Авторы

13.06.2014

Когда Маугли вышел из джунглей, он многого не знал и не понимал, но у него было доброе сердце. Там, в джунглях, его научили быть справедливым. Когда мы вышли из своих атеистических джунглей, у многих этого доброго сердца не оказалось.

На одной из встреч без галстуков зашла речь о монахинях Свято-Духова монастыря: «Выдержат ли монахини зиму в своём монастыре без отопления, воды и туалета?». Все присутствующие, за исключением одного, сошлись на мнении: «Не выдержат и здание освободят». И надо отдать должное тому смелому чиновнику, который не побоялся заявить, что монахини скорее замёрзнут, чем покинут свой монастырь. Но самое страшное в том, что ни один из них не задался вопросом, а как избавить монахинь от таких ужасных испытаний? Вот этому как раз можно было бы поучиться у Маугли, но не хотим мы у него учиться.

Ради нескольких магазинов и залов предприятий быстрого питания в здании монастыря монахиням устроили ад на земле. В любую из ночей в декабре 2010 года монахини могли уснуть и не проснуться. Мы, живые, знаем, что замерзающему человеку всегда снятся интересные сны. А среди промерзших и обледеневших стен монастыря такие сны обязательно должны были сниться. И чтобы избежать такой напасти, монахини каждый вечер назначали дежурную, которая не позволяла им досматривать до конца эти прекрасные и чудесные сны. Вот таким образом сумели они остаться живыми.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 71)

В Древнем Риме первых христиан отдавали на съедение львам. В то время это было нормой поведения. Дикие народы, дикие нравы. Но как объяснить, что в наше время, когда так много говорят про социальные стандарты, три монахини ночью во время сна получили обморожения.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 19)

На наше обращение получен ответ № кол-3595 от 19.01.2011, в котором сообщается, что здание монастыря закреплено за отделом культуры. Для чего и с какой целью? Оказывается, для создания духовно-культурного и просветительного центра. Чуть ранее, 20 декабря 2010 г., был получен ответ из отдела архитектуры и градостроительства № 01-14/кол 418 ( приложение 3), из которого мы узнали, что в здании монастыря будут расположены магазины и «залы предприятия быстрого питания».

Внимательно прочитав эти два ответа, мы поняли, что без магазинов и залов предприятия быстрого питания в здании монастыря мы, верующие, ну никак не сможем духовно и культурно просветиться.

Каждое воскресенье в монастыре во время богослужения священник смиренно, от имени всех присутствующих в храме, произносит слова молитвы: «Премудрость, вонмем!». Мы, православные христиане, понимаем, что высшее образование и Премудрость — это совсем разные категории. Можно иметь два высших образования, но не иметь Премудрости, и плачевный результат не заставит себя долго ждать. Вот это как раз тот случай, когда архитекторы города Витебска взялись из монастыря делать «просветительный центр».

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 20-21)

«Ваша подпись под обращением недействительна, потому что вы уже два года не ходите в храм»,— услышала из телефонной трубки одна из прихожанок храма святого Александра Невского. Слёзы хлынули из глаз от такого незаслуженного обвинения. Верующая вместе со своей семьёй принимала участие в строительстве храма, многие годы являлась активной прихожанкой, но вот уже несколько лет страдает онкологическим заболеванием. Да, храм посещать она не может, но православный священник каждое воскресенье приходит к ней домой и причащает её Святых Христовых Тайн.

Нам трудно подобрать слова для своего возмущения. С каких это пор чиновники стали вести учёт посещаемости храмов верующими? Замучила ностальгия по прошлому? «Совсем отбились от рук»,— так говорят в народе, когда кто-то не хочет выполнять свои прямые служебные обязанности и занимается «абы чем».

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 40)

Мы все живём в непростое время — есть определённые трудности в экономике. Вот куда чиновникам надо направить свои таланты, если, конечно, эти таланты есть. Но, похоже, что их нет, и поэтому выбирают они себе занятие попроще. И начинают копаться в душах верующих, и видим мы, что это им нравится. Но мы этому не удивляемся. У православных христиан главное оружие — это смирение. Этим и пользуются окружающие — только ленивый не гонит христиан.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 42)

И решили мы с христианским смирением попробовать убедить чиновников не трогать наш храм. Может быть, они не совсем внимательно прочитали наше обращение и не обратили внимание на то, что в 1998 г. мы получили благословение от самого Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на сохранение храма на прежнем месте?

«Благословение уже усопшего»,— услышали мы в ответ. Но это же самый настоящий цинизм. Неужели они не понимают, что наша православная вера — это не политика и поэтому не следует нас мерить своей мерой. Тогда мы напомнили, что Президент А. Г. Лукашенко в одном из своих выступлений сказал: «В Беларуси ни один храм не будет снесён». Весомый аргумент! Но не тут-то было. Чиновник идеологического отдела уверенно парирует: «У нас местное самоуправление». И мы поняли, что в этом отделе нам делать нечего. Может быть, в другом отделе более добрые чиновники работают?

Со смирением идём туда. И слышим: «Храмов в городе достаточно, идите молитесь. Ваш храм — это сарай, портит вид города, решение принято, работы уже идут». Потом чиновник несколько секунд помолчал, ему показалось, что он не слишком убедительно объяснил нам всю суть, и поэтому добавил: «Чёрный сарай».

Конечно, спасибо чиновникам, что сделали нам одолжение и разрешили молиться в других храмах, но тут, надо признаться, смирение у нас закончилось. Мы вынуждены были объяснить им: «Если око чёрно, то и вокруг будет всё черно». Это знает каждый христианин, а теперь, после нашего объяснения, будут знать и чиновники.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 43)

Но сбросить крест с православного храма днём вряд ли кто-то решится. Остаётся ночь. Поэтому поздно вечером мы объезжали близлежащие улицы и смотрели: не концентрируется ли тяжёлая техника поблизости от храма. И если бы такая техника появилась, то для нас, православных христиан, был бы только один выход — стать живым щитом вокруг храма и любой ценой остановить бульдозеры. У нас даже старшие дети воскресной школы говорили: «Мы будем стоять впереди взрослых». Младшие дети вторили старшим: «Мы тоже хотим участвовать в живом щите».

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 48)

Когда нас назвали кучкой неверующих, мы как-то это стерпели, но когда наш храм сравнили с чёрным сараем, то это был явный перебор. И открытого конфликта избежать не удалось. Мы стали собирать подписи. Конфликт разгорался и вовлекал всё новые и новые силы. Три отдела собрались вместе, сконцентрировали свои резервы в один кулак и нанесли нам неожиданный удар. В наш адрес приходит бумага № 01-07/ш-68 от 30.06.2010 г. ( приложение 1), из которой мы узнаём, что большинство нас, прихожан, поддерживает перенос нашего храма на кладбище «Мазурино».

Мы долго тёрли свои глаза, потому что говорят иногда: не верь глазам своим. Но как ни крути, а всё равно получается, что мы сами выступаем за перенос своего храма на кладбище, а чиновники всего лишь разделяют наше мнение. И не только наше, но и мнение прихожан соседнего храма Благовещения Пресвятой Богородицы.

Что это? Может это из рубрики: «Нарочно не придумаешь»? Но когда мы основательно изучили этот документ, то поняли, что недооценили своего противника. Все события представлены таким образом, что, хочешь — не хочешь, а мы, прихожане, начнём выяснять между собой: а кто это из нас хочет отправить наш храм на кладбище? Начнём мы выяснять отношения и с прихожанами соседнего храма Благовещения Пресвятой Богородицы: почему наш храм не нравится им и почему они хотят отправить его на кладбище? А если вспомнить, что настоятелю нашего храма совсем недавно цинично заявили, что в приходе есть другой духовный лидер, то сразу начинаешь понимать, что идеологический отдел устроил провокацию. И цель этой провокации, как говорят в народе,— это столкнуть лбами верующих, а самим с пригорка наблюдать и время от времени подливать масла в огонь.

Да, плохими делами занимается идеологический отдел, а мы, по наивности, раньше думали, что основная задача этого отдела — это воспитание патриотизма. Сейчас мы хотим задать только один вопрос: «Кто провел идеологическую обработку сотрудников идеологического отдела?».

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 47)

Похоже, что сотрудники идеологического отдела насмотрелись фильмов про Джеймса Бонда, и теперь им нравится играть в агентов 007. Так, может, дадим сотрудникам идеологического отдела радиостанцию и в полном составе отправим служить в контрразведку? Там, на невидимом фронте, они такую интригу закрутят и в такие дебри неприятеля заведут, что враги или перестреляют друг друга, или от безысходности сдадутся. Так хоть какая-то польза будет для нашего государства, а портить жизнь своему народу не надо. У нас и без идеологического отдела проблем хватает.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 48)

И после такого общения с чиновниками хочется обратиться к ним с просьбой: «Господа атеисты, имейте совесть, вы уже по второму кругу собрались разрушать наши храмы, а мы ещё после первого круга не успели всё восстановить и достроить».

Наверное, также агрессивно был настроен Троцкий в 1931 г., когда перед взрывом в Москве храма Христа Спасителя заявил: «Задерём юбку матушке России».

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 44)

При рождении человек получает от Бога свободное волеизъявление. Хочешь быть атеистом, будь им, но тогда все свои проблемы будешь решать сам. Будешь верующим, тогда будет тебе по вере твоей. В трудную минуту всегда можешь обратиться за помощью к Богу. Когда смотришь на атеистов, делаешь вывод: «Смелые люди, не нужна им ничья помощь, во всех делах надеются только на себя». Мы, верующие, признаём, что имеют они на это полное право. И всё бы хорошо, но есть у атеистов одна очень вредная привычка. Как в математике есть такое действие — приведение к общему знаменателю, так и у атеистов есть такая особенность. Их хлебом не корми, но дай возможность привести к своему знаменателю всех верующих. И начинают они командовать: иди сюда, иди туда. И получают они от этого большое удовольствие. Только совсем недавно закончились гонения на христиан, появилась возможность со спокойной душой сходить в храм Божий, так нет — не могут атеисты без дела сидеть и начинают они “строить” верующих. Что удивляет? Ведь живём в своём государстве, а покоя всё равно нет — подписи всё собираем и собираем, то в защиту храма, то в защиту монастыря.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 44)

Мы, верующие, уже перестали расстраиваться по этому поводу и, по примеру Апостола Павла, смотрим на них, гонителей, с некоторой долей иронии. И поэтому в нашей христианской летописи мы не призываем устраивать ответные гонения на атеистов. Это же наши соотечественники, они живут рядом, на соседней улице, в соседнем доме. Какие есть, такие есть. И мы, конечно, не будем чиновников из-за рубежа приглашать. Надо своих увещевать. Это во времена Дубровского можно было выписать гувернанток из Франции, Англии, а сейчас это делать нет смысла. Они там, у себя дома, в Англии, столько дров наломали, что в крупных городах выгорели целые кварталы. Поэтому будем своих чиновников учить. Наберёмся терпения и научим! Мы все знаем, что если очень постараться, то можно и медведя научить на велосипеде кататься. Вот мы решили им сказку «Девочка со спичками» Ганса Христиана Андерсена напечатать. Пускай почитают. В детстве, похоже, по каким-то причинам у них не было такой возможности, иначе зимой 2010 г. не стали бы они морозить монахинь Свято-Духова монастыря. Чтение сказок чиновникам — дело новое, и если будут какие-то положительные сдвиги, то мы будем готовы поделиться опытом с нашими соседями.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 44-45)

И мы можем предположить, что какая-то часть общества, прочитав эту летопись, не согласится с автором и будет очень сильно возмущаться. Не надо это делать. Откройте третью главу «Блокада» и еще раз прочитайте «Воззвание к народу». Но перед этим стряхните со страниц слезы православных христиан, которые взывали о помощи не для себя, но для монахинь Свято-Духова монастыря.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 76)

Сейчас, когда монахини одержали победу, нападавшая сторона, наверно, сожалеет, что помимо отопления, воды и канализации не отключила «лампочку Ильича». Но мы хотим успокоить заинтересованных лиц: не надо расстраиваться — монахини не покинули бы свою обитель и в этом случае. Одержать победу над монахинями не было никаких шансов, потому что они — воины Христовы. И даже больше. Монахини среди воинов Христовых — это спецназ. Солидные люди с портфелями в этом убедились. Мы, православные христиане, должны брать пример с монахинь, и тогда нашу Беларусь никто никогда не поставит на колени.

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 72)

Любое древо познается по его плодам. Какой плод принесут обществу люди, умудрившиеся в наше время создать для монахинь Свято-Духова монастыря ад на земле? Тут не надо быть великим психологом, чтобы понять: этот плод будет уродливым. Так оно и оказалось. Решили они воздвигнуть памятник тирану.

Обратимся к историческим источникам:

«Олъгерд, как леву свирепствовал в российских владениях: не уступая монголам в жестокости, хватал безоружных в плен, жёг города. Ольгерд, истязая пленников, спрашивал: где Великий князь? Три дня Ольгерд стоял под стенами, грабил церкви, монастыри. Довольный корыстию и множеством пленников, он удалился; вышел из России и хвалился тем, что она долго не забудет сделанных им в ней опустошений». (Н. М. Карамзин. История государства Российского. Том 5).

«В 1358 году Ольгерд напал на Митрополита всея Руси Алексия, обманом пленил всех его спутников, расхитил находившееся при нем имущество и самого заключил под стражу». (Белоруссия и Литва. Мн.: изд. центр БГУ, 2004).

«опустошил литовский князь Ольгерд город Херсон и умертвил большую часть его жителей, и похитил церковные сокровища». (История государства Российского. Т. 5, М., Наука, 1993, с. 13-14).

И поэтому вполне закономерно, что Константинопольский Патриарх в своих посланиях называл Ольгерда огнепоклонником.

09.01.2012 г. Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси, Филарет, отвечая на письмо заместителя Уполномоченного по делам религии и национальностей Республики Беларусь В.Б. Ламеко от 06.01.2012 г., определенно выразил позицию Православной Церкви по отношению к Ольгерду: «Здесь уместно вспомнить, что и при жизни, не без оттенка язвительности, Ольгерда именовали Великим королем огнепоклонников».

И вот представьте себе, что памятник такому огнепоклоннику будет стоять напротив Воскресенской церкви. Как можно было до такого додуматься? Это оскорбление верующих. Как тогда наши предки были для Ольгерда чужим народом, а он, в свою очередь, для белорусов — чужим князем, так и сейчас наши недруги стремятся разделить наше общество. И поэтому мы обращаемся к чиновникам Министерства культуры: «Не становитесь чужими для своего народа. Это опасно для всех нас».

Свое повествование мы завершим отрывком из книги-летописи “Витебская Голгофа”:

«И если сейчас нам не удастся предотвратить установку памятника Ольгерду, то, без сомнения, рано или поздно наши потомки с помощью троса и бульдозера сбросят его с пьедестала. И я опасаюсь, что при этом будут они говорить про нас: «Совсем сдурели наши предки, столько народа положил этот Ольгерд, а они ему памятник воздвигли».

Сейчас мы должны осознать, что создаем проблему, которая по наследству достанется нашим потомкам. И спасибо за это они нам не скажут.

Если мы хотим поставить кому-то памятник, то должны в этом благом порыве руководствоваться словами Патриарха Московского и всея Руси Кирилла: «Сочетание мудрости, служения, направленного на благо Отечества, с высоким уровнем духовной жизни, со святостью — это то, что делает образ людей бессмертным и превращает человека в легенду».

Вот такую легенду мы будем искать на своих белорусских землях и обязательно найдем. И это будет выбор всех белорусов. И тогда мы воздвигнем памятник, к которому наши потомки веками будут нести цветы».

(Летопись Витебская Голгофа. г. Смоленск, изд. Смядынь, 2012, с. 108)

Продолжение следует.


Шлыков Анатолий Тимофеевич,

автор книги «Витебская Голгофа».

Адрес: 210041, Республика Беларусь,

г.Витебск, а/я 1

E-mail: letopis2010@tut.by



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей