви, араб Измаил Эфенди и татарин Магомет Сеитов. Сам Антиох публично заявлял, что эти одиннадцать рыцарей решили судьбу сражения. Обычай брать с собой оруженосцев не привился к возобновленному Ордену, их тут совсем не было.

— Ну, братья, — сказал Измаил Эфенди, — когда они выбрались в пустыню, поехали мы на охоту, так нельзя не привести чего-нибудь с собой. А времени на это не хочется терять.

— Может быть, нас выручат товарищи, — заметил Клермон и громко затрубил в рог.

Из чащи лесистой горы показалось трое человек в арабской одежде. Это были наши старые знакомые — Яни Клефт, Валентин и Марк Хацкиель. Вся компания дружески поздоровалась с ними.

— Ну что же нам делать с охотой, — спросил Гуго?

— Да мы уже кое-что добыли. Едем прямо на привал.

Там действительно стояла целая повозка, нагруженная разными охотничьими трофеями.

— Ну значит, можем прямо приступить к делу.

Через час вся компания заседала около костра, подкрепляясь мясом кабана и вытаскивая бутылку за бутылкой из походных мешков.

— Начинайте же, де Клермон, — раздалось несколько голосов, — Вы будете нашим Председателем.

— Приступаю, друзья. Нам прежде всего нужно определить свое душевное содержание, понять, есть ли у нас глубокая духовная связь? Вспомню поэтому тот путь развития, который проходил я, и, кажется, все вы, независимо один от другого. Этот путь привел каждого из нас к тому, что ему становилась отвратительною жизнь, созданная Антиохом, так же, как он сам, и все его планы, по мере того, как все это нами уяснялось… Постыдным начинало казаться и наше личное положение. Мы пошли в Орден, думая быть рыцарями, а оказались просто вооруженными рабами каких-то колдунов, называющих себя «духовенством». Оказалось, что и Ордена нет, а есть только церковь Сатаны — и в ней мы — жалкие холопы. Нас кормят, поят, разрешают все пороки, позволяют всякие насилия над посторонними, и за эту цену мы обязаны быть безгласными полицейскими, шпионами и палачами. Мы увидели, что рыцари так и подобраны, чтобы быть довольными этой ролью, и что не было на свете шайки разбойников, более лишенных чести и совести… «И я — член этого сообщества… Позор!» — так каждый думал про себя. Верно ли говорю я, друзья?

— Верно, верно, раздалось со всех сторон, это были мысли, чувства каждого.

— Друзья, выражу ли я ваши чувства, коснувшись еще верований наших. Мы все росли на рыцарских преданиях наших семейств, в детстве мы веровали в Бога. Но общее настроение интеллигенции, дух времени охватывали нас, и мы переходили в ряды бунтовщиков. Однако это отречение от Бога шло не из сердца, а из поверхностных рассуждений. В сердце мы сохраняли те идеалы правды и чести, которые были рождены покинутой нами верой, отрекаясь от Бога, мы оставались детьми его… И мы это поняли, когда, вступив в Орден — увидели, что такое Человекобожие и Люциферианство, до какого падения доходят люди при мечтах о своей автономности. Мы сознали тогда, что все хранимое нами в сердце, как святое, высокое и благородное, порождается Богом и утрачивается без него. Мы сознали, что душа наша принадлежит ему, а не Человекобогу или Люциферу. Так началось у нас возвращение к верованиям юности… Правильно ли говорю я?

— Да, да подтверждали кругом. Мы все шли именно таким путем.

— Мы шли одним и тем же путем, независимо друг от друга, не зная о мнениях друг друга, и каждый долго считал себя одиноким. Но постепенно мы стали сближаться, объясняться между собою и, наконец, предприняли решение разыскать всех единомышленников. У нас явилась надежда, что и под маской бандитов могут скрываться порядочные люди. Мы искали их внимательно и, кажется, никого не упустили? И никого больше не нашли!

— Верно, верно, — отозвался хор голосов, все обыскали, — Не сыщешь больше не души…

— Тут мы приходим к печальному выводу. Значит, считая Яни Клефта, нас оказывается всего 12 человек. Это все, что способен дать наш корпус. А мы мечтали о борьбе с Антиохом! Вспоминая, как увлекшись боевым задором удальства, мы легкомысленно поддержали его против Осборна, мы утешали себя мыслью, что быстро загладим этот грех. А сил у нас на это не оказывается. Что же нам делать? Остается ли у кого-нибудь из вас мысль о немедленной борьбе?

— У всех, у всех…

— Даже при таких силах?

— Все равно! Хоть бы и меньше… Яни Клефт пошел в одиночку. Нельзя сидеть сложа руки. Совесть требует.

Но де Клермон все-таки поименно переспросил всех. Ответы были одинаковы: Антиох — развратитель людей, он подрывает все светлое и благородное, он старается уничтожить самый источник нравственности — Бога. Но некоторые прибавляли, что Антиох рано или поздно все равно уничтожит каждого, кто не отказывается от своего человеческого достоинства, так что нет другого выбора — или расправиться с ним, или погибнуть самим. Общий голос постановил: «Война с Антиохом на смерть, без колебаний, бесповоротно».

— Итак, это решено, — сказал Председатель, — Антиох — наш общий враг. Но я еще должен предложить вопрос: что же нас связывает внутренне? В чем основная вера ваша, товарищи?

— Мы — христиане, — раздались на перебой голоса, — Антиох обратил нас ко Христу…

— Я — Моисеева закона, — сказал Марк, — Я чту того же Бога, как и христиане. Впрочем, в душе я уже христианин и скоро буду им явно.

— Мы — магометане, — сказали Измаил Эфенди и Сеитов, — Мы чтим того же Бога, как и вы, того, против которого восстает Антиох.

Иуда Галеви кратко ответил, что он — Моисеева закона.

— Да освятит же Бог нашу борьбу с его врагом, — заключил торжественно де Клермон, -А мы- поклянемся не покидать оружия до конца!

— Клянемся, клянемся… На кресте и Евангелие, на Коране, на Торе, — зашумели кругом.

Одушевление охватило всех. Но когда Председатель поставил на обсуждение вопрос о планах действий против Аитиоха — тотчас обнаружилось явное несоответствие средств и целей заговорщиков. Все, конечно, указывали, что силы возрастут, что даже из единомышленников Осборна кое-кто должен был спастись и разыщется. Но для начала действий имелось только 14 человек. Между тем казалось невозможным, например, оставитъ без помощи Осборна и двух первосвятителей. А уж на одних попытках освободить их легко было уложить все свои наличные силы. Яни Клефт настаивал, что проще всего — убить Антиоха, и с этого нужно начать. Ему возражали, что с гибелью Антиоха еще не погибнут собравшиеся около него темные силы, не объединятся и не приобретут власти силы здоровья, способные спасти человечество от разложения. Было бы гораздо выгоднее — начать по всем державам новую проповедь восстания и организовать силы для этого. Спор разгорался и затянулся до самого приближения вечера, когда пора было уже и возвращаться с охоты. Тогда Председатель предложил порешить на том, что нельзя отбросить ни одной из выдвинутых задач, и чтобы заговорщики, по своему собственному выбору, распределились по исполнению каждой из них, но с тем, чтобы все группы помогали друг другу, если какая-либо из этих задач потребует сосредоточения сил. Такое решение и было единогласно принято, а сам Гуго де Клермон — единогласно избран главным руководителем действий кружка для поддержания постоянной связи между тремя составлявшими его группами.

За подготовку убийства Антиоха взялись Яни Клефт, Барабаш, Измаил Эфенди; за освобождение — Валентин, Висконти, Вальде и Марк; за подготовку восстания — Штейн, Галеви, Кастилья, Заремба, Каширский и Сеитов. Де Клермон остался вне группы, но объяснил, что наиболее неотложным считает освобождение первосвятителей и Осборна, пока их еще не казнили или не заморили.

Была уже ночь, когда рыцари подъехали к Тамплю со своей затянувшейся охоты. За ними ехала повозка с дичью, где восседал в качестве возчика араба — Валентин. Яни и Марк возвратились, конечно, особо, отдельно от товарищей.



Возврат к списку

Жестоканова А.Д.

Тур В.Н.

Маслова Н.В., Милованова В.Д.

Антоненко Н.В., Гладышев А.Г., Доронин А.О., Иванов В.Н., .Иванов А.В., Маслова Н.В., Мельников С.Б., Оситис А.П., Патрушев В.И., Ульянова М.В., Федулова И.В.

Качаева М.

Ананиева Нонна

Попов И.С., Попов А.И.

Клименкова Т.М.

Лобастова Н.В.

Медиков В.Я.

Эйхенбаум И.

Марков А.Л.

Головин Н.Н.

Краснов П.Н.

Наглядное пособие

Васильев И.Ю.

Дегтярев В.Н.

Соколов Д.

Кленова Т.

М.В. Переяслова


Новости 21 - 40 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей