Авторы

09.02.2014

 

ТРИ ВЕРСИИ О ПРИЧИНАХ ЕВРОМАЙДАНА 

Тема Евромайдана и, шире, украинская проблематика обсуждается в последние два месяца весьма активно.Но, несмотря на обилие аналитических материалов, едва ли можно считать  убедительными ответы на главные вопросы: что послужило причиной Евромайдана, что оный означает для самой Украины и для России, и, как в этой связи Россия должна реагировать. Поначалу в экспертном сообществе чувствовалось даже некоторое замешательство. Конечно, все понимали, что отказ  Януковича и Азарова подписывать соглашение с ЕС даром им не пройдёт.  Но то, что протест примет такой масштаб, а страсти по украинскому еврокитежу обретут такой накал, не ожидал, кажется, никто. В частности, растерянность кремлёвской аналитики явно просматривалась в  запоздалых и не слишком  убедительных декабрьских комментариях Путина. Евромайдан, де – это фальстарт безответственной украинской оппозиции в президентских выборах, которые  планируются ещё только в феврале 2015 г.                                                                                                                                                                                                                              

 

Другим источником Евромайдана считаются  происки европейцев. Мол, ЕС в условиях кризиса нужен 45 миллионный украинский рынок, вот их эмиссары и суетятся  - провоцируют доверчивых украинских граждан, заманивая их в свои душные еврообъятия. А американцам важно отрывом Украины ослабить позиции России. Подтверждением этой версии стал весьма представительный десант в революционный Киев европейских политиков.  На Евромайдане в декабре побывали: спикер парламента Литвы Граужинене с двумя заместителями, глава литовского МИДа Линкявичус, президент Польши Комаровский, от Польши также экс-премьер и глава одной из главных партий польского сейма Качиньский, экс-глава Европарламента Бузек, депутаты польского сейма – они даже установили свою отдельную палатку и ходили во главе  колон  протестующих,  вице-президент Европарламента Протасевич,  посол США на Украине  Пайет, посол Британии Смит, представители посольств других стран ЕС. Отметились также тогдашнийhttp://www.russkie.org/img/spacer.gif министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, шеф внешней политики ЕС Кэтрин Эштон. И даже заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд и небезызвестный сенатор Джон Маккейн не поленились пересечь океан, чтобы лично поддержать митингующих сторонников евроинтеграции. А в январе в Киев зачастил Штефан Фюле - Европейский комиссар по вопросам расширения и Европейской политики соседства.

Наконец, третья  в ряду основных версия: против Януковича интригуют украинские олигархи, которым Янукович перешёл дорогу – ущемил их коммерческие интересы. Наиболее активный - Пётр Порошенко - самый богатый народный депутат в Украине, бывший министр и секретарь Совета национальной безопасности и обороны, сват Ющенко и один из главных героев «оранжевой революции», медиамагнат - хозяин «5 канала»,  радиостанций, журналов и интернет ресурсов.  В пользу этой версии, в частности, то обстоятельство, что принадлежащие олигархам медийные ресурсы с первых часов и с нескрываемым воодушевлением смакуют происходящую в центре Киева и по всей Украине вакханалию. Однако притом что все эти три версии не лишены оснований¸ они ни в коей мере не объясняют масштабности протеста, глубину и драматизм постигшего Украину политического  кризиса. Разберёмся с каждой  из трёх.                                                                                                                                                                                                                                                  

 

Фактом является то, что лидеры украинской оппозиции к выходу на площади с революционными лозунгами 21 ноября, когда Евромайдан открылся, вовсе не призывали. Лишь Луценко ещё 18-го заявлял о намерении провести митинг в поддержку евроинтеграции. Но не 21-го, а  24-го. Лидеры  оппозиции впервые призвали людей выйти на площади как раз 24 ноября. До этого они  явно настраивались повести атаку против действующего президента и правительства в связи с саботажем ими долгожданной «евроинтеграции» вовсе не на промозглых улицах зимнего Киева, а там, где тепло, светло и вип-столовая под боком – в стенах Верховной Рады. Уличные протесты, очевидно, тоже планировались, но, скорее, как поддержка парламентской борьбы.  И с этим, похоже, были согласны кураторы оппозиции в ЕС. Лишь, когда Евромайдан уже кипел  и пенился во всю, лидеры оппозиции решили оседлать  накатившую волну народного протеста. Так что, если это и был фальстарт, он прозвучал никак не с политического оппозиционного олимпа, но оппозиционным политикам  просто пришлось вприпрыжку догонять рванувшую на площади толпу.                                                                                                                                               

Причём, было совершенно очевидно, что лидеры оппозиции к такому повороту событий не готовилась и попросту не понимали, что им делать. Одни выставляли виновником Азарова и предлагали давить на  Януковича, чтоб он вернулся в Вильнюс и подписал соглашение с ЕС, другие требовали объявить самому Януковичу импичмент, одни  успокаивали, что протест мирный, в рамках закона, другие уже в конце ноября называли происходящее революцией и говорили о необходимости решительной смены власти. Тягныбок, вообще, в первые дни занимался политической агитацией за своих креатур накануне довыборов в Раду,  что у многих на Евромайдане вызвало недоумение.

Выработать единую позицию, тактику и стратегию, сформировать единое руководство массовым протестом до нового года  оппозиции не удалось. Лозунги выдумывались на ходу и были вполне банальными – без выдумки и без креативного блеска. Сколь-нибудь вразумительные цели  - ни тактические, ни стратегические не были ясно и чётко сформулированы. С одной стороны, силовой, явно не законный захват киевской мэрии, с другой, протестанты сочли нужным изображать законопослушных благонамеренных граждан - якобы, в мэрию они пожаловали на приём к депутатам. Конечно, организаторы у Евромайдана в ноябре имелись, но элемент стихийности был велик. Противоречивость лозунгов и непоследовательность действий  – признак именно стихийности. В итоге, в конце декабря всё кончилось обращением к Януковичу, которого ещё пару недель назад, разъярённый Евромайдан, вроде как, собирался поднимать на вилы. Это обращение при всей своей боевитости также выдавало растерянность лидеров оппозиции. После Нового года до середины января центр Киева напоминал, скорее, гигантский Гайд-парк, нежели штаб революции.  А в конце января стало понятно, что парламентская оппозиция, вообще, не контролирует улицу.                                                                                                                                                                                          

Тут стоит сказать, переворот, силовой захват власти не то что бы совсем уж обыденное рутинное дело, но и не бином Ньютона. Противники действующей власти, по логике, должны были собраться в Киевском горсовете, коли уж именно это здание удалось в декабре захватить митингующим, их лидеры должны были обозваться как-нибудь попышнее, вроде «временный комитет спасения»,  объявить действующую власть низложенной, а себя легитимным органом, и потребовать от институций исполнительной власти принесения присяги на верность. После чего часть силовых структур, перешедших на сторону восставших, или боевики  оппозиции должны были нейтрализовать властную верхушку и обеспечить лидерам революции доступ во властные кабинеты. Далее  досрочные президентские, а затем и  парламентские выборы под контролем победителей. Это и есть переворот. Или, другими словами, революция. Однако, в Киеве главные парламентские оппозиционеры в декабре даже не пыталась предпринять ничего подобного. Выработать единую вразумительную позицию так и не удалось и в январе. В итоге на переговоры с Януковичем троица пошла не предъявлять собственные  требования и ставить ультиматумы, а  выслушивать предложения президента. То есть, инициативу, по сути, добровольно отдали Януковичу, чем он и воспользовался, иезуитски предложив  Яценюку премьерство, а Кличко лишь не значительный пост.                                                                                                   

Единственный харизматичный, решительный  и авторитетный лидер оппозиции - главная вакханка украинских политических вакханалий Тимошенко в темнице сырой¸ точнее,  в харьковской больнице «Укржелдороги».  Прочие же на роли Марата и Робеспьера явно не тянут. Троица главных украинских оппозиционеров в чём-то даже комична - напоминает гайдаевскую троицу: трус, балбес и  бывалый. Это персонажи, скорее, анекдотов, чем революции.  Особую пикантность оппозиционному триумвирату придаёт участие в нём завзятого антисемита Тягныбока и «внука раввина» Яценюка, который, кажется, только что нечаянно обронил со своей лысины кипу.                                                                                                                         

Кличко же человек в политике относительно новый и неискушённый, в политические коридоры он забежал, не снимая боксёрских трусов и перчаток, его политическая карьера стартовала только в 2008 г., когда  блок его имени уверенно - с 15 мандатами прошёл в Киевскую раду. А его партия УДАР  - Украинский демократический альянс за реформы создана только в 2010-м.  И до сих пор звёзд с неба он не хватал. Даже Лех Валенса, который сам из разряда «мы академиев не кончали», вынужден был с прискорбием констатировать, что Кличко не того калибра фигура, чтобы уже сегодня претендовать на роль общеукраинского лидера. Примечательно также, что и в боксе, где Кличко безоговорочный чемпион,  у него репутация человека крайне осторожного и не склонного к риску. Этот стереотип – «тише едешь, дальше будешь»  Кличко перенёс и в политику.                                                                                                                                           

Что касается американцев и еэсовцев, они, разумеется, заинтересованы в отрыве  Украины от России. Так как Бжезинского на досуге почитывают, и знают, что откол Украины от России - одно из главных следствий победы Запада в Холодной войне, что вместе с Украиной Россия превращается в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии, а без Украины шансов восстановить былые позиции в Восточной Европе и не только у русских нет. Не даром в сентябре в Ялту убеждать Януковича в необходимости и правильности евровыбора слетелись такие, хоть и отставные, но весьма солидные политические персонажи, как экс-канцлер Германии Шрёдер, Билл Клинтон, экс-премьер Италии Марио Монти, экс-глава МВФ Доминик Стросс-Канн.

 

Конечно, в Брюсселе и в Вашингтоне надеялись, что саботаж Януковичем и Азаровым подписания соглашения об ассоциации вызовет недовольство у части населения Украины. Можно не сомневаться, что еэсовские дипломаты, эмиссары фальшивых «неправительственных» фондов, агенты спецслужб и прочие евродрузья Украины протестные настроения, как   могли,  подогревали и готовили бригадиров для работы на площадях. Утверждение  С. Глазьева, что штаб евроинтеграции Украины находится в посольстве США в Киеве едва ли можно оспорить. Однако, как и в самой Украине, и в России, на Западе никто, повторюсь, не предполагал, что возвышенная украинская мечта - заменить или хотя бы подменить польского сантехника на его почётном и ответственном посту у евроунитазов окажется до такой степени жгучей, что до красна раскалит холодную брусчатку киевских площадей, что появится реальная возможность поменять в Киеве власть на более сговорчивую, чем «донецкие», не дожидаясь февраля 15-го года. Если бы такие расчеты были, то можно не сомневаться, заранее был бы определён новый герой Майдана. И он бы, а также другие лидеры оппозиции  получили бы чёткие инструкции. Всё было бы продумано до мелочей. Именно так происходило в 2004 г., когда американцы и евросоюзовцы привели к власти  Ющенко. Но мы-то видим  совсем иное                                                                                          

Политический евроистеблишмент до сих пор не может определиться,  на какого паука в украинской политической банке делать ставку. Вот уже президент ФРГ Йоахим Гаук встречается в Мюнхене с Яценюком. Но ведь до последних событий  отчетливо ставка на Западе делалась на Тимошенко. В гуманитарных стенаниях о её горькой судьбе пролито столько крокодиловых слёз, что ими вполне можно было бы оросить засушливые нивы Тавриды и Херсонщины. В жарких дискуссиях вокруг закона, который должен был позволить ёй продолжать отсидку не в харьковском каземате - в Качановской колонии,  а в грязевых ваннах курортов Баден-Бадена, поломано столько копий, что ими легко можно было бы  вооружить римский легион или обновить решётку Летнего сада.                            

С другой стороны,  в последнее время Меркель всерьёз и решительно взялась за новый проект – Кличко. Самого Кличко персонально опекает  руководитель  ведомства федерального канцлера Рональд Поффала, в декабре Кличко встречался с ним и получал инструкции.  Ещё раньше Кличко присутствовал на тусовках европейского политического бомонда в Вильнюсе, там его обстоятельно тестировали на лояльность и профпригодность ключевые фигуры  Европарламента, и консультировал советник Меркель по внешней политике Кристоф Хойсген. Кличковский  УДАР курирует и финансирует Фонд Конрада Аденауэра - мозговой центр меркелевской ХДС. Этот, якобы, неправительственной фонд на 96% финансируется из казны ФРГ. УДАР имеет статус наблюдателя в Европейской народной партии, брюссельскому и будапештскому филиалу которой поручено готовить ударные кадры. Немецкий министр иностранных дел Вестервелле в начале декабря появился в Киеве, как завзятый промоутер, в обществе Кличко, и они вдвоём позировали перед камерами на подиумах Майдана. Можно не сомневаться, что фотосессия с другими европейскими лидерами Кличко уже гарантирована.                                                                                                                                                                                                                                                

Однако, в декабре главный боксёрский ум Украины – хук слева, хук справа, был в явной растерянности,  да и в январе он, скорее, выступал сдерживающим  революцию фактором.  Очевидно, немцы готовили его никак не на баррикады  Евромайдана, а под выборы февраля 15-го. Немцы и Запад, в целом,  не заинтересованы  в нелегитимной революционной смене власти на Украине, так как это грозит её расколом, а  раскола они не хотят, о чём я ещё скажу ниже. Реверансы Кличко в сторону России, мол, Евромайдан ни в коем случае не направлен против России, с которой Украина намерена дружить и после смены власти, и подписания соглашений с ЕС, также явно подсказка немцев. Но эти реверансы были бы уместными в ходе респектабельной президентской компании, а вовсе не в пылу явно антироссийской майданной революции.                                                                                                               

Что касается заговора олигархов, разумеется, без их участия не обошлось. Многие из них не прочь поменять Януковича на более удобную и управляемую фигуру, например, на  менее искушённого и, возможно, менее хваткого Кличко. Или на «свою» Тимошенко, которая, очевидно, будет реабилитирована в случае свержения Януковича и «донецких». Но люди на Евромайдан выходят отнюдь не решать проблемы олигархов. Примечателен эпизод, когда самый активный среди олигархов майданист Порошенко – один из главных спонсоров евромайданной революции в кульминационный момент атаки майданных боевиков на «Беркут» забрался на специально пригнаный в центр Киева бульдозер, который, как позже выяснилось, ему же и принадлежал,  и обратился к митингующим с пламенной речью. Ленин на броневике.  Но толпа его и слушать не захотела. В начале его забросали  мусором, а потом и вовсе стащили с бульдозера. Пинчук и Порошенко – главный украинский кондитер - хозяин Рошена, по мнению многих, были ещё летом наказаны Путиным за их евроинтеграционные аллюзии. Известно, что именно Пинчук спонсирует Яценюка.  Но, как и политическая оппозиция, эти олигархи, скорее, симпотизанты Евромайдана, нежели его демиурги. К тому же  в большом и далеко не дружном украинском олигархическом семействе тон задают не евроинтеграторы  Пинчук и Порошенко, а так называемые «донецкие». Активы того же Порошенко, например, почти в десять раз меньше активов Ахметова –  2 млрд. против 17 у Ахметова. Притом, активы Ахметова, того же Пинчука, Жеваго, Новинского, Тигипко - это, прежде всего, металлургия. Помимо металлургии основные олигархические активы сосредоточены в энергетике, машиностроении, химической промышленности Юга и Востока Украины. Как известно, долгое время упомянутые отрасли держались на плаву, благодаря дешёвому российскому газу, доступности российских рынков, а машиностроение, кроме этого, благодаря кооперации с Россией.                                                                                                  

В последние несколько месяцев прошлого года советник Путина Глазьев с цифрами и графиками в руках старательно втолковывал украинским деловым и политическим кругам и без того очевидное - что в случае  подписания соглашения с Евросоюзом об ассоциации большинство предприятий упомянутых отраслей обречены на умирание. Не будучи в состоянии противопоставить глазьевской логике что-либо вразумительное, Дэвид Кремер – бывший  заместитель государственного секретаря Госдепартаменте США, отвечавший за евразийское направления американской политики, а с  2010-го  глава  «правозащитной» Freedom House, презрев все нормы дипломатического такта, посоветовал Глазьеву «закрыть рот».                                                  Олигархи из агропромышленного комплекса - Пинчук, Порошенко, Косюк, Веревский в свою очередь не могут не знать, что увеличивать  квоты украинскому сельхозимпорту в ЕС никто не планирует.  Что касается крупнейших игроков финансового рынка,  Коломойского, Боголюбова, которые продали промышленные активы и перевели вырученные средства в финансовый сектор, они также едва ли объективно  заинтересованы сливаться с Евросоюзом в бурном экстазе, поскольку их по европейским меркам утлые банчишки едва ли могут рассчитывать составить серьёзную конкуренцию европейским финансовым китам в случае прихода таковых на украинский финансовый рынок.                                                                                                                                             

Наконец, для западного олигархата и истеблишмента, в целом, который формировался в протяжении десятилетий и даже веков, украинские олигархи – парвеню. Со свиным рылом в калашный ряд. Во всяком случае, массовой кооптации в свои ряды доморощенных олигархов из стран Центральной и Южной Европы в период их аншлюса  после распада Восточного блока европейский олигархат не производил, а все более-менее крупные и доходные активы  Польши, Чехии, Словакии,  Венгрии, Румынии, Болгарии предпочли попросту скупить. В основном они достались немецкому капиталу.                                                                                                                       Так что, евроустремления местного украинского олигархата, по крайней мере, его части  - это не ответ на вопрос о природе Евромайдана, а, скорее, ещё одна загадка, требующая объяснения. Ведь, если считать Евромайдан происками олигархов, то придётся допустить существование феномена коммерческого суицида у олигархов. Надо сказать, подобные  странности в истории случались. Например¸ отдельные  крупные русские  промышленники поддерживали в начале 20-го века революцию, которая, случившись, их же и похоронила. Но, чтоб массовая эпидемия экономического аутодафе олигархов, подобного прецедента психиатрия до сих пор не знала.                                                                                                                                   

Таким образом, все три упомянутых версии происхождения Евромайдана, притом что, повторюсь,  они не лишены  оснований, приходится признать не убедительными. Скорее, эти версии являются попыткой аналитического сообщества хоть как-то объяснить происходящее в Киеве, чтобы не выглядеть совсем уж застигнутым врасплох. В этой связи совершенно необходимой и насущной является задача выявить подлинные и глубинные корни и источники нынешней украинской революции. Никто не сомневается, что в офисах западных «неправительственных» фондов, курируемых ими местных украинских «общественных» организаций, в штаб-квартирах олигархов и оппозиционных партий, Батькивщины в том числе, в посольствах западных стран, в американском - в первую очередь, на явках резидентов спецслужб можно найти массу потожировых, отпечатков и прочих улик и вещдоков, свидетельствующих об их интригах вокруг Евромайдана. Никто не сомневается, что на организацию протеста тратятся немалые суммы – транспорт, проживание в киевских гостиницах, питание, зарплата бригадирам и активистам, атрибутика и т.д. Но подготовленных в спецлагерях боевиков и проплаченных организаторов беспорядков несколько тысяч, а вот заманивать  сотни тысяч обычных людей  на продуваемые декабрьскими и январскими ветрами площади – одного желания тайных демиургов для этого не достаточно. Многие ведь, а, скорее всего, большинство приходят не за деньгами и не за деньги. Нужно, чтобы у этих сотен тысяч был свой и притом очень острый мотив.                                                                                                                                 

 

В подоплёке Евромайдана феномен, который в теории этногенеза Гумилёва  называется «раскол этнического поля». Звучит, казалось бы, просто и понятно. Но, что это такое, по сути, мало кто знает. Так как и сам Гумилёв определение этому феномену давал лишь в нескольких строках. Поэтому на данном вопросе остановлюсь чуть подробнее. Ведь, понять источники Евромайдана в головах людей, куда важнее, чем Евромайдана на улицах.                            

                            

ЧТО ТАКОЕ  РАСКОЛ ЭТНИЧЕСКОГО ПОЛЯ

 

В начале замечу, гумилёвская, на первый взгляд несколько экзотичная концепция этнического поля как интегральной величины биополей членов данного этноса не противоречит никаким научным фактам и существующим теориям. Принцип и понятие поля давно утвердились в науке. Поле являет собой способ связи отдельных элементов некоего целого и проявляется, как известно, в направленном и скоординированном развитии этих элементов, что, собственно, и создаёт из них целое. Возникновение же и развитие этносов или, иначе, жизнь народов - это именно процесс формирования устойчивых связей, скоординированной деятельности и бытования людей, и их сообществ - конвиксий, консорций, субэтносов – то есть структурных элементов этноса. В этом плане аналогией этногенезу может быть возникновение и развитие биологических организмов, в которых развитие клеток и органов подчинено единому плану и ритму.

Именно биополе обеспечивает поддержание целостности биологического организма. Любое же поле, в том числе биополе - колебательные процесс, а важнейшей характеристикой поля является ритм - частота колебаний. Притом, физические характеристики биополя могут меняться в процессе развития биологического организма, но сохраняется и некая константа, определяющая индивидуальность и неповторимость данного организма. Например, морфогенные поля, эмбриональные поля изменяются в ходе онтогенеза, в соответствие с этими изменениями протекает морфогенез и физиологическое развитие организма, который сохраняет свою целостность и индивидуальность.                                                                                                                                                                 

Гумилёв резонно предположил, что этнические поля также имеют определённый ритм. И именно схожесть этого ритма у людей образующих этнос порождает схожее мирочувствование, подсознательное чувство взаимной близости, безотчётной симпатии, взаимопритяжения, сродства. В данном случае не биологического сродства, а именно ментального, культурного, духовного. В итоге, члены этноса вырабатывают оригинальные, отличные от других этносов поведенческие стереотипы, на основе которых формируется этническая традиция. Гумилёв назвал этот феномен безотчётной взаимной симпатии и взаимопритяжения этнической комплиментарностью. Ощущая взаимную комплиментарность, члены данного этноса противопоставляют себя всем прочим, не входящим в их этнос и, с которыми у них нет положительной комплиментарности. В подсознании членов этноса и в коллективном сознании происходит деление на своих и чужих.  На «мы» и «они», то есть, не «мы».                                                                                                                                                                                   

Комплиментарность может быть не только положительной. Контакт с носителями иных стереотипов, иной ментальности, иной традиции, выработанных  на основе иных характеристик этнического поля, вызывает ощущение чужести, несходства и даже антипатии. Это называется отрицательной комплиментарностью. При ней этническое поле контактирующих этнических субстратов искажается, деформируется, и именно это обстоятельство физического уровня ощущается на психологическом уровне как чужесть и неприязненность. Например, такое явление, как антисемитизм или, точнее, юдофобия    ни что иное, как появление отрицательной комплиментарности между еврейским этносом и теми народами, у которых антисемитизм распространён.                                                       

Зачем я так подробно останавливаюсь на этом. Биофизическую полевую природу этнической комплиментарности положительной и отрицательной можно оспаривать, это дело досужее. Здесь важен постулат об её подсознательной, безотчетной природе,  независимой от рассудка и каких либо рассудочных установок. А на психологическом уровне описанные феномены очевидны. Так вот, раскол этнического поля означает утрату комплиментарности между отдельными структурными элементами этноса именно на подсознательном уровне. А это, в свою очередь, предопределяет расхождение ментальных, религиозных, культурных, политических и прочих установок и, в конечном итоге, со временем - расхождение поведенческих стереотипов. Как следствие, расколовшиеся части уже не могут иметь и общую историческую судьбу. Это по меньшей мере. А в реальной истории они не просто имеют разную историческую судьбу, но зачастую сцепляются в яростных схватках и ведут кровавые войны.                                                                                                                                            

Стоит сказать, феномен раскола этнического поля, как и феномен собственно самого этнического поля ещё далеко не изучены, их содержание ещё предстоит осмысливать. Не осуществлены типологизация, классификация видов расколов этнических полей, не исследован сколь-нибудь удовлетворительно их источники и их природа. Что и не мудрено. Этнология Гумилёва российской академической наукой не признаётся.  Описанные в ней закономерности считаются измышлениями её автора. А на Западе и вовсе старательно делают вид, что о пассионарной теории этногенеза Гумилёва ничего не  слыхали.  Хотя, традиция рассмотрения истории - жизни народов и многоэтничных локальных цивилизаций как цикличного фазного процесса, основанного на энергетических явлениях - жизненной силе и т.п., гораздо глубже, чем доминирующая нынче векторная парадигма истории - как некоего прогрессивного процесса с рационалистическими детерминантами социологического и экономического толка, которая возникла в эпоху Просвещения и построена исключительно на зыбучих песках просвещенческой гносеологии.                                                                                                                                   

Сам Гумилёв считал, что характеристики этнического поля меняются в связи с изменением числа пассионариев, то есть людей с повышенной энергетикой в этнической системе. И с этим же связаны расколы этнического поля, а именно, с изменением уровня пассионарной энергии в системе, который определяется числом пассионариев. Причём,  пассионарность он считал качественным признаком – либо есть, либо нет. Важно также, что образование целостности - этноса из субэтносов или суперэтноса из этносов суть структурное усложнение системы - процесс негэнтропийный, он требует затрат энергии.

Поэтому этносы и суперэтносы как многосложные целостности образуются, когда пассионариев много, и уровень этносистемной пассионарности высок. Когда же пассионарной энергии в этнической системе становится не достаточно, чтобы скреплять её отдельные части в целостность, как раз, и происходит раскол этнического поля.                  В трактате «Законы истории и развитие цивилизаций» я показываю, что пассионарность количественный признак, а число пассионариев далеко не единственный фактор изменения этнического поля и расколов этнического поля. Характеристики этнического поля меняются в связи с системогенезом этнородового мозга, который носит эндогенный характер и имеет богатые и разнообразные проявления, я достаточно подробно описываю их в упомянутом трактате. С энергетическим фактором пассионарности они коррелируют, но биохимические и  психофизиологические  источники и природа у них разные. В частности, в определённый момент этногенеза происходит утрата филономического чувства, каковое характерно для людей ранних периодов этногенеза, и одновременно усиливается рассудочное начало и онтономическое начало сознания. Проще говоря, люди становятся более эгоистичными, рассудочными, и индивидуалистами. Расколы этнического поля, помимо снижения уровня этносистемной пассионарности, связаны с этими обстоятельствами.                                                                                                              

Стоит отметить, важную роль в расколах этнического поля в исторических суперэтнических культурах-цивилизациях играл религиозный фактор. Поскольку именно в характере и нюансах веры отражается глубинное мирочувствование людей, особенности этнической ментальности. Зачастую, хотя и не всегда, линия раскола проводилась именно по религиозному признаку.                                                                                                                                   

Если посмотреть примеры расколов этнического поля, которые приводит Гумилёв, очевидно, что они имеют свою специфику. Характер расколов этнического поля в ранних фазах, когда пассионарность растёт, принципиально отличается от характера расколов в более поздних фазах, когда уровень пассионарной энергии в этнической системе падает. Чаще всего происходят и драматичнее всего протекают расколы в фазе надлома – когда резко падает уровень этносистемной пассионарности и резко ослабевает филономическое начало сознания, а онтономическое усиливается. Надлом - это, прежде всего, глубинные перемены в сознании, помимо индивидуализации, ещё и его рационализация, и десакрализация.                                                                                                                 

Существенно также, что этнические коллизии протекают, как правило, на фоне социальных, социально-экономических, политических – восстания, революций, войны. При этом они так тесно переплетены, что порой довольно сложно вычленить тот или иной аспект исторического события.                                                                                        

Надломы, как раз, богаты на революции и кровавые гражданские войны. И это закономерно.  Образование целостности - этноса из субэтносов или суперэтноса из этносов, как уже замечено, процесс негэнтропийный, он требует затрат энергии. А именно психофизической энергии людей, которая заключена и проявляется в их эмоциях и волевых актах – в ходе их созидательной работы. Суть этой созидательной работы формирование этносистемных связей – социальных, культурных, хозяйственных, духовных  и т.п.  Сумма, условно говоря, этих связей есть ни что иное, как этническая или этнокультурная традиция. Раскол же этнической системы в фазе надлома суть упрощение сложной этнической структуры, и при расколе происходит высвобождение структурной энергии. Той энергии, которая была затрачена при формировании сложной структуры этноса и суперэтноса на образование этносистемных связей, то есть традиции. Тратится же высвобождающаяся при разрыве связей энергия на две вещи. Во-первых, на дальнейшее яростное разрушение традиции, скрепляющей этническую систему в целостность. Поэтому раскол этнического поля часто происходит в форме революции, то есть радикального уничтожения традиции. Во вторых, энергия тратится на междоусобные, то есть гражданские, религиозные и внешние войны.                                                                      

В качестве примера раскола этнического поля обычно приводят западноевропейский романо-германский мир, который в период  Реформации, составившей главное содержание надлома, раскололся на две части: католическую и протестантскую. Однако, этот раскол вовсе не этнического поля, но именно суперэтнического поля, то есть раскол полиэтничной локальной цивилизации - в данном случае западноевропейской, которую по-другому называют романо-германской, хотя она включает в себя также большой славянский элемент, балтский, финно-угорский, кельтский.                                                                                                                                        

Собственно, начинается раскол, действительно, на уровне отдельных этносов – именно в крупнейших системообразующих доминантных для данной локальной цивилизации этносах. Но затем он проецируется на весь суперэтнос. И именно тогда он становится особенно заметным и масштабным. В Европе раскол начинался в немецком и французском этносах, где от католиков откололись, соответственно, лютеране и кальвинисты -  гугеноты, а затем проецировался на всю европейскую цивилизацию в виде Реформации. Суперэтническим был и раскол фазы надлома в Византии - византийский суперэтнос в эпоху Иконоборчества 8-й -9-й века по Р.Х раскололся на два лагеря – иконоборцев и иконокластов.                                                                                                                     

Происходит раскол этнического и суперэтнического поля не обязательно по этногеографическим линиям. Например, в расколе в ранней - акматической фазе русского суперэтноса на староверов и никониан этногеографический фактор выражен довольно слабо. Никон в теоретическом обосновании своей реформы опирался на южно-русское, то есть малороссийское или, как сегодня сказали бы, украинское духовенство, чьё влияние в Русской церкви и на Москве в том числе было очень большим после воссоединения с Россией Левобережной Малороссии с Киевом во главе. А старообрядцев поставлял в основном пассионарный и потому не уступчивый великорусский Север - Поморье, Заволжье. Но, как разделение русского мира на север и юг русский Раскол 17-го века не воспринимался,  староверы имелись повсюду.                                                                                  

В Византии раскол ранних фаз на монофизитов и православных также имел этногеографическую составляющую – монофизитство больше было распространено в Египте, Сирии, Армении. И до сих пор Сирийская, Коптская, Армянская  и Эфиопская церкви не православные, а монофизитские. Но всё же коллизии той эпохи не воспринимались как противостояние по этногеографическому признаку. Ещё меньшую роль этногеографический фактор играл в расколе арабского этноса в начальной фазе арабского этногенеза - на суннитов и шиитов.                                                                                                          

А вот в фазе надлома раскол этнического поля  происходит чаще всего именно по тем  этногеографическим линиям, по которым этносы и суперэтносы сшивались в начальных фазах этногенеза и суперэтногенеза - не точно по ним, но, в целом и, в общем, именно по ним, то есть между их структурными элементами – отдельными этносами и субэтносами. С чем это связано? Как уже сказано, в фазе надлома резко падает уровень этносистемной  пассионарности и заметно ослабевает филономическое начало сознания, а онтономическое усиливается. На индивидуальном уровне это выражается в эгоизме и индивидуализме. На этническом уровне – в стремлении к этнической рефлексии, этнокультурному самоутверждению¸ в этническом индивидуализме. На политическом уровне такой этнический индивидуализм проявляется в расколах крупных полиэтничных государств, политическом сепаратизме.                                                                                          

Так, раскол в фазе надлома суперэтнического поля в Византии проходил по линии малоазиаты – иконоборцы, с одной стороны, греки – иконокласты, с другой.  То есть между крупнейшими этническими структурными элементами византийского суперэтноса. Хотя, среди греков случались иконоборцы, и среди малоазиатов было не мало иконокластов.                                                                                                                     

Мусульманский средневековый суперэтнос раскололся в фазе надлома по линии, разграничившей арабскую ойкумену – Северная Африка и Ближний Восток – сунниты,  и иранскую ойкумену  – Передняя Азия, Памир  – шииты. Это разделение сохранилось  и  в современном мусульманском мире - новейшем суперэтногенезе на Ближнем Востоке и в Передней Азии, начавшемся примерно два века назад. Однако Королевство Бахрейн – арабская страна является по-преимуществу шиитской. Хотя королевская семья – сунниты. Кстати там - в Джуффэйре располагается главная оперативная база крупнейшего американского 5-го флота и управление ВМФ США. То есть США пользуются плодами раскола многовековой давности в исламском мире для контроля над нефтью Персидского залива. Здесь в качестве метафоры приведу обычное полено – когда оно сохнет, оно трескается. И, когда его колят, чтобы бросить в печную топку, топор вонзают именно в трещину. Это стоит помнить всякому полену.                                                                                                                                            

Но линия раскола исламского средневекового суперэтноса не просто  отделяет суннитские страны от шиитских, она может проходить и через отдельную страну. Так, Кувейт на 70% суннитский, на 30 шиитский. В Ливане шиитов 35%.  В Саудовской Аравии - 15 % , притом чётко прослеживается география раскола: города Катиф, Даммам, аль-Хаса считаются шиитскими. Тюркский мир, хотя, географически ближе к Ирану, тяготеет к ортодоксальному арабскому суннизму. Однако, Азербайджан, населённый тюрками, по-преимуществу шиитская страна. В суннитском Афганистане от 15 до 20 процентов шиитов, значительная часть которых исмаилиты – шиизм, как мы знаем, разделён на многие течения. В России шиитами являются лезгины дагестанского селения Мискинджа.                                                                                                                                    

И всё это последствия расколов этнического поля. Притом каждый эпизод сопровождается конфликтами с той или ной мерой жестокости. Как правило, очень высокой мерой. Новому халифату, не смотря на высокую пассионарность в Передней Азии и на Ближнем Востоке, не суждено состоятся именно из-за раскола исламского мира много веков назад.                                                                                                                            

В романо-германском мире раскол суперэтнического поля в фазе надлома – 16-й-17-й века прошёл по линии отделявшей германские народы  от романских и романизированных. Итальянцы, испанцы, португальцы остались католиками, а немцы, англичане, скандинавы и соседившие с ними балты и финны стали протестантами. В этот период в Европе шли беспрерывные войны. Притом, в отличие от войн предыдущих веков, они были истребительными, и унесли громадный процент населения. Потому что в предшествующие века европейцы хоть и воевали, но воевали-то они, что называется, друг с другом. В ходе той же Столетней войны Англии и Франции проигравшие битву рыцари  не так уж плохо чувствовали себя во вражеском плену – при возможности пьянствовали от безделья. Обычным делом был выкуп пленных за деньги. А вот в 17-м веке – в Тридцатилетней войне или, к примеру, в Английской революции пленных обычно  вовсе не брали, а убивали на месте, потому что убивали-то они уже чужих. Не просто противников, а лютых врагов.  В итоге, в Германии, например,  из 15 млн. населения  к концу Тридцатилетней войны осталось  4!                                                                                                                                    

Из романских стран хуже всех пришлось Франции, которая, в итоге, также осталась  по преимуществу католической. Но в 16-м веке раскол этнического  поля рассёк объединённую, было, Людовиком Х1 страну. Париж, центральная часть нынешней Франции между Луарой и Марной, Анжер, Орлеан, а также Нормандия  - католическая, а юго-запад - население кельтской Вандеи в устьях Луары, баскской Гаскони в низовьях Гаронны, провансальцы, горцы  Севенн  в восточной Франции, а также бретонцы    ярые гугеноты - кальвинисты. И они отчаянно враждовали друг с другом.

Впрочем, не меньше досталось англичанам. В Англии и в Шотландии по религиозному признаку, то есть по одному и признаков раскола этнического поля в ходе гражданских войн и революции собственными властями – королями, королевами и Кромвелем народу было казнено и перебито едва ли не больше, чем Англия потеряла в столетней войне с французами. В Германии в Баварии и Сааре победили католики, также много католиков было в Баден-Вюртемберге, в нынешней Северной Рейн-Вестфалии, Гессене, но в большей части немецких земель, в частности, в Нижней Саксонии, Шлезвиг-Гольштейне,  Бранденбурге  возобладал протестантизм. Как следствие, до середин 19-го века немцы были раздроблены на мелкие княжества, и в европейской политике оказались в роли статистов. И лишь, когда Пруссия силой воссоединила в 19-и веке немецкую нацию, Германия стала европейской экономической, политической и военной доминантой.                                                                                                                

Причём, линии разломов могут намечаться  в ранних фазах этногенеза, но масштабный суперэтнический раскол, как уже сказано, случается чаще всего, спустя века - в фазе надлома – самой драматичной фазе этногенеза. То есть, раскол этнического поля может растягиваться на многие десятилетия, порой на века. При этом острые эпизоды, яркие, но короткие вспышки чередуются с длительными вялотекущими периодами.                             Так, например, разделение арабского этноса на суннитов и шиитов произошло ещё в начальной фазе арабского этногенеза – в 7-м веке. Однако, в этот период раскол не приобрёл сколь-нибудь крупный масштаб, не нарушил единства и цельности исламского мира, и не помешал созданию обширнейшего и могущественного Багдадского халифата. Потому что интересы целого – исламской уммы и шииты, и сунниты ставили превыше интересов своей общины. Тогда это была только трещина. Но в фазе надлома средневекового мусульманского суперэтногенеза суннитско-шиитский  раскол был спроецирован на весь, возникший в результате экспансии арабов, исламский мир. В итоге окончательно распался Багдадский халифат. Разделённый ещё в 10-м веке на отдельные политические образования, раздираемый внутрирегиональными конфликтами арабский   Ближний Восток подвергся в начале –  в 11-м  веке атаке кочевых тюрок, но они были исламизированы. Затем на Ближний Восток вторглись католики - европейцы. Их удалось отбить. Но в 13-м веке большая часть арабо-иранского исламского мира была покорена и завоевана монголами Чингизидами, а затем - в конце 14-го века иранская и арабская ойкумены подверглись жестокому и истребительному завоеванию тюрками во главе с монголо-тюрком  Тамерланом                                                                                                                                                                                                                                     

Сами монголы раскололись в 14-м веке. В монгольском расколе религиозный фактор не играл определяющую роль, но, тем не менее, имел немаловажное значение. Часть ордынцев приняли ислам, часть – христианство, часть остались в старой языческой вере. В итоге, рассыпалась, как карточный домик, крупнейшая за всю историю мира Монгольская империя, объявшая почти всю Евразию. В частности, из-за междоусобиц распалась Золотая орда, в вассалитете у которой два века находилась Русь.                                         Парадокс  состоит в том, что этнокультурная самобытность, оригинальность, своеобразие  свойственны вовсе не надлому, а, как раз, ранним периодам этногенеза. А в надломе,   напротив, своеобразие начинает постепенно утрачиваться, так как энергии для поддержания самобытности и строгой иерархичности этносоциальных систем уже не хватает. Надвигается эпоха эгалитаристская – уравнивания, упрощения, унификации  всего и вся. Сущность и характер индивидуализма эгалитарной эпохи можно понять на примере такого феномена, как мода. Модник субъективно пытается выразить и подчеркнуть свою индивидуальность. Но мода означает ни что иное, как норма, правило, средняя величина. И в этом суть моды, она нивелирует - если все одеты по моде, то все похожи. То есть, подлинной самобытности становится меньше, надлому и более поздним фазам свойственен эгоистический индивидуализм без самобытности. Да, возникает интерес к региональному или субэтническому языку, истории, культуре. Но это именно рассудочный интерес. Если  в ранних фазах самобытная культура создаётся, то к концу надлома и позже интеллектуалам хватает энергии лишь на то, чтоб изучать, трактовать, комментировать и защищать уже созданное.                                                                   

Сепаратистские настроения надлома губят многоэтничные, суперэтнические культурные и политические целостности, разрушают их политическое единство и, как следствие, снижают их потенциал  в конкурентной борьбе с другими суперэтносами - локальными цивилизациями. Однако, если политическая целостность в надломе всё же сохраняется, то в следующей фазе в виду резкого снижения этносистемной энергии острота противоречий  заметно снижается, и противоборствующие стороны этнического раскола могут мирно уживаться, не замечая различий. Так католики и протестанты в сегодняшней Европе едва ли способны отличить друг друга на улице, и речь идёт даже не о религиозной терпимости, а попросту об индифферентности. Но до этого состояния старческого благодушия доживают далеко не все народы.                                                                                                                    

Итак, раскол этнического и суперэтнического поля  происходит, что называется, в «чистоте эксперимент», как у западноевропейцев, это ещё полбеды. Если же у переживающего раскол суперэтноса или отдельного этноса имеются агрессивные соседи, он может потерять часть своей ойкумены, а затем и вовсе исчезнуть с исторического поля. Так, Византия в результате иконоборческих войн ослабела на столько, что не смогла защитить свои границы, и значительная часть территории Византийской империи попала под власть арабов. В результате Северная Африка, Египет, Сирия – исконно христианская ойкумена - были полностью исламизированы. А в, конечном итоге, почти вся византийская, христианская в протяжении тысячелетия ойкумена была исламизирована. И у византийского христианского суперэтноса - византийской православной цивилизации – самой могущественной в середине 1-го тысячелетия по Р.Х., самой роскошной и самой богатой до разграбления крестоносцами в начале 13-го века, и самой культурно развитой на протяжении целого тысячелетия – между прочим, европейское Возрождение – плод общения романо-германцев с Византией - почти все главные деятели раннего

Возрождения имели византийских учителей, так вот у византийской христианской цивилизации не осталось даже этнокультурных наследников.

Арабы не любят вспоминать, что Ближний Восток в протяжении многих веков был ойкуменой христианской Византии. Но и  европейцы в виду ревности к православию в школах на уроках истории Византии, в отличие от античного Рима, внимания почти не уделяют. Поэтому в Западной Европе, не говоря уже об Америке, кроме культурного слоя, мало кто знает что-либо об истории  византийской цивилизации. Если бы не Святая София в турецком Стамбуле – популярная музейная  достопримечательность у туристов, а в протяжении тысячелетия  с 527 г. по Р.Х. и до взятия Константинополя турками-османами султана Мехмеда II в 1453 г.  - главный храм византийцев, вообще, за пределами узкого слоя интеллектуалов нико и  не знал бы о существовании тысячелетней Византийской православной империи. Европейцы больше наслышаны об империи инков в другом полушарии, чем о Византии, в которую входили европейские сраны, например, значительная часть Италии, Греция, все балканские государства..                                                                                                                                                          

Не менее опасно, когда раскол этнического и суперэтнического поля сопровождается вторжением чуждых влияний и идей. Подвергшаяся такому влиянию локальная культура – цивилизация – системная целостность, если и не погибает вовсе, то, во всяком случае, также резко слабеет, и может потерять значительную свою часть. Например, средневековый индийский суперэтнос с 9-го века оказался под влиянием исламской иранской Передней и тюркской Средней Азии. В итоге, северо-восточные и северо-западные районы Индостана были исламизированы. В 1947 г. при разделе Британской Индии и создании объединяющего политически индийскую ойкумену государства Индия эти области выделились в отдельное государство Пакистан. В частности, Восточный Пенджаб - древняя индийская земля оказалась в составе Пакистана. При этом 15 миллионов человек (!) в Восточном и Западном Пенджабе вынуждены были покинуть свои дома и переселяться: индуисты Восточного Пенджаба - в Западный индийский, а мусульмане Западного Пенджаба – в Восточный  пакистанский.  И между Индией и Пакистаном теперь исключительно напряжённые отношения - на грани войны. А в 1965 -1971 г.г.  и за гранью. А такая область, как Кашмир, оставшаяся в составе индийского государства, потеряна, если не для индийского мира, как такового, то, по крайней мере, для индуизма.                                                                                                                               

Впрочем, искать примеры за морями нужды нет. Самый яркий пример тут Россия, которая с 17-го века находится под влиянием западных идей – просвещение, коммунизм, социализм, анархизм, демократия, либерализм.

ЕВРОМАЙДАН КАК ЭПИЗОД  РУССКОГО РАСКОЛА

Так вот, Евромайдан это эпизод раскола не просто украинского этноса. Это очередной -  в самом конце фазы надлома эпизод мучительного и драматичного раскола  суперэтнического поля большого русского мира. Малороссов, как и белорусов, можно считать этносами сложносоставного русского суперэтноса.  И только в этом контексте возможно понять Евромайдан во всей глубине и вести его осмысленный неповерхностный анализ. Здесь сделаю маленькое отступление от темы и замечу, правящий слой в современном мире в эпоху перманентной технической революции принято называть технократией. Технократы – политики, чиновники, бизнесмены - люди прагматичные, практичные, деловитые, очень активные. Они очень хорошо умеют толкаться локтями в борьбе за власть и за деньги. И умеют надувать щёки и изображать из себя демиургов. Они, якобы, создали цивилизованный капитализм, «свободный» рынок, либеральную демократию – то ли, конец, то ли венец истории, утверждали, что создадут коммунизм, где наступит всеобщее счастье. Они разрабатывают планы, среднесрочные и даже иногда долгосрочные! В общем, «творят историю».  Но один из очевидных атрибутов психотипа технократа – поверхностность. Как только объективные законы - природные, экономические или этнологические, которые, собственно, и лежат в основании всего сущего, но которыми технократы не слишком склонны интересоваться, оборачиваются каким-либо вызовом и ломают, словно солому, их технократические конструкции, планы и  расчеты, они начинают барахтаться в полной растерянности и имеют бледный вид. Так было во время падения СССР, так бывает во время экономических кризисов на Западе. И именно такой  бледный вид сегодня у украинских технократов, столкнувшихся с этнополитическим кризисом.

Точно так же плавают в теме и российские технократы. Когда на центральных каналах новостные сюжеты из Украины идут после Сирии, мол, нас не касается, наше дело сторона, когда тема Украины отдаётся на откуп еврею Соловьёву, который откровенно глумится над чужой ему русской бедой, приглашая в студию Жириновского и подобных «экспертов»,  даже невнятное заявление Совфеда было принято уже после того, как выбыл Азаров, под которого обещаны кредиты, это ведь ни что иное, как показатель, с одной стороны, полной растерянности постсоветского  российского политического истеблишмента, а, с другой, скажем так, академично, показатель его - истеблишмента исторической слепоты и инфантильности. Это непонимание не то что, как себя в этой ситуации вести, что и, как предпринимать, но элементарно непонимание, где они и, что вокруг них. Ведь, не зависимо от того, какой правовой  статус у сегодняшней Украины, будь она хоть трижды нэзалэжной, то, что там происходит, происходит с Россией.

Кстати, замечу, понимание русского  народа как триединого народа: великорусов, малорусов и белорусов обосновали и чётко сформулировали вовсе не великодержавные русские империалисты, а как раз малоросс - настоятель Киево-Печерского монастыря Иннокентий Гизель. Сделал он это в своём труде тоже с характерным названием  «Киевский синопсис», созданном в 17-м веке. Законной государственной властью в Русском государстве - во всех 3-х частях - Великой, Малой и Белой Руси Гизель определил московских царей из рода Александра Невского, которого  называл  «князь Киевский из земли Российския, Александр Ярославич Невский».  

И в Гетманской канцелярии в летописании даже при самых антимосковски настроенных гетманах Украина в 17- веке  – в первой половине 18-го веков  называлась малороссийской:  «Малороссийскія украйна». В виду того, что  поляки свои восточные кресы, то есть ту же самую территории с 16-го века - со времён Стефана Батория и с его лёгкой руки также иногда называли «украйной». Но в данном случае, полагая её  окраиной Речи Посполитой. Хотя, самым распространённым  определением для восточных кресов до Батория и после у поляков было слово «Русь». И назвалась-то «украйной» до 17-го века не вся Малороссия, а лишь  полоска земли в районе Запорожья  – Дикое поле, куда уходили запорожские казаки. И даже, когда гетман Выговский, предав дело Богдана Хмельницкого, присягнул Яну-Казимиру и пытался выхлопотать у польского круля для Гетманщины статус третьего члена польско-литовской федерации – Речи Посполитой, в его проекте этот третий член назывался «Великое княжество Русское».  Потому что слово «украинцы» носило не этнический, а лишь географический смысл, и от русского мира малороссы себя культурно тогда не отделяли.

 Собственно, разделение русского народа на три ветви не является проблемой. Напротив, усложнение структуры русского мира повышало его резистентность,  адаптивность и конкурентность. Так как изначально разделение обусловлено специализаций. А специализация повышает эффективность при решении самых разных задач. Так, в хозяйственном отношении великороссы эффективно осваивали речные поймы, лесостепную и лесную зоны, а малороссы - степные водоразделы. В военном отношении великорусы в 18-м веке – 19-м веках  были ловчее в пешем строю и в артиллерии, а малороссы - в кавалерии. Соединение этих способностей во многих сражениях давало отличный эффект. Собственно, именно эффективность русских в Восточной Европе и их единство и позволили русскому миру освоить Евразию, дойти до Тихого океана.

 пнно эффективность русских в Восточной европе Лишь в 20-х - 30-х годах  20-го века термин «Украина» для обозначения всей территории Малороссии и Новороссии стал полностью самостоятельным и вытеснил другие самоназвания. Возникли  предпосылки для коренного изменения идентичности населения Малороссии. Это произошло на Западе нынешней Украины в результате борьбы поляков, австрийцев и укронационалистов с русской, малороссийской идентичностью русинов, а на Востоке - в результате политики дерусификации и украинизации, проводимой ярыми русофобами – большевиками, приехавшими в  Россию в запломбированных вагонах и называвшими себя «интернационалистами».  В церкви также до 1930-х официальным термином  было «Малороссия». То есть окончательно дело решила национальная политика ленинского, а потом сталинского режима.  Тут замечу, конечно, тост за русский народ Сталин произнёс, и в победе в Великой Отечественной войне роль его трудно переоценить, но переоценивать его русофильство и историческое мышление, а, тем более, переоценивать стратегическое мышление тогдашней власти едва ли стоит. Так же бесполезно увещевать евромайданных украинцев историческими и этнологическими доводами.

 История и этнология важны для понимания сути событий и грамотного выбора инструментов влияния на них. Но искать историческую логику или даже просто какую-либо логику, какой-либо прагматизм, какое-либо здравомыслие в действиях людей в ходе расколов этнического поля, а уж, тем более, в лозунгах, под которыми эти расколы протекают – занятие мало перспективное. Ведь, как уже замечено, в подоплёке расколов лежат подсознательные психические процессы. Лозунги  для обоснования расколов зачастую измысливаются самые что ни на есть нелепые и вздорные. Здесь можно вспомнить, например,  герцога Бургундии – земли, лежащей в горах по течению Роны между Германией и Францией - Карла Смелого. Чтобы обосновать свою враждебность Парижу и Людовику Х1 , он придумал лозунг: мы, бургундцы - не французы! Мы - «другие португальцы»! Причём тут португальцы, какие португальцы!? Возможно, Карл Смелый имел в виду лично своё происхождение - по матери  он был внуком португальского короля Иоанна 1  д,Авиза. Но бургунды, вообще, говоря, как и  франки - германское племя - романизированное в  результате контактов и смешения с местным галлоримским населением. Утверждение «мы другие португальцы»  они понимали в том смысле, что, как португальцы - не испанцы,  так и мы - бургундцы никого отношения к французам не имеем, и  потому с ними можно и нужно воевать.  Воевали они с французами отчаянно. Тем более что Карл, не в пример Людовику, был способным полководцем и не зря носил прозвище «Смелый». Бургундцы нанесли армии Людовика Х1 ряд серьёзных поражений, в частности, при Монлери.   И, если бы не наёмные швейцарские арбалетчики, победившие в 1477 г. при Нанси сильную бургундскую армию, в этой битве погиб и сам  Карл Смелый, ещё не известно, существовала ли бы сегодняшняя Франция и в каком виде. Это притом, что сам Карл Смелый был из той же французской династии, что и король французов Людовик Х1 – из рода Валуа. С Людовиком они были кузены  и в молодости водили дружбу. Так что совершенно бесполезно логически доказывать украинским евроинтеграторам экономическую нецелесообразность соглашения с ЕС.

Эта логика будет, возможно, понятна на востоке Украины. Да. Но так на Востоке никто особенно в ЕС и не ломится. Толпа же на Евромайдане, орущая «Украйна це Европа», попросту не услышит никаких доводов. Её чаяния  и устремления  иррациональны. Здесь я имею в виду не бандеровских боевиков, а обычных людей.  Они ни то что европейцами, они корейцами назовутся, лишь бы только отделить себя от России и плюнуть на макушку Москве. Хотя, разумеется, европейцами охота больше - щуриться не придётся. Если и можно выбить евродурь хотя бы из небольшой части ещё не до конца  зачумлённых русофобией украинских голов, то, разве что, столь же эмоциональными тезисами и лозунгами. Чтоб не на угасший рассудок воздействовало, а именно на эмоциональную сферу. Существенно также, что раскол русского поля  происходит вовсе не между Востоком и Западом нынешней Украины. Вообще, деление Украины на Восток и Запад чересчур грубое, и мало что даёт для понимания происходящего. Для сколь-нибудь  удовлетворительного понимания сути событий  необходим более рафинированный анализ.

РУССКИЙ НАДЛОМ, ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ  И  ТРАГЕДИЯ  ГАЛИЦИИ 

 

В том-то и дело, что раскол,  точнее, откол Западной Украины от русского мира давно завершён. Он начался ещё в 16-м веке, а завершился уже к середине 20-го. В результате от русского православного мира отпала Червонная Русь - Галиция и Волынь. И практически отпало соседнее с ними Подолье.  Кстати, когда говорят, что русофобия бандеровской Западной Украины – это результат многовекового пребывания Галичины в составе Польши и Австро-Венгерской империи – это не совсем так. Разумеется, упомянутое обстоятельство сыграло свою роль. Но в том-то и дело, что со времени включения в первой половине 14-го века Галиции  в Польское королевство, а Подолии  в Великое княжество Литовское, вошедшее в 1569 г.  по Люблинской унии в состав Речи Посполитой, и до самого начала 20-го века русины Галиции и Волыни, а также Северной Буковины,  от русского мира себя не отделяли. Буковинские русины и большая часть волынских даже сохранили к 20-му веку православие. А галицкие крестьяне, которые оказались в унии в начале 18-го века, хоть и были приписаны к униатским приходам, но они не отрекались от своего русского – русинского имени. Как не отрекались сознательно и от православия.

 Поляки, запретив после Брестской унии 1596 г. православную церковь и, требуя переходить в унию, исходили из того, что, отказываясь от православия, русин перестаёт быть частью большого русского мира. Поскольку православная вера – главный элемент  русской идентичности. Но это было справедливо в отношении  шляхты, большей части духовенства и чиновничества.  Но не в отношении крестьян. Православный галицийский и волынский крестьянин  униатом числился  только потому, что  все окрестные храмы отдавались грекокатоликам, и негде было справить самые простые нужды – крещение, венчание, отпевание. Но в 1839 г., когда Восточная Волынь вернулась в состав России,  после решения  Полоцкого церковного собора все приходы Восточной Волыни вернулись в православие. И ещё в конце 19-го века регулярно случалось, что насильно загнанные в униатство карпатские крестьяне  целыми сёлами возвращались в православие. Так что формальное униатство у крестьян в ту пору далеко не означало решительный разрыв с русским миром, а, тем более, русофобию. Всё решил общерусский надлом. 

Надлом, как я уже заметил, это, прежде всего, глубинные перемены в сознании, его  рационализация, ослабление религиозного чувства – десакрализация. И ещё надлом это негативация сознания. Мир, который прежде называли Божьим, признавая при всех несправедливостях и трудностях бытия его богоданность, и сама жизнь в этом мире людям надлома – в начале особой породе, а затем и другим кажутся глубинно несовершенными, невыносимыми,  порочными, и требующими коренного изменения, притом через решительный слом  устоявшегося уклада и презрение традиции. Собственно, подобное мирочувствование встречается и до надлома. Но имеет иную модальность. В исторических культурах – цивилизациях – византийской, европейской, русской,  равно как и в других, в ранних периодах, когда сознание сакрализовано и филономическое начало выражено заметно сильнее, люди с негативным психическим импульсом объединялись в религиозные, точнее, квазирелигиозные антисистемные секты. Они полагали, что физический материальный сущий мир создан злым творцом, и потому этот мир, включая и собственное тело, нужно попросту тем или иным способом изничтожить, чтоб освободить от материальных пут и оков созданную добрым богом душу.

В надломе же, когда происходят процессы индивидуализации и десакрализации, негативное сознание уже не во всех исторических культурах имеет религиозный флёр, при этом оно соединяется с рацио, и возникает негативный интеллектуализм. Его носители уже не всегда нуждаются в организации в секты, скорее, даже тяготятся тесным общением, поскольку являются мизантропами. Однако, сказать, что они никак не связаны, нельзя. Они прекрасно отличают себе подобных, связаны на ментальном уровне, и в определённых ситуациях могут организовываться в общности антисистемного характера, вроде масонских лож или революционных кружков или, вот, в «правозащитные» организации, как нынче.

В личном Боге десакрализованное сознание не нуждается, вообще, и творцом мира его не полагает. Поскольку сознание надлома, мышление надлома, помимо прочего, перестаёт  быть в той же высокой мере конкретным, как прежде, и становится более отвлечённым. На место Бога – Творца прочат эволюцию или нечто подобное, но непременно безличное. Потому и уничтожать мир, как таковой, негативное рассудочное сознание надлома непосредственно не предлагает, оно предлагает изменить его решительным образом - в соответствие не с Божьим, а с человеческим  разумением и произволением. Для чего существующий уклад жизни необходимо решительно поломать, и даже природу вокруг максимально «переделать» по человеческому разумению. Кроме того, негативное сознание в надломе более распространено, чем прежде.  Такие эмоции, как неизъяснимая безотчётная неудовлетворённость, неприкаянность, беспричинная беспокойность, прежде не свойственные сознанию, тем более, христианскому сознанию, теперь у части людей становятся очень распространёнными. В крайних случаях это не просто критический настрой к сущему, но самая настоящая неприязнь и не ненависть.

Эта пород, в сущности, психически больные люди в западноевропейском мире – в период его надлома назывались гуманистами.  Смысл их гуманизма состоял в том, чтоб лишить мир и человеческую духовность высшего религиозного божественного плана, и объявить самого человека, что называется, центром вселенной и венцом мироздания. И, в частности, свободным от жёстких норм традиционной религиозной морали.  При этом гуманисты  решительно отрицали окружающую средневековую действительность, христианские традиции и христианские основы мироустройства тогдашней Европы.  Чтобы как-то обосновать это отрицание, противопоставляли христианским идеалам и ценностям античную эпоху и её идеалы. Под Возрождением понималось именно возрождение античности. Интерес к античности не мало поспособствовал расцвету европейского искусств, но при этом и разрушению христианской мировоззрения и нравственности. Христианство отрицалось и в части искусства. Например, гениальный архитектурный стиль, в котором построены такие шедевры средневековой архитектуры, как Кёльнский, Шартрский, Реймсский, Миланский соборы, собор Парижской Богоматери были названы гуманистами «готикой». Готы - варвары, а готика, де, варварский, не заслуживающий никакого уважения стиль. Позже, правда, это оскорбительное и пренебрежительное содержание термина «готика» забылось.

А в русской истории эту породу людей назвали интеллигенцией. Её иногда путают с  национальным русским культурным классом, к которому принадлежали, например, Григорий Сковорода, Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский, Менделеев, Иван Павлов, Владимир Вернадский, Пётр Савицкий, Гумилёв – я специально перечисляю вперемежку великороссов и малороссов. Но интеллигенция и национальный культурный класс - это совершенно разные понятия. Притом интеллигенция, с одной стороны, страдает комплексами неполноценности, всевозможными страхами, а, с другой, снобизмом и комплексами наполеоновскими – мы, де, лучше всех всё знаем и лучше всех всё устроим. А не дадите, так гори всё синим пламенем. Для более наглядного и конкретного представления об этом медицинском, психиатрическом феномене включите хотя бы «Эхо Москвы» или канал «Дождь».

Интеллигентский воспалённый и обострённый надломом интеллект начинает неутомимую атаку на традицию, то есть на сущее ради измышленного в больном интеллигентском воображении несущего – утопий, вроде того же коммунизма или демократии, или, вот, града-еврокитежа, инфантильной идеей которого заражён Евромайдан. Интеллигенция, кроме того, служит ферментом морально-нравственного и духовного гниения. Как гнилое яблоко – если оно появляется в лукошке, за неделю сгниёт всё лукошко. Когда в народе в фазе надлома появляется интеллигенция, за один век, а то и меньше – за два-три поколений может переродиться весь народ, который при этом уже перестаёт быть народом и становится населением. Или электоратом, как принято выражаться в демократическую эпоху. И, ведь, вроде что-то о социальной справедливости полтораста лет  трещали, народниками обзывались, социалистами, друзьями рабочих и крестьян. А в итоге, оказалось: дайте красть – свободный рынок, дайте власть, притом без личной ответственности, то есть демократию – заниматься болтовнёй в газетах и в разных собраниях, надувать щёки и за это ещё и деньги получать, и дайте волю педерастам, Пуси, и всем, кто готов посмачнее плюнуть в лицо всему роду человеческому. И непременно пустите их в школу с уроками сексуального «просвещения», а православие ни в коем случае не пускайте. Любопытная, надо сказать, эволюция... тоже требует толкового анализа.  Кстати, социологи, видимо, стесняются провести исследование, или обнародовать, если проводили, результаты, но очевидно, что процент гомосексуалистов и прочих парафилитиков среди интеллигенции на много выше, чем в других социальных группах.

Так вот, в середине 19-го века в Галиции, как и во всём русском мире, появилась эта самая  интеллигенция – дети униатских священников.  На неё, хорошо чувствуя её гнильцу, совершенно логично и сделали ставку поляки и австрийцы. Хотя отношения между ними были довольно сложные, но и те, и другие не жалели ни сил, ни средств, чтобы отколоть Галицию и всю Малороссию от русского мира. В частности  подкинули «теорию» Франциска-Генриха Духинского - польского публициста 19-го века происхождением с Правобережной Малороссии. Он теперь - крупнейший авторитет и для современных украинских самостийников. Духинский  надоумил укронационалистов, что мало того, что украинцы никакого отношения к русским не имеют, так ещё и настоящая Русь - это не Москва, а только Украина. Правда, нынешние самостийники не хотят замечать, как этот самый Духинский развивал свою мысль дальше. Де, Русь, которая Украина, есть ни что иное, как Польша - её восточное приложение. И в Польше до сих пор в этом абсолютно убеждены – что их восточные кресы – Русь-Украина, где у польской шляхты были православные крепостные, это их законная польская земля, коварно отнятая у них азиатской Москвой. То есть, просто не понимают никакой иной трактовки. Поэтому они и ходят сегодня во главе колон на Евромайдане с флагами Евросоюза – почувствовали, что наступил удобный момент хоть в какой-то форме вернуть своё.

А во второй половине  19-го века австрийцы и поляки вознамерились создать отдельную враждебную русскому миру «украинскую нацию», и сделать из Галиции «украинский Пьемонт». Имея в виду, что Пьемонт – область на северо-западе  Италии стал в первой половине 19-го века центром, вокруг которого объединялись разрозненные итальянские  области. А  вокруг украинизированной Галиции, де, соберутся все украинские – бывшие малороссийские земли, включая, входящие в состав России. Тут замечу, аналогия с Пьемонтом сильно хромает.  На Апеннинском полуострове, действительно, до середины 19-го века его население не представляло собой  этнокультурную общность. Правда, жители Северной Италии уже стали называть себя итальянцами, но неаполитанцев и сицилийцев итальянцами, то есть, «своими» они совсем не считали, и одним народом они не были, у них даже язык очень сильно отличался - гораздо сильнее, чем мова отличается от великорусского.  Тогда как русины и все малороссы до начала 20-го века, как уже замечено, ощущали себя частью большого русского мира. Так что этот амбициозный русофобский проект галицийского Пьемонта тогда – в 19-м веке был утопией.

В середине 19-го века в австро-венгерской Галиции начинается русинское возрождение. Содержанием этого возрождения было, как раз, приобщение карпаторуссов к общерусской культуре, осознание ими своей принадлежности к большому русскому миру. На съезде галицко-русских учёных в 1848 г. ставился вопрос об изучении истории Галиции, как части общей истории Руси на основании единства русского народа. Подтверждалось существование единого для всей Руси - от Карпат до Камчатки литературного языка.  Галиция участвовала в создании общерусского литературного - «книжного» языка. Укронационалисты тогда ещё были в меньшинстве.  Один из отцов укронационализма историк Грушевский позже сетовал: «в руках москвофилов находились все национальные организации и в Галиции и на Буковине, не говоря уже о закарпатской «украине», а народовство конца 1860-х и затем 1870-х годов представлено было лишь небольшими кружками».  Ещё в 1880 г. галицкие русины  обращались в Вену - в австрийский парламент с петицией о защите в Галиции  русского языка. Дело в том, что в ту пору языком управления и сейма в Галиции был польский. В Галиции было очень много поляков. Крупные землевладельцы – помещики, промышленники, торговцы, чиновники были сплошь поляки и евреи. Львов был, можно сказать, польско-еврейским городом.

Кстати, польская диаспора во Львове имеет очень глубокие корни.  Ещё в 13-м веке Даниил Романович Галицкий – 1-й король Руси боролся со своими же боярами за власть и собственность. И, чтобы расширить свою социальную базу в этой борьбе, заселял свои города эмигрантами - католиками венграми, поляками, немцами, приглашая их на службу, а также массово приглашая в города иноверных ремесленников и купцов.  Именно при Данииле Романовиче – человеке предприимчивом и энергичном были основаны Львов и Холм - на Волыни, в которых население от основания уже было в значительной мере не русское. Кстати, бабкой Даниила Галицкого по отцу была католичка польская княжна Агнешка, дочь Болеслава Кривоустого, а дед по матери – византийский император Исаак 11 Ангел. А королём Даниил Галицкий стал, согласившись принять от папы Римского Иннокентия 1V  в 1254 г.  королевский титул в обмен на унию и окатоличивание русских земель. За это современные галичане назвали его именем университет в Ивано-Франковске и аэропорт во Львове. И поставили ему памятники во Львове, Тернополе, Галиче и  Владимире-Волынском. Есть на Украине и государственная награда – орден Данила Галицкого.  Правда, папу-то Даниил Романович обманул, и унию на Руси утверждать не стал.  Так как понимал, чем это для него может кончиться. Пришлось папе ещё немножко подождать – три с половиной века   - до Брестской унии.   Но одним только обещанием сделать это Даниил Галицкий заслужил у нынешних галичан  упомянутые почести.

 А в 19-м – в начале 20-го веков польское влияние в Галиции было очень сильным.  По данным на 1910 г. из 5,3 млн. населения  Восточной Галиции польский язык был родным для 2,1 млн.  – 40% .  Правда,  польскоязычными, помимо поляков, были также галицкие евреи, которые в середине 19-го века  перешли с идиша на польский.  Польский язык господствовал  в администрации, в суде, на сейме. На польском велось обучение во львовском университете и в гимназиях.  Так вот, в 1890 г. ориентированным на разрыв с русским миром  русинам, точнее, потомкам русинов  - укронационалистам, укравшим слово «украинофилы», при поддержке  доминировавших в органах управления католиков  поляков удалось одержать верх во львовском сейме. Начинается энергичная  дерусификация и украинизация Галиции. Её ведут совместно австрийские власти и укронационалистическая  интеллигенция.  Содержанием это компании стало искоренение русофильских русинских организаций, газет, журналов, школ, кружков, русской культуры,  языка и т.д.. Русины – русофилы подвергались судебному преследованию. Начало этому  положил «Процесс Ольги Грабарь».

За пол века неустанной работы под руководством католиков - поляков и австрийцев, и при обильном финансировании имперской венской казны галицкая униатская интеллигенция вытравила таки  русскость у части населения Галиции, превратив его в не помнящих родства манкуртов. Как вытравляли? Для примера возьмём Северную Буковину, входившую  в ту пору в королевство Галиция и Лодомерия – коронную землю в составе Габсбургской империи. Сегодня это - Черновицкая область Украины. Ещё в 60-е - 70-е годы 19-го века главные организации местных  русинов в Черновцах назывались: общество «Руська Бесіда», общество «Руська Рада» и т.п. И в этих  обществах преобладали москвофильские настроения. Наглядным  свидетельством авторитета православия в ту пору является архитектурный комплекс Резиденции православных митрополитов Буковины и Далмации.  Ещё в преддверии дерусификации русской Галиции в 1863 г. епископ православной русинской церкви Евгений добился от венского правительства разрешения на строительство новой резиденции. Автором проекта стал один из лучших чешских архитекторов - академик Йозеф Главка. Строительство было закончено в 1882 г. и комплекс сразу стал архитектурной доминантой столицы Буковины.  Проект занимал призовые места на известных конкурсах архитекторов. В 2011 г.  включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Правда, теперь там находится вовсе не резиденция православных митрополитов, а Черновицкий университет.

 Но в  80-х годах 19-го века ситуация начинает быстро меняться. Апогея эта русофобская политика достигла в мае 1910 года, когда буковинский губернатор закрыл все русские общества и организации:  общество русских студентов «Карпаты» , «Общество русских женщин», которое содержало школу кройки и шитья,  «Русско-православный народный дом», «Русско-православный детский приют», «Русско-православную читальню», «Русскую дружину», а также русские бурсы  - общежития для учащейся молодёжи в Черновцах и Серете. Причиной запрещения деятельности русских организаций были голословные обвинения в шпионаже и государственной измене. При этом правительство конфисковало все имущество русских организаций, в том числе и библиотеку общества русских студентов.

Однако до Первой Мировой войны русофобской униатской интеллигенции противостоит активный русинский  национальный культурный класс. Ещё и в начале 20-го века в Галиции многие газеты и журналы придерживались, так называемой, москвофильской ориентации, прорусские настроения были достаточно сильны. Иван Яковлевич  Франко – один из главных национальных героев Западной Украины - огромного дарования  русский человек, бывают и такие парадоксы в истории ( хотя по поводу его происхождения есть разные версии – еврейская, немецкая, польская, но сам себя он называл русином), созданную им политическую партию назвал «Русько-украінська». Главный печатный орган этой партии журнал «Народ», редактируемый Франко, был решительным  противником униатства  и укронационализма. «Народ» призывал к русско-русинскому  патриотизму  и остро полемизировал с главным укронационалистическим униатским изданием  «Правда», провозглашал борьбу против шовинизма и русоедства. В языковом отношении «Народ» стоял за русинский язык, который суть индивидуация русского языка. Показательны стихотворений  Франко «Німеччина», «Ослячі вибори» и др. Как же такой человек мог стать национальным героем у униатов? Да, своих же приличных у бандеровцев попросту нет! Остались Бандера да гауптман Шухевич.

Так что в начале 20-го века ничего ещё не было решено. Не смотря на победу в сейме, не смотря на всю помощь австрийского правительства, укронационалисты в Галиции ещё не возобладали. А  сам термин «украинец» носил здесь, не собственно этнический, а политический характер. Украинец – это грекокатолик, ненавидящий православную Россию. Но именно, имея в виду этот тип,  П.Н Дурново, бывший в 1905-1906 г.г.  министром внутренних дел, в аналитической записке царю в 1914 г., накануне Первой Мировой войны писал про Галицию: «Нам явно невыгодно, во имя идеи национального сентиментализма, присоединять к нашему отечеству область, потерявшую с ним всякую живую связь. Ведь на ничтожную горсть русских по духу галичан, сколько мы получим поляков, евреев, украинизированных униатов?  Так называемое украинское или мазепинское движение сейчас у нас не страшно, но не следует давать ему разрастаться, увеличивая число беспокойных украинских элементов, так как в этом движении несомненный зародыш крайне опасного малороссийского сепаратизма, при благоприятных условиях могущего достигнуть совершенно неожиданных размеров».  

Роковую роль в судьбе Галиции сыграла Первая Мировая Война. В ходе войны нашим цивилизованным друзьям - европейцам не стало нужды изображать из себя просвещённых гуманистов. Австрийцы учинили настоящий геноцид  русофильски настроенным русинам  Галиции. Поскольку видели их симпатии к России. Призванные в Австро-Венгерскую армию солдаты-славяне – притом не только русины, но и  чехи, словаки, словенцы, отказывались воевать с Россией и переходили на русскую сторону – вступали в добровольческие дружины Русской армии. Начались массовые репрессии  русинского населения. Были арестованы почти поголовно представители русофильского русинского культурного класса и тысячи крестьян. Австрийские войска получили от  укронационалистов инструкции и карты с обозначением сел, которые отдали свои голоса русофильски настроенным кандидатам в австрийский парламент. Эти сёла вырезались совместно австрийской армией и, так называемыми, сечевыми стрельцами – предтечами бандеровцев. Украинские сечевые стрельцы – УСС - легион численностью 7 тыс. человек -  гордость нынешних бандеровцев были созданы австрийским командованием на основе  скаутских  военизированных националистических организаций «Сокол», «Пласт» и др., принимали присягу на верность австрийскому императору и служили под знаменем Австро-Венгерской империи.  На войне уэсэсовцы  «отличились» тем, что дважды -  в сентябре  1916 под Бережанами и второй раз в июле 1917  под Конюхами, понеся потери, побросали оружие и почти целиком сдались  в плен русской армии. В современной Украине в память о «подвигах» сечевых стрельцов создан мемориальный комплекс  на горе Маковке.  Так вот в Галиции было расстреляно и повешено без суда и следствия  по данным тогдашнего депутата австрийского парламента поляка Дашинского 60 тыс. русинов - русофилов. Но этого было мало. Австро-венгерские власти создали первые  в Европе концентрационные лагеря – Талергоф в Штирии, Терезин в Северной Чехии и другие. Самый крупный Талергоф. В нем в годы Первой мировой погибли десятки тысяч русинов - русофилов.

 Примечателен эпизод, кото А уж, тем более, арабы ближнего востока рый произошёл  в Галиции в 1914 году.  Все православные знают о празднике «Сорок тысяч мучеников». Это праздник связан с раннехристианским периодом - далёкими событиями в античном Риме. В римской Галлии вспыхнуло восстание Багаудов. На его подавление римские языческие власти оправили 10-й Фиванский легион, состоявший из христиан и считавшийся в ту пору в Римской империи  самым боеспособным, так как воины - христиане отличались мужеством, дисциплиной и верностью воинскому долгу.  Но, прибыв в Галлию, легионеры узнали, что среди багаудов много их единоверцев –  христиан. И они отказались идти в бой. По законам Римской империи за это полагалась децимация – казнь каждого десятого. Затем легион вновь получал приказ идти в бой, и вновь христиане отказывались убивать единоверцев. Децимация повторялась. В итоге, весь 10-ый Фиванский легион был казнён. Так вот, подобный подвиг был повторён  в Галиции в начале 1-й Мировой войны. 80-й пехотный полк Императорской австрийской армии, набранный из крестьян – русинов Бродского, Каменецкого и Золочевского уезда Галичины, отказался воевать против  русской  армии. Австрийское командование пригрозило им расстрелом. Затем были расстреляны несколько десятков человек – не помогло. В итоге, в один день был расстрелян весь полк.

 Военнопленных малороссов австрийские  власти принуждали  признать себя «украинцами», требовала, чтобы пленные малороссы исполнили «Ще не вмерла Украина», известны случаи, когда даже офицеров за отказ признать себя «украинцами», подвешивали на дыбе.  Украинизацию активно проводили и оккупационные кайзеровские  власти. На это были брошены огромные суммы денег - гораздо больше, чем немцы дали Ленину на революцию в Петрограде. Повсюду насаждалось изучение истории по учебнику последователя Духинского,  сына униатского священника  М. Грушевского «История Украины-Руси». Её преподавали укронационалисты из финансируемого немцами «Союза визволення Украины». Даже  пленных малороссов в лагерях заставляли слушать лекции по упомянутому учебнику.  Те, кто отрекался от русского имени, следующим этапом присягали  германскому Рейху и становились «синежупанниками» - их одевали в специальную форму. Главнокомандующий  Восточным фронтом  кайзеровской Германии в 1916 г. Макс Гофман, имея в виду успехи немцев в деле украинизации Малороссии и взращивания укронационализма,  с гордостью и не без основания заявил: «Украина – дело моих рук, а не плод сознательной деятельности русского народа». Кстати, сами немцы обычно в  документах и письмах слово «украинский» брали в кавычки.

В гражданскую добровольцы - карпаторуссы воевали в Белых армиях А.И. Деникина и А.В. Колчака за «единую и неделимую». Отличительным знаком добровольца -карпаторусса была кокарда с гербом Галичины - золотым львом, взбирающимся на карпатскую гору, обрамленным бело-сине-красными полосами, которые символизировали единство всей православной Руси. На знамени православных карпаторуссов на одной из сторон была изображена Почаевская Лавра в Восточной Волыни - святое место для православных русинов. Их девиз был: «За Русь! За Веру!»

Как видно, русских по духу галичан оказалась отнюдь не горсть, как считал Дурново. Тем не менее, его мысли в упомянутой  записке оказались провидческими. После революции  Галиция, Западная Волынь и значительная часть Подолья по итогам советско-польской войны по Рижскому договору 1921 г. вошли  в состав  возрождённой Польши.  И  объединённые русофобией поляки и галицкие униаты  продолжили изничтожать остатки  русинского русофильского культурного класса. При этом в результате антирусской революции  в России русины-русофилы оказались без всякой, даже без мороальной поддержки со стороны большого русского мира. В итоге в 20-е - 40-ые годы русский дух быстро выветривался в Галиции, а на Волыни и в Буковине выветривался также и православный дух. К концу 30-х годов дело было сделано – русофобское униатское украинство одержало победу. Величайшая трагедия русского мира -  иссяк один из притоков большой русской реки – русинская ветвь малорусского народа. Русско-православная ойкумена окончательно лишилась Галиции – нынешние Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области Украины, и Волыни -  Ровненская и Волынская области.

 Психопатическая русофобия на Западной Украине возникла отнюдь не сегодня. Судить об этом можно, в частности, по тому, что Дистрикт Галиция, созданный немцами в начале 40-х , оказался  самым лояльным  Гитлеру из всех оккупированных в Восточной Европе территорий. В марте 1943 г. в газетах Дистрикта был опубликован  «Манифест к боеспособной молодёжи Галиции» губернатора Галиции  Отто Вехтера. В нём говорилось о  преданной службе «на благо Рейха» галицких украинцев. И что в ответ на  их неоднократные просьбы к фюреру включить их в вооружённую борьбу с Москвой, фюрер, учитывая их заслуги перед Рейхом, разрешил формирование дивизии СС «Галичина». Униатская церковь и её митрополит Андрей Шептицкий «благословляли»  подразделения 14-й добровольческой гренадерской дивизии СС и дивизию  СС «Галичина», и направляли в них униатских капелланов. А также всеми силами поддерживала бандеровскую УПА.

Правда, в 1946 г. грекокатолическая церковь  в СССР была практически упразднена. На Львовском соборе униаты решили присоединиться к РПЦ. Это была, разумеется,  инициатива советских властей. Однако «возвращение», как показало время, не было искренним. Поэтому я и говорю, что откол Западной Украины о русского мира завершился уже в середине 20-го века. В конце 1980-х годов в результате «перестройки» вместе с укронационализмом началось возрождение униатства. В 1990 г. Горбачёв поехал в Ватикан и на встрече с Папой Иоанном Павлом 11 договорился  о возрождении  греко-католической церкви в СССР,  была разрешена регистрация униатских общин.  Начался массовый  переход клириков и мирян Западной Украины из канонической русской православной церкви РПЦ МП в грекокатолическую - УГКЦ, а также в неканоническую автокефальную украинскую «православную церковь» - УАПЦ. А после выхода УССР из состава СССР  начался массовый силовой захват униатскими общинами собственности и имущества РПЦ на Западной Украине. Православные епархии были здесь подвергнуты разгрому. Сегодня от русского православия в Западной Украине осталась только Почаевская Лавра в Восточной  Волыни. У грекокатоликов же почти 4 тысячи приходов и 4.5 млн. прихожан.  В 2005 г. резиденция первоиерарха УГКЦ была перемещена из Львова в Киев.  Папа Бенедикт ХV1 присвоил предстоятелю УГКЦ  титул -  «Блаженнейший Верховный Архиепископ Киево-Галицкий». До этого глава униатов именовался Верховным Архиепископом Львовским. В Киеве учреждена отдельная епархия.

 В 21-м веке на Западе Украины уже, повторюсь, нечему раскалываться. К русскому миру здесь давно себя не относят. Не случайно здесь сносят не только памятники Ленину, о чём мы скорбеть не намерены, но и с не меньшим энтузиазмом  уничтожают памятники русской воинской славы - братские могилы воинов Великой Отечественной и Первой Мировой - героев Галицийской битвы 1914 –го  и Брусиловского прорыва 1916 годов. А на их месте цинично устанавливают памятники сечевым стрельцам и бандеровцам. В Жолкове уничтожили мемориальный музей  героя Первой Мировой войны - лётчика штабс-капитана Петра Нестерова, совершившего первый в мировой истории воздушный таран - австрийского бомбардировщика в небе Галиции.

 О русоненавистнических настроениях сегодняшней бандеровской Галиции хорошо известно. Соответственно здесь и голосуют. На президентских выборах на Украине в 2010 г. за отнюдь не пророссийского, но всего лишь более-менее лояльного России Януковича голосовали 7-8%  галичан и волынян. Почти  90%  отдали голоса за русоедку Тимошенко. Причём Тимошенко к Галиции отношения не имеет, она как раз с Юго-востока - из Днепропетровска. Никаких кренделей небесных западенцам она не обещала. Но она в бытность премьером при Ющенко и заодно с ним энергично упражнялась в русофобской риторике и практической русофобии – массово закрывались русские школы, утеснялся  русский язык, в частности был запрещён русский в кинотеатрах, открывались «музеи оккупации»  русскими Украины и голодомора. В частности, она подписала знаменитое постановление Кабмина №1033 от 30 сентября 2009 г., которое запрещало школьникам и учителям разговаривать на русском языке не только на уроках, но даже в коридорах на переменах, в  буфетах и школьных туалетах.  Также она открыто убеждала  американцев  во время своего визита в Вашингтон в 2007 г. создать общий антироссийский фронт и в бесплатное пользование предлагала разработанную в Киеве русофобскую идеологию этого фронта.

Несколько иначе из западноукраинских регионов голосуют в Черновицкой области. Здесь у Тимошенко в 2010-м  было 66% , у Януковича целых 25. Это связано с историей и географией Северной Буковины – нынешней Черновицкой области.  Румынская граница в 40 км от Черновцов, молдавская - в 63-х.  В 12-м  веке эти земли находились под властью русских галицких князей. В частности, крепость Черн на месте Черновцов на левом берегу Прута основал Ярослав Осмомысл. После распада Галицко-Волынского княжества в середине14-го века Черновцы переходили к Венгрии, к Польше, а в 1359 г. вошли в состав Молдавского княжества, которое 1475 г. становится вассалом  Османской империи. В результате победы России в войне с Турцией  1768-1774 г.г.  Северная Буковина перешла под власть империи Габсбургов, которой также принадлежала Южная Буковина. Черновцы стали центром всей Буковины - Буковинского округа, входившего в состав королевства  Галиции и Лодомерии,  земли которого достались Габсбургам при разделе Польши. В Буковинских селах жили русины, население же Черновцов составляли немцы, евреи, румыны, поляки. В средних школах и в университете обучение велось на немецком языке. Лишь после революции 1848 г. Буковина получила автономию, и с 1851 русинский  язык ввели, как предмет изучения в гимназии, а затем и в учительской семинарии. В конце 19-го века в 1890 г. в самих Черновцах 60% населения составляли немцы и евреи, 22% - румыны, и только 14 – русины.

 Во второй трети 19-го века началась активная украинизация буковинских русинов.  И к началу 20-х годов 20-го века Буковина уже была не русинской, а укронационалистической. Хотя в Черновцах до 1918-го   преобладал немецкий язык, на котором, кроме немцев, разговаривали также евреи. Первая Мировая война подорвала позиции немцев. В ноябре 1918 г. в Черновцах народное вече выбирало к кому присоединяться: к Румынии  или к УНР. Но после подписания перемирия между Германией и странами Антанты Черновцы были заняты румынскими войсками, и  румынский Генеральный конгресс Буковины провозгласил воссоединение всей территории Буковины в составе Румынии. В 1930 г. состав населения  Черновцов: больше всего евреев —29 %, румыны — 26 %, немцы — 23 %, украинцы - 11 %, поляки — 7 %. Кстати, отсюда родом один из вождей Евромайдана Яценюк.  В 1940 году Буковина была разделена на Северную, отошедшую к СССР и включённую в УССР, и Южную -  остававшуюся в составе Румынии.  Из Северной – советской было репатриировано этническое немецкое население. Также ушли часть румын. В июле 1941 года Румыния вернула себе Северную Буковину. Во время войны сократилось еврейское население. Но по  итогам Великой Отечественной войны Северная Буковина вновь оказалась в составе УССР.  В результате ещё часть румын ушли. В советские времена  сократилась численность поляков, доля украинцев выросла до 62 % ,  появилось русское население - 11%,  это связано со  строительством в Черновцах крупных промышленных объектов – рабочая сила притекала из восточных областей советской Украины. В 90-е годы практически полностью покинули город евреи.  В 2000-х  в населении Черновцов: украинцев 80 %,   русских, румын и молдаван  - 17% . По всей Северной Буковине украинцев 75%,  румын и молдаван - 20%, русских - 4% . Румыны отнюдь  не сторонники украинизации. Они-то вместе с русскими и голосуют за Януковича. \

Также несколько особняком стоит Закарпатье.  История Закарпатья связана с Венгрией. Закарпатская Русь – часть древнерусской ойкумены, входила  в 10-м - 11-м веках в Киевскую Русь. А с конца 11-го века была завоёвана венграми.  Столица Ужгород до начала 20-го века называлась по-венгерски - Унгвар. С 1318 г. до конца 17-го века в Ужгороде правили Другеты - венгерские феодалы итало-французского происхождения. Замок Филиппа Другета – одна из  достопримечательностей Ужгорода. Уже в советское время  в венгерской диаспоре сохранились  венгерские имена. Вспомним хотя бы знаменитого футболиста киевского Динамо и сборной СССР  Йожефа Сабо.  В Унгваре население было до конца 19-го века в основном  венгерское. Также жили словаки и немцы. Коренные жители – русины, как и в Буковине, жили не в столице края, а в сёлах.

После подавления русскими войсками в 1848 г. венгерского восстания – Венгрия в ту пору входила в состав империи Габсбургов, русины Закарпатья стали добиваться автономии.  Не получив  её от венгров, после Первой Мировой они решили войти в созданную тогда при ликвидации Австро-Венгерской империи Чехословакию. Причём чешское правительство брать их не хотело в виду глубокой экономической отсталости. Но англичане и французы заставили первого чешского президента Томаша Масарика включить Закарпатье в Чехословакию, чтоб она не досталась союзнику немцев Венгрии. Доля венгерского населения и венгерское влияние в этой связи резко сократились. Причём, по Сен-Жерменскому договору 1920 г. Закарпатье вошло в Чехословакию под названием Подкарпатская Русь.

Исконная русинская вера – православие. Крестили подкарпатских русинов ещё Кирилл и Мефодий. Подкорпатская церковь подчинялась  Константинопольской  патриархии.  Но в 1646 г. по Ужгородской Унии русины скопом перешли в униатство. Была создана Русинская грекокатолическая церковь. Примечательно, что унию провозгласило собрание их 63-х священника Мукачевской епархии,  всего же в епархии было 800 священников. Руководил этим собранием эгерский  католический епископ Георгий Якушич. Но часть православных держались - последний  православный карпаторусский епископ Досифей умер а 1735 г. И только в 20-м веке начался возврат русинов в православие, что очень не понравилось  австрийцам и венграм. В 1913 г. Австро-венгерское правительство организовало  громкий Маромошский процесс – суд над православными священниками. После вхождения в СССР, где униатство в 1946 г. было, по сути,  упразднено, возврат карпаторуссов в православие приобрел массовый характер. Православной церкви были  возвращены многие монастыри.  В 1947 году Карпаторусская автономная Православная Церковь, в ту пору подчинявшаяся Сербскому Патриархату, вошла в состав Русской Православной Церкви. В отличие от Галиции, массового возвращения в униатство после 1990 г. здесь не произошло. Сегодня в Закарпатье  60%  православные, около 40% - униаты.  Однако часть православных вышли из УПЦ МП и примкнули к неканоническим русофобским УПЦ КП  и УАПЦ. Ниже я скажу подробнее о расколе в православной церкви.  Также стоит заметить, что  Мукачёвская епархия  грекокатолической церкви с центром в Ужгороде не подчиняется Киеву, а находится в непосредственной юрисдикции папы Римского.

Не смотря на то, что по другую сторону Карпат - в Галиции живёт другая часть потомков  карпаторуссов, объединяться с Галицией, которая находилась под властью Польши и, где со второй половины  19-го века при активном содействии и руководстве католиков - поляков началась украинизация, подкарпатские русины  не стремились. Хотя в конце 19-го – в начале 20-го веков австрийцы здесь также проводили украинизацию.  В 1938 г. регион был переименован из Карпатской Руси в Карпатскую Украину. Название  Карпатская Украина впервые появилось, когда в 1938 г. правительство русинской автономии в результате внутриполитической борьбы возглавил украинист Августин Волошин - глава Партии Украинского единства. При нём начались репрессии против  русо-и русинофилов. Специально под них был создан концлагерь  Думен. За этот ли концлагерь или за что-то другое, возможно, за пламенную любовь к Гитлеру сегодня в Ужгороде один из двух  главных памятников как раз Августину Волошину. Второй – венгерскому поэту Габору Дойко. В этот же период Венгрия при поддержке Германии, а также Польши стремилась вернуть Закарпатье. В условиях ослабления и распада Чехословакии весной 1939 г. Карпатская Украина провозгласила независимость, началась активная миграция в Закарпатье из Галиции оуновцев. Доля украинского населения выросла, русинского и венгерского  сократилась. Волошин обратился к Гитлеру с просьбой о протекторате Рейха. Гитлер отказал, не желая конфликтовать по мелочам  со своим союзником Хорти. И Закарпатская Русь согласно решениям Первого Венского Арбитража отошла хортистской Венгрии. После разгрома рейха чехи рассчитывали, было, вернуть её в состав восстановленной Чехословакии, но  Сталин решил иначе, и в 1945  Закарпатская Русь была включена в состав Украинской ССР.

Сегодня 80%  населения здесь формально украинцы,  в которые записывают и русинов,  12% - венгры,  по 2.5 %  русские и румыны. Русинов официально менее 1% - меньше, чем цыган. Какая часть украинцев считает себя русинами, какая, собственно, украинцами, трудно сказать.  Но понятно, что многие закарпатские русины украинцами себя не считают, говорить хотят на русинском и требуют автономии теперь уже в составе независимой Украины. Облсовет Закарпатской области обращался в правительство Украины с просьбой признать русинов отдельным народом, открыть русинские школы и признать русинский язык. Сегодня русинских школ в Закарпатье нет.

Говорить о том, что Закарпатье ощущает себя частью большого русского мира, о каких-то  прорусских настроениях сегодня едва ли можно, тем более, о прорусской политической ориентации. За русоедку Тимошенко тут голосовали хоть и заметно меньше, чем в Галиции и на Волыни, но больше половины избирателей - 52 %.  За лояльного России Януковича  41.5%. То есть часть православных здесь отнюдь не симпатизируют России. Примечательно, что Закарпатский облсовет выразил поддержку участникам Евромайдана и выразил возмущение разгоном правительством  Януковича протестантов 30 ноября, назвав этот разгон преступлением, также потребовал немедленной отставки правительства Азарова, оставив за собой право на акции гражданского неповиновения. Глава Закарпатского областного совета Иван Балога призвал депутатов местных советов поддержать участников Евромайдана.

Таково вкратце положением на Западе Украины.  С дугой стороны, Восток  – Донбасс. Донбасс  исконно русская земля. Ещё в конце 16-го века при Годунове боярин Бельский основал на Северном Донце крепость Царёв Борисов. Восточная часть Донбасса – нынешние Донецкая и Луганская области Украины  наряду с нашей нынешней Ростовской областью в 17-м веке составляли Область Войска Донского. То есть русская колонизация Донбасса началась ещё в тот период, когда Малороссия находилась в составе Речи Посполитой. Запад Донецкого бассейна некоторое время оставался предметом спора России и Крымского ханства. Окончательно эта территория стала частью Российской империи по итогам русско-турецкой войны 1735-1739 г.г.  Но уже в начале 18-го века при Петре I русские вели здесь добычу угля. В середине 18-го века здесь была учреждена Екатерининская провинция Российской империи с центром в Артёмовске историческое название - Бахмут.

Формально Донбасс стал Украиной только в 1920 г. В состав Украинской республики он был передан решением Бюро ЦК партии большевиков, где в ту пору заправляли обуреваемые идеей уничтожения исторической России так называемые  «интернационалисты» из Бердичева и прочих местечек.  Попытки дерусификации и украинизации Донбасса осуществлялись в первой половине 20-го века. Немцами в 1918-м. Затем в 20-е - 30-е годы - большевистским руководством УССР, которую возглавляли  русофобы – евреи Скрыпник и Гунько. Потом снова немцами в 41-44-х годах. Однако все усилия были тщетны. Русский дух не удалось выветрить с берегов Северного Донца. Об этом можно судить опять же по выборам 2010 г. За русоедку Тимошенко голосовали 6,5% в Донецкой  и 7,7  в Луганской областях. Понятно, что это не означает, что в Донецке все мечтают объединиться с Россией и в глубине души болеют за московский «Спартак», но и о ненависти к России, и о духовном и культурном отделении от большого русского мира речь пока (!) не идёт.

 

КАЗАЦКАЯ ФАЗА РУССКОГО  РАСКОЛА В МАЛОРОССИИ 

 

Нынешний раскол русского этнического поля происходит через Малороссию, которую теперь стали называть Центральная Украина. И, что ещё более катастрофично, через некоторые области Новороссии – нынешней Юго-Восточной Украины.  Если быть точным, Малороссия и Центральная Украина не совсем одно и тоже. Так, историческая Слобожанщина является частью исторической Малороссии, но в современной Украине относится к восточным, а не к центральным областям. В нынешней Центральной Украине в историко-географическом плане  можно выделить три составные части: Левобережная Малороссия  -  город Киев,  Полтавская  и Черниговская области, Правобережная Малороссия – Киевская область, основная её часть на правом берегу Днепра, Житомирская область и Подолье – Хмельницкая и Винницкая области - в Российской империи эти территории в 19-м веке назывались «Юго-Западный край», и

регион, который до русской колонизации 18-го века называли «Дикое поле» – Кировоградская и Черкасская области. Эти три части Центральной Украины имеют разную историю. И поэтому глубина  нынешнего раскола  здесь, хотя и не значительно, но разница.

В эпоху Древней Руси на территории Малороссии по обе стороны Днепра располагались княжества Киевское, Переяславское, Чернигово-Северское, которое включало в себя также часть территории современных российских Курской и Брянской областей, в также Подольская земля. В 14-м веке, когда Русь ослабела, а северные великорусские княжества оказались в ордынском вассалитете, эта часть Древней Руси была  включена в состав Великого княжества Литовского. А  в 16-м веке по Люблинской унии 1569 г.  между сливавшимися в Речь Посполитую Польшей и Литвой эти земли отошли Польской короне. Только Чернигов в 1503 г. был отвоёван Москвой в ходе русско-литовской войны, но  в 1618 г по Деулинскому договору он также отошёл к Речи Посполитой, под властью которой находился до Андрусовского перемирия 1667 г.

А вот Дикое поле в большей своей части польским не было. В эпоху Древней Руси и позже эти территории  контролировали степные кочевники - половцы, затем ордынцы, затем крымские татары, которые вошли в Оттоманскую империю турок. В 16-м - 17-м веках Дикое поле служило буфером между Россией и территориями подконтрольными Оттоманской империи, а также между Польшей и турками. Нынешняя Черкасская область  в 17-м веке контролировалась запорожскими казаками, которые и основали Черкассы. По мере того, как Россия одерживала верх в борьбе за Причерноморье над Великой Портой и подвассальным ему Крымским ханством, этот регион заселялся русскими переселенцами - великороссы селились преимущественно в городах, а малороссы в сельской местности. Дикое поле стало частью Новороссии. В 1754 г.  был основан Елисаветград - нынешний Кировоград, ставший одним из наиболее культурно развитых уездных городов юга России - Новороссии. Но позже Кировоградская и Черкасская области перестали ассоциироваться с Новороссией. Дело в том, что в Новороссии были развиты, как раз, крупные города - с большой долей  великорусского населения. В этой же части бывшего Дикого поля больших индустриальных центров не возникло, преобладало сельское население, состоявшее из малороссов. И сегодня  Кировоградскую и Черкасскую области обычно относят не к Новороссии, а к Центральной Украине.

Но вернёмся в Поднепровье, чьи судьбы после двухвекового пребывания в составе Великого княжества Литовского с 16-го века были связаны с Польшей, точнее, с Речью Посполитой. В последней трети 17-го века судьбы Левобережья и Правобережья разошлись. Малороссийское  казачество и селянство в середине 17-го века вступили в борьбу с державшей их  на правах париев польской короной.  В 1648 году полковник реестровых казаков подвассального польской короне Войска Запорожского Богдан Хмельницкий поднял восстание против польской власти.  В результате ряда побед Хмельницкого в 1649 г. король Ян 11 Казимир  Ваза вынужден был заключить с ним Зборовский договор, по которому малороссы получали, своего рода, автономию – учреждалось гетманство в составе Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств. Гетман в Польше – глава войска. Коронное польское  войско и евреи не имели права находиться на территории этих воеводств. Гетманство имело  полковое административное деление - города и земли здесь относились к казацким полкам, которые с в свою очередь делились на сотни. Период с середины 17-го до 1764-г. называют Гетманщиной.

В современной Украине Гетманщину считают началом украинской государственности, хотя  независимой и самостоятельной Гетманщина никогда не была. В  1651 по  Белоцерковскому мирному договору  гетманская власть ограничивалась только  Киевским воеводством. Но стремление весьма пассионарного малороссийского народа сбросить польско-католическое иго уже было неукротимым.  В 1654 г. Переяславская рада провозгласила воссоединение Малой Руси с единоверной Россией - Московским царством. Гетманщина становилась протекторатом Российского государства с сохранением своих автономных прав и привилегий, и полкового деления.  Но часть казачества решение Переяславля не приняла. Вскоре после смерти Богдана Хмельницкого в 1657 г. началась гражданская война, которая длилась почти 30 лет: с 1657-го по 1687-ой год, и в историю вошла под  названием Руина. Именно Руину можно считать началом проходящего через Малороссию этнического раскола русского мира, новый этап которого начался с распадом СССР и, частью которого является  Евромайдан.

Здесь замечу, то, что Министерство образования и Науки Р.Ф. не включает в школьные учебники по истории России полноценные  разделы по истории Малороссии, в частности, 30-летняя гражданская война русских  - малороссийской ветви русского народа - Руина довольно плохо известна, означает две вещи: либо это диверсия русофобов в правительстве, либо это такой уровень образования и самосознания у самих работников системы образования. В любом случае, если не навести в этой сфере порядок, то скоро историю Малороссии будем изучать по учебникам, которые нам бандеровцы напишут и, где будет изложена теория Духинского – Грушевского.

Драматичный период Руины изобиловал, как примерами самоотверженного служения русских людей, в данном случае малороссов своему народу и православной вере, так и примерами самого беспринципного и подлого предательства и кровавых междоусобиц.   Вскоре после смерти Хмельницкого новым гетманом, отстранив сына Хмельницкого Юрия, был избран генеральный писарь при Хмельницком Иван Выговский. Выговский был противником Москвы и метался между шведским королём Карлом Х, польским - Яном-Казимиром и крымским ханом Мехметом 1V Гиреем. Запорожцы во главе с кошевым атаманом Яковом Барабашем отказались признать нового гетмана, обвиняли Выговского в измене России и тайных сношениях  с Речью Посполитой и Крымским ханством, и подняли восстание. Восставших поддержали левобережные  Полтавский и Миргородский полки под предводительством полтавского полковника Пушкаря. Царское правительство сообщениям о предательстве Выговского не поверило, восставших не поддержало, полагая Выговского законным Гетманом.

 Тем временем  Выговский, заключив союз с Крымским ханом, с помощью татар восстание подавил, щедро расплатившись с крымцами - отдав им на разграбление малороссийские города, а также «живым товаром».  Полтава была полностью  разграблена, тысячи горожан и селян с согласия  Выговского были уведены и проданы в рабство на невольничьих рынках Крыма. Затем Выговский напал на московский отряд, находившийся в Киеве по Переяславскому договору. Но сам попал в плен. Он легко покаялся, вторично присягнул на верность Москве, обязался распустить своё войско и отправить восвояси – за Перекоп союзных ему крымских татар. И с тем был прощён и отпущен. Но скоро  помилованный Выговский открыто перешёл на сторону поляков, заключив с Речью Посполитой Гадячский договор, по  которому Войско Запорожское возвращалось под власть польской короны  Выговский уговаривал Яна-Казимира преобразовать Гетманщину в «Великое княжество Русское», которое становилось бы наряду с Польским королевством и Великим княжеством Литовским третьим субъектом федерации Речи Посполитой. Однако поляки не собирались наделять малороссов равными  правами. Запорожцы, а также левобережные полки Выговского не поддержали. Левобережье выбрало своего гетмана - Беспалого Запорожское казачество - сечевики также со времён восстания Барабаша и Пушкаря фактически перестало подчиняться гетманату.

Один из ярких эпизодов первого этапа раскола русского мира в Малороссии - сражение под Конотопом летом 1659 г.  Только что помилованный и вновь присягнувший Москве Выговский вступил в союз с поляками и крымскими татарами против Москвы. На помощь к нему пришёл сам хан Мехмет Гирей с 40-тысячным войском и 4-х тысячный польский отряд Анжея Потоцкого. Причём, в этот раз Выговский присягнул Крымскому хану.  29 июня 1659 г. соединённое войско - 20 тыс. гетманских казаков, 40 тысяч татар и 4 тыс. поляков разбило 30 тысячную русскую армию князя Трубецкого. При этом татары порубили московскую конницу воевод князей  Пожарского и Львова, в которой был цвет московского дворянства. Пожарский умер от ран, а пленённый князь Львов плюнул в лицо Мехмет Гирею, и был казнён. Армия Трубецкого потеряла до 10 тыс. человек убитыми и пленными, но сохранила порядки и отступила к Путивлю. Все пленные были перебиты Выговским. С татарами он расплатился привычным образом  – отдав на разграбление левобережные малороссийские города и веси.

 

В современной Украине нынешние самостийники очень любят Выговского, и гордятся победой под Конотопом - празднуют её как государственный праздник. В этой связи стоит вспомнить, что Выговский был вовсе не украинцем, а поляком - «не природный казак, а купленный у татар за лошадь лях»,  к тому же женатый на дочери польского магната.  Вместе с московским войском под Конотопом сражались левобережные полки гетмана Беспалого и запорожцы.  А главное, что произошло после Конотопа -  против Выговского восстало  всё Левобережье, сечь, Киев и другие города. К сентябрю 1669 г. русскому царю присягнули бывшие же союзники Выговского в Конотопской битве - полковники киевского,  переяславского и черниговского полков. Сторонников Выговского повсюду выгоняли из городов и убивали.  Притом не только казаки, но и крестьяне. Горожане Черкасс отказались пускать гетмана в город, закрывши перед ним ворота.

В октябре рада в Белой Церкви принудила Выговского сложить гетманские клейноды – булаву и прочее, то есть, отречься. Гетманом избрали Юрия Хмельницкого. Выговский бежал в Польшу. Хмельницкий разорвал унию с Польшей и Литвой, и заключил новый  Переяславский договор с Россией. Однако, среди правобережной казацкой старшины многие не признали Хмельницкого и присягнули Речи Посполитой. В начале 1660 г. в Малороссию вторглось польское войско коронного гетмана Станислава Потоцкого. С ним был и Выговский. Разбитый поляками под Слободищем Юрий Хмельницкий подписал Слободищенский  или, иначе, Чудновский трактат - близ г. Чуднов. Гетманщина вновь становилась частью Речью Посполитой на основе Гадячского договора 1658 года. Казацкая Рада в Корсуне одобрила Слободищенский трактат, но левобережные полки во главе с Сомком и Золотаренком не признали его и высказались за сохранение союзнических отношений с единоверной Москвой. На старшинской раде в Козельце в 1662 г. был выбран левобережный  гетман Яким Самко. С этих пор Малороссия разделилась на Левобережную и Правобережную. 

По Андрусовскому перемирию 1967 г. с Россией воссоединилась лишь Левобережная  её часть. Левобережное гетманство под протекторатом Российского государства  включало в себя Полтавскую, Черниговскую, частично, Киевскую, Черкасскую и часть Сумской области современной Украины, а также часть нынешней Брянской области.  Правобережье же стало полем борьбы Польши и Турции. По Бочачскому договору 1672 г. поляки отдали туркам и крымцам всё Подолье -  Подольское и  Брацлавское воеводства. А также  Киевское воеводство.  До 1699 г. Подолье находилось в составе Османской империи, здесь был  образован  Подольский эялет Великой порты с центром в Каменце.  Малорусское население истребляется крымскими татарами, и массово уходит на Левый берег - в русское подданство.

Левобережье предпринимало попытки объединить Малороссию. Так, в 1974 г. левобережный гетман Иван Самойлович вместе с царским воеводой Ромодановским переправились через Днепр, и Рада провозгласила Самойловича гетманом обоих берегов Днепра. Но турки и татары выступили на стороне правобережного гетмана Петра Дорошенко. А в 1676-м году польская корона, после того как  Дорошенко присягнул турецкому султану ради того, чтобы получить наследственную власть, упразднила правобережный гетмонат. Так, в результате цепи предательств правобережной старшины, гетманов Выговского, Юрия Хмельницкого, Дорошенко, Брюховецкого, который в 1668 г. также  присягнул турецкому султану, Правобережная Малороссия оставалась под Польшей ещё целый век - до её, так называемого, «раздела» в 1796 г. Когда Екатерина 11 в наказание за вхождение поляков в антирусский союз с Пруссией перестала опекать раздираемую внутренними противоречиями ослабевшую Польшу, на земли которой претендовали австрийцы и те же самые пруссаки, и её короля - своего бывшего любовника графа Станислава  Понятовского, и санкционировала упразднение независимого польского государства.

Польское влияние на землях Правобережья все эти века, действительно, было велико. После Брестской унии 1596 г. православные храмы поляки насильно передавали униатам и переделывали в католические костёлы. Даже в левобережном Чернигове древние Борисоглебский и Успенский соборы были превращены в костёлы. Успенский  перешёл под управление монахов-доминиканцев. Во всех крупных городах Правобережья строились также новые – в стиле барокко костёлы. Как и в Галиции, повсюду  поляками открывались иезуитские школы, коллегиумы и монастыри.  Как и в Галиции, имелась большая польская диаспора в городах и колонисты в сельской местности. Пропольские настроения в городах, где концентрировались верхние слои правобережного ополяченного общества, были довольно сильные.  Не случайно казаки того же Хмельницкого, отбивая у поляков правобережные  города в ходе Хмельниччины, жёстко расправлялись с местным польским и ополяченным украинским «нобилитетом».  Сообщение того времени, вроде: 7 июля 1648 года казаки под начальством полковника Остапа Гоголя приступом взяли Винницу и перебили шляхту, евреев и иезуитов, можно считать вполне заурядным – то же самое происходило и в Житомире, и в других городах Правобережья. Львов, осаждённый казаками Хмельницкого в 1648-м и 1655-м годах  оба раза откупался. 

С 1686  Польша начинает возвращать себе Подолье, отданное в 1672 г. туркам.   Подолье вновь оказалось во владении магнатов Замойських. Замойськие начинают переселять в обезлюженный край людей из польской Мазовии и мазурского поозерья. Так в Подолье появились «мазуры», доля католического населения выросла. Поляки продолжали также принуждать православных Правобережья к унии. К моменту присоединения Правобережья к России в 1796 г. население здесь уже было в основном униатским. Однако большинство вернулись в православие. А завершением  гетманского или,  иначе, казацкого этапа раскола большого русского православного мира в Малороссии можно считать мазеповщину.  Когда гетман Мазепа с частью гетманских казаков и запорожцев, правда, уже совсем небольшой – от полутора до четырёх тысяч,  переметнулись на сторону шведского короля Карла 12 в тяжёлой для России Северной войне.

 Русская армия, впрочем, мало ощутила предательство Мазепы. Горста казаков – предателей серьёзной угрозы  для регулярных войск Петра не представляла.  Заготовленные Мазепой загодя для шведов запасы провианта и оружия в гетманской ставке - в Батурине и в Белой Церкви были захвачены русскими войсками и сожжены. А  вот малороссийские города и сёла, которые были на стороне Петра, претерпели от мазепинцев с лихвой.  В частности, мазепинцами были учинены массовые расправы  с непокорным  гетману – предателю населением  в Полтаве и Лубнах.

 

ИНТЕЛЛИГЕНТСКАЯ ФАЗА РУССКОГО РАСКОЛА  В МАЛОРОССИИ

 

Вторая фаза раскола русского этнического поля, проходящего через Малороссию,  началась в середине 19-го века. С появлением интеллигенции. В Киеве  и  в Харькове, в частности, в местных университетах возникли кружки и общества украинофилов. Собственно, украинфильство стоит только приветствовать, так как любовь к Отечеству - первейшая заповедь для любого нормального человека,  тем более, для русского православного. Ведь, как заметил священник Д. Шишкин, «земное Отечество – это икона Отечества Небесного». Что ж ему не молиться. Украинофилом был Тарас Григорьевич  Шевченко. Или, скажем, Иван Яковлевич Франко.  И любимый всеми русскими Николай Васильевич Гоголь был очевидным украинофилом – как ещё назвать человека с такой любовью описывавшего свой край - Полтавщину.  И ведь вместе с Гоголем в эти полтавские Диканьки и Миргороды, Солох и Вакул влюблялись все великороссы.

Но украинофильство это удел национального культурного класса.  А вот природе интеллигенции с её негативным сознанием любое «фильство» претит,  ей свойственно «фобство». Так что само название «украинофилы» они попросту украли. В руках интеллигенции украинофильство очень быстро превратилось в русофобство или, иначе, русоедство и узколобый укронационализм, который к началу 20-го века уже приобрел явно сепаратистский характер. Кружки укронационалистов позже назвались социал-демократическими и с воодушевлением включились  в революционный развал России. Интеллигенция русского надлома, особенно начала надлома – не чета нынешней, называющей себя либералами, демократами, оппозицией, правозащитниками, европейцами, креативным классом и прочее – в сущности, банальные мелкие буржуа. Между визгами на площадях и словесными поллюциями в газетах и журналах, заседаниями в лжеобщественных палатах  и многомудрыми публичными дискуссиями на телевидении у какого-нибудь каббалиста Соловьёва, искать их надо не в глухой сибирской  каторге, а в столичных саунах с известным «сервисом», на всевозможных «светских» тусовках, на курортах в Куршавеле и в Милане на распродажах – в зависимости от сезона.  Многие из них вполне компромиссны - за креслице в Думе, хлебную должностишку, желательно в сфере культуры - в СМИ, в журнальчике или в театрике, где они могут свободно обнажать своё извращённое нутро, на кафедре в университете, или просто за эфир на центральном канале, пожалуй, и ужасного тирана Путина потерпят, и чёрта лысого.

Интеллигенция же начала надлома не просто бескомпромиссна, одержима и неутомима, но способна на бескорыстие и самоотречённость в своём маниакальном стремлении разрушать, ничтожить, навязывать окружающему миру свои представления о должном. За полвека - со второй трети 19-го века до начала 20-го украинская интеллигенция добилась огромных успехов в части искажения национального чувства малороссов, их национальной  идентичности - раскола русского поля. Часть населения Малороссии перестали ощущать себя малороссами – частью большого русского мира¸ воспринимать литературный русский язык своим, и прониклась идей узкого укронационализма, логичным развитием которой стала идея нэзалэжности – отделения от общерусского государства.

Важным моментом было внедрение  представления, что русский литературный язык малороссам чужой, а мова – разговорный язык малороссов - не индивидуация русского языка, а совершенно отдельный национальный  язык. Помощь оказали галицкая интеллигенция и поляки с австрийцами. На деньги венской казны под руководством поляков на кафедрах Львовского университета был сконструирован литературный украинский язык. До конца же 19 века малороссы считали русский литературный язык своим. На нём  писал и  родоначальник русской религиозной философии уроженец киевщины Григорий Саввич Сковорода, и полтавчанин Николай Васильевич Гоголь.  Тарас Григорьевич Шевченко многие свои произведения также создал на русском языке, и на русском же вёл личный дневник.

Стоит также вспомнить, что русский культурный класс в ту пору с большой симпатией относился к малороссийской народной культуре, полагая её неотъемлемой частью культуры общерусской. Особенно славился малороссийский мелос. Не случайно в судьбе талантливого крепостного юноши Тараса Шевченко принимали участие лучшие представители русского искусства: Венецианов, Брюллов, Жуковский. Притом очень активное и заинтересованное участие. Чтобы выкупить его у крепостника Энгельгардта, затребовавшего непомерно большую сумму за выкуп, Брюллов написал портрет В.А Жуковского, который при содействии графа Виельгорского был выставлен Жуковским  в Аничковом дворце на аукцион-лотарею. Выкупила картину, а, по сути, свободу самого Шевченко по завышенной цене 2500 рублей – по тем временам целое состояние великая княгиня Мария Павловна - вся вырученная сумма была заплачена Энгельгардту. Покровители же определили Шевченко в Императорскую Академию художеств, где он  учился у Брюллова, а позже и сам стал академиком.

Тогда же - в конце 19-го века была состряпана новая «украинская история». Одним из главных его творцов был приехавший специально для этого во Львов  профессор Киевского университета Михаил Грушевский – создатель укронационалистического общества «Просвита» и автор учебника «История Украины – Руси», в котором, как уже замечено,  проводится упомянутая выше идея Духинского.  Грушевского непосредственно курировали австрийцы. «Батько нации» у нынешних укронационалистов Грушевский – полуполяк по происхождению был нанят в 1894 г. австрийским графом католиком  Шептицким, которого Ватикан назначил епископом во Львов и, который по заданию папы и австрийского правительства занимался дерусификацией и украинизацией Галиции. С началом Первой Мировой войны Грушевский не был интернирован австрийскими властями, как русский подданный, и не был посажен в концлагерь, как многие русины. Напротив, австрийская разведка при наступлении русских войск на Галицию перевезла его из Львова на автомобиле, принадлежащем австрийскому Генеральному Штабу, в Вену. А затем его вернули через Одессу в Киев, и после революции в Петрограде он возглавил Директорию УНР – Украинской Народной Республики. Перед этим контрразведка Киевского округа обнаружила у него план присоединения к Австро-Венгрии «украинских земель», простирающихся до Волги, Кавказа и Каспийского моря. В его-то честь, как раз, и названа улица в Киеве, на которой располагается Верховная Рада и шумит Евромайдан.

Кульминации этот – второй этап русского раскола, который можно назвать интеллигентским или интеллигентско-крестьянским, имея в виду его последний период - Нестора Махно, достиг в 1917-1920 г.г. УНР во главе с Грушевским, УНР с Директорией во главе с Симоном Петлюрой, гетманщина Скоропадского, махновщина, борьба всех упомянутых с большевиками и с белыми ВСЮГ, а также вооруженная борьба Петлюры, Скоропадского и Махно друг с другом – страницы актуального раскола суперэтнического поля большого русского мира, проходящего через Малороссию. Однако глубина и ширина этого раскола в ту пору была значительно меньше, чем сегодня. Примечательно,  что, когда ополченцы УНР или, иначе, петлюровцы в Житомире и других украинских городах в ходе войны с  большевиками одерживали верх, то, врываясь в еврейские дома и квартиры, они кричали: «Бей жидов - спасай Россию!»  Не Украину, заметьте, а Россию матушку. Кстати,  Петлюру в эмиграции убил, как раз, еврейский мститель.

То есть петлюровцы  на этническом  уровне себя от великороссов – москалей отличали уже очень жёстко. И это вполне логично. Но на суперэтническом многие ещё продолжали считать себя частью большого русского мира. Сам Семён Петлюра во время Первой Мировой войны добросовестно работал во «Всероссийском союзе земств и городов», помогавшем правительству в организации снабжения нашей армии. И издал манифест «Война и Украинцы». Замечу, на русском языке. Любопытный документ, если учесть, что в сегодняшней нэзалэжной  Петлюра один из главных национальных героев. Этот манифест был совсем не кстати для большевиков, и ещё меньше, должно быть, интересен нынешней самостийной Украине. Приведу здесь фрагменты: «....В идеалах украинцев и практических постулатах украинского общества, начиная с Кирилло-Мефодиевского братства и вплоть до наших дней, национальное развитие части украинского народа, вошедшей в состав России, всегда мыслилось в пределах последней и в тесном союзе с народами, населяющими её...  Противники России (Австрия и Пруссия – И.М) при переходе границы будут, конечно, стараться привлечь украинское население на свою сторону и всякими обещаниями политическими и национальными посулами посеять смуту среди него. Украинцы не поддадутся провокационным воздействиям и выполнят свой долг граждан России в это тяжелое время до конца и не только на поле брани, в рядах бранной рати, сражающейся против нарушителей мирового мира и права, но и как граждане — обыватели, обязанные в меру своих сил и возможностей содействовать успешному выполнению русской армией исключительно ответственной задачи, выпавшей на ее долю... Мы можем утверждать, что цельность и сила того единодушия, которое под влиянием осознанной опасности, сплотило все разноплеменное население России, все классы и группы общества, единодушия, давно небывалого, и так ярко, освежающе и бодряще проявившегося, создана и при участии украинского общества, сумевшего найти в себе достаточно и политического развития, и гражданского такта, чтобы во время государственного потрясения поставить на первый план идею защиты государства и отражения угрожающей ему опасности. В этом единодушии залог успеха и корень надежды для счастливого выхода из тяжелого испытания. Пусть оно не покидает Россию и её разноплеменное население, знаменуя собою единодушие и в разрешении сложных проблем общегосударственной жизни...  Толерантное отношение к украинцам Австрии, диктуемое обстоятельствами времени, открыло бы большие возможности: оно создало бы тяготение оторванной историческими условиями части к национальному украинскому целому, связанному с Россией; в результате совершилось бы великое дело исправления исторической ошибки, а воссоединенному в своих частях украинскому народу открылась бы возможность, в единении с возрождающейся Россией и населяющими ее народами, развития его богатых сил»

В 1919 г. Петлюра пытался договориться с деникинским командованием ВСЮР – Вооружённых Сил Юга России о совместных действиях против большевиков. Но,  получив отказ,  вступил в союз с Пилсудским. Едва ли Семёна Васильевича Петлюру можно заподозрить в знойной любви к москалям, хотя жить он предпочитал, кстати, в России - с 1908 г в Петербурге, а в 1911-м, женившись, переезжает в Москву, и только после революции в 1917 г. возвращается на Украину.  Но он – русский, как ни парадоксально, человек – в своей суперэтнической идентичности, у немцев, подобно Кличко и Яценюку, не подъедался, и в немецких банках деньги не прятал. Напротив, после  решения Центральной рады в декабре 1917 г. пригласить на Украину немецкие войска для борьбы с большевиками, Петлюра, будучи ярым врагом большевиков, тут же  подал в отставку и  создал «Украинский гайдамацкий кош Слободской Украины» для борьбы и с большевиками и с немцами. Драматичность судьбы С.В. Петлюры и противоречивость его деятельности пример того, как актуальный раскол русского поля происходит непосредственно в сознании отдельного человека.

Отнюдь не был русофобом и гетман Павел Скоропадский -  праправнук брата гетмана  Ивана Скоропадского, который  сменил в 1908 г. предателя Мазепу, и верно служил Петру 1 – его казаки сражались вместе с русским войском в Полтавской битве. Первую Мировую Павел Петрович Скоропадский  начал в 1914-м  командиром лейб-гвардии Конного полка в чине генерал-майора. В 1916 года он уже генерал-лейтенант, командир 1-й гвардейской кавалерийской дивизии. Пользовался уважением и доверием командующего Юго-западным фронтом Лавра Корнилова, и в 1917 командовал уже 34-м армейским корпусом.  В 1917-м же стал генерал-адъютантом императора Николая II. В борьбе с большевиками не погнушался вступить в союз с кайзером, однако в эмиграции в период  Второй Мировой решительно отклонял все предложения немцев о сотрудничестве.

В своих воспоминаниях о галичанах русский генерал и украинский гетман Павел Скоропадский писал: «…к сожалению, их культура из-за исторических причин слишком разнится от нашей. Затем, среди них много узких фанатиков, в особенности в смысле исповедования идеи ненависти к России… Для них неважно, что Украина без Великороссии задохнется, что её промышленность никогда не разовьется, что она будет всецело в руках иностранцев, что роль их Украины — быть населенной каким-то прозябающим селянством».

В 20-е- 30-е годы местечковые «интернационалисты»¸ оказавшиеся по итогам  революции во главе государства российского и  понимавшие важность подавления русского национального самосознания для укрепления своей власти, видя уже явно наметившийся раскол русского мира, с воодушевлением принялись его усугублять – началась советская украинизация Малороссии - вытеснение русского языка, извращение истории, изменение имён, топонимов, этнонимов и т.д.  Проводили украинизацию  ярые русоненавистники из верхушки ВКПб, исходя из старого доброго римского принципа: разделяй и властвуй. Причём, не погнушались пригласить в помощники того самого Михаила Грушевского, и он до середины 30-х годов энергично и успешно украинизировал в Киеве.

Но если бы эта украинизация не находила отклика у части населения Малороссии, то  и вспоминать о ней не было бы нужды. Но отклик-то был. Так что данный период можно считать  вялотекущей фазой продолжавшегося  раскола русского мира. А отравленные плоды украинизации подоспели как раз к началу Великой Отечественной войны, годы которой стали следующим острым эпизодом  раскола. В такие кульминационные моменты жизни народов  этнические коллизии с необходимостью обостряются.

То, что вермахт в 41-м вошёл в тело Малороссии, как нож в масло, можно, конечно, объяснять просчётами командования или тем, что многие кадровые военные оказались  в лагерях. Но едва ли эти  обстоятельства вполне удовлетворительно объясняют 5 млн. военнопленных в 1941-1942 г.г. Ведь, как известно, «русские не сдаются». За всю тысячелетнюю историю России во всех войнах вместе взятых не наберётся столько пленных.  Время разобраться с этим поразительным феноменом видимо до сих не пришло. Это была неудобная тема в СССР, и сейчас она не из приятных. Без сомнения многие сдавались от безысходности, но очевидно, что значительная часть из этих 5 млн. попросту бросили оружие, не желая  воевать за СССР. И среди этой значительной части значительная часть - именно малороссы. Понятно, что здесь главным были социальные аспекты, но и этнический аспект, как минимум, имел большое значение.

Великорусский крестьянин далеко не сталинист. Сталинисты сидели в райкомах и в парткомах фабрик и заводов, политотделах армии.  А крестьянин, оказавшись в СССР в 30-е в полурабском положении, отнюдь не был в восторге от сталинского режима. Тем более, почти до самой войны этот режим был откровенно русоненавистническим, само русское имя было под запретом, бердичевские «интернационалисты»  пытались его заменить безнациональным - «советский».  Но всё же инстинкт подсказывал великорусскому крестьянину, мобилизованному в окопы Великой Отечественной, что сталины и берии, троцкие и урицкие, и прочая сволочь приходят и уходят, рано или поздно, а своё государство от врага, никуда не денешься, надо защищать. Тогда как, малорусский крестьянин, вообще, был не уверен, что это государство его. Это обстоятельство, а вовсе не то, что Сталин не верил Зорге и прочим, а Рокоссовский и другие военные сидели в лагере, предопределило 5 млн. пленных в первые полтора года войны.

СОВРЕМЕННАЯ ЭГАЛИТАРНАЯ  ФАЗА  РУССКОГО РАСКОЛА В МАЛОРОССИИ

Наконец, последний и актуальный этап раскола русского мира, проходящего через  Малороссию, начинается с распадом СССР.  Его можно определить как эгалитарный. То есть  это раскол в умах и интересах не отдельного сословия, как казаки или интеллигенция, но в сознании широких масс. Ни Семёну Васильевичу Петлюре, ни Павлу Петровичу Скоропадскому, ни Нестору Ивановичу Махно, ни Тарасу Григорьевичу Шевченко нынешняя параноидальная  русофобская истерия, обуявшая самостийную и нэзалэжную не могла присниться и в дурном сне. Хотя, конечно, больше всех, надо полагать, в гробу ворочается основатель  Москвы Юрий Долгорукий – между прочим,  Великий князь  Киевский. Он  и похоронен в Киеве.

Ещё не высохли чернила подписей трёх нетрезвых иуд под Беловежским соглашением, а в  Киеве озаботились поиском национального героя, который бы олицетворял независимость Украины. Думали не долго. Подсказку дали бандеровцы. Героем был назначен олицетворявший в протяжении трёх веков,  и в императорской России, и в СССР самую гнусное и подлое предательство клятвопреступник гетман Мазепа. В униатской русофобской Галиции-то Мазепу героизировали давно.  К примеру, ещё в начале 20-го века там имелось спортивное общество «Мазепа». И вот в 1993 г. в Киеве был открыт музей «Дом Мазепы». А вскоре наши братья малороссы, или, как они себя сами предпочитают называть - украинцы  расстарались поставить ему и первый  памятник. Если быть точным - 6 ноября 1994 г. в селе Мазепинцы Белоцерковского района Киевской области.

Как мы помним, в ту пору у новых демвластей независимых от собственной истории государств с деньгами было туго. К счастью на такое благое дело нашёлся щедрый спонсор. Что примечательно – американец! С украинскими корнями - Марьян Коц. Установка памятника проходила не просто так, а под эгидой Международного образовательного фонда им. Ярослава Мудрого в присутствии руководителей государства, иностранных послов, представителей политических партий и общественных организаций. По словам старшего научного сотрудника института истории НАН Украины Ольги Ковалевской, это событие имело огромное  значение для всего украинского общества, поскольку за этими торжествами стояло официальное – на государственном уровне признание гетмана И. Мазепы выдающимся государственным и духовным  деятелем Украины.

Благородный порыв подхватили в других регионах. Притом не в какой-нибудь бандеровской Галиции, а на Черниговщине и Полтавщине. В 2009 г. - в год 300-летия Полтавской битвы (!)  памятник Мазепе установлен в Чернигове. В торжественной  церемонии участвовали руководители областной госадминистрации, областного и городского совета, тогдашний мэр Чернигова с красивой русской фамилией  Соколов,  партийные деятели из Батькивщины и других укронационалистических  партий. Освещал памятник «епископ» Черниговский и Нежинский Илларион Украинской  Православной Церкви Киевского Патриархата.

Но это ещё что. Наши украинские братья по крови, но уже не по духу, стали готовиться к празднованию 300-летия Полтавской битвы заранее.  Как?  Ещё до установки памятника Мазепе соло, они принялись осаждать шведское посольство с предложением поставить на Украине и в Швеции совместные памятники герою нэзалэжной  Мазепе и герою Швеции Карлу 12,  которого Пётр 1 под Полтавой как раз и разбил. Шведы в недоумении, но терпеливо втолковывали,  что, кто такой Мазепа они знать не знают, а Карла 12 в Швеции никогда особенно не жаловали. Да и за что его жаловать, если при нём в результате поражения от Петра 1 в Северной войне  Швеция из одной из самых могущественных держав Европы с большой подконтрольной территорией на материке, с лучшей в Европе армией  превратилась в мало кому интересную скандинавскую провинцию.  В Швеции, правда, памятник ему поставили. Но лишь в конце 19-го века, точнее, в 1868 г. к 150-летию со дня смерти.  В стокгольмском парке «королевский сад».  Вполне себе скромный памятник, бронзовый Карл со шпагой, но пеший – даже коня ему не дали, перстом указывает в сторону России. То ли уже ставить было совсем некому, то ли хотели загладить вину. Ведь Карла 12–го - последнего шведского пассионария  и, возможно, самого талантливого полководца за всю историю Швеции по одной из версий убили в 1718 г. сами же шведы – подосланный риксдагом - шведским парламентом и англичанами  наёмник. За то, что Карл собирался подписать мирный договор с Петром 1, чего  англичане никак не желали допускать.

Однако украинцы были настроены решительно. Курировал проект председатель  Национального Совета по вопросам телевидения и радиовещания Виталий Шевченко – завзятый русоед. И вот на вершине холма в селе Дегтярёвка Новгород-Северского района Черниговской области в присутствии представителей Министерства иностранных дел Украины,  руководителей органов государственной власти, журналистов и местных жителей памятник Мазепе и Карлу 12 был торжественно открыт. Были отремонтированы подъездные пути и построена 100-метровая лестница на вершину холма. Памятник представляет собой по форме колокол, состоящий из двух частей, разделённых на постаменте: левая часть с портретом Карла, правая — с портретом Мазепы. На верху каждой части установлены, соответственно, гербы Швеции и Украины.

Тут стоит вспомнить, что  Карл XII специально изменил свой первоначальный план идти в Россию через Смоленск и повернул на Украину, рассчитывая на предательство Мазепы и подчинённое ему населения гетманата. Но малороссы его надежд совершенно не оправдали. Мало того, что они прятали от шведов провиант, так ещё и развернули партизанскую войну, помогая русской армии. Бартенев докладывал Меншикову, что крестьяне «...служат верно... по лесам, собираясь компаниями, ходят и шведов зело много бьют и в лесах дороги зарубают». Карл отдал приказ своим войскам беспощадно расправляться с крестьянами  «…жители которые хоть сколько-нибудь находятся в подозрении, что оказались нам неверны, должны быть повешены тот же час, хотя улики были бы и неполны, чтобы все убедились со страхом и ужасом, что мы не щадим даже ребенка в колыбели...».  Большая часть малороссийского казачества также воевала вместе с русской армией.  К Петру присоединились  со своими полками даже те, кто поначалу поверил Мазепе - миргородский полковник Д. Апостол, чигиринский полковник И. Галаган и другие.

Но раскол! В 2009 г. к празднованию подключилась полтавчане. Почти три века - в Российской империи, а потом и в СССР  Полтава считалась городом русской воинской славы. Полтавскую битву чтили наряду с Бородинским сражением. И вот 300-летний юбилей. В  день Полтавской битвы состоялась торжественная передача подарка ...  памятника шведскому королю Карлу XII от шведов Полтавскому областному краеведческому музею. Причём, раздухорившиеся шведы требовали от полтавских властей  поставить Карла прямо на поле битвы.  До этого, правда, не дошло. Но ещё всё же у них впереди.

В условиях такого душевного подъёма по поводу героического Мазепы не мог остаться в стороне и стольный Киев. Весной того же юбилейного 2009 г. Кабинет министров поддержал предложение Киевгорадминистрации об установлении памятника Мазепе в Киеве. И поручил Министерству культуры и туризма и Киевской городской государственной администрации провести конкурс на лучший проект. На площади с символическим названием  «площадь Славы» открыли  памятный камень славному гетману. Тут, правда, вышла незадача - денег на крупный монумент в казне не нашлось. И пока Киев довольствуется скромным, хотя и весьма изящным, памятником Мазепе возле киевского ледового Дворца для детей и юношества. Примечательно, что создал его самый маститый израильский скульптур Франк Майсле.

Стоит также вспомнить, что памятник Мазепе и Карлу 12 обсуждался на Украине широко. Лидер украинских социалистов Мороз во время этого обсуждения съехидничал и предложил не мелочиться, и поставить сразу памятник Гитлеру в центре Киеве. Логично!  Ведь Гитлер же тоже воевал против москалей. Притом перебил их гораздо больше, чем Карл 12. Заслужил. Тогда это прозвучало как сарказм. Однако, глядя, как немцы,  по-хозяйски распоряжаются в лагере украинской оппозиции, не будет ничего удивительного, если укронационалисты, ставшие одновременно евроукраинцами, памятник Гитлеру рано или поздно таки поставит.

 Кстати, в Чернигове после установки двух памятников Мазепе не угомонились. Владимир  Приходько в ту пору заместитель главы Черниговской облгосадминистрации поведал о планах черниговских властей  поставить в Чернигове памятник также одному из соратников Мазепы – Филиппу  Орлику.  Примечательный тип. Происхождением  то ли из польской, то ли из чешской шляхты. Вырос в Речи Посполитой. Отец католик. Закончил иезуитский коллегиум. Был с детства ярым русоненавистником. Продвигал теорию о хазарском, а не малорусском  происхождении казаков. Как член ближнего круга был посвящён в планы Мазепы переметнуться на сторону Карла 12 задолго до того, как Мазепа его осуществил, и целиком и полностью план предательства поддержал. После того, как швед сгорел под Полтавой, Орлик вместе с Мазепой сбежал в контролируемую  турками Молдавию, в Бендеры. А после смерти Мазепы стал его приемником – «гетманом в эмиграции».  Сын его служил французскому королю. Ну, кому же  ещё ставить памятник в славном граде Чернигове, как не Филиппу Орлику.  Не знаю, правда, поставили ли уже, или ещё спонсора ищут.

Впрочем, почести Орлику на Украине воздали и без Чернигова. В 2011 г. ему поставили памятник в самом стольном Киеве – матери городов русских. Монумент установлен в сквере на пересечении улиц Липской и Пилиппа Орлика. Улицу в его честь назвали ещё в 1993 г. На ней находится Верховный суд самостийной Украины.  Как-никак - один из  наиболее  последовательных врагов России. Учреждена престижная премия имени Пилиппа Орлика. Нацбанк Украины выпустил монету с его изображением. Также Орлик изображен на почтовой марке.

 Было бы странно, если бы в столь накалённой укропатриотизмом  духовной-атмосфере  не был  отмечен памятниками такой роскошный герой, как гетман Выговский - один  из главных героев нового украинского исторического пантеона. 2009-й год  урожайный на героические даты в истории самостийной Украины – как раз 350 лет Конотопу. Юбилей отмечался  на государственном уровне - согласно постановлению Верховной Рады. Оргкомитет возглавил вице-премьер  Иван Васюник. В состав вошли министр культуры и туризма Вовкун В. В., председатель Полтавской областной государственной администрации Асадчев В. М., заместители председателей областных и городских государственных администраций: Киевской, Севастопольской, Днепропетровской, Львовской, Хмельницкой и др. Был принят солидный «План мероприятий по подготовке и проведению 350-летия победы войск под командованием гетмана Украины Ивана Выговского в Конотопской битве». План утверждал  Кабинет министров Украины. В соответствие с ним в селе Шаповаловка  установлен памятный крест и часовня на месте Конотопской битвы. Сооружён мемориальный комплекс - панорама Конотопской битвы с археологическими исследованиями, музей Конотопской битвы, церковь св. Юрия-Змееборца, скульптурная группа: казаки во главе с доблестным гетманом Иваном Выговским. В городе Конотоп - музей обороны города от русских войск, церковь памяти погибших от вражеских  русских сабель конотопцев, памятник сподвижнику Выговского руководителю обороны Конотопа от русских захватчиков полковнику Григорию Гуляницкому. Был снят документальный фильм о героической победе над вражьими русскими полчищами украинских войск, выпущена юбилейная монета и т. д.

 Министр культуры Украины Василия Вовкун с большим воодушевлением заявил так, чтобы слышали и за кремлёвской стеной:  «Конотопская битва - это бренд, это победа, которая должна получить всеукраинское и мировое признание». Представитель МИД Украины Василий Кырылыч развил его глубокую мысль: « Конотопская битва в украинской истории является ещё одним этапом борьбы украинского народа за независимость, который по-новому открывает правдиво и объективно историю страны. И празднование этой даты  – это обязанность Украины».  Сумской губернатор – Конотоп находится в Сумской области - Павел Качур также счастлив безмерно: «Это знаковое в истории Украины событие, пример казацкой чести и доблести, на котором нужно строить патриотическое воспитание»..Депутат Львовского облсовета от Блока Тимошенко Ростислав Новоженец с чувством выполненного долга сообщил, что благотворительный фонд «Украина-Русь» выпустил открытку: «350-летие победы над москалями». В своем выступлении  Новоженец заявил также, что битва под Конотопом была наивыдающейся победой украинцев за всю историю с Москвой и наибольшим разгромом московского войска. И подобных  комментариев не счесть. Памятники гетману Выговскому установлены также в селе Руда Львовской области, где было семейное имение Выговских и, где, как считается, гетман похоронен, и в селе Выгов Житомирской области.

Торжества прошли и по городам, никак с Выговским не связанным.  В Харькове состоялась торжественная  презентация юбилейной монеты «350-летие Конотопской битвы». Нацбанк Украины выпустил её тиражом 8 тыс.  номиналом 10 гривен.  На монете в центре изображён героический гетман  на коне и с саблей в руке, внизу брошенные под ноги коню  русские  знамена - хотя русская армия после поражения отступила в боевых порядках со знамёнами. В Киеве в Центральном государственном архиве-музее литературы и искусства открылась выставка, посвящённая 350-летию победе в Конотопской битве над русскими.  В Одессе в Одесской областной  библиотеке имени, разумеется, Грушевского прошли исторические чтения «350-летие Конотопской битвы». В  Черниговском литературно-мемориальном музее-заповеднике имени М. Коцюбинского состоялся праздничный вечер, посвящённый 350-летию Конотопской битвы. Праздничное мероприятие благословил секретарь Черниговской епархии УПЦ Киевского «патриархата» отец Роман.

 Кстати, реакции Кремля не было никакой. Ни официальной, ни полуофициальной. Лишь МИД в лице чиновника невысокого ранга в ответ на домогательства прессы дал короткий и по обычаю этого ведомства маловнятной устный комментарий    пара тусклых фраз. Зачем я об этом здесь говорю. Чтобы было понятно, что такое раскол этнического поля, какова его глубина и до какого абсурда всё дошло. Ведь здесь речь вовсе не о бендеровцах, не о боевиках УНА-УНСО Ю. Шухевича. Это самые обычные полтавчане, черниговцы, киевляне.

 Замечу, в теории Гумилёва не сложно объяснить, почему в качестве общенационального героя Украина выбирает  именно Мазепу, Орлика, Выговского  и подобных.  То, что они были  врагами России, понятно. Но врагами России были и другие гетманы, и ещё не мало украинцев. Почему же героем №1 объявили именно Мазепу. Дело в том, что к концу надлома всегда происходит  резкое падение пассионарности. Носителей высокой пассионарности выкашивают войны, революции и прочие частые в надломе этносоциальные катаклизмы, и на первый план выступают субпассионарии. Они начинают диктовать свои правила. И даже, оказывается, находят своих героев. Что такое субпассионарии, можно посмотреть у Гумилёва.  Скажу только, что предательство у них считается доблестью, и они всегда найдут ему обоснование.  Вот как, к примеру, сделал это второй президент независимой Украины Леонид  Кучма в книге с говорящим само за себя названием «Украина - не Россия». Правда, многие специалисты считают, что книгу за косноязычного и не сильно сведущего в истории технаря Кучму писали совсем другие люди – аж несколько научных институтов корпели, но сути дела это не меняет: «Если Хмельницкий - символ преемственности украинской государственности от Киевской Руси до наших дней, то Мазепа олицетворяет для нас Альтернативу.  В глазах многих он уравновешивает Хмельницкого, исправляет крен. Отношение к Мазепе как предателю в наши дни – это анахронизм. Это может свидетельствовать о некоторой душевной незрелости. Хорошо, что наш Национальный банк, с которым я часто бываю не согласен по другим поводам, поместил портреты двух этих людей на гривны. У нас люди все еще ведут борьбу против памятников и портретов. Но деньги никто рвать в знак протеста не будет. Видя Мазепу и Хмельницкого в своих кошельках вместе, наши люди привыкают терпимее относиться к своей истории, к ее творцам». 

Очаровательно, не правда ли. Замечу лишь, Богдану Хмельницкому в независимой Украине новых памятников никто не ставит. И, боюсь, как бы давно поставленные лет через 20-30 не снесли - Переяславскую раду ему в самостийной Украине не простят.             Но кучмовское обоснование предательства Мазепы меркнет рядом с  обоснованием черниговского депутата Владимира Коваленко в интервью черниговскому интернет порталу «gorod». Тут просто апология даже не Мазепе, а самому феномену предательства, как таковому: «Если вы считаете, что Мазепа изменил российскому государю, то это была война  российской и шведской империй,  в которой Украина выступала пассивным участником. Если исходить из этой логики - давайте снесём памятники Ленину, ведь присягал он на верность императору, когда поступал в Казанский университет. И других примеров не счесть. Большинство мужчин-депутатов, как и я, служили в своё время в рядах Советской армии и клялись до последней капли крови защищать СССР. Но что-то я не слышал о пролитой крови ни в 1991 году, ни позже. Так что мы с ними — тоже  предатели, если исходить из этой логики. По этому поводу уместны слова министра иностранных дел Великобритании виконта Генри Джона Темпла Пальмерстона: «У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов; вечны и постоянны наши интересы. Наш долг - защищать эти интересы». Так и Мазепа пошел на этот шаг под давлением казацкой старшины и обстоятельств...  Перед Мазепой встал выбор - остаться верным Петру или перейти на сторону Карла ХII, который успешно продвигался, до этого разгромив Речь Посполитую, Данию, Саксонию; никто не сомневался в том, что та же участь ожидает и Россию, и Украину. Мы должны признать и принять свою национальную украинскую историю и своих героев».  Другими словами: предавали, предаём и будем предавать!  Комментарии, как говорится, излишни.                                                                                     

ПРОЯВЛЕНИЕ  РАСКОЛА РУССКОГО ЭТНИЧЕСКОГО ПОЛЯ  В РУССКОЙ  ЦЕРКВИ

 

Раскол русского этнического поля в Малороссии не мог не коснуться церкви. Первая попытка была сделана ещё в начале 20-го века. Группа украинских священников  после революции 17-го  добивалась автокефалии, то есть полной независимости от общерусской церкви. С 17-го до середины 20-х шла горячая дискуссии по этому поводу. В 1919 г. автокефалию украинской церкви  продекларировала Директория Петлюры. Однако ни один епископ к инициативе не присоединился. А без епископского участия невозможно рукоположение священников. 

Тем не менее, в 1921 г. об учреждении Украинской автокефальной православной церкви УАПЦ в обход канонических правил заявила группа укроэнтузиастов, которых курировали «интернационалисты»   из  ГПУ НКВД.  Признали эту квазицерковную структуру только  поддерживаемые ГПУ обновленцы. В 1930 УАПЦ самораспустилась. Но сохранилась епархия в США и Канаде – УАПЦ за границей. Второе явление УАПЦ на Украине произошло во время немецкой оккупации – киевский Рейхскомиссариат признал УАПЦ и благоволил ей. Но в 1944 г. всё закончилось – и Рейхскомиссариат, и УАПЦ. Зато очень резко выросли епархии УАПЦ  в США и Канаде – туда приплыли тысячи коллаборационистов – бандеровцев, полицаев  и прочих. Большая часть из них были униаты, но имелись  и сторонники УАПЦ.  Канадскую епархию с 1947  возглавил «митрополит»  Мстислав (Скрыпник) - племянник самого Петлюры.

 И вот горбачёвская перестройка. В республиках СССР её сразу же и очень тонко ощутили как глубокий кризис, резкое ослабление и поражение русских – русского мира. Воодушевлению русофобов всех мастей не было предела. В конце 80-х на Западе Украины возродилась запрещённая Сталиным в 1946 г.  грекокатолическая церковь – УГКЦ - униаты. Православные приходы начали массово превращаться в грекокатолические. А в 1989 г. во львовском Петропавловском соборе было официально провозглашено восстановление УАПЦ -  во главе с престарелым «митрополитом»  Мстиславом. Поместный собор в 1990 г. они проводили уже не во Львове, а в самом  Киеве. Где им вскоре передали Андреевский собор. В УАПЦ  также ушло не мало  приходов, находившихся прежде в юрисдикции РПЦ.  Нельзя сказать, что Московская Патриархия  смотрела на это совсем уж безучастно, но и сколь-нибудь решительного сопротивления не оказывала. Видно, понимая, что в эпоху антирусской революции при Горбачёве и, особенно, при Ельцине это для них мало актуально.

 Вялость и безучастную позицию Москвы, очевидно, подметил и  глава Украинского Экзархата РПЦ митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко). Он потребовал расширения автономии. Ему пошли навстречу. Архиерейский собор РПЦ в январе 1990 г. принял решение об учреждении УПЦ - Украинской Православной Церкви  с собственным синодом, которому передавалась высшая судебная, законодательная и исполнительная церковная власть в украинских епархиях, и предоставлялась финансовая самостоятельность. Кстати, проект был разработан нынешним Патриархом РПЦ Кириллом.  Однако его расчеты умиротворить Филарета не оправдались. Амбиции последнего простирались гораздо дальше и выше - он претендовал на патриаршею кафедру. После смерти Патриарха Пимена именно он являлся местоблюстителем патриаршего престола РПЦ.  Но на Поместном соборе РПЦ в июне 1990 г. новым патриархом был избран Алексий 11. А уже в июле украинский епископат по инициативе  Филарета принял «Обращение Украинской православной церкви о предоставлении ей независимости и самостоятельности в управлении». 

Архиерейский собор РПЦ в октябре1990 г. предоставил УПЦ  независимость и самостоятельность в управлении. Предстоятель УПЦ теперь должен был избираться украинским епископатом с титулом уже не митрополит Киевский и Галицкий, а  Киевский и всея Украины. Но этого Филарету было уже не достаточно. Дело в том, что в июне 1990 года Верховный Совет УССР принял Декларацию о государственном суверенитете Украины. А 24 августа Верховный Совет  УССР  объявил о выходе Украины из состава СССР. Вновь избранный президент независимой Украины Леонид Кравчук - выходец с Западной Украины – с Волыни  решил добиваться создания независимой поместной Украинской православной церкви  вне юрисдикции РПЦ. Это воодушевило Филарета добиваться  полной автокефалии. Пока ещё, впрочем, каноническим путём. На соборе УПЦ  в 1991 г. было принято обращение к Патриарху Алексию II и епископату РПЦ с просьбой о даровании УПЦ  автокефалии. А в январе 1992 г. подобное же обращение приняло Украинское епископское совещание.  Три архиерея, не подписавшие  обращение, были на другой же день лишены своих епископских кафедр. Так же Филарет столкнулся с противодействием  монахов Киево-Печёрской лавры, которые выступили за единство русской церкви. Зато Филарет заручился поддержкой украинской светской власти. Обращение  сопровождалось открытым письмом  Совета по делам религий при кабинете министров Украины, которое содержало настоятельную просьбу предоставить автокефалию УПЦ.

В апреле 1992 г. Архиерейский собор РПЦ рассмотрел этот вопрос. В итоге не только российские, но и большинство украинских епископов  - 14 из 20 высказались против отделения УПЦ от Русской церкви. Они сообщили, что подписи под обращением  о даровании автокефалии поставили под давлением Филарета и украинских властей, и дезавуировали их. Единство с общерусской церковью обосновывалось  необходимостью противостоять «униатской агрессии». Все  шесть епископов, поборников автокефалии, которые поддержали Филарета, были из Западной Украины. Патриарх Алексий предложил Филарету добровольно подать в отставку. Филарет отказался, но согласился на проведение новых выборов на архиерейском соборе УПЦ в Киеве. Когда же другие украинские архиереи усомнились, можно ли верить обещаниям Филарета, тот по настоянию  Алексия  перед крестом и Евангелием подтвердил свою готовность сложить полномочия на соборе УПЦ.  Однако, вернувшись в Киев, Филарет на следующий же день в ходе богослужения во Владимирском соборе в день праздника Благовещения объявил об отказе сложить  обязанности предстоятеля УПЦ. В этот раз его отказались поддержать даже те украинские иерархи, кто на Архиерейском соборе в Москве выступал за автокефалию. Поддержал его лишь епископ Львовский Андрей, но он вскоре сам  перебежал в УАПЦ. Впрочем,  у Филарета имелась другая - более важная для него поддержка - администрации Кравчука. В мае в Харькове состоялся Архиерейский собор УПЦ. Несмотря на противодействие Кравчука, требовавшего от руководства Харькова  воспрепятствовать выборам нового предстоятеля УПЦ, Собор  сместил Филарета, запретив ему священнослужение. Новым предстоятелем УПЦ был избран Митрополит Владимир (Сабодан).  Во след Архиерейский собор РПЦ лишил  Филарета церковного сана и всех степеней священства.

 Но Филарет не растерялся. Он собрал в Киеве своих сторонников на так называемую «Всеукраинскую конференцию по защите канонических прав Украинской православной церкви». Конференция, в которой не принял участие ни один из архиереев, обратилась к Константинопольскому Патриарху Варфоломею с посланием, в котором заявлялось об отвержении акта 1686 г. о передаче Киевской Митрополии из юрисдикции Константинопольского в ведение Московского Патриархата. Филарет также просил Варфоломея принять его под свою юрисдикцию. Это означало полный разрыв с  Русской церковью.

Варфоломей не решился ссорится с Москвой.  Однако Филарета поддержали украинские власти. Киевская милиция совместно с боевиками УНА-УНСО не пустила в митрополичью резиденцию в кафедральный Владимирский собор новоизбранного предстоятеля УПЦ - митрополита Владимира.  Также боевики УНА-УНСО пытались взять штурмом  Киево-Печерскую Успенскую лавру. Но монахи отбились - помог «Беркут». Однако очень многие храмы оказались вруках филаретовцев, равно как  и казна УПЦ МП – деньги на счетах в киевских банках

Кравчук назначил председателем Совета по делам религий  Зинченко - сторонника Филарета. Они объявили незаконными решения харьковского Архиерейского собора.  Президиум Верховной Рады принял заявление, в котором харьковский собор объявлялся не законным и не каноническим. Однако церковь Раде к удивлению её  президиума не подчиняется. И в итоге Филарету ничего не оставалось, как создавать отдельную квазицерковную структуру.

В июне 1992 г.  собрание нескольких «епископов» УАПЦ, депутатов Верховной рады и сторонников Филарета объявило себя  Объединительным собором, который учредил  «Украинскую Православную Церковь Киевского Патриархата» - УПЦ КП.  Филарет, впрочем, её главой не был избран, так как против этого были делегаты от УАПЦ.  Но в 1995 году глава Киевского «патриархата» Владимир (Романюк) умер при невыясненных обстоятельствах, и «патриархом» стал Филарет. А вскоре недовольная этим УАПЦ вышла из УПЦ КП Ни одна из канонических православных  церквей новоявленную УПЦ КП не признала.  И в евхаристическое общение с нею не вступила. Самого Филарета в 1997-м году по представлению епископата УПЦ (МП) Архиерейский собор РПЦ отлучил от церкви и предал анафеме за «раскольническую деятельность». Признали филаретовцев только грекокатолики - униаты, а также католики. Засвидетельствовать такую счастливую победу – раскол Русской церкви и своё почтение раскольникам в Киев приезжал сам папа Иоанн Павел II.

В  Московской Патриархии к филаретовской «церкви» относятся с долей  пренебрежения, де, не каноническая, самозванная¸ не признанная¸ безблагодатная  и т.д.  Однако тут стоит вспомнить, что  в 1589 г. Московская митрополия самостоятельно объявила себя Патриархией  - автокефальной церковью, и после этого  почти полтора столетия также не признавалась другими церквями. А самое главное, казалось бы, канонически совершенно ущербная филаретовская контора стала расти как на дрожжах. Приходы УПЦ МП в Центральной Украине стали массово перебегать к Филарету.  По утверждению самих филаретовцев к их «церкви» принадлежит  на Украине 10 миллионов человек взрослого населения.  Возможно, это преувеличение. Но фактом является то, что филаретовская «церковь» имеет почти четыре с половиной тысячи приходов. Это хоть и меньше, чем у УПЦ МП, но сравнимо. Причём приходы  «киевского патриархата» более многочисленные. В Западной Украине приходов у филаретовцев меньше, чем  у грекокатоликов, но у УПЦ МП их, вообще, не осталось. Позиции филаретовцев  сильны в Западной и Центральной Украине. Из семи их учебных заведений пять находятся в Западной Украине и две в Киеве. В Центральной Украине, в частности, в Киевской и Черкасской областях у «киевского патриархата» больше приходов, чем у канонической украинской церкви Московского патриархата.  В Киеве, по некоторым данным, тех, кто относит себя к «церкви» Филарета в несколько раз больше, чем приверженных УПЦ МП.

Списать эту ситуацию на амбициозность и интриги самого Филарета едва ли возможно. Украинские православные не хотят быть в одной церкви с русскими, и украинские приходы не хотят подчиняться Московской патриархии даже через посредство УПЦ МП. Этнический фактор оказался сильнее, чем религиозный. Это не происки Денисенко, это даже не провалы руководства  РПЦ, хотя они сыграли в этом деле большую роль, но это куда более серьёзно -  это раскол суперэтнического поля.

Впрочем,  в самой УПЦ МП – Украинской церкви Московского Патриархата тоже происходит много чего интересного.  Так, например, по опросам Института стран СНГ  К. Затулина 13% прихожан Украинской церкви Московской патриархии считают, что членов бандеровской УПА нужно приравнять по статусу к ветеранам Великой Отечественной войны.  Эту идею в бытность свою президентом Украины активно  проталкивал Ющенко, который утверждал, что «войны УПА совершили подвиг невиданный в истории» А в  2009 г. там ухитрились рукоположить в диаконы упомянутого Петра Порошенко – известного олигарха, одного из активистов евроинтеграции и спонсора Евромайдана, кума Ющенко, лаурета премии Филиппа Орлика и одного из  претендентов на премьерский пост вместо Азарова. Действо происходило в Свято-Ионинском монастыре в Киеве.

 Примечательна также позиция российских властей. Так, одним из храмов, которые филаретовцы отняли у Русской церкви в Киеве является Михайловский Златоверхий собор.  Так вот,  в 2001 г. небезызвестный М. Швыдкой – в ту пору министр культуры Эрефии,  до 2008 г. он руководил Федеральным агентством по культуре и кинематографии, а  с 2008 года — специальный представитель Президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, посол  по особым поручениям МИДа, а также заведующий кафедрой государственного управления в сфере культуры факультета госуправления МГУ и научный руководитель Высшей школы (факультета) культурной политики и управления в гуманитарной сфере МГУ им. М. В. Ломоносова  - кому ж ещё в путинской России культурой руководить, как не Михаилу Ефимовичу, так вот он договорился с филаретовцами, а не с РПЦ, и его министерство осуществило передачу филаретовцам и Минкульту Украины хранившихся в Эрмитаже  оригинальных фрагментов фресок Михайловского собора и иных предметов. Кстати, Михайловский собор, который является частью Михайловского монастрыря, находится поблизости от Майдана Незалежности и принимает активнейшее участие в Евромайдане. Причём филаретовцы действуют заодно с грекокатоликами. Униатский кардинал Любомир Гузар читает там молитвы за евромайданистов, а филаретовский  Михайловский монастырь кормит их, греет  и призывает звоном колоколов. Сам Филарет демонстративно отказалася от ордена, которым его наградил Янукович.    

В свете всего вышесказанного уже не кажутся странными итоги президентских выборов на Украине 2010 г. За русоедку Тимошенко голосовала вся Малороссия. Не только Правобережная, но и Левобережная!  На правом берегу в Подолии – Хмельницкая и Винницкая области и Киевская область 70%,  Черкасская  область  - 65%.  На Левобережье чуть меньше. Но не принципиально: Киев 65% , Черниговская область – 64%  Полтавская – 54, за Януковича на Полтавщине  только 36%.   Несколько аномальное голосование показала Житомирская область. За русоедку Тимошенко здесь   57.5 %,   И целых 37 за Януковича. С чем это связано – загадка. Житомир граничит с Волынью, где русофобия цветёт пышным цветом. На Волыни за Тимошенко голосовали под 80%  Возможно, отчасти феномен Житомира объясняется тем, что Житомирская область граничит с Белоруссией. Север области – это Полесье. Партизанская земля. Также  чуть меньше укронационалистического рвения в граничащей с Новороссией Кировоградской области – у Тимошенко там было 55.4%.

 В декабре-январе почти во всех областных центрах Малороссии – Винннице, Черкассах, Чернигове и даже в Полтаве  местные евромайданисты по  примеру западноукраинских захватили здания обладминистраций. Причём во главе майданистов стояли местные же депутаты.  В Сумах Городской голова и его партия в горсовете заявили о поддержке Евромайдана, а действия Беркута назвали преступлением. Более сдержанную позициию во всей Малороссии заняли только жители и власти Кировоградской области.

Оказывается, расколу этнического поля не помеха ни общая вера и церковь –  этнический фактор оказался сильнее религиозного, ни общая историческая судьба. Точнее, об общей церкви уже говорить не приходится - филаретовцы Русскую церковь  и Россию ненавидят не на много меньше, чем грекокатолики на Западной Украине. Давняя история, как оказалось, хоть и имеет значение, но не решающее. Черниговцы и сумчане, которые либо были под поляками совсем не долго, либо, вообще, никогда не были, голосуют также русофобски, как и Правобережье, которое окатоличивалось и ополячивалось несколько веков. И в евромайданной революции они заодно с галичанами.  То есть каждое поколение несёт прямую отвественность за происходящее в его время.  

Так или иначе, две трети потомков малороссов, судя по голосованию 2010 г.,  не считают себя принадлежащими большому триединому русскому миру, а считают себя совершенно отдельным народом - украинцами. Притом комплекс этноренегатства очевиден - ненависть к России и русскости явно психопатическая. И это произошло за каких-то 20 лет. Раскол русского поля – естественный процесс. Но масштаб его, глубина, ширина, острота, разумеется, зависят от самих людей – живущего сегодня поколения. На то и  свобода воли от Создателя. Можно постараться побороться с болезнью – правильно поставить диагноз, прописать антибиотики, поднять иммунитет, купировать воспалённые очаги, и остановить её расширение. А можно безучастно ждать, когда гангрена сгноит ноги-руки и добровольно лечь в гроб.

Пока московские гешефтмахеры в Кремле и в Белом доме делили нефть и газ, а на Охотном ряду народные избранники делили комитеты и заносы, бандеровцы приехали в Киев, взяли в оборот местных, закрыли русские школы, захватили храмы, переписали учебники, выделили деньги, сняли фильмы, издали книги, посадили нужных людей в нужные места, и вся Малороссия за 20 лет успешно обендерена, возможно, уже навсегда. И вывели целое поколение новых русоедов.  При этом в России новых князей Пожарских и Львовых не нашлось.  Не то что умирать за Малую Русь, ни одна партия, ни один министр, губернатор, ни один даже «общественный деятель» – из тех, кто мелькает в телестудиях, не поднял настоящей тревоги – их же не касается. Разве что, Лужков напоминал о Севастополе. На Западе даже Шварценнегер счёл своим долгом подать голос в поддержку Евромайданистов. В России записные «общественные деятели» как воды в рот набрали. Противостоять бандеризации Малороссии пытаются отдельные группы простых православных  русских людей на самой Украине, никем не поддержанные, действующие на свой страх и риск и за свой счёт. Такие есть всюду, не исключая Львова.

       В 2004-м  во время президентских выборов, которые в итоге выиграл Ющенко, Кремль поручил курироватьУкраину забытому теперь Глебу Павловскому – великому русскому патриоту, главному редактору «Русского журнала», директору «Русского института», по совместительству одесскому еврею.  В итоге  во время президентства Ющенко русофобия на Украине зашкаливала за 300%.  В сентябре 2013-го  на украинскую тему  «поставили» ещё одного известного русского витязя – Суркова-Дудаева. Теперь, вот, Евромайдан. А сегодня в Москве засуетились.  Но откупиться 15 миллиардами кредита – на что-то более толковое ума-то не хватает, от этой массы русоедов уже не удастся. Дайте срок - вернётся новый Ющенко, будет и ПРО под Харьковом, и памятник Гитлеру в Киеве.

           Маленькая бандеровская Галичина, не имеющая никаких ресурсов, ни материальных, ни идейных, ни культурных, ни политических, никаких, только за счёт своей заинтересованности и неравнодушия выиграла колоссальную войну - войну, которую вся соединённая Европа с армиями вермахта, панцырваффе, люфтваффе и прочее не смогла в 41-м -45-м  выиграть  -  войну за Малороссию. Выиграла у залитой нефтедолларами, пресыщенной, но оскудевшей умом, бездарной Москвы, с кучкой бессмысленных исторически убогих компрадоров во главе  -  в сущности, это тот же  самый  тип людей, которые стоят на торжествах при открытии памятников Мазепе в Чернигове и Полтаве – субпассионарии. Субпассионарию безразличны равно прошлое и будущее, он живёт сегодняшним днём. А на его век нефти хватит, зачем ему ещё какая-то Малороссия.  В  результате самоустранения постсоветского российского истеблишмента осуществляется прежде казавшийся фантастическим план и прогноз польского генерал Мерославского. Который в 19-м веке призывал: «Бросим пожар и бомбы за Днепр и Дон, в сердце России. Пускай уничтожат её. Раздуем ненависть в русском народе, русские будут рвать себя собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть». Этот план рационализировал Бжезинский, лишив его поэтической ажитации. Теперь это называется сухо: формирование перманентного управляемого конфликта между Россией и Украиной. План Бжезинского охотно взяли на вооружение в Брюсселе, Берлине и Вашингтоне. И как мы сегодня видим, на Евромайдане когти уже пошли в ход. 

 

РУССКИЙ РАСКОЛ  В НОВОРОССИИ  И  НА СЛОБОЖАНЩИНЕ

 

Теперь о нынешней юго-западной Украине. До начала 20 века эта земля называлась Новороссией.  Топоним  начал употребляться со второй половины 18-говека и имел хождение до революции начала века 20-го.  В СССР, где до Отечественной войны под запретом было само слово «русский», термин Новороссия вышел из обихода. А сегодня оказался  под запретом и в самостийной Украине. Исторически это территория, прилегавшая к Чёрному  и Азовскому морям, включавшая юг европейской части современной России  -  Краснодарский и Ставропольский края,  Ростовская область, и южную степную часть современной Украины: Донецкая, Днепропетровская, Запорожская, Николаевская, Херсонская, Одесская, Кировоградская области, а также Приднестровье и Молдавию.  В Российской империи  это были Херсонская, Екатеринославская, Таврическая, Одесская (Бессарабская), Ставропольская губернии, Кубанская область и Область Войска Донского. В 18-м веке также к Новороссии относили  Харьковскую губернию.                                                                                                                                 

Российская империя постепенно присоединила эту территорию в ходе войн с Крымским ханством и Османской империей в 17-18 веках.  Заселение края началось с создания небольших поселений малороссийскими казаками и русскими беглецами – крепостными, староверами, и т.д.  Кроме того, в 18 веке здесь были  военно-земледельческие поселения сербов и венгров, ушедших из Австро-Венгрии, получившее название Новой Сербии.  Административное деление в начале было здесь аналогичное Гетманщине и Слобожанщине – полки, в которых состояло всё местное мужское население. Полк одновременно был военной и территориальной единицей.  Затем была образована  Новороссийская губерния.  Заселение Новороссии приобрело массовый характер с конца XVIII века под руководством князя Потёмкина. Было основано множество новых городов:  Николаев, Херсон, Одесса, Новороссийск, Севастополь, Симферополь. При  Потёмкине к Новороссии была присоединено Запорожье, и в 1776 основан его новый центр Екатеринослав – современный  Днепропетровск.  Нынешний город  Запорожье  назывался Александровском – от  Александровской крепости, названной в честь  генерал-фельдмаршала Александра Голицына, или по другой версии князя Александра Вяземского.                                                                                                                                    

Кстати, у Потёмкина – князя Таврического был проект по новому переносу столицы России – теперь уже на юг – в  Новороссию. Собственно, именно с этой целью и  был заложен Екатеринослав. Причём в торжественной церемонии приняла участие не только Екатерина, но и император Священной Римской империи Иосиф ІІ Габсбург.                                                                                                                          В 1783 году Новороссия приросла Крымом. Центр  губернии  располагался сначала в Кременчуге,  а с 1783 г. в  Екатеринославе. В 1802 г  Новороссийская губерния была  разделена  на  Таврическую,  Екатеринославскую, Николаевскую (позже Херсонскую), Одесскую.  В  населении  преобладали  в сельской местности и в малых городах малороссы, в крупных городах великороссы.

 С этим связано отношение к данным областям властей в России и реакция местного населения на революцию начала 20-го века.  Когда в 1917 г. Центральная Рада начала переговоры с Временным правительством об украинской автономии, Временное правительство исключило из состава возможной автономной Украины Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую и часть Таврической губерний. Во время Гражданской войны городское население Новороссии в основном было на стороне белых, то есть на стороне имперской России, единой и неделимой, а зажиточное крестьянство поддерживало повстанческие отряды украинских батек. В 1918 года киевская  Центральная Рада пыталась распространить свою власть на Новороссию. Однако население городов сопротивлялось украинизации. В том числе и таким способом, как поддержка Советов. В 1918 году возникли Одесская Советская Республика, Донецко-Криворожская Советская Республика. В  1919-1920 гг вновь была воссоздана Новороссийская область c центром в Одессе.  Но в начале 20-х годов победившие  в революции  местечковые «интернационалисты» включили большую часть  Новороссии в состав Украинской ССР.  В 20-е - 30-е годы здесь шла активная дерусификация. Притом не только за счёт украинизации, но внедряли всё, что угодно, только, чтоб подорвать позиции  русскости    культурные и языковые элементы всех иноплеменных, которые в своё время поселились в Новороссии – евреев, греков, болгар, румын, крымских татар и т.д.  Почти до самой войны. Пожав во время войны посеянное, после её окончания советские власти переменили тактику - немецкие поселенцы и крымские татары были выселены в Сибирь, Казахстан и Узбекистан в полном составе, греки и другие — частично. Что и не удивительно, если учесть, например, такие вещи:

«Весь татарский народ ежеминутно молится и 
просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром.
 
О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души,
 
от всего нашего существа, верьте нам!
 
Мы, татары, даем слово бороться
 
со стадом евреев и большевиков
 
вместе с германскими воинами в одном ряду!»

Газета «Азат Крым» («Освобожденный Крым») от 10 марта 1942 г.
                                                 

В конце 19-го века началась активная индустриализация Новороссии. Энергично развивалась металлургия, машиностроение. В Первую Мировую сюда были эвакуированы многие заводы из западных областей Российской империи. В частности,  в Александровск, нынешний г. Запорожье был эвакуирован из Петрограда завод авиационных моторов, отсюда пошла авиационная промышленность Украины. Индустриализация продолжилась и в советское время . В 1932 году был введен первый агрегат Днепрогэс.

Раскол русского поля проходит и по Новороссии. Здесь он, правда, не такой глубокий. Голосование 2010 г. зеркально отображает голосование в Малороссии. Укронационалистов, голосующих за русоедку Тимошенко в Крыму 17%, по областям от 20 до 33 % . Одесская – 19.5% , Николаевская - 22, Запорожская – 23. Несколько больше в Днепропетровской – 29 и Херсонской -33,7. С чем это связано, точно трудно сказать. Возможно, какую-то роль играет то обстоятельство, что Тимошенко из Днепропетровска. Здесь много бизнес структур связанных с Батькивщиной. «Донецким» противостоят поддерживаемые Тимошенко и Яценюком  олигархи – «днепропетровские» - Пинчук, Коломойский и т.д. Еврей Коломойский, кстати, был и одним из главых спонсоров Тягныбока и его «Свободы». В общем, есть кому вкладываться в выборы. В Херсонской области, вероятно, это связано с тем, что здесь меньше крупных индустриальных объектов, это в большей мере аграрный регион.                                                                                                                                  

Так или иначе, треть русоедов в Новороссии, которые отпали от большого русского мира – это не менее грандиозный успех бандеровцев и прочих укронационалистов, чем в Малороссии, и не менее значительная драма и трагедия  для русского мира. Причём, если посмотреть итоги выборов в Раду, картина ещё более удручающая - за более-менее лояльную России партию Регионов здесь голосуют меньше - заметно меньше, чем  персонально за Януковича.                                                                                                                             

Наконец, ещё один регион современной Украины – Слобожанщина. Харьковская и Сумская области. Историческое  название региона происходит от типа поселений - слобод, возникших в 15-18- веках и пользовавшихся большими вольностями, чем во внутренних областях Российского государства. Помимо упомянутых в Слобожанщину входили земли современной Белгородской области России. С конца IX-го века эта территория входила в состав Древней Руси, в XI-м её большая часть принадлежала Черниговскому княжеству, позже  Переяславскому и Новгород-Северскому.  Здесь был форпост Киевской, затем Северской Руси в борьбе с кочевниками. Степная часть Слобожанщины  называлась  Половецкая степь, или Дешт-и-Кыпчак. Именно на территории Слобожанщины в 1185- 1186 г.г. годах происходило действие «Слова о полку Игореве.  Здесь же были  половецкие города, один из которых -легендарная Шарукань, которая в 1111 году была взята войсками Владимира Мономаха. Некоторые исследователи  ассоциируют Шарукань с древнерусским городищем Харьков. В XIII веке славянские поселения были уничтожены монголо-татарами, и на три с лишним века будущая Слобожанщина осталась почти безлюдным Диким полем. С конца 15-го века  эти земли контролируются возрождающимся русско-московским государством,  и с 16-го века вновь активно заселяются русскими поселенцами - в основном убегавшими от поляков крестьянами из малороссийских кресов Речи Посполитой. На западе Слобожанщины есть  населённые пункты - Ахтырка, Олешня, которые основаны польскими коронными чиновниками,  и вошли в состав России по  Поляновскому миру  в 1635-1648  гг. 

Для  России Слобожанщина была продолжением Засечной черты, защищавшей  юг страны  от крымских и ногайских татар. Поэтому русское правительство освобождало поселенцев от налогов, давало право заимки пустых земель и промыслов, за ними сохранялись казацкие привилегии и самоуправление. В период Хмельниччины  и Руины днепровские казаки уходили на Слобожанщину, под руку русского царя,  основывали города, в том числе Сумы и Харьков, и создавали новые полки, подчинённые русскому правительству. Последние боевые действия на Слобожанщине против татар произошли  в 1736 г. Столицей Слобожанского войска был Харьков¸ а при Анне Иоанновне - Сумы. В  середине 18-го века на основе казацких были созданы регулярные гусарские полки.  В 19-м веке здесь учреждена Харьковская губерния.

В конце 19-го века начинается активная индустриализация. Слобожанщина по производству промышленной продукции занимала одно из ведущих мест в России. В начале 20-го века здесь уже насчитывалось свыше 900 промышленных предприятий. Самые крупные - в металлообработке и транспортном машиностроении.  В СССР Харьков был крупнейшим центром машиностроения и турбостроения, третьим  по величине индустриальным, научным и транспортным центром  СССР  после Москвы  и Ленинграда.                                                                             Слобожанщина в части населения  изначально была смешанным русско-украинским регионом.

Распределение населения, как и в Новороссии - малороссы в сельской местности и малых городах, великороссов больше в индустриальном Харькове.  По переписи 1897 г. в Харькове русских было  63,2 %,  в Харьковской губернии 17,7 %. В конце 19-го века Харьков, имевший большой университет и, следовательно, интеллигенцию,  наряду с Киевом становится центром  укронационалистического движения. Здесь в 1900 г. на собраниях украинских студенческих обществ создана Революционная украинская партия - первая укронационалистическая политическая партия.                                                                                                                                               

В  1918-м  Харьков стал столицей русской Донецко-Криворожской республики. Но победившие в революции  большевики включили его в состав Украинской ССР.  Более того, с декабря  1919 по 1934 именно Харьков был столицей  советской Украины. Со времён СССР  Харьков - второй по численности населения город на Украине. Доля украинцев в населении города, составлявшая по переписи 1989 г.  50 %,  по переписи 2001 г. выросла до  61 %. При этом  66 %  харьковчан считали  родным языком  русский.  В 2002 г. на референдуме 87%  харьковчан высказались за официальный статус русского языка. В 2006 г. горсовет Харькова признал русский язык региональным.  Также примечательно, что Харьков - центр диоцеза римско-католической церкви. Здесь находится  кафедральный храм католиков - собор Успения Пресвятой Девы Марии и несколько приходских храмов. А харьковская хоральная синагога - крупнейшая на территории СНГ и вторая по величине в Европе после будапештской, контролируется хасидами.                 

Голосует Харьков по типу Новороссии. В 2010 г. за Тимошенко 22% . При этом реакция Харьковского городского совета на Евромайдан в декабре 2013 г. была крайне двусмысленной. С одной стороны, горсовет осудил оппозицию за действия, направленные на создание социальной напряженности в государстве, с другой,  поддержал «стремление народа Украины присоединиться к европейскому сообществу с его уровнем благосостояния, демократии и уважения к законам»                                                                                                                    

Гораздо более удручающая картина  в Сумах. Сумы, которые географически являются Восточной Украиной, голосуют так же, как Правобережье и Киев -  за Тимошенко в 2010 г.  63%. То есть ментально, как и географически - своей западной частью сумщина прилегает к Центральной Украине. Отчасти это можно объяснить тем, что в отличие от Харькова, здесь не было такой интенсивной индустриализации. Отчасти тем, что с сумщины родом Ющенко. Но по большому счёту рационально это, вообще, не возможно объяснить. Русоедство здесь на столько выраженное, что они даже торговать не хотят - даже с соседними русскими областями. Хотя, учитывая ценовые и курсовые соотношения, это очень выгодно для сумчан. Но в магазинах Белгорода и Курска нет даже продуктов из Сум и, соответственно, в Сумах нет российских товаров.                                                            

Таким образом, раскол русского поля проходит через Малороссию, притом равно Право и Левобережную, через Слобожанщину, и через Новороссию, где в Херсонской области уже треть населения, если судить по президентским выборам 2010 г. и по последним выборам в Раду, с русским миром себя не ассоциирует, и на выборах  поддерживает людей, открыто заявляющих антирусские позиции.                                 

КОМУ И  ЗАЧЕМ НУЖНА УКРАИНА.                  

Расписывать в очередной раз, что же в этой ситуации надо делать, занятие, конечно, не благодарное - смахивает на досужие и наивные упражнения в жанре фантастики и прожектёрстве. Поэтому приведу лишь, по сути, большую самоцитату из статей шестилетней давности. «Как нам вернуть Малороссию» и «Как нам не пустить Украину в НАТО  и вернуть Крым и Донбасс». Также обо всём уже сказано в книге «Пути русские». Официальная позиция постсоветских российских властей, и  всего российского постсоветского истеблишмента - не хочу говорить правящего класса, потому что  компрадорская власть может быть только номинальной, так вот, их позиция все последнее 20 лет, что, якобы, Россия заинтересована в целостности нынешнего украинского государства, его внеблоковом нейтралитете и добрососедских отношениях. Другими словами, нам Украина не нужна. Не то что бы совсем не нужна, но, в общем, и целом, не особенно. Легче с финнами и турками договориться, и кинуть трубы по дну Балтики и Чёрного моря.

У этой безответственной и лицемерной позиции четыре основных причины. 1.  Непонимание сути происходящих событий, неспособность определить цели в отношении Украины и выработать вразумительную тактику и стратегию для их достижения. Отсюда желание самоустраниться. Это ведь самое простое - засунуть голову в песок и поглубже. 2. Нежелание конфликтовать из-за активной политики на Украине с Вашингтоном и Брюсселем – не дай Бог заподозрят в недемократичности и обвинят в имперских замашках. Для того, чтобы Лаврову скромно прокомментировать январские события в Киеве, ему понадобился месяц на раздумья и специально лететь для этого в Мюнхен. В Москве, видно, трибуны не нашёл 3. Боязнь  нерусской и очень влиятельной части этого истеблишмента и олигархата, что более заинтересованная позиция по Украине может, чего доброго, привести к новому Переяславлю и, как следствие, подъёму русского самосознания. А  это для компрадоров смерти подобно. 4. Отсутствие у постсоветских гешефтмахеров интереса ко всему, что отвлекало бы их от увлекательного занятия – пилить нефтегазовые деньги.  А обосновывали своё преступное бездействие в течении 20 лет инфантильными аргументами -  мол, никуда не денется – хозяйственные связи, технологическая кооперация, общие энергосети, «их никто не ждёт в Евросоюзе» и т.п.

Не случайна пассивность российской власти и всей политтусовки в украинском вопросе, которая особенно заметна, если не сказать, вопиюща, на фоне  того, как активно участвует в нынешнем  политическом кризисе на Украине Запад. В начале этой статьи я специально перечислял многочисленный десант европолитиков на Мевромайдан.  Уже 25 ноября с совместным заявлением выступили председатель Евросовета Ромпей и председатель Европейской комиссии Баррозу.  В заявлении они выражали «крайнее неодобрение позиции и действий России» в отношении Украины. Через несколько дней Европарламент в специальной резолюции осудил Януковича и украинские власти за противодействие Евромайдану, выразил солидарность с протестантами и потребовал немедленно освободить арестованных участников боевых действий против Беркута, а также предложил киевским властям провести  досрочные выборов.. И заодно опять же осудил Россию. Причём, депутаты призвали Европейскую комиссию рассмотреть контрмеры, если Россия будет продолжать оказывать давление на Украину. Председатель Комитета Европарламента по иностранным делам Эльмар Брок потребовал от Янукович наказать виновных в избиении мирных «студентов» на Евромайдане в ночь на 30 ноября под угрозой запрета Евросоюзом въезда на свою территорию для украинских чиновников. США  на сайте посольства на Украине осудили действия украинских властей 30 ноября и потребовали от правительства Украины уважать «принципы свободы слова и свободы собраний». Глава Госдепа Джон Керри  выразил своё «отвращение и неприятие» новой попытки силового разгона Евромайдана. Зам пресс-секретаря Белого дома Джош Эрнест заявил, что реакция украинского правительства на «мирные протесты» чрезмерна и не приемлема. Генсек НАТО Андерс Фог потребовал от украинских властей отказаться от применения силы против Евромайдана. Глава МИД Швеции  Карл Бильдт выразил «глубокую обеспокоенность» репрессиями против демонстрантов в Киеве  и заявил, что Россия ведет против Украины «пропагандистскую войну» и оказывает давление.  Министр иностранных дел Германии Вестервелле также потребовал от украинского правительство не применять  силу против демонстрантов. Позже правительство ФРГ осудило правительство Украины за насилие над демонстрантами и призвало Януковича к диалогу с митингующими. Новый министр иностранных дел Германии – назначенный 17 декабря Франк Вальтер Штанмайер назвал  действия украинских сил безопасности в отношении  демонстрантов «скандальными». А также  назвал скандальными действия России. Было сообщение, что парламент Канады объявил о проведении срочного заседания в связи с Евромайданом. Министр иностранных дел Канады Джон Берд осудил применение силы против протестующих на Майдане. Канадский премьер-министр  Стивен Харпер осудил попытку разгона Евромайдана. США, по утверждению спикера Европейской комиссии Оливье Ведрине, готовятся заблокировать счета  украинских чиновников, входящих в окружение Януковича. Я уже не говорю об активности официальных лиц Польши и Литвы, которые чуть ли взялись лично заменить на Майдане Тимошенко и прочих лидеров оппозиции.  Это только в прошлом году, в в этом активность европейцев и американцев выросла вдвое.  Мюнхенская конференция, на которой лично госсекретарь США Керри встречается с оппозицией, и т.д.

На фоне этого еэсовского гевалта один или полтора пацифистских  комментария российского МИДа к событиям на Украине выглядит полным равнодушием и безучастностью. Госдума со своей резолюцией по Украине  прорезалась только 21  января. Собвез тоже в конце января. Два с половиной месяца не замечали, что происходит в собственной стране. Украина другое государство, да, но страна-то одна  – русская. Тот же Чернигов, например,  за всю историю лишь полста лет - в 17-м веке побывал  под поляками, а всё остальное время это была Россия. И то, что ублюдочное поколение, воровато назвавшееся «демократами», двадцать лет пытается снять с себя ответственность, не замечать раскола русского мира, отстранится, никак не отменяет исторических реалий - страна одна – большая историческая Россия.

Так, вот, это - утопия.  Рассчитывать на добрососедские отношения с украинским государством нам не приходится. Предполагать подобное развитие событий - верх инфантильности. Потому что законы этнического системогенеза и геополитики столь же непреложны, как и Закон Ома или правило Буравчика. Во-первых, ошибочно думать, что в виду нашей схожести Украина станет второй Россией. Здесь за аналогией можно обратиться к гистологии и эмбриологии. Когда биологическая ткань дифференцируется, то из разделившихся групп клеток никогда не образуются два подобных органа - два сердца или две печени.Т ем более, эти два органа уже не могут слиться в один. Напротив, их специализация только углубляется. Так что, даже, если в современной Украине временно победили бы пророссийские политические силы, и она стала бы союзницей России, этот союз не был бы сколь-нибудь устойчивым и надёжным. Украина в нынешнем виде обречена на отдельную от России и именно антироссийскую политическую и геополитическую роль. При этом она ни сама не станет подлинным субъектом мировой политики и культурно-исторического процесса, ни России не позволит вернуть свои исторические имперские судьбы и задания.

Здесь нужно понимать, что нынешняя Украина это отнюдь не историческая Малороссия. Малороссия, которая вошла в 17-м веке в состав России,  составляла всего лишь одну пятую часть нынешнего украинского государства. Это решительно меняет ситуацию.  Современная Украина по территории и населению – 45.5 млн. сравнима с крупнейшими государствами Западной Европы - Англией, Италией, Испанией, Францией. Или, скажем, с античной Римской империей - в лучшие времена её население как раз достигало 50 млн.  Украина имеет в Донбассе и Новороссии полезные ископаемые и мощную индустрию, её климат на всей территории благоприятен для сельского хозяйства. Её экономика, её хозяйственный комплекс высоко дифференцирован - более дифференцирован, чем российский.

Принято считать, что Украина бедная страна. Мол, нет своего газа, нет нефти и т.п. Это очень большое заблуждение. С Украиной сравнится мало какая страна не то что в Восточной и Центральной Европе, но и во всём мире. Такое соединение человеческого «ресурса», самобытной культуры, индустриального потенциала, богатейших недр, вполне приличного – не сравнить с российским климата, плодородных  почв, полноводных рек, выхода к морю мало, где и, когда встречалось. Нынешняя Украина не примет роль младшего партнёра, сателлита нынешней России - обрубка России исторической, инвалида холодной войны. Отсюда её стремление в Евросоюз. В геополитическом отношении у Украины выгоднейшая позиция. Она стоит на границе Европы и Евразии, на стратегически ключевом Чёрном море, контролируя целый ряд удобных транспортных коридоров. В  частности, из  России и Центральной Азии в Европу.  И наибольшие дивиденды из своего положения  самостийная Украина извлекает именно в случае, если продаёт себя Западу в качестве антироссийского бастиона.

Есть варианты, когда  Киев сам попробует стать центром некоего регионального политического объединения. В частности, имеются  планы объединить вокруг Украины православные Румынию, Молдавию, а так же православных южно-европейских славян:  Сербию, Болгарию, Македонию, Грецию, сделав Киев главным центром европейского православия. Тем самым, ослабив позиции Москвы в Европе.

При этом нужно понимать, что условием европейской интеграции для Украины, равно как и для Белоруссии, на долгосрочную перспективу является отказ от своей этноконфессиональной идентичности. Запад не угомонится, пока не загонит в унию вслед за Западной всю Украину, а с нею и упомянутые православные страны.  Потеря же идентичности означает для народа, как этнокультурной системной целостности смерть. Так что, европейский выбор для малороссов, как, кстати, и для белорусов, означает ни что иное, как этнокультурное аутодафе. Их территории могут стать частью Европы, но это будут уже другие страны и другие  народы. Как это произошло с бандеровской Галицией. Впрочем, такой уж острой необходимости в новой унии у Запада нет. Главное для него  отделить Украину от России в церковном плане, что является важным  условием окончательного изъятия малороссов из большого русского мира, и превратить  православие на Украине в подобие румынского.

Тут нужно понимать, чем русское православие отличается от румынского¸ молдавского или, скажем, киевского – Киевского Патриархата и УАПЦ. Румынское православие чисто «этнографическое», и поэтому  Запад оно меньше всего интересует. Русское же московское православие - это главный  цивилизационный признак, утверждающей самобытность русской цивилизации, её отдельность от романо-германской и, среди прочего, её имперское призвание: Москва – Третий Рим. А учитывая, что Европа уже не имеет никаких причин и оснований называть себя христианским миром, русское православное христианство, русская Церковь остаётся единственной правопримницей и претендует на всё 2-х тысячелетнее христианское наследие,  и в этой связи обретает особенно важное историческое значение.

Американские советологи, измышляют также планы превращения Киева в альтернативу Москве, как центру русского мира и главного полюса притяжения русского племени после окончательной оккупации русских городов мигрантами с Кавказа и эмигрантами из Закавказья и Средней Азии, и расчленения нынешней Российской федерации, когда, по их замыслам, моджахеды начнут убивать русских  на всём пространстве нынешней России. Зачем им это – делать Киев столицей русскости? Затем, что московские русские при всех оговорках – исторический народ - хозяева Евразии. В этом статусе русская Россия при всех оговорках активный участники мирового исторического процесса. Киевские же русские станут провинциальным восточноевропейским этносом – не более. Подобным полякам или тем же румынам. Чьё мнение, вообще, никого не интересует. О правах киевских русских на Евразию и речи не идёт.

 Нужно также понимать, что во всех вариантах для  исторической  России, для большого русского мира  гораздо опаснее не униатский Львов, но именно формально православный Киев. Львов не имеет никаких шансов объединить нынешнюю Украину, у него нет ни нравственных ресурсов, ни культурных, ни экономических. Тогда как у Киева глубокая культурная и религиозная традиция. С Галицией у него общая цель - самостийность, разрыв с Россией и исход на Запад, а с Восточной Украиной – общий язык, общая вера и общая церковь... хотя, церковь у укронационалистического Киева и у Востока уже не совсем общая. И, если Киев сумеет оторвать окончательно от исторической России её исконные территории - Донбасс, Харьковщину, Новороссию с Крымом, то сами понятия Великая и Малая в значительной мере утрачивают смысл.

А что мешает нынешним киевским мазепам образовать антирусский союз со своими старинными подельниками - поляками и турками? В 16-м - 18-м веках лидерство в Восточной Европе у России оспаривала Речь Посполитая, которая объединяла собственно Польшу, Литву, Малороссию и Белоруссию. Нет оснований считать, что такой антироссийский политический союз, в том или ином виде воссоздающий Речь Посполитую, не возможен сегодня. Польские и украинские политики, общественные круги и газеты с подачи западных политологов обсуждают проблему «объединения народов Польши и Украины».  Население новой унии будет сопоставимо с российским. Заинтересованность Америки в подобном союзе громадная. Ведь тут США убивают сразу двух зайцев. Они получают хороший противовес так называемой Старой Европе, подрывают расчёты Германии и Франции в их стремлении проводить более независимую от США политику, а, главное, приобретают серьёзный ресурс против России в Восточной Европе. Не случайно они зарвались уже на столько, что несколько лет назад  Ричард Холбрук, претендовавший на пост главы Госдепа, заявил, что вовлечение Украины в орбиту Запада и втягивание её в НАТО - «центральный вопрос национальной безопасности США».

Независимым  Киев может быть от Москвы, но не от Запада. Можно не сомневаться, что вслед за Польшей силы американских ПРО, повторюсь¸ будут развёрнуты и на Украине. Планы на этот счёт в Пентагоне и Брюсселе строятся уже давно. При Ющенко была принята и осуществлялась целая программа по подготовке вступления Украины в НАТО,  украинские официальные лица уже заявляли о заинтересованности в совместном контроле с НАТО воздушного пространства Украины. И  Киев при Ющенко уже просил США подключить военно-промышленный комплекс Украины к созданию американской противоракетной обороны. Учитывая антироссийское назначение американских ПРО, а также, что военно-промышленный комплекс Украины сосредоточен в русских восточных областях, вероятность того, что русские оборонщики по обе стороны границы будут трудиться друг против друга, есть. Так или иначе, Запад позаботится о проведении самостийной Украиной антироссийского курса. Да и объективно иного смысла у украинской незалежности и самостийности, как уже сказано, попросту нет. Либо Малая в той или иной форме воссоединяется с Великой, либо ей уготована роль, подобная той, которую играла в течение веков Польша - служить восточным бастионом Запада против православного русского мира.

В этом реальном историческом контексте  русский мир коренным образом заинтересован именно в распаде нынешнего искусственного украинского государства. Потому  что рассчитывать, что Украину удастся вернуть в большую русскую историческую ойкумену целиком – утопия. Это я и хотел показать в данной статье. Для русского мира  нужна не победа «восточного» кандидата на президентских выборах и  большинство партии Регионов в Центральной Раде, о чём пеклись последние годы  российские реестровые политологи и политтехнологи, но именно распад нынешнего украинского государства. Здесь аналогией может быть инфекционная гангрена, которая  вызывается анаэробными бактериями, стрептоккоками и т.д. Или газовая гангрена. Возбудитель  выделяет газообразующие и растворяющие ткани экзотоксины, которые способствуют быстрому распространению инфекции. Соседние здоровые такани стремительно инфицируются и загнивают. И кроме гильотинной ампутации пока ещё никто никаких методов лечения не изобрёл. И чем раньше ампутацию провести¸ тем меньше приходится отрезать.

Для русского мира – Малороссии возбудителем является униатская  Галичина. И чем скорее её отрезать, тем меньше будет потерь. Если бы озаботились 20 лет назад, был бы шанс спасти Правобережную Украину. Сегодня она уже заражена. Тянуть нынче Киев в Евразийский союз – тянем-потянем, вытянуть не можем, не имеет смыла. Идея самостийности, откола от русского мира,  евроинтеграции стала доминантой не только в системе политических воззрений в среде киевской политической элиты, олигархата и интеллигенции, но уже и среди масс населения. А законы, по которым формируется и актуализируется этнокультурная и этнополитическая домината трактуют, что совершенно бесполезно пытаться её вяло оспаривать. Энергия, с которой пытаются  доминанту тормозить, её лишь укрепляет. Она может быть снята лишь более сильной доминантой, и изживая саму себя. Пускать Киев на формирующийся евразийский рынок до тех пор, пока «европейский вектор» для него главный, не разумно. Киев, который сегодня проникнут психопатической москвофобией, уже не захочет порвать с Галицией.  В 2010 г. Центральная Украина голосовала заодно с бандеровской Западной Украиной, а не с Востоком. И на Майдане они стоят заодно. В такой ситуации дальнейшая бандеризация Киева неизбежна.

Киев стоит оставить на время упиваться своими евромечтами и забавляться со своими статусными игрушками – собственный МИД, послы, собственная «церковь». России выгоднее согласится  на прозападное киевское государство в границах Правобережной  Малороссии и Галиции, но вернуть Новороссию,  Крым и Донбасс, чем не надёжный, мутный и хлипкий союз с Украиной в её нынешнем виде. Кроме того, распад нужен ещё и потому что, русскому миру необходимо возвращать Украину именно частями.  Так, чтобы нынешней циклопической Украины с Киевом во главе - потенциального участника новой Речи Посполитой, сопоставимой по размерам населения с Великороссией, уже никогда не возникло.

Но главное – Новороссия.  Тут нужно понимать, что наши деды не просто так 150  лет отвоёвывали у турок, а потом  активно занимались индустриализацией Новороссии. Это совершенно феноменальный край. Возьмём для примера Днепропетровскую область. Уникальное  разнообразие месторождений полезных ископаемых: 302 разведанных месторождения, добывается 40 видов минерального сырья. Запасы железных руд 15 млрд. тонн, объем добычи 87 млн. в год.  Марганцевые  руды, талько-магнезиты, месторождение каолинов по запасам и качеству сырья лучшее в мире, балансовые запасы каменного и бурого угля  21 млрд. Тонн. Разведаны золото, молибден, вольфрам, уран, редкоземельные металлы. Есть даже свои нефть и газ. Мощный промышленный потенциал:  587 промышленных предприятий  15 отраслей, включая золотодобывающую и золотоперерабатывающую,  950 рудопроявлений, горно-металлургический комплекс из 57 предприятий,  3 коксохимических завода, ферросплавный , 4 трубных завода - 40 тыс. типоразмеров труб из 400 марок сталей, трубы из латуни, алюминия, титана, циркония. Экспорт в 40 стран. Электроэнергетика:  Приднепровская и Криворожская тепловые электростанции общей мощностью  4.7 тыс. МВт.,  Днепродзержинская гидроэлектростанция. Природа: 15 месторождений минеральных вод, 15 тыс. га леса , почвы черноземного типа,  сформированные на водоразделах. Выращиваются все виды агрокультур. Это только одна область Новороссии.

 На Майдане Евросоюз держит в уме это, а вовсе не Киев, и тем более, не принципы демократии и права человека. Так и наши русские предки держали в уме именно это. Русское народное хозяйство формировалось со времён Петра как объединённый комплекс – уральско-сибирский сырьевой и уральский и новороссийский индустриальный. Но в отличие от Урала, который остался нынешней России, разгромленной вовсе не в холодной войне, а благодаря  совершенно беспрецедентному в истории самопогрому, в Новороссии средняя температура января от -2 до -5. Там энергозатраты, следовательно, себестоимость производства,  промышленной продукции значительно ниже. И плечо транспортировки в центральную густонаселённую часть страны и на экспорт короче.  К тому же Юг России - не только её индустриальный центр, но и научно-технологический. Здесь на собственной научно-технологической базе в советский период генерировались новые технологии – важнейший залог успешного будущего и избавления от участи сырьевой колонии – компрадориата Запада, каковым на сегодня являются и Россия, и Украина.

Судьбы мира уже в обозримом будущем будут  решаться не в Европе, куда стремится сегодня глубоко провинциальный и потому близорукий  Киев, а в Восточной Азии.  Это сегодня понимают уже все заинтересованные стороны, которые рассчитывают остаться в 21-м веке субъектами мировой истории, а не объектами чужих манипуляций и интересов. И постепенно переводят сюда свои активы и ресурсы. Но, чтобы прийти на Азиатский тихоокеанский театр  не сиротками и тупоголовыми поставщиками сырья, а с сильными экономическими и демографическими позициями, русские должны уверенно стоять в высоко ресурсной Евразии, которую наши великие русские предки – общие для велико  и малороссов в поте лица и не жалея сил осваивали полтысячелетия. А чтобы уверенно стоять в Евразии, важно быть собранными и эффективными в своей природной ойкумене – в Восточной Европе. А для этого очень важно: 1)  соединение демографического потенциала Великой и Малой, иначе через полвека станем  выбирать не президента, а халифа или султана, 2) соединение ресурсного потенциала Сибири и индустриально-технологического  потенциала Новороссии. А где будет столица русско-православного имперского евразийского мира, не имеет решающего значения. Хоть в Киеве, хоть в Днепропетровске, как планировал Потёмкин – ради Бога. Наши предки, когда надо было, столицу и переносили, и новые легко строили. Если же проиграем Новороссию, не сможем удержать и Евразию.

Это хорошо понимает и Запад.  Именно поэтому Германия не хочет, чтобы киевские еврооппозиционеры  приходили к власти через революционный Майдан. Но продвигает  именно законный вариант утверждения евроинтеграторов на Банковой и Грушевского.  Поскольку в революционно-майданном случае возникает угроза раскола нынешней Украины. У  Востока появится законный повод не подчиниться Киеву. А если  восток Украины окажется в свободном плавании, у него не остаётся другого варианта, как дрейфовать в сторону России и соединиться с ней в той или иной форме.  Сам же Киев, как и Галиция, не представляют никакого особого интереса для Запада. У Киева нет ничего, что может заинтересовать Запад.  Разве что, территория - можно будет придвинуть  к российской границе базы НАТО. Но в виду наличия Прибалтики это не такой уж и сладкий бонус. А вот дилемма Бжезинского едва ли стоит перед Россией. Бжезинский многомудро вещал, что с Украиной Россия – империя, лежащая в Европе, и в Азии, а без Украины просто азиатская страна. Но, боюсь, просто азиатской страной России не бывать. Если русские не вернут себе имперский евразийский статус, то мусульмане и китайцы найдут другое  название для заселённых  ими евразийских пространств. Таким образом, наша русская цель в части Украины ясна.  Осталось найти средства.      

КАК НАМ ВЕРНУТЬ НОВОРОССИЮ

 

Что касается практической стороны дела, то решение проблемы, как уже все понимают,  связано с федерализацией Украины. Но в этом плане есть две тактики. Одна – пассивно, безучастно  и терпеливо дожидаться этой самой федерализации. А потом также безучастно ждать распада федеративной Украины. Что ж, с этой политикой мы уже дождались, что Центральная Украина уже на две трети откровенно антироссийская, и в Новороссии четверть населения голосуют за русоедку Тимошенко.  При Ющенко Киев был в шаге от  НАТО. В 2013 г.  46 % населения Украины поддерживали интеграцию в ЕС, тогда как в Таможенный союз всего 36 %. При этом 55 % полагали, что руководство Украины должно продолжить переговоры по подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС. В начале декабря напуганный Евромайданом Азаров пообещал евроинтеграторам , что в ходе шестого заседания Украинско-Российской межгосударственной комиссии  «никаких разговоров о Таможенном союзе не будет». Это Азаров – один из наиболее адекватных и лояльных России людей в украинском политикуме. Если же премьером станет Яценюк или тот же Порошенко, или подобный им, Киев о Таможенном союзе и не вспомнет.

На востоке Украины за 20 лет не нашлось политических и даже просто серьёзных общественных сил, способных  открыто поставить своей политической целью федерализацию и сколь-нибудь успешно двигаться к этой цели. Восток пассивен, растерян и не организован. Чего стоит только 2004 год – когда бандеровцы попросту дали пинка законно избранному голосами Востока Януковичу, и посадили на Банковой своего Ющенко. И Восток молча проглотил. Да и сейчас в головах Востока полная каша. Про сочувствие харьковского горсовета Евромайдану  я уже писал, так вот, даже Донецкий горсовет  принял в декабре резолюцию, в которой осудил применение силы против участников Евромайдана. Одесский горсовет призвал Януковича  «учитывать мнение народа при принятии внешнеэкономических решений» – де не принял во внимание при отказе подписывать соглашения об ассоциации с ЕС мнение бандеровцев.  Что тут говорить, если Общественный совет при городской администрации Севастополя отказался в декабре принять заявление в поддержку действующей власти, выразив недовольство силовыми методами борьбы с Евромайданом. Потом только опомнились. Но даже если такая федерализация без заинтересованного и инициативного участия России произойдёт, это ещё не гарантия, что Восточная Украина сможет и захочет выйти из федерации.

Другой путь – открыто заявить, что Россия крайне обеспокоена антируссизмом и бандеризацией Киева, и на этом основании постоянно будировать тему федерализации. А когда она состоится, энергично и целеустремлённо вести дело к отрыву Крыма, Донбасса, Новороссии, Харьковщины от Киева и Львова. Бог, как известно, тому даёт, кто первым встаёт, а под лежачий камень и вода не течёт. Можно требовать от Киева референдума, хотят ли Донбасс и Крым жить в одном доме с бандеровцами и киевскими властями, которые ставят памятники и присваивают звание «Героя Украины» карателю Р. Шухевичу, прославившемуся тем, что он был гауптманом  в карательном батальоне «Нахтигаль», а затем в карательном «Украинском легионе», убившем в 42-м году за 9 месяцев  пребывания в Белоруссии  более 2-х тысяч белоруссих партизан. «Героя»-то ему по суду отменили, но  в Западной Украине ему поставлено  более десятка памятников, его именем названы улицы.  Кстати, звание  «Героя  Украины» носит сын Романа Шухевича Юрий, создатель и глава до 1994 г. УНА-УНСО.  Присвоено в 2006 г. «за гражданское мужество, многолетнюю общественно-политическую и правозащитную деятельность во имя обретения независимости Украины».  Никто не отменял. В этой Украине хочет жить Донбасс?

В компромиссном варианте российская дипломатия может обходиться эвфемизмами. Но на неофициальном уровне важно дать понять всем и в России, и на Украине, и на Западе, что воссоединение  триединого русского народа, которое с необходимостью предполагает распад нынешнего украинского государства, является приоритетной задачей всей российской политики. Нужно понимать: либо раскол искусственной Украины, либо раскол исторической России, который сегодня и имеет место. Да и Евразийский союз без Востока Украины  всегда будет оставаться ущербным.

  и Евразийски союз у в декабре  Иногда думают, что западенцы такие активные, потому что они более пассионарные, чем  жители восточных регионов Украины. Это не так. Дело тут вовсе  не в пассионарности, её у западных украинцев значительно меньше, чем у восточных.   Но западные знают, кто они, знают, чего хотят и знают, куда идут. С Востоком Украины другая  проблема, а вовсе не дефицит пассионарности  -  непонимание собственных интересов и связанных с ними целей,  и отсутствие организованных сил, политических и общественных структур, партий и т.п., а также авторитетных местных политических лидеров не просто лояльных  России, но ориентированных именно на воссоединение в том или ином виде большого русского мира. Этот регион политически организовывают сегодня  и содержат местные партийные структуры  олигархи. Их интересы столь же далеки от подлинных интересов малороссов, сколь и интересы российского олигархата от интересов русской России, что лишний раз подтвердили евроинтеграторы Пинчук и Порошенко.  Так нужно вкладываться в своих политических лидеров. И обильно вкладываться. Не отъявленным русофобам Яценюку, который чуть не стало премьером, а, может быть, ещё станет, и не Порошенко 15 млрд. давать, а своим и на своё. И не 15, а столько, сколько нужно для победы. Важно демонстративно сократить равно официальное и общественное общение с Киевом и резко усилить его с Донецком и региональными властями Новороссии.

 Наше русское влияние должно быть и информационным, и культурным, и духовным, и идейным и, одновременно, экономическим и политическим. И оно должно быть максимально активным и массированным, а в части экономики и политики  последовательным. Информационная и идеологическая работа должна быть предельно энергичной. Необходимо найти, выпестовать и вооружить пророссийских общественных и политических лидеров с ясной ИДЕОЛОГИЕЙ ОБЩЕРУССКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ, и чётко сформулированной целью и программой действий. Малороссийский язык, малороссийская культура должны с нашей помощью утверждаться в качестве равноправных индивидуаций общерусской культуры, общерусского языка. Малороссийская история должна стать равноправной частью истории большого русского мира. Мы должны помочь малороссам избавиться от комплекса неполноценности в общем русском доме, который они сами себе внушили. Финансовую поддержку  нужно обеспечить  не только пророссийским, политическим структурам, но и культурному классу. Нужно втолковывать Востоку, что ему нечего терять и не на что рассчитывать в галицко-украинском бандеровском государстве. Что Европа, куда Киев тянет Украину, в условиях дефицита энергии и сырья не заинтересована в энергоёмкой тяжёлой промышленности Новороссии и Донбасса, И не согласится позволить Востоку Украины стать ей конкурентом в потреблении дефицитных углеводородов и, шире, энергоресурсов. Так что мощная южнорусская индустрия, созданная русскими в 20-м веке, и оказавшаяся под властью киевских сепаратистов, обречена на захирение вне России.

Также ещё не поздно  побороться за Левобережную Малороссию . В Полтаве русоедов, которые ставят памятники Карлу 12, пока ещё только 52 %. Шансы есть.

Нашими главными союзниками в деле русского воссоединения являются, как это ни парадоксально, именно радикально настроенные униатские вожди – бандеровцы, и трезвая часть польского политикума.  Сегодня западенцы присосались к трудовому телу Востока. Так, областной бюджет Тернопольской области зарабатывает 244 млн. грн., а дотации выравнивания из общеукраинского госбюджета - 630 млн.  Ивано-Франковская область зарабатывает 342 млн. грн., а  дотация  -  777 млн,  Львовская область зарабатывает 878 млн., а дотации - 1 млрд., 358 млн. А кто обеспечивает эти дотации – Восток.  Донецкая область зарабатывает 4 млрд. 679 млн. грн. – больше, чем вся бандеровская Западная Украина.  Евромайдан проплачен не столько американцами и Евросоюзом, сколько Востоком Украины, который  тупо финансирует бандеровский Запад. Конечно, западенцы вцепились в Киев, чтобы из Киева контролировать и паразитировать на Востоке и дальше.

Но, с другой стороны, сегодня они конфессиональное меньшинство. Только, когда униаты Галиции избавятся от восточных областей и останутся один на один с Киевом, у них появляется реальная возможность стать доминантой в украинском государстве. То есть, получить своё государство. А иметь своё государство, едва ли не самый острый комплекс для всякого узколобого национализма. Вот этот комплекс и нужно грамотно использовать. Если же бандеровцы сами выступят инициаторами разделения страны, тогда Киеву будет трудно искать защиты у Запада в части противодействия процессу разделения и обвинять Россию. Варшава также имеет в распаде Украины свой прямой интерес. Нынешняя циклопическая Украина вряд ли ляжет под поляков, но, напротив, будет оспаривать у Польши очень выгодную роль передового бастиона Запада против России. А, ведь, именно эта роль единственное, что в протяжении веков обеспечивало Польше симпатии всего Запада.

Кроме антируссизма, ведь у поляков ничего за душой нет. А, вот, когда Украина похудеет, тогда у Польши появится шанс подмять под себя её униатский Запад со Львовом, который они считают исконно своим. Во всяком случае, конкурентом Варшаве в части срывать аплодисменты и финансовые бонусы за русофобию, как это было при Ющенко, Киев уже не будет. Когда же русский промышленный Донбасс и Новороссия, и, разумеется, Крым вернутся в том или ином виде в большой русский дом, тогда уже будет можно и нужно заняться Киевом. 

 

 

 

 

                     



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей