Авторы

13.06.2014

Белорусы хотят предостеречь своего Президента:

«С этими людьми идти в разведку опасно».

Совсем недавно Президент Беларуси А. Г. Лукашенко пообещал опубликовать списки коррупционеров, осужденных в нашей стране за последние годы. Все мировые СМИ напечатали его жесткое заявление о коррупции, ведущей к деградации общества: «В основе развала страны, который произошел на Украине, лежат развал экономики и страшная коррупция. Только идиот после событий на Украине не сделает соответствующих выводов».

Да, коррупция серьезная проблема. Достала она белорусов, хоть плачь. И поэтому мы не будем дожидаться публикации этих фамилий. Своих коррупционеров мы, жители Витебска, знаем в лицо. Много нашей крови попили они. И в декабре 2010 года мы чудом избежали трагедии. Ужасы 14 века пришлось пережить нам, православным христианам, живущим в 21 веке.

Мы все знаем о мученическом подвиге трех Виленских святых Иоанна, Антония и Евстафия. После смерти супруги литовский князь Ольгерд отказался от Христианства и вновь стал поклоняться идолам. Когда он узнал, что его приближенные Иоанн, Антоний и Евстафий исповедуют Православие, то приказал заключить их в темницу.

Жестоким пыткам подверглись святые мученики. Литовские жрецы повесили на деревьях в «священной роще» Иоанна, Антония, а Евстафия вывели обнаженным на сильный мороз и стали лить в его уста ледяную воду. От этой пытки тело страдальца посинело от холода, временами останавливалось дыхание. Три дня мучили жрецы святого Евстафия, а затем повесили.

Это произошло в декабре 1347 года, а спустя 663 года, в Витебске, также в декабре и также в лютые морозы, подверглись пыткам монахини Свято-Духова монастыря.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги-летописи «Витебская Голгофа»:

«Декабрь 2010 года. Свято-Духов женский монастырь. Идёт вечернее богослужение.

На улице минус двадцать по Цельсию. В здании монастыря такая же температура, но кажется, что в помещении намного холоднее, чем на улице. Это из-за влажности. И если не переступать ногами, то через некоторое время замечаешь, что ботинки примёрзли к полу.

Вечерняя служба заканчивается. Начинается крестный ход. По уставу монастыря, крестный ход проводится два раза — утром и вечером. Впереди идут монахини с крестом, за ними прихожане с хоругвями и иконами. На противоположном берегу — море огней. Город готовится встречать Новый год. Наш берег в темноте. В здании монастыря светится одно окно.

Навстречу крестному ходу с реки дует резкий и пронизывающий ветер. Он несёт колючий снег, обжигает лицо. Во время церковной службы и во время крестного хода проблемы тепла и холода как-то забываются. Но рано или поздно надо возвращаться на грешную землю. И тут начинаешь понимать: мы, прихожане, вернёмся в свои тёплые квартиры, где термометры показывают плюс двадцать градусов, а монахини разойдутся по кельям, где тоже двадцать градусов, но со знаком минус.

А если учесть, что к декабрю 2010 года была разрушена печь, на которой монахини готовили пищу для себя и для нищих, а также отключена вода и канализация, то можно сделать вывод — монастырь обложили со всех сторон по всем правилам охоты на дикого зверя.

И не трудно догадаться, что по тем же правилам дикой охоты готовится проход, в конце которого сидят охотники и поджидают свою жертву.

Роль загонщика взял на себя солидный человек с портфелем. От монахинь он потребовал срочного переезда в приют для лиц без определённого места жительства, а по-простому — в ночлежку для бомжей. Что ждёт монахинь на новом месте?

Все мы знаем про «местные законы» в исправительных учреждениях. «Криминальный авторитет», «смотрящие», «общак», «прописка» — все эти понятия существуют, и отменить их или хотя бы изменить абсолютно невозможно. И чтобы не столкнуться с такими понятиями, есть один-единственный выход — это не попадать в исправительные заведения.

После освобождения из этих учреждений у некоторых бывших заключённых остаётся желание жить по этим законам и на воле. И начинают они насаждать свои тюремные понятия везде, куда бы только ни попали. В печати писали, как один «смотрящий» после зоны смог каким-то образом попасть в дом для престарелых лиц и устроил там настоящий ад для немощных стариков, заставив их жить по этим самым понятиям.

Даже на городской свалке есть «смотрящий» — он следит за порядком и распределяет участки между бомжами, а они сдают ему в «общак» часть своей выручки. И вот представьте себе, как после тяжёлой работы на свалке возвращаются они на ночлег в приют и видят там монахинь Свято-Духова женского монастыря, которых переселили сюда городские власти.

«Смотрящий» рвёт у себя на груди рубаху и начинает вопрошать у монахинь: «Кто в хате хозяин?». Вот так начинается «прописка». Когда монахини попытаются им что-нибудь объяснить, их никто слушать не будет и, в свою очередь, объяснит, что теперь они, монахини, такие же бездомные, как и все здесь живущие. А раз общество их сюда переселило, значит, обществу они больше не нужны. Общество от них отказалось, и поэтому они должны, и даже обязаны, жить по установленным здесь, в приюте, «понятиям».

А бояться им ничего не надо, потому что бездомные бездомных не обижают.

И пожертвования у них никто отбирать не будет.

И по вечерам бегать за водкой для «смотрящего» никто заставлять не будет.

И ломиться в дверь по ночам никто не будет.

И приставать тоже никто не будет.

Вот так мы описали первый вариант встречи монахинь в приюте. Но может быть и второй вариант, с точностью до наоборот, потому что каких только обещаний не дашь на трезвую голову.

И вот теперь пусть каждый из нас решит одну задачу. Условия задачи следующие. Ваш ребёнок поступил в учебное заведение. Мест в общежитии нет. Предлагают место в приюте для бездомных. Каким будет Ваш ответ?

Не надо отвечать на этот вопрос, потому что такая ситуация в принципе невозможна. Мы смеем Вас заверить, что у директоров наших учебных заведений с головой всё в порядке. Все они понимают, что за такое предложение они тут же получат от родителя по голове.

Так почему чиновник высокого ранга предлагает такое монахиням Свято-Духова монастыря? И удивительно, что, в отличие от директоров учебных заведений, он ничего не боится.

Почему начались самые настоящие гонения на монахинь? И при этом применяют какие-то дикие методы. Сносят туалет, ничего не предложив взамен. Монахини вынуждены просить разрешение пользоваться туалетом в другом здании у посторонней организации. Конечно, им разрешают в рабочее время пользоваться, но что делать в нерабочее время, когда это здание закрыто? Остаётся одно — ждать, когда наступит рабочее время. Но это самое настоящее издевательство. Правда, туалет ещё есть на железнодорожном вокзале. Наверно, чиновник считает, что три километра до него — это немного, почти рядом, рукой подать. И как можно было додуматься до такой экзекуции?

А обморожение трёх монахинь во время сна — неужели в наше время такое возможно? Но как он не поймёт — это православные монахини и они скорее умрут, чем оставят свою обитель. При пострижении в монахини каждая из них была морально готова принять любые испытания.

На арене Колизея дикими зверями были растерзаны десятки тысяч христиан. И казалось гонителям Веры христианской: вот последний христианин замучен. Но на смену погибшим приходили тысячи других, и они также были готовы отдать свои жизни за Веру.

Голодные звери, которых не кормили неделями, ложились у ног первых христиан и лизали им руки. И взрывались трибуны Колизея возгласами язычников: «Велик и Всемогущ Христианский Бог». Более трёх веков продолжалось истребление первых христиан. И своим смирением они победили гонителей.

В 313 году Христианство было признано и стало распространяться по всему миру. И после этого всем бы сделать правильные выводы. Но гонения на христиан периодически повторяются. И мы, прихожане Свято-Духова женского монастыря, видим, каким мучениям подвергаются монахини. Можем ли мы молчать?

Нет, не можем, ведь монахини могут погибнуть. В любую из ночей они могут замёрзнуть, и тогда их кровь будет на нас и на наших детях. Чувство отчаяния и безысходности буквально пронзило прихожан Свято-Духова женского монастыря. И поэтому православные христиане стали писать «Воззвание к народу». Кто слово, кто предложение. Женщины плакали, мужчины стиснули зубы. И каждая буква этого воззвания — это чья-то слеза. И никто не остался равнодушным к этой беде. Тысячи и тысячи подписей были собраны в поддержку монахинь. И у всех был один вопрос: «Неужели в наше время такое возможно?».

Да, в 2010 году это стало возможным, потому что это был год президентских выборов. Решалась судьба Беларуси. Смутное это было время. Не каждый кандидат на пост президента собирался бороться за власть законным путем. Был заговор, и у каждого его участника была своя роль и своя задача.

Одни заговорщики должны были начать передел церковной собственности и тем самым вызвать недовольство народа. Другие заговорщики на волне народного гнева должны были начать штурм правительственных учреждений, захватить власть и поставить белорусский народ пред свершившимся фактом. И это было бы точь-в-точь по учебнику Джина Шарпа.

Революция! так восторженно кричали бы победители. Государственный переворот, — так оправдывались бы проигравшие. Надо признать, что руководство заговором и его финансирование осуществлялось из-за рубежа. В Польше и Литве, в спецлагерях, готовились штурмовики, но основная роль отводилась нашим согражданам. И прискорбно то, что зачастую эти люди занимали должности, которые давали им вполне определенные возможности влиять на ход событий.

Это они в декабре 2010 года объявили Пушкинский мост нейтральной территорией и назначили там встречу.

Это они шли толпой по мосту навстречу прихожанам Свято-Духова женского монастыря.

Это они предъявили ультиматум и потребовали переселения монахинь в приют для бомжей.

Это они пришли в монастырь и заявили, что на месте монастырской библиотеки будет зал для приема делегаций.

А когда мы ответили отказом, то услышали в свой адрес: «Вы возомнили себя Богом». Более сотни верующих стояли в тот момент перед чиновниками. Откуда у наших госслужащих столько злобы? Десятки и десятки чиновников, целые отделы. Кто сумел построить их в кагорты и направил против православных христиан?

Да, вопросов оказалось намного больше, чем ответов. И эти вопросы мы задали губернатору Витебской области А.Н. Косинцу. На наше счастье, оказался губернатор человеком решительным. Разогнал он эти кагорты и построил чиновников на свой лад. И однажды увидели мы, что к храму святого Александра Невского двигается колонна. Стройные ряды, ровный шаг. Это были витебские чиновники Облисполкома и Горисполкома. Правда, песен они не пели и лица у них были почему-то невеселые. Сбоку шел сам губернатор.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги-летописи «Витебская Голгофа»:

«Большим потрясением для чиновников было решение губернатора вывести их на встречу с народом. За всю историю это было сделано впервые. Многие из присутствующих не могли скрыть своего раздражения. Кто жил в деревне, тот знает, как смотрит бык, если ему что-то не нравится. Вот так смотрели некоторые чиновники на губернатора, когда объяснял он им в присутствии верующих, что ни один храм в Витебской области не будет снесен, а монахини Свято-Духова монастыря останутся в своей обители на века».

И вот теперь давайте задумаемся: одно государство, одна власть. Два чиновника высокого ранга служат одному народу, а поэтому должны они быть друг для друга как два брата. Но, к сожалению, один из них, имя которому Каин, начал войну против своего народа и брата Авеля.

На наше счастье, современный Авель, в отличие от библейского, окончил Суворовское училище и имеет звание генерала. А потому получил Каин достойный отпор и был отправлен на определенный срок в места отдаленные для размышления на тему: жизнь прожить не поле перейти. Фамилию этого бывшего чиновника мы скоро прочитаем в списке главных коррупционеров Беларуси.

Но давайте задумаемся: как ему удалось поставить под ружье наших витебских идеологов? Это они назвали черным сараем храм святого Александра Невского и потребовали отправить его на кладбище «Мазурино». Это они устроили блокаду Свято-Духова женского монастыря и взбудоражили православных христиан всей Витебской области. И сделали они это в самый разгар подготовки к президентским выборам. Что это? А это самая настоящая подрывная деятельность.

Неужели они этого не понимали? Ведь стоило подождать пару месяцев, пока народ «отдаст свои голоса за власть», а потом «делай с этим народом что хочешь». Но нет. Дорога ложка к обеду, — идеологи это очень хорошо понимали. Любой ценой надо было вывести народ на улицы до выборов. И сейчас мы делаем неутешительный вывод: это был заговор витебских чиновников против Президента, против белорусского народа.

Как такое могло случиться? Кто-кто, а идеологи, в первую очередь, должны были понимать, что это на них лежит ответственность за результаты президентских выборов. Это они должны были на личном примере показать своему народу, что такое быть патриотом своего Отечества. Но получилось все наоборот — сейчас народ вынужден учить идеологов Родину любить.

И задаем мы вопрос: «А нужны ли нам такие идеологи и нужны ли они нам вообще?». Само наличие идеологических служб является оскорблением для белорусов. Белорусский народ — это здравомыслящий, спокойный и рассудительный народ, и не надо его учить. В районных центрах у нас уже упразднили идеологические отделы. Настала очередь и областных центров. Еще с давних пор осталась у нас аллергия от попыток советских идеологов заставить всех думать по шаблону.

На примере соседней Украины мы видим, что губит свое государство не народ — губят его чиновники. Своим поведением доводят они сограждан до крайней точки отчаяния, и не находят они потом сочувствия у народа, когда приковывают их бесчинствующие элементы наручниками к какому-нибудь столбу.

И решили мы рассказать Президенту Беларуси о мученическом подвиге монахинь Свято-Духова монастыря, но поняли, что сделать это практически невозможно. Вот уже больше года мы натыкаемся на какую-то невидимую преграду. Кто построил эту стену между белорусским народом и Президентом? Мы считаем, что Глава государства должен знать о Витебских событиях 2010 года. Это только благодаря монахиням Свято-Духова монастыря и губернатору А.Н. Косинцу нам удалось избежать в декабре 2010 года повторения событий 1905 года.

Не от хорошей жизни мы вынуждены были начать писать свою летопись. 2010 год был тяжелым для православных христиан Витебска. Слезы, очень много слез. Казалось, что все темные силы разом набросились на храм святого Александра Невского и Свято-Духов женский монастырь. На наших глазах замерзали монахини. Сердца православных христиан разрывались, когда вечером, после церковной службы, расходились они по домам и оставляли монахинь в здании монастыря без тепла, воды, туалета.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги-летописи «Витебская Голгофа»:

«В любую из ночей в декабре 2010 года монахини могли уснуть и не проснуться. Мы, живые, знаем, что замерзающему человеку всегда снятся интересные сны. А среди промерзших и обледеневших стен монастыря такие сны обязательно должны были сниться. И чтобы избежать такой напасти, монахини каждый вечер назначали дежурную, которая не позволяла им досматривать до конца эти прекрасные и чудесные сны. Вот таким образом сумели они остаться живыми. Но даже такие меры предосторожности не смогли уберечь трех монахинь от обморожений во время сна».

А сколько злобы мы видели на лицах чиновников идеологического отдела, идущих нам навстречу по мосту, объявленному ими нейтральной территорией. Часто на этом мосту, несмотря на большой мороз, мы видели чиновника высокого ранга. Ему нравилось наблюдать за монахинями. Кто-кто, а он точно знал, что в здании монастыря нет отопления. Какие мысли рождались в его сознании и согревали душу в это время? Сейчас мы знаем, что мечтам этого чиновника не суждено было сбыться. Монахини совершили подвиг и посрамили многих должностных лиц.

Весь 2010 год шли сражения вокруг храма святого Александра Невского и Свято-Духова женского монастыря за нашу Беларусь. Вот об этом мы решили рассказать своему Президенту. Было принято решение подарить ему нашу книгу-летопись «Витебская Голгофа». Чтобы исключить все случайности, мы отправили два экземпляра. Первый — в Информационно-аналитический центр при Администрации Президента. Надо знать, что через этот центр проходит вся литература, издаваемая в Беларуси и за рубежом. Второй — в Администрацию Президента с просьбой передать ее Главе государства.

Через пять дней из Информационно-аналитического центра пришел ответ:  № 10-05/ш-5 от 28.02.2013.

« Ваша книга «Витебская Голгофа» посвящена фундаментальным проблемам белорусской действительности – сохранению наших общерусских святынь и патриотическому воспитанию нашей молодежи. Мы солидарны с Вами, что бережное отношение к своей национальной истории, сохранение исторической памяти белорусского народа – решающие факторы успешного позиционирования Беларуси в современном мире.
Книга представлена нами в Администрацию Президента Республики Беларусь, где будет принято решение о передаче ее Главе государства. 

Директор Информационно-аналитического Центра при Администрации Президента Республики Беларусь А.В. Базанов»

Честно признаться, мы были на седьмом небе. До этого мы отдавали себе отчет, что наша книга была откровенной съемкой витебских ужасов, и поэтому мы с опаской поглядывали по сторонам. Многим, очень многим она не понравилась. Но по-другому написать ее мы не имели права — на наших глазах замерзали монахини Свято-Духова монастыря. И вот после такого успеха мы воспрянули духом и решили, что теперь уж точно Президент ее прочитает.

Звоним в приемную и узнаем, что второй экземпляр нашей книги находится у заместителя Главы Администрации А. М. Радькова. И тут нам сразу стало ясно, что ни первый, ни второй экземпляры нашей книги к Президенту не попадут. Не может главный идеолог страны допустить, чтобы Президент Беларуси прочитал книгу, в которой от начала до конца рассказывается про «подвиги» витебских идеологов. Не может он этого допустить еще и потому, что придется ему отвечать на вопрос, напечатанный в этой книге на стр. 47: «Кто провел идеологическую обработку сотрудников идеологического отдела?».

Книга-летопись «Витебская Голгофа» издавалась дважды, в 2012 и 2013 годах. И хотя на книге указана фамилия одного автора, но на самом деле это совместный труд прихожан Свято-Духова женского монастыря и храма святого Александра Невского. Каждая страница этой летописи пропитана слезами. Президент должен знать, почему плачет его народ.

Не за горами очередные президентские выборы, и поэтому тревожно на душе у православных христиан. А вдруг задумают эти люди взять реванш за свое поражение в 2010 году, и начнут они опять командовать верующими: иди сюда, иди туда.

Нас беспокоит, что в Администрации президента кто-то может решать, что должен знать Президент, а что не должен. Неужели наши идеологи не понимают, что все события, происходившие в 2010 году перед штурмом Дома Правительства, подлежат тщательному анализу. Не сделаем выводов сейчас, значит, столкнемся с этими проблемами в 2015 году. И будут они намного сложнее, потому что наши оппоненты, в отличие от нас, обязательно учтут все свои промахи. Недооценивать своего противника очень опасно.

И сейчас мы задаем вопрос: сможет ли наше общество дать оценку витебским событиям 2010 года? Для этого надо признать, что все это было, но разве такое может произойти в цивилизованном государстве? И поэтому гораздо проще спустить все на тормозах, а спустя некоторое время заявить, что можно лишь сожалеть, если порой возникают непонимание и недоразумения. И всего лишь. Вот поэтому не знаем мы сейчас, кто свой, а кто чужой.

Расстояние между зданием Витебского горисполкома и Свято-Духовым женским монастырем примерно восемьсот метров. Разделяет их река Витьба, а связывает Пушкинский мост. Тот самый, который в декабре 2010 года был объявлен нейтральной территорией. И сейчас, когда верующие видят чиновника, идущего по мосту в сторону монастыря, у них замирает сердце: а вдруг опять потребуют от монахинь переезда в приют для лиц без определенного места жительства?

Да, благодаря губернатору А. Н. Косинцу мы пережили эти испытания. Но видим мы сейчас, что против самого губернатора начались недружественные выпады. Не могут ему простить, что не позволил он устроить в здании монастыря залы преприятия быстрого питания, кабинеты и магазины. Мы уже не говорим про казино, — его планировали открыть позже на месте зала для приема делегаций. И это был бы витебский доходный дом. Многие рассчитывали иметь там свою долю.

И вот после очередного вопиющего высказывания в адрес губернатора начинает «гудеть» весь город. Все понимают: такого быть не может, потому что не может быть. Но это было.

Можем ли мы спокойно смотреть на это? Нет. Мы выступим на защиту своего губернатора точно так же, как в 2010 году он выступил на защиту православных христиан.

Сейчас мы зададим три вопроса: «Где были эти люди, когда в монастыре в лютые морозы отключили отопление, воду, канализацию? Почему они молчали, когда три монахини получили обморожения? И почему мы вынуждены были обратиться к губернатору?».

И мы понимаем, что не все так просто в нашем государстве. Кто свой, а кто чужой, — слишком часто нам приходится задавать такие вопросы. И не получим ли мы удар в спину от этих людей в трудную минуту? А эта трудная минута не за горами. Мы все понимаем, что следующие в очереди на «демократизацию» после Украины — это белорусы.

Почему эти люди нагнетают обстановку в стране? И вот уже «ползут» по городу слухи, что будут из монастыря делать учреждение со многими входами и выходами. Но это идет в разрез с уставом женского монастыря.

И к кому нам обратиться за помощью в нашем государстве? Ставить еще раз под удар губернатора мы не хотим, а поэтому будем сами защищать монахинь Свято-Духова монастыря.

Все должны понять, что мы ляжем под стенами монастыря, но в обиду монахинь не дадим.

Но давайте остановимся. Мы же белорусы. Мы не требуем кого-то наказать, и перед нами не надо извиняться. Для православных христиан это не главное.

Мы хотим, чтобы не трогали наши храмы и монастыри. Может ли кто-нибудь в нашем государстве дать такое обещание?





P.S. У нас есть еще одна просьба к Президенту: не надо поручать идеологам давать нам эти обещания и гарантии. У нас в стране достаточно достойных и порядочных людей, которые смогут это сделать.



С уважением,

Шлыков Анатолий Тимофеевич,

автор книги «Витебская Голгофа».

Адрес: 210041, Республика Беларусь,

г. Витебск, а/я 1

E-mail: letopis2010@tut.by



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей