Авторы

08.11.2013
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 1. Эпоха Возрождения. Первая подмена

Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 2. Культ "разума"


Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 3. Прозрения русских гениев


Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 4. Век ХIХ – золотой и разрушительный


Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 5. Коммунизм, как первая проба глобализации. 1. Дехристианизация
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 5. Коммунизм, как первая проба глобализации. 4. Закрепощение образования и науки
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 5. Коммунизм, как первая проба глобализации. 5. Разрушение хозяйства
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 5. Коммунизм, как первая проба глобализации. 6. Денационализация


Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 6. Проект №2. Всё дозволено! 1. Подмена Церкви
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 6. Проект №2. Всё дозволено! 2. Подмена культуры
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 6. Проект №2. Всё дозволено! 3. Растление
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 6. Проект №2. Всё дозволено! 4. Купированное образование и наука
Елена Семёнова. БЕЗ ХРИСТА или ПОРАБОЩЕНИЕ РАЗУМА: ЦЕЛИ, МЕТОДЫ, СЛЕДСТВИЯ (к истории вопроса). 6. Проект №2. Всё дозволено! 5. Антихристианская толерантность

Разгорающийся конфликт на Ближнем Востоке выявил, кроме всего прочего, и то, насколько близко мы подошли ко времени, когда посаженное на телевизионную иглу человечество окажется окончательно погружено в иную реальность, сотканную умелыми режиссёрами. Эксперимент по применению технологий подмен (подчеркнём, речь идёт не просто о вбросе ложных сведений, что повелось с древних времён, но о масштабной фальсификации реальности в режиме онлайн) мы могли наблюдать на примере Ливии. Столь массированной информационной войны мир ещё не знал. По всем каналам крутили фальшивые материалы, давая абсолютно лживые комментарии, противоречащие друг другу и совершенно фантастические. На российском ТВ отказывались принимать независимую картинку, о чём откровенно рассказал редактор одного из федеральных каналов: «Мы пользуемся картинкой из Ливии, которую распространяют западные информационные телеагентства. Российских операторов там нет. Нам даже запретили давать картинку, которую могут прислать местные стрингеры (внештатные корреспонденты)», - рассказали «Аргументам.ру» в отделе «Города» одного из крупнейших федеральных телеканалов.

По словам выпускающего редактора канала, «буквально несколько дней назад нам позвонил знакомый, у которого мы раньше всегда брали картинку и короткий текст пояснения к ней и предложил бесплатно перегнать через спутник свой сюжет. Объяснил, что в центре все нормально и спокойно, на Зеленой площади нет никаких оппозиционеров, только местные жители без оружия».

«Когда я доложил об этом руководству, мне было заявлено, что «категорически берем только западный видеоматериал. Это политика!». Мне пришлось отказаться», - говорит редактор.

На другом федеральном канале «Аргументам.ру» также подтвердили, что «мы покупаем только картинку с победой оппозиции. Другие кадры брать запрещено даже бесплатно. Запрещено и брать кадры убитых, раненых во время авианалета НАТО на Триполи». Редактор подчеркнул, что с подобной цензурой не сталкивался со времен второй войны в Чечне.

Политика и никакой свободы слова!

В то же время из отеля Рикос французский журналист Тьерри Мейсан сообщал, что при вторжении в отель «повстанцев» ряд «журналистов» показывали им совсем нежурналистские удостоверения. В адрес же независимых журналистов звучали угрозы: «Вот, наши пришли, теперь вас перебьют». Позже сайт смелого журналиста был отключен. С эфира удалили и другую независимую журналистку Лизи Фелан. Даже в интернете идут взломы блогов и сайтов и лживые вбросы от имени пользующихся доверием людей (того же Мейсана). Против журналистов развязан настоящий террор: «Журналисты сначала скрывались от мятежников в гостинице РИКСОС. Но НАТО не могло контролировать мятежников, у которых особые счеты с журналистами, и обеспечить безопасность журналистов. Сегодня их хотели эвакуировать с помощью Красного Креста на Мальту, их перевезли в отель Corinthia, одну из гостиниц прямо на берегу моря.

Среди журналистов находится и Махди Дариус Nazemroaya, который пережил словесные угрозы, что он будет убит, от журналиста CNN, агента ЦРУ, и два покушения.

Он и другие журналисты не спали в течение последних шести дней и страдают посттравматическим стрессовым расстройством. Nazemroaya обратился за помощью в посольство России, а также в иранскую телекомпанию (IRIB). Он сказал, что его жизнь находится в опасности.

Есть также опасения, что псевдо-журналисты, агенты ЦРУ, навели на него боевиков для того, чтобы убить его. Ему не могут простить его честную позицию. Его ненавидят за его правдивые репортажи в разгар дезинформации, когда западные СМИ использовали поддельные кадры, снятые в Катаре, чтобы показать Триполи.

Правдивые анализы журналиста Nazemroaya вторжения в Ливию вызвали ненависть агентов ЦРУ, которые работали под видом журналистов, и они открыто угрожали ему. Дважды он был обстрелян снайперами в отеле РИКСОС при попытке поставить на крыше плакат с надписью ПРЕССА, сделанный кетчупом.

Мятежники схватили американского журналиста Франклина Лэмба и зверски издевались над ним. Они решили «сломать» этого честного человека, который рассказывал правду о войне НАТО против ливийского народа».

То, что сотворили мировые СМИ, является безусловно военным преступлением. Заслуживающим трибунала.

Однако, профанами оказались далеко не все. Фальшивка катарской «студии» была изобличена. И даже российский Первый канал показал соответствующий репортаж.

Между тем, под прикрытием декораций совершалось главное. Высадка в Триполи НАТОвского десанта: групп спецназа англичан и французов, а также морских пехотинцев США и исламистов, оголтелого сброда из Катара, Пакистана, Афганистана и т.д. В Триполи начинается бойня. Сверху город громит авиация, на земле идёт резня – нерушимый симбиоз Аль-Каиды и НАТО…

Хотя «проба пера» и была изобличена, но многие ли узнали об этом? Для большинства подделка навсегда вписалась в реальность, как реальность так и осталась отцензуированной, «щадящей» нервы зрителей и не демонстрирующей им ни выжженного запрещёнными ядовитыми бомбами Сирта, ни тела растерзанных исламистами жителей Триполи, ни убитых и искалеченных детей, ни уничтоженных уникальных памятников архитектуры и разграбленных музеев…

Развитие информационных технологий указанного рода способствует окончательному порабощению и без того расслабленного человеческого сознания. Раз за разом в один миг все мировые СМИ начинают вещать одну и ту же ложь, подчиняясь единой воле. Всемирная, глобальная, тотальная Ложь окутывает весь земной шар. Известен рецепт: лгите больше, что-нибудь да останется. Останется. Непременно. Ибо слова опровержения узнают те, кто следит за ситуацией. Масса услышит лишь то, что сказали СМИ. Массы существуют в альтернативной реальности. Погрузив их в неё, кукловоды могут свободно творить всё, что угодно. А одурманенные массы будут верить картинке и шагать, не отдавая себе отчёта в этом, куда их направят. Так осуществляется на практике подчинение сознания. Нет сомнений, что нам предстоит увидеть куда более изощрённые постановки, куда более массированные атаки Лжи. И скоро «Новости» мировых телекомпаний превратятся в набор инсценировок, срежиссированных мастерами фальсификаций, которые жующая попкорн и вату публика будет смотреть, как нескончаемую мыльную оперу и – верить, верить и верить всему, ибо чувство сомнения в предлагаемой информации, подразумевающее свободный мыслительный процесс, атрофировано в ней.

Как тут не вспомнить пророческие строки Евгения Замятина из романа «Мы»? «Тысячу лет тому назад ваши героические предки покорили власти Единого Государства весь земной шар. Вам предстоит еще более  славный подвиг: стеклянным, электрическим, огнедышащим ИНТЕГРАЛОМ проинтегрировать бесконечное уравнение Вселенной. Вам предстоит  благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах - быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически безошибочное счастье, наш долг заставить  их  быть  счастливыми.  Но  прежде оружия мы испытываем слово.

От имени Благодетеля объявляется всем нумерам Единого Государства:

Всякий,  кто чувствует себя в силах, обязан составлять трактаты, поэмы, манифесты, оды или иные сочинения о красоте и величии Единого Государства. (…)

Да  здравствует  Единое  Государство,   да   здравствуют   нумера,   да здравствует Благодетель!»

Исполнение этого пророчества мы имеем несчастье наблюдать. Правда, Благодетель пока ещё коллективный, но он-то, доведя мир до хаоса, и породит в свой час Благодетеля единого.

 

Что же можем противопоставить мы натиску Лжи? Как защитить собственный разум и душу от порабощения?

 

На этот вопрос отвечает Блаженнейший митрополит Виталий (Устинов): «Не стоит думать о чем-то еще, надеяться на чью-то помощь, но чтобы каждый отвечал за себя и помнил слова преп. Серафима Саровского: «спаси душу свою, и тысячи людей спасутся вокруг тебя». Это слова великого угодника Божия, великого молитвенника должны помочь нам думать о своем спасении, помочь нам встать на этот путь покаяния.

Это единственный выход для России и для всего мира, потому что если Россия будет гибнуть, то и весь мир будет гибнуть, если Россия восстанет, она непременно заставит весь мир воспрянуть. Мы все связаны, и судьбы человечества связаны с Россией, где происходит величайшая тайна борьбы зла с добром, сатаны с Богом. В этой борьбе каждый из нас участвует, даже если он покинул свою Родину, но несет в себе русское сердце».

 

Итак, перво-наперво должно оставаться верными Тому, против Кого идёт сегодня война. Сердца наши, как указал ещё Достоевский, поле битвы, где борется Бог с дьяволом. И выбор наш лишь в том и заключается, кем же быть нам: чадами Божьими или рабами сатанинскими. Третьего не дано, ибо свято место пусто не бывает. Сердце человеческое – престол, и если истинный Царь свергнут с него, то он будет неминуемо занят самозванцем.

Однако, в наше время подмен, когда и сама Церковь отравлена духом мира сего, как же уберечься и не соблазниться, если, как знаем мы, бесы способны принимать облик ангелов светла? На эти вопросы ответил ещё в позапрошлом веке великий святитель Игнатий (Брянчанинов), а в веке минувшем наш выдающийся архипастырь Аверкий (Таушев) собрал его наставления, снабдив своими комментариями, впрямую касающимися процессов, переживаемых нами сегодня. Приведём же фрагмент статьи архиепископа Аверкия «Соль обуевает»:

«Для нас ценно то, что святитель Игнатий, как он сам подчеркивает, на все ищет ответов и руководства у древних отцов-подвижников и мало что говорит «от себя» и своими словами, излагая в своих рассуждениях их мысли и приводя порою дословно их изречения.

Вот как, например, говорит он о современной эпохе в «заключении» своего «Отечника»: «От зрелища, представляемого древностью, обратимся к зрелищу, представляемому современностью. Что должны сказать мы о себе? как жить, как действовать нам? Ответ на эти вопросы находим у древних иноков: они предвозвестили о нашем положении; они и предначертали образ действования в этом положении. «В последнее время», сказал один из них: «те, которые поистине будут работать Богу, благоразумно скроют себя от людей и не будут совершать посреди их знамений и чудес, как в настоящее время. Они пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями» (4-й ответ преп. Нифонта). Какое основательнейшее наставление, какое утешение для нас в этих пророческих словах знаменоносного и духоносного отца!»

Чрезвычайно важно это указание! Отсюда ясен вывод: там, где много шума, саморекламы, искания популярности, то есть: где явно отсутствует смирение, а видно стремление к славе, к возвеличению себя в глазах других действительными или только дутыми, воображаемыми, мнимыми трудами и заслугами - там нет истинного угождения Богу.

Что же там?

Там - «одно лицемерство», приводит святитель Игнатий слова святителя Тихона Задонского.

«Убойся этого лицемерства», поучает далее святитель Игнатий: «убойся лицемерства, во-первых, в себе самом, потом - в других: убойся именно потому, что оно - в характере времени и способно заразить всякого при малейшем уклонении в легкомысленное поведение… Преследуй лицемерство в себе, изгоняя его из себя; уклонись от зараженных им масс, действующих и намеренно и безсознательно в направлении его, прикрывающих служение миру служением Богу, искательство временных благ искательством благ вечных, прикрывающих личиною святости порочную жизнь и душу, всецело преданную страстям». Вот - одна, чрезвычайно характерная черта, особенно свойственная нашему времени, которую как опытный знаток духовной жизни, вскрывает святитель Игнатий, предостерегая нас от нее.

Вторая черта, на которую не раз в своих творениях указывает святитель Игнатий, это - изсякновение благодатных руководителей подлинной духовно-нравственной жизни, а в связи с этим, что особенно важно в наше время знать и помнить каждому искренно ищущему спасения души - умножение лжеучителей, обманутых бесовской прелестью и влекущих весь мир в этот обман. Сугубая осторожность нам нужна, как многократно предостерегает нас в своих писаниях святитель Игнатий, чтобы «не принять волка за пастыря» и не довериться легкомысленно тому, кто может погубить твою душу, поведя ее ложным путем. По словам святителя Игнатия, наше время есть время крайнего оскудения духоносных наставников, а потому найти настоящего «старца», каковы были старцы-наставники первых веков христианства, теперь уже невозможно, и гораздо безопаснее руководиться Священным Писанием и писаниями отеческими. Сам святитель Игнатий при этом вспоминает, как много он страдал от почти постоянной встречи с духовными «руководителями, болезновавшими слепотой и самообольщением, и сколько горьких и тяжких потрясений» он от этого испытал.

Третья характерная черта нашего времени - это необыкновенное умножение соблазнов всякого рода, самых разнообразных, которые все будут отвлекать человека от искреннего и нелицемерного служения Богу. «Горе миру от соблазнов: ибо надлежит придти соблазнам» (Mф. 18, 7) - предвозвестил Господь. И пришествие соблазнов есть попущение Божие, и нравственное бедствие от соблазнов есть попущение Божие. К концу жизни мира соблазны должны столько усилиться и расплодиться, что по причине «умножения беззакония иссякнет любы многих» (Мате. 24, 12), и «Сын Человеческий, пришед, обрящет ли веру на земле?» (Лук. 18, 8) - «Земля Израилева» - Церковь будет «низвращена от меча» - от убийственного насилия соблазнов - «и пуста весьма» (Иез. 38, 18). Жительство по Богу сделается очень затруднительным.

Сделается оно таким потому, что живущему посреди и пред лицом соблазнов невозможно не подвергнуться влиянию соблазнов. Как лед при действии на него тепла теряет свою твердость и превращается в мягчайшую воду, так и сердце, преисполненное благого произволения, будучи подвергнуто влиянию соблазнов, особливо постоянному, расслабляется и изменяется.

«О, бедственное время! О, бедственное состояние! - восклицает святитель Игнатий, созерцая это губительное зрелище соблазнов: - «О, бедствие нравственное, неприметное для чувственных людей, несравненно большее всех вещественных, громких бедствий! О, бедствие, начинающееся во времени и не кончающееся во времени, но переходящее в вечность! О, бедствие из бедствий, понимаемое только одними истинными христианами и истинными иноками, неведомое для тех, которых оно объемлет и губит!»

Золотые слова святителя Игнатия! Ведь мы уже стоим сейчас пред лицом всех этих безчисленных многообразных соблазнов, которые так затрудняют современным людям «жительство по Боге», а многие ли в наше время отдают ce6е ясный отчет во всей крайней губительности этих соблазнов? В мире, на наших глазах, происходят душу потрясающие события, как напр. кровавая катастрофа, постигшая нашу Родину - Россию, создание безбожных богоборческих государств, открытая борьба с Богом и Церковью, явное служение сатане, а многие, как слепцы, ничего этого словно не видят и даже сердятся, когда им на это указывают: «да что вы говорите? ничего особенного тут нет! всегда это было!» и тому подобное.

Как и эта духовная слепота едва ли не большинства современных людей, даже именующих себя христианами (страшно сказать: среди них есть и немало христианских священнослужителей!), так и все, с каждым днем умножающиеся соблазны, которые все более и более затрудняют «жительство по Боге», - это, по словам святителя Игнатия - явное знамение уже начавшегося и быстро прогрессирующего в наши дни «отступления», о котором предрек св. Апостол Павел в своем Втором Послание к Солунянам (2 Сол. 2, 3).

«Создается жительство по Боге, - говорит святитель Игнатий, - очень затруднительным по обширности, всеобщности Отступления. Умножившиеся отступники, называясь и представляясь по наружности «христианами» (!!), тем удобнее будут преследовать истинных христиан; умножившиеся отступники окружат безчисленными кознями истинных христиан, противопоставят безчисленные препятствия их благому намерению спасения и служения Богу, как замечает св. Тихон Задонский. Они будут действовать против рабов Божиих и насилием власти, и клеветою, и злохитрыми кознями, и разнообразными обольщениями, и гонениями лютыми… в последнее время истинный инок (конечно, это относится не только к инокам, но и ко всем истинным христианам) едва найдет какой-либо отдаленный и неизвестный приют, чтобы в нем с некоторою свободою служить Богу и не увлекаться насилием Отступления и отступников в служение сатане».

Кто, видя все ныне в мире происходящее - вплоть до открытого уже служения сатане, - может сказать, что это время еще не наступило?

И оно, несомненно, наступило, если святитель Игнатий еще более 100 лет тому назад уже писал о его наступлении в его время, указывая и явные признаки этого.

Вот как, например, сильно и ярко пишет он об этом: «Времена, чем далее, тем тяжелее. Христианство, как дух, неприметным образом для суетящейся и служащей миру толпы, очень приметным образом для внимающих себе, удаляется из среды человеческой, предоставляя его («мире») падению его». Здесь в этих словах очень важно отметить, что Отступления как бы не видят, не замечают те люди, которые принадлежат к «суетящейся и служащей мiру толпе», те, которые сами настолько осуетились, предавши себя служению этому миру, во зле лежащему, по слову Апостола (1 Иоан. 5, 19), что потеряли духовное зрение, и потому все происходящее ныне в мире кажется им совершенно естественным, нормальным, с чем нужно примиряться. И они страшно сердятся на тех, кто пытаются открыть им глаза, ибо это мешает им жить спокойно, в свое удовольствие.

А вот что далее говорит святитель Игнатий: «Совершается предречение Писания об Отступлении от христианства народов, перешедших от язычества к христианству. Отступничество предсказано со всею ясностью Св. Писанием и служит свидетельством того, сколько верно и истинно все, сказанное в Писании».

Вот почему у истинного, подлинно-верующего христианина не может быть никакой паники при созерцании этой мрачной картины Отступления, чего как-то совсем наивно и неразумно боятся некоторые, предпочитая поэтому «не замечать» Отступления и молчать о нем. Истинный христианин ведь знает со слов Самого Христа-Спасителя, что всему этому «надлежит быть» (Марк. 13, 7; Лук. 21, 9), и он не должен закрывать глаза на это, а обязан вполне сознательно относиться к происходящему, правильно оценивать и взвешивать все события, в которых проявляется Отступление, дабы знать, как вести себя, дабы не быть самому увлеченным потоком Отступления, что может случиться незаметно для него самого, при его небрежении и недостаточном внимании.

И вот в руководство нам святитель Игнатий и говорит: «Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею».

Что же? Разве это значит, что нужно примириться с Отступлением и самому включиться в него? Отнюдь нет, конечно! А вот что: «Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтобы по возможности избегнуть влияния его».

Как важно в наше время помнить, носить в уме и сердце это драгоценнейшее наставление нашего великого российского светильника!

Вот почему преступно молчать об Отступлении, убаюкивать себя и других, что все вполне благополучно, что безпокоиться не о чем. И хотя мы не в силах «остановить Отступление немощною рукою своею», долг христианской любви повелевает нам не только самим «устраниться», «охраниться от него», но и ближних наших предохранить, предостеречь от него, если они сами не видят, не замечают. Тут надо всегда помнить замечательное изречение одного из величайших столпов нашей св. Церкви - святителя Григория Богослова, что «Молчанием предается Бог». Нельзя молчать о том, что является делом первостепенной важности, как дело спасения душ человеческих!

Обратимся к дальнейшим мыслям святителя Игнатия, которые открывают нам глаза на то, что сейчас происходит в мире: «Отступление начало совершаться с некоторого времени быстро, свободно и открыто. Последствия должны быть самые скорбные. Воля Божия да будет!»

Разве мы этого не видим? Ведь еще совсем, сравнительно, недавно казалось совершенно невозможным то полное безстыдство в религиозно-нравственной жизни людей, которое сейчас на наших глазах делается, вплоть до полного отречения от Христа и отвержения всяких религиозно-нравственных устоев и открытого служения сатане. И не только тайное, скрытое, но и явное, открытое гонение, доходящее до пролития крови, на исповедующих истинную веру Христову стало в наши дни грозным фактом. И напрасно проводить какую-то параллель между этим современным гонением на веру Христову во всех видах и тем, какое было на заре христианства. Тогда гнали христиан язычники, не ведавшие истинного Бога, не знавшие Христа, а теперь яростно и ожесточенно, злобно гонят Христову веру те, которые отлично знают Христа и проповеданное Им высокое учение и зачастую - сознательные отступники от Христовой веры, продавшие душу свою сатане за земные блага. Жутко читать дальнейшие предречения святителя Игнатия, исполняющаяся на наших глазах в наше время: «Милосердый Господь да покроет остаток верующих в Него. Но остаток этот скуден: делается скуднее и скуднее … Дело православной веры можно признать приближающимся к решительной развязке… Одна особенная милость Божия может остановить нравственную все губящую эпидемию, остановить на некоторое время, потому что надо же исполниться предреченному Писанием.

Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостоять. Предпринимаемые меры поддержки заимствуются из стихий мира, враждебного Церкви, и скорее ускорят падение Ее, нежели остановят». Эти слова как бы списаны с натуры в наше время! Ведь мы сейчас как раз являемся свидетелями этого «страшного и быстрого колебания Церкви». И действительно предпринимаемые меры заимствуются совсем не оттуда, откуда должны были бы предприниматься - не из духовной области, а все из тех же «стихий мира, враждебного Церкви» - из области страстей человеческих, помышляющих не о том, что Божие, а что человеческое. И конечно, такие меры не только не остановят падения Церкви, а скорее ускорят его.

«Послушайте, что вы говорите» - скажут некоторые: «о каком «падении Церкви» можно говорить, когда мы имеем такое решительное обетование Христово, как: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют Ее» (Матф. 16, 18)?

Совершенно верно, и слова Христовы, конечно, непреложны. Но почему-то забывается о том, что ведь в этих словах Христовых не указывается пределов Церкви, врата адовы которой не одолеют. Не сказано, какая именно это будет Церковь: Константинопольская, Русская, Сербская, Болгарская или наша Русская Зарубежная Церковь, или еще какая-либо иная: сказано просто - «Церковь», то есть, что до скончания века и Второго Пришествия Христова истинная Церковь не исчезнет с лица земли, а будет существовать.

Но ведь Церковь останется Церковью со всеми принадлежащими ей высокими обетованиями и благодатными полномочиями и правами и в том случае, если в ней останется хотя бы один епископ и самое малое количество верующих. А все остальное «поколеблется» и «падет», будет «одолено вратами адовыми», хотя бы и впредь продолжало именовать себя «церковью».

Вот, о чем говорит здесь святитель Игнатий и вот что надо иметь в виду для правильной оценки происходящих в наше время событий!

«Не от кого ожидать восстановления христианства», - говорит далее святитель Игнатий: - «Сосуды Святого Духа иссякли окончательно повсюду, даже в монастырях, этих сокровищницах благочестия и благодати, а Тело Духа Божия может быть поддерживаемо и восстановлено только Его орудиями. Милосердное долготерпение Бога длит и отсрочивает решительную развязку для небольшого остатка спасающихся, между тем гниющие или сгнившие достигают полноты тления. Спасающиеся должны понимать это и пользоваться временем, данным для спасения, «яко время сокращено есть», и от всякого из нас переход в вечность не далек.

К положению Церкви должно мiрствовать, хотя вместе должно понимать его. Это - допущение Свыше. Старец Исаия говорил мне: «Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено в частности спасаться людям, желающим спастись».

Наставления прямо как будто непосредственно к нам направленные, дабы мы не унывали, не падали окончательно духом, видя, что делается. Тяжелее всего, конечно, как отмечает это не раз и святитель Игнатий, переносить в такое время духовное одиночество.

«Себя спасай! блажен, если найдешь хотя одного верного сотрудника в деле спасения: это - великий и редкий в наше время дар Божий. Остерегись, желая спасти ближнего, чтобы он не увлек тебя в погибельную пропасть. Последнее случается ежечасно». Вот, какое трудное будет для спасения время, и оно уже наступило!

«Спасаяй да спасет свою душу», - сказано остатку христиан, сказано Духом Божиим» - подчеркивает эту трудность святитель Игнатий, желая внушить нам особенную бодренность, особенное внимание себе.

Отступление в усиленно, все более и более развивающуюся эпоху которого мы, по многим признакам, как свидетельствует об этом и святитель Игнатий, уже вступили, должно предшествовать явлению в мир противника Христова - Антихриста: оно должно подготовить приход и воцарение Антихриста и «увенчается» им, после чего наступит страшный период последней решительной борьбы диавола с Богом и со Христом Его.

Об этом, основываясь на предречениях многих Отцов Церкви, говорит святитель Игнатий в своей замечательной книжице: «О чудесах и знамениях» (также в 4 томе).

Антихрист явится естественным последствием «оскудения в людях духовного знания и рассуждения» и «отсутствия истинного Богопознания», которое «принимает дела диавола за дела Божии».

Вся обстановка в мире, перед приходом Антихриста, будет такова, что Антихрист явится как бы необходимым следствием всей этой подлинно-антихристианской обстановки, антихристианского умонастроения мира. Вот почему еще св. Ап. Иоанн Богослов говорил, о «многих антихристах» (1 Иоан. 2, 18), вот почему можно говорить о проявлении в мире «духа Антихриста» еще задолго до воцарения самого Антихриста. И говорить об этом - никак не значит брать на себя смелость «предсказывать» время явления Антихриста, которое, согласно учению Слова Божия, никому с точностью неизвестно, хотя многие признаки его и указываются.

А говорить об этом нужно, чтобы не дать себя увлечь Антихристу, который будет чрезвычайно искусным обманщиком-прельстителем, способным даже творить ложные знамения и чудеса».

Итак подведём итог. Мы не можем слабой своей рукой остановить надвигающейся тьмы. Но можем спасти собственные души, следуя в этом указаниям лишь Святых Отцов и не вверяя ничьей воле своей совести. Дело это – первейшее, ибо сказано: спаси самого себя, и тысячи вокруг тебя спасутся. Постигая божественное учение и смыслы происходящего в мире, укрепляясь в вере сами и живя в соответствие с нею сами, мы можем помогать верно ориентироваться тем, кто находится подле нас, нашим ближним. Твёрдое и открытое исповедание и проповедь Христа – вот, единственный путь спасения от сатанинского рабства. И Боже сохрани нас отступить от него, ибо сам Господь сказал, что теми, кто погнушается Им в мире сём, погнушается и Он на Страшном суде.

 

Говоря о ближних, мы, в первую очередь, заботимся о наших родных, детях. Что может быть важнее, нежели правильное воспитание ребёнка, чистой детской души, самим Создателем вверенной нашей ответственности, за которую перед Ним придётся отвечать нам – всё ли мы сделали, чтобы обратить её к свету, или же собственной неряшливой жизнью и нерадением погубили?

В статье «Православное мировоззрение» преп. Серафим (Роуз) указывал: «…поскольку, хотим мы этого или нет, мы находимся в миру (…), мы должны смотреть на него и его искушения твердо и реалистически, но не поддаваться ему; в частности, мы должны подготовить нашу молодежь к стоящим перед ней искушениям и как бы сделать ей прививки против этих искушений. Мы каждый день должны быть готовы ответить на влияние мира принципами здорового христианского воспитания. Это означает, что все, что ребенок узнает в школе, дома должно проверяться и исправляться. Мы не должны думать, что то, что он узнает в школе, есть просто полезное или нечто мирское, не имеющее никакого отношения к его православному воспитанию. Его можно научить полезным ремеслам и фактам (…), но даже если он и приобретает это, его научат многим неправильным точкам зрения и идеям. (…)

Родители должны точно знать, чему учат их детей на разных общеобразовательных курсах, получивших в сегодняшних американских школах почти повсеместное распространение, и исправлять это дома, не только придерживаясь откровенной позиции по этому вопросу (…), но также четко выделяя его моральный аспект, чего совершенно нет в общественном образовании.

Родители должны знать, какую музыку слушают их дети, какие они смотрят фильмы (слушая или смотря с ними вместе, если необходимо), какой язык они слышат и каким языком пользуются сами, и делать всему этому христианскую оценку.

В тех домах, где недостает мужества выбросить телевизор из окна, его надо контролировать строго и следить за тем, чтобы избежать отравляющего воздействия этой машины, которая стала главным учителем антихристианских оценок и идей в самом доме, особенно для молодых.

Я говорю о воспитании детей потому, что именно здесь мир наносит в первую очередь удары по православным христианам и воспитывает их по своему образцу; как только у ребенка сформировалось неправильное отношение, задача его христианского воспитания становится вдвойне трудной.

Но не только дети, но и все мы стоим перед лицом мира, который пытается сделать нас антихристианами посредством школы, телевидения, кино, популярной музыки и всеми другими способами, которые обрушиваются на нас, особенно в больших городах. Мы должны понимать, что то, что вдалбливается в нас, исходит от одного источника - оно имеет определенный ритм, определенное идейное содержание для нас: эту идею самопоклонения, расслабления, наплевательства, наслаждения, отказа от малейшей мысли о другом мире - в различных формах здесь есть одна конкретная вещь, которая навязывается нам. Фактически это обучение безбожию. Мы должны активно защищаться, зная, что именно мир пытается сделать с нами, защищаться и таким средством, как формулируя и предавая гласности наш православный христианский ответ на это. Откровенно говоря, наблюдая за тем, как православные семьи живут в сегодняшнем мире и передают свое православие, может показаться, что эту битву чаще проигрывают, чем выигрывают. Число православных христиан, которые сохраняют в целости свое лицо и не изменяются по образцу современного мира, на самом деле очень невелико.

Все же не следует рассматривать окружающий нас мир как всецело плохой. На самом деле, чтобы нам сохраниться как православным христианам, мы должны быть достаточно рассудительными, чтобы использовать в своих целях все, что есть в этом мире положительного. Здесь я рассмотрю несколько моментов, которые мы можем использовать в интересах нашего православного мировоззрения, хотя по-видимости они непосредственно ничего общего с православием не имеют.

Ребенок, который с детства приучен к хорошей классической музыке, душа которого развивалась под её влиянием, не подвергается искушениям грубого ритма, «рока» и других форм современной псевдомузыки в той мере, в какой подвергается им выросший без музыкального воспитания. Такое музыкальное воспитание, по словам некоторых оптинских старцев, очищает душу и приготовляет ее к принятию духовных впечатлений.

Ребенок, приученный к хорошей литературе, драме и поэзии и ощутивший их воздействие на душу, т.е. получивший истинное наслаждение, не станет легко приверженцем современного, телевидения и дешевых романов, которые опустошают душу и уводят ее с христианского пути.

Ребенок, который научился видеть красоту классической живописи и скульптуры, не вовлечется легко в извращения современного искусства и не будет тянуться к безвкусным изделиям современной рекламы и порнографии.

Ребенок, который знает кое-что о мировой истории, особенно времен христиан, о том, как люди жили и мыслили, в какие ошибки и западни они попадали, уклоняясь от Бога и Его заповедей, и какую славу и достойную жизнь они вели, когда были Ему верны, сможет судить о жизни и философии нашего времени и не станет слепо следовать за первой же философией или образом жизни, с которым столкнется. Одна из проблем, стоящих ныне перед школьным образованием, состоит в том, что детям не прививают больше чувства истории. Это опасная и роковая вещь - лишить ребенка чувства истории. Это означает, что его лишают возможности брать пример с людей, живших в прошлом. А история, в сущности, постоянно повторяется. Когда вы это замечаете, вам хочется знать, как люди решали свои проблемы, что сталось с теми, кто восстал на Бога, и с теми, кто изменял свою жизнь, подавая яркий пример, доживший до наших дней. Чувство истории очень важно, и его надо прививать детям.

В общем, человек, хорошо знакомый с лучшими плодами светской культуры - которая на Западе почти всегда имеет определенное религиозное и христианское звучание, - получает намного больше возможностей вести нормальную плодотворную жизнь православного христианина, чем тот, кто обратился в православие, будучи знаком лишь с современной популярной культурой. Тот, кто обратился в православие сразу от «рок»-культуры, и вообще всякий, кто думает, что он сможет сочетать православие с культурой такого рода, должен будет пройти через многие страдания прежде, чем он сможет стать действительно серьезным православным христианином, который способен передать свою веру другим. Без страдания, без понимания православные родители вырастят детей, которых пожрет современный мир. Лучшая мировая культура, усвоенная соответствующим образом, очищает и развивает душу; сегодняшняя популярная культура уродует и деформирует души и мешает им правильно реагировать на зов православия.

Поэтому в нашей битве против духа мира сего мы можем использовать лучшее, что может предложит мир, чтобы пойти дальше этого лучшего; все лучшее в мире, если нам достает мудрости видеть это, указывает на Бога и Православие, а мы уж должны этим воспользоваться».

«Ребёнок растёт на асфальте, и будет жестоким, как он…» – писала некогда М.И. Цветаева. В самом деле, дети 20-го и 21-го столетий растут преимущественно на асфальте в прямом и переносном смысле слова. Растут без почвы.

В роли «Арины Родионовны» 21-го века выступает телевизор, к которому многие родители, занятые своими делами, охотно усаживают своих чад, чтобы те не путались под ногами, не мешали. Ребёнок ещё многого не понимает, но хорошо чувствует, что он – не интересен. Что за ним нет контроля. И отвечает равнозначной монетой: полным отсутствием послушания, уважения к старшим. Сказать, что родители не любят своего ребёнка, не заботятся о нём, было бы неверно. Но что понимается под заботой? Чаще всего сторона материальная: здоров, накормлен, одет, учится, имеет всё необходимое, чтобы быть «не хуже людей» – что ж ещё надо? А надо – гораздо большее. Ребёнок – это, прежде всего, живая душа. И душа эта просит Хлеба. Бога. А вместо этого любящие родительские руки всучивают ему камень – телевизор. И остаётся пустота в душе. И нет ни основы, ни почвы, ни стержня, который стал бы укрепой на всю жизнь. И запоздало удивляются некоторые родители, вдруг обнаружив, что дети выросли совсем не такими, какими следовало бы. «Обеспечивайте детям своим не кусок хлеба, а хоть частично душу и совесть. И дети ваши будут обеспечены, и вы благословенны на этом и том свете», - писал Святитель Николай Сербский. Если бы всем родителям помнить эту заповедь!

Не в школе, не «в людях», а в семье формируется изначально человеческая личность. В России семье нанесён колоссальный урон. Первый сокрушительный удар по ней нанесли большевики, объявив её одним из отживших институтов старого мира. Детей при этом предлагалось сдать в приюты, а «семейное рабство» заметить свободной любовью, выражавшейся в «доктрине о стакане воды» А. Коллонтай. Упразднили Бога, упразднили семью, и, вот, детей стала воспитывать пионерия, внедряя в податливые души слепую веру в идолов, ненависть к «врагам», культ доносительства. Следующими ударом стало выбивание отречения, доносов и предательства родных родными. Чтобы не стать «членами семьи врага народа» жёны отрекались от мужей, сыновья от матерей и отцов. Имена живых мертвецов предавались забвению, и дети вырастали, не ведая подлинной истории собственных родных, вырастали Иванами, родства не помнящими. Уничтожение памяти родовой стало одним из важнейших этапов фальсификации исторической памяти русского народа.

Годы спустя отношение к семье как будто изменилось, но последствия большевистской политики были необратимы. Нормой жизни стали неполные семьи, и мать-одиночка сделалась героиней бесславной эпохи. Эпоха эта сменилась новым витком растления, обрушавшимся на Россию в 90-е. Вновь расшатывали исконные ценности, вновь проповедовали разврат, планирование семьи, жизнь, ничем не связанную, лёгкую, «для себя», жизнь в которой ребёнок может быть только обузой, в которой ребёнок не нужен…

Ребёнок учится жить, видя пример родителей, копируя их. Он не терпит фальши, поэтому его нельзя обучить ничему, не подавая личный пример. К примеру, невозможно привить ребёнку любовь к чтению, если он не будет видеть эту любовь у родителей, видеть их, склонившимися над книгой. «…что делают сами наши родители, дабы спасти своих детей от духовной и преждевременной телесной смерти? – вопрошал архиепископ Аверкий (Таушев) в проповеди «Печальные судьбы современного юношества» и отвечал: - Увы! мало кто из современных родителей заботится по-настоящему о достодолжном, христианском воспитании своих детей. Или просто небрегут о нем, предпочитая, что гораздо легче, просто «плыть по течению», или сами настолько увлекаются современными модными веяниями и идеями, что предоставляют детям во всем следовать примерам современного развращенного века, дабы дети их ничем не выделялись среди всей остальной молодежи. И не думают даже о том, что их самих, быть может, в наказание за их легкомыслие, ожидает «плач и рыдание и вопль мног».

В самом деле. Разве безсмысленная и безалаберная кормежка, нездоровые лакомства и напитки, удовлетворение всех капризов ребенка и в пище и питии - разве все это не развивает в будущем юноше или девушке прихотливость и невоздержность?

А стремление многих родителей с самых ранних лет приучать детей более к светским развлечениям и увеселениям, нежели к храму Божию, постоянное хождение по кинематографам, театрам, циркам, балам и вечеринкам, разодевание по последней моде подростков, нескромные шутки и праздные, нередко сальные разговоры - разве все это не влечет ребенка уже с ранних лет к грехам против целомудрия, с тем, чтобы постепенно, с достижением зрелого возраста, ввергнуть в самую пучину моральной грязи и распутства? Особенно часто некоторые неразумные матери, руководимые нездоровым женским инстинктом, морально портят своих еще вполне чистых нравственно дочерей, заставляя их следовать современной, более чем неприличной уже, моде, одеваться (чтобы не сказать: раздеваться!) и вести себя нескромно в обществе, угождая современным развращенным вкусам и настроениям.

А непослушание родителям, непочтение к старшим? Ведь это стало уже настоящей болезнью времени. И никто из родителей или старших, по большей части, не смеет не только наказывать, но даже сделать замечания подросткам и молодым людям, ибо ему угрожает опасность нарваться на дерзость, оскорбление и даже физическое действие, вплоть до убийства, о чем мы читаем в прессе немало подобных случаев.

А безудержная гневливость, раздражительность и самоволие? Ведь это просто вошло в обычай, в какую-то моду, и многие родители даже не находят нужным решительно и в корне пресекать эту язву. Здесь, в США, дети, недовольные обращением с ними их родителей, имеют даже чудовищное право жаловаться на них в полицию, и тогда уже не строптивых и распущенных детей наказывают, а их родителей, подвергая их уголовной ответственности за «плохое обращение» с детьми - фактически же только за то, что они хотели спасти детей от духовной гибели и, может быть, и преждевременной телесной смерти, заботясь о пресечении возникающих в них порочных навыков и преступных замашек и стремлений.

Некоторые неразумные родители как-то не хотят понять, что безчисленные уступки и поблажки всем прихотям и капризам ребенка, по ложной любви к нему, делают его несноснейшим и несчастнейшим существом, которое и себе и другим людям в тягость, а иногда - воспитывают в нем будущего преступника, который для достижения своих личных эгоистических целей не останавливается ни перед каким самым страшным злодеянием.

(…)

Однако, для того, чтобы разумно воспитать чад своих, родители прежде всего сами должны давать детям пример послушания заповедям Божиим и Святой Церкви Христовой. Всем известно, как велика у детей склонность к подражанию, а потому они легко усваивают себе все и заражаются всем тем дурным, что видят у взрослых и, в первую очередь, у своих родителей и воспитателей. О, как бдительны должны быть родители и воспитатели к самим себе, дабы дурным примером не дать соблазна чадам своим и не погубить их. Они всегда должны стараться о том, чтобы авторитет их высоко стоял перед детьми, а если дети, обычно всегда чуткие, восприимчивые и наблюдательные, заметят у родителей своих и воспитателей расхождение между делом и словом, - то нет хуже! Пусть тогда родители пеняют на самих себя, если дети их невоспитанны, грубы и непослушны.

Каков же единственно-правильный путь воспитания и как спасти детей от преждевременной смерти - и душевной и телесной?

Путь этот - один, вечный и неизменный - это путь евангельского воспитания, путь теснейшего приближения детей ко Христу и Его Святой Церкви, как Он Сам сказал: «Не препятствуйте детям приходить ко Мне» (Мф. 19, 14).

И не надо бояться разумного церковного воспитания! Это вовсе не значит делать детей монахами, чего многие в наше время как-то суеверно боятся. Это только значит - сделать детей вполне здоровыми душевно и телесно, предостеречь их от многих губительных ошибок в жизни, спасти их от неизбежно ожидающей их, в противном случае, горькой участи и обезпечить им долгую, спокойную и действительно, по настоящему, счастливую жизнь».

Воспитание ребёнка, воспитание души его – задача, требующая много сил, самоотвержения, времени, коего так мало остаётся в современном мире. И.А. Ильин писал в своей статье «О духовности инстинкта»: «Кто желает воспитать ребенка, тот должен пробудить и укрепить в нем духовность его инстинкта. Если дух в глубине бессознательного будет пробужден и если инстинкт будет обрадован и осчастливлен этим пробуждением, то в жизни ребенка совершится важнейшее событие и дитя справится со всеми затруднениями и соблазнами предстоящей жизни: ибо «ангел» будет бодрствовать в его душе и человек никогда не станет «волком». Но если в детстве это не состоится, то впоследствии всякие уговоры, доказательства и кары могут оказаться бессильными, ибо инстинкт со всеми его влечениями, страстями и пристрастиями не примет духа и не сроднится с ним: он не будет узнавать и признавать его, он будет видеть в нем врага и насильника, услышит одни запреты его и всегда будет готов восстать на него и осуществить свои желания. Это будет означать, что инстинкт утверждает в себе «волка»; он знать не знает «ангела» и отвечает на его появление недоверием, страхом и ненавистью:

В этом состоит секрет воспитания, его живая тайна. Но именно это и упущено нашей эпохой: последние поколения человечества разучились воспитывать в детях духовность инстинкта и тем открыли для них гибельные пути. Грядущая культура должна понять эту ошибку и обновить свое педагогическое искусство…

…Воспитание человека начинается с его инстинктивных корней. Оно не должно сводиться к разглагольствованию или проповеди; оно должно сообщить ребенку новый способ жизни. Его основная задача не в наполнении памяти и не в образовании «интеллекта», а в зажигании сердца. Обогащенная память и подвижная мысль - при мертвом и слепом сердце - создает ловкого, но черствого и злого человека. Вот почему образование без воспитания есть дело ложное и опасное. Оно создает чаще всего людей полуобразованных, самомнительных и заносчивых, тщеславных спорщиков, напористых и беззастенчивых карьеристов; оно вооружает противодуховные силы; оно развязывает и поощряет в человеке «волка»…

…Ребенка надо приобщить к божественному счастью на земле как можно раньше; тогда, когда он еще ничего не знает ни о горечи жизни, ни о зле мира; когда душа его не испытала еще ни жестокости людей, ни суровости природы; когда он полон естественной доверчивости и богат первозданной чистотой.

В мире есть чудесные сочетания красок - естественно-гармоничные, для вкуса безупречные, нежные и разнообразно богатые; надо показать их ребенку и радовать его ими. В мире есть изумительные, одухотворенные светотени, пленившие когда-то Леонардо, венецианцев, и Рембрандта; надо, чтобы веяние их коснулось ребенка и дохнуло на него. Есть простые и нежные мелодии - их так много в русских народных песнях, колыбельных, свадебных и хороводных, - которые ребенок должен полюбить еще в колыбели. Мать, поющая их своему младенцу, начинает его истинное воспитание: это дух ее инстинкта обращается к духовности его инстинкта, рассказывая ему о возможности любви и счастья на земле…

…Ребенок должен как можно раньше почуять реальность чужого страдания и научиться вчувствоваться в него, чтобы жалеть, беречь и помогать и идти на деятельную помощь. Необходимо найти прямой и близкий путь к его сердцу и научить его хотеть добра и стыдиться зла. Пусть навертываются у него слезы на глазах от русской жалующейся песни; пусть он научится умолкать при звуках серьезной и глубокой музыки. После пяти-шести лет он должен услышать о героях своей страны и влюбиться в них; он должен научиться «стоять» вместе с ними, бороться, побеждать и не искать награды. Надо, чтобы он научился вместе с Пушкиным благодарить Бога за то, что родился русским, и вместе с Гоголем - радостно дивиться на гениальность русского языка. Чем раньше он начнет скромно, но уверенно гордиться своею русскостью, тем лучше.

Ребенку необходим поток мужественной и братски-товарищеской любви от отца и женственно-ласковой, религиозно-совестной любви от матери. Не надо преувеличений; но в сердце его должна навсегда расцвести почтительная и нежная благодарность к родителям, пробудившим его сердце и укрепившим его духовность. Он должен открыть свое сознание голосу совести и научиться внимать его бессловесным призывам к совершенству; и, что важнее всего, он должен несколько раз, по собственному почину отдаться этому голосу и осуществить в жизни его требования, чтобы познать совесть не только через угрызения за грех, но через творческое осуществление ее зова.

И после каждого духовного пробуждения, восприятия, потрясения и свершения надо говорить ему о том, что есть благостный Господь, знающий его и любящий его; так, чтобы ему самому захотелось молиться; и тогда научить его лучшим и кратчайшим молитвенным словам и несколько раз помолиться при нем и с ним вместе - огнем своего взрослого сердца. Потом надо показать его сердцу Христа, Сына Божия. И сердце его узнает Его - само, безошибочно и навсегда…»

Много важных рекомендаций родителям даёт святитель Феофан (Затворник) в своём труде «Путь к спасению», на который ссылается епископ Григорий (Граббе) в статье «Православное воспитание детей в наши дни»:

««Если, пишет еп. Феофан, вообще всякое семя развивается по роду своему, то может развиваться и семя благодатной жизни в крещеном. Если в нем положено семя преобладающего над грехом обращения к Богу, то оно также может быть развиваемо и возращено, как и другие семена».

Иначе говоря, врожденное в человеке религиозное чувство и данная ему в крещении благодать нуждаются в помощи родителей, восприемников и вообще воспитателей для того, чтобы расти и принести богатый плод.

Епископ Феофане Затворник дает ряде очень ценных практических указаний, как родители и восприемники должны вести ребенка, чтобы он, пришедши в сознание, сознал в себе благодатные силы, с радостным желанием восприял их, равно как и сопряженный с ними обязанности и требуемый ими образ жизни.

Хотелось бы, чтобы все родители приступали к воспитанию детей, изучив эти наставления епископа Феофана. К сожалению, его «Путь ко спасению» теперь трудно достать. Поэтому мы кратко позаимствуем у него некоторый его мудрые наставления, в применение к современным проблемам.

Первой предпосылкой еп. Феофана является то, что младенец через крещение вырывается из-под власти сатаны и приобщается к жизни в Боге. Ради свойственного такой жизни настроения ему даются дары благодати. Но коль скоро такое настроение ума и сердца умаляется, тотчас грех снова начинает обладать сердцем, а через грех налагаются узы сатаны, и отъемлется благоволение Божие и сонаследование Христу.

Все внимание тех, на ком лежит обязанность блюсти в целости принятое от купели дитя-христианина, должно быть направлено к тому, чтобы не допустить над ним обладание греха, обессилить последний, а направление к Богу возбуждать и укреплять.

«Младенец живет, следовательно можно влиять на его жизнь», пишет еп. Феофан.

Как оказывается это влияние? Через Св. Тайны, за ними - всю церковность, и, с ними вместе - веру и благочестие родителей.

Тут надо сделать некоторое отступление от изложения учения еп. Феофана.

Все родители хотят, чтобы у них дети были благочестивыми. Христианские родители хотят, чтобы дети были верующими, хотят видеть с их стороны почет и послушание, хотят, чтобы они выросли добродетельными и полезными для общества.

Родители, однако, должны помнить слова Спасителя, что «ученик не бывает больше своего учителя» (Лук. 6, 40). Религиозность детей поэтому будет измеряться религиозностью родителей, которые не смогут дать им больше, чем имеют сами.

И вот, приступая к рождению и воспитанию детей, родители непременно должны думать о своей ответственности перед ними и в этом сознании повышать свой собственный духовный уровень.

Т. о., христианское воспитание детей должно начинаться с работы родителей над собою. Если у них будет расти с годами их собственное религиозное сознание и укрепляться церковность, то вслед за ними будут духовно расти и дети. Но если у них не будет молитвенной церковной жизни, если они церковно не будут развиваться, а будут стоять на месте, то не будет в семье условий для развития и духовного роста их детей.

Жизнь есть движение вперед, развитие, рост. Чтобы дети приобщились к религиозной жизни, надо, чтобы эта жизнь существовала у их родителей и чтобы дети могли входить в эту жизнь, приобщаясь к ней полнее и полнее по мере роста своего развития.

Епископ Феофан, давая ряд советов о том, как искать благодатного воздействия Церкви на детей, делает оговорку, что все это может разорить и лишить плода - неверие, небрежность, нечестие и недобрая жизнь родителей. Есть непостижимая для нас связь души родителей и особенно матери, с душой детей и мы не можем определить, до какой степени простирается влияние первых на последних.

Переходя к мерам благодатного воздействия на душу младенца, еп. Феофан прежде всего, конечно, указывает на необходимость возможно чаще причащать младенцев Св. Христовых Таин, что «живо и действенно соединяет с Господом новый член его, чрез Пречистое Тело и Кровь Его, освящает его, умиротворяет в Себе и делает неприступным для темных сил».

Еп. Феофан указывает на то, что многие явственно замечают плоды благодатного воздействия Причастия на младенцев и что нередко оно сопровождается чудесами. Св. Андрей Критский в детстве долго не говорил. Когда родители обратились к молитве и благодатным средствам, то во время причащения Господь дал ему дар речи.

Большое влияние на детей, пишет еп. Феофан, имеет частое ношение их в церковь, прикладывало ко Кресту и Евангелию и иконам; также и дома - частое поднесение под иконы, частое осенение крестным знамением, окропление св. водой, курение ладаном, осенение крестом колыбели, пищи и всего прикасающегося к ним, благословение священника, приношение в дома икон из церкви и молебны; вообще все церковное чудным образом возгревает и питает благодатную жизнь дитяти, и всегда есть самая безопасная и непроницаемая ограда от покушения невидимых темных сил, которые всюду готовы проникнуть в развевающейся только души, чтобы своим дыханием заразить ее».

Напротив, пользуясь той близостью духа, которая существует у добрых родителей с дитятей, они могут влиять на него своим чувством любви в тот ранний период его жизни, когда он еще не открыт для других форм воздействия. «Надобно, пишет еп. Феофан, чтобы во взоре родителей светилась не одна любовь, которая так естественна, но и вера, что на руках у них более, чем простое дитя, и надежда на то, что Тот, Кто дал им поде надзор сие сокровище, как некоторый сосуде благодати, снабдит их и достаточными силами к тому, чтобы сохранять его, и, наконец, непрерывно в дух совершаемая мо­литва, возбуждаемая надеждою по вере».

Епископ Феофан дает прекрасный образ в объяснение того, как важно действовать церковностью на дитя совне и внутрь, чтобы вокруг зачинающейся жизни создалась сродная Церкви атмосфера, которая перелила бы в него свой характер. Он уподобляет дитя вновь устроенному сосуду, который хранит долго, если не всегда, запах того вещества, которое вольют в него в ту пору.

Но незаметно для родителей у дитяти растет сознание и для воспитания своего оно требует все больше и больше внимания и любви.

По мере роста начинают появляться и греховные движения, поначалу совершенно бессознательно. Однако, постепенно, если за этим не следить, эти греховные движения могут переходить в привычку.

Так например, рано может проявиться капризность, ревность, гнев, леность, непослушание, упрямство, зависть, стяжательность. Некоторые дети очень рано начинают хитрить и даже лгать. В пять лет у ребенка уже можно замечать задатки его будущего характера. Эти задатки развиваются и с ними вместе постепенно входят в природу ребенка как некоторые страсти, так и некоторые добродетели. С терпением надо бороться с недостатками, стараясь, чтобы они не входили в привычку, и, одновременно, надо способствовать развитию добрых свойств души и сердца.

(…)

Со стороны родителей здесь требуется большая бдительность и большое терпение.

Главное, чтобы родители не сердились на детей за их недостатки и проступки, а останавливали их с терпением, любовью, но вместе с тем, и твердостью. Пусть дети видят, что их проступки не столько сердят, сколько огорчают родителей.

Родители всегда должны помнить, что как ни мелкими могут казаться отдельные проступки детей, они, оставаясь неисправляемыми, легко переходят в дурную привычку, а с годами в греховный навык.

Маленькие дети бывают чисты и неиспорчены, но в них ра­но может зарождаться начало разных будущих страстей.

Однако, вместе с тем, чистота детского сердца открывает и безграничный простор для насаждения в нем семян веры и благочестия, если только не потерять для этого драгоценного времени.

Епископ Феофан указывает на то, что если с одной стороны в детях, к воспитанию которых с младенчества применяются указанные выше меры, будет расти тяготение к Богу, то с другой - в них не дремлет и живущий в них грех. Дети сами, своими силами, неспособны вести внутреннюю брань с грехом. Вести эту брань и направлять в ней дитя должны родители.

Но чтобы действовать при этом разумно, родителям надо знать «чего ищет оставшийся грех, чем питается, через что именно завладевает нами». Основные возбудители, влекущие ко греху, по его словам, суть своеумие в уме, своеволие в воле, самоуслаждение в чувстве. «Поэтому, пишет он, должно так вести и направлять развивающиеся силы души и тела, чтобы не отдать их в плен плотоугодливости, своеволию и услаждению, ибо это будет плен греховный, - а, напротив, приучать отрешаться от них и преобладать над ними».

Прежде всего требуют внимания потребности плоти, которые существуют от пеленок до смерти и которые поэтому надо поставить в известные пределы и закрепить это навыком. Епископ Феофан справедливо указывает, что для здоровья как тела, так и души употребление пищи необходимо приспособительно к возрасту подчинять известным правилам, в коих определялось бы время, количество и способе питания, и потом не отступать от установленного порядка без большой нужды.

Очень плохо, когда дитя кормят без разбора времени, когда бы оно ни попросило пищи. Это вредно и для тела, но еще больше для души, ибо приучает к своеволию и распущенности. Вообще очень важно подчинять весь распорядок дня точному расписанию, что, кстати сказать, дети обычно принимают с большой охотой, часто выражая неудовольствие, когда от такого привычного им порядка отступают. Расписанию, как равно и надзору старших должно быть подчинено и движение, т. е. игры, чтобы превратное развитие, оставленное на произвол, в одних не раз­вило непомерную резвость и рассеянность, а в других - вялость, безжизненность и леность. Первое, по словам еп. Феофана, укрепляет и обращает в законе своенравие и непокорность, в связи с коими находятся задорность, гневливость и неудержимость в желаниях. Последнее погружает в плоть и предает чувственным наслаждениям.

Кто не наблюдал, как дитя, чрезмерно нарезвившись, становится непослушным и капризным? Из этого одного следует, что движение его необходимо держать под известным контролем. Однако в этом могут быть две крайности: чрезмерная строгость, или напротив - слабость и попустительство.

Православное воспитание, напротив, должно формировать личность, свободно следующую по путям правды, которые она любит и вне которых себя не мыслит. В детях надо воспитывать волю, но волю направленную к добру».

 

Спасая самих себя и друг друга и образуя таким образом круг близких по духу людей, можно переходить к следующему этапу выживания в агрессивной среде – формированию т.н. коллективов выживания, разработкой концепции которых занимается сегодня публицист Семён Резниченко. Такие коллективы не новы для нашей истории, и в прежние времена являли собой, прежде всего, общины верующих. В сущности, общины первых христиан, живших среди гонителей-язычников, постоянно подвергаясь преследованиям, можно отнести именно к таким коллективам.

В ХХ веке гонения на Церковь дали импульс к возникновению таких  общин  в России. Правда, в конечном итоге, оные были истреблены богоборческой властью, и лишь немногие их члены уцелели в те страшные годы. Тем не менее, пример их весьма поучителен, поэтому рассмотрим его подробнее.

Наиболее известны общины Маросейского храма Николы в Клёниках в Москве и церкви святой Магдалины в Киеве. Последнюю возглавлял священник Анатолий Жураковский. Создание общины, не формальной, а соединённой духовными узами и общими благими делами, было заветной идей отца Анатолия. Члены его общины помогали друг другу и прочим нуждающимся, чем могли: врачи помогали больным, сёстры ухаживали за ними, имевшие достаточное образование занимались в качестве домашних учителей с детьми верующих, община собирала деньги и помогала сиротам и заключённым. Собираясь вместе, братья и сёстры изучали Писание, богословскую и классическую литературу, слушали лекции профессоров разогнанной Киевской духовной академии.

Аналогично складывалось бытие общины храма Николы в Клёниках. Отец Алексий (Мечёв) считал главной задачей устроить жизнь прихода так, чтобы миряне могли приобщиться к той строгой церковности, какая сохранялась лишь в монастырях.. Внутри братства были своего рода «ячейки» - небольшие группы верующих по несколько семей, регулярно собиравшиеся вместе, дабы почитать вслух духовные книги, побеседовать на духовные темы. Во главе каждой малой общины стоял избранный глава, наиболее сведущий и мудрый человек, могший помочь советом, направить. Вся Маросейка была большой и дружной семьёй, «покаяльно-богослужебной», как называл её сын отца Алексея, отец Сергий, возглавивший приход по смерти родителя. С усилением гонений перед общиной встала проблема религиозного воспитания детей. Семья батюшки владела двумя загородными домами: в Верее и в Дубках. На лето отец Сергий отдавал их членам общины, братчикам, жившим там с приходскими детьми, с которыми занимались бывшие в общине учителя. Братчики – в основном, молодёжь - испытывали немало трудностей на новом для себя поприще воспитания детских душ. Ребята вели себя шумно и свободно, а нет ничего труднее, чем дисциплинировать тринадцати-четырнадцатилетних подростков. Отец Сергий наставлял молодёжь: «Изучайте людей, будьте внимательны, подходите к ним так, как они этого требуют». И подходили, учась терпению и пониманию…

В сущности, и маросейская, и киевская общины являли собой единственно возможный истинный образчик «свободы-равенства-братства» - во Христе, по закону любви и Истины.  

Сегодня мы можем наблюдать отрадные примеры возникновения в той или иной форме коллективов выживания. Один из них – подмосковная деревня Колионово, где фермер Михаил Шляпников сумел объединить вокруг себя не только местных жителей, но и привлечь большое количество сторонних людей, которые уже не первый год приезжают в Колионово на выходные и на добровольной основе занимаются лесовосстановительными работами и иными полезными делами.

Примерами коллективов выживания служат появляющиеся в России экопоселения, в которые часто по взаимной договорённости переселяются из городов сразу несколько семей.

В Иркутской области пробудилась жизнь в старинном селении Тельма. Там есть и художник, и скульптор, и учительница музыки… Один из первых поселенцев рассказывает, что не просил и не просит у государства ничего. Даже электричества. Поселившись в Тельме, он закупил солнечные батареи и аккумуляторы и тем сам обеспечил себе энергоснабжение.

Сегодня ничто не мешает формированию общин (коллективов). Коллектив выживания не может изменить положения в мире, но может изменить его в ареале своего существования. Имеющиеся в нём педагоги (и просто взрослые) могут заниматься с детьми, давая им те знания и навыки, которых не даёт школа, просвещая в православном духе. Также детей можно и должно приобщать к труду, заботе о природе и сохранении исторического наследия, помощи страждущим. Посещение детских домов, больниц, домов престарелых и оказание посильной помощи нуждающимся, работы на восстановлении памятных мест нашего Отечества (таких – непочатый край у нас), посадка деревьев и уборка зелёных территорий и водоёмов от мусора – таковые занятия принесут двойную пользу, с одной стороны способствуя правильному воспитанию душ, укреплению их в доброделании, без которого вера мертва, с другой – зримо меняя, улучшая ареал нашей жизни. Мы не можем навести порядок в стране и мире, но на месте, где проживаем сами – общими усилиями можем, не дожидаясь, когда кто-то придёт и сделает.   

Врачи и юристы из членов общин также всегда могут оказать помощь своим собратьям. Общими усилиями в зависимости от численности и состава коллективов, их склонностям можно заводить мастерские, творческие студии и т.п. Современные технологии могут быть полезны отнюдь не только силам враждебным, но и нам, если уметь ими пользоваться. Коллектив выживания является одной из наиболее перспективных форм существования в современном мире, предоставляя куда больше шансов уцелеть в его жерновах, нежели это возможно по одиночке.

 

Развитие подобных общин, кроме всего прочего, будет способствовать развитию столь необходимого института, как местное самоуправление. Множество неурядиц и злоупотреблений происходит у нас именно из-за того, что всякое элементарное дело вверено ведению чиновника, а сами граждане, приученные за долгие годы к тому, что принимает решение и делает (пусть и плохо) кто-то, а не они, не спешат реализовать свои права в области самоуправления. Приведём простой пример. В неком доме затеяли капремонт. Вели его с большими нарушениями, и жители немало возмущались создавшимся положением и даже пришли на собрание, посвящённое оному. На собрании ругали ответственного за ремонт председателя домкома, о котором все давно знали, что он вор, но, как только был поставлен провокационный вопрос, кто желает заступить на его место и взвалить на себя все дела, и собрание было окончено. Все предпочли, чтобы делами плохо занимался вор, чтобы он клал себе в карман их деньги, чтобы ремонт шёл бесконечно долго, а дом после него пошёл трещинами - лишь бы не брать ответственности самим и не тратить своего времени. Между тем, объединись эти жильцы в инициативную группу и возьмись наводить порядок в своём доме и дворе по своему смотрению, и всё могло бы быть иначе. Куда меньшими материальными затратами можно было бы разумно и по своему вкусу обустроить свою территорию.

Устроение быта в отдельно взятой локальной точке (будь то дом, посёлок или что-то ещё) должно всецело принадлежать ведению органов местного самоуправления, избираемых жителями из своей среды и принимающих решения лишь в согласии с их мнением, выражаемом на созываемых по всем мало-мальски значимым вопросам народных сходах.

В России самоуправление всячески подавляется чиновным гнётом, поэтому, чтобы отстаивать законное право на него, подобно фермеру Михаилу Шляпникову, необходима воля и упорство. Активное участие в развитии местного самоуправление есть четвёртый шаг в укреплении внешних позиций в борьбе с поработительской системой. Самостоятельные люди, привыкшие жить своим умом, принимать решения и отвечать за них, способные к живому делу, к планомерной созидательной работе, являются весьма неподатливым материалом для обработки сознания. Поэтому так важно пробудить в людях самостоятельность, энергию живого, настоящего дела, положить конец спячке, открывающей путь ко вседозволенности для злой силы.

Пример такого пробуждения даёт, в частности, опыт Глеба Тюрина, ожививший вымирающие деревни Архангельской области. Вкратце о нём повествует вступительная статья Ивана Сидельникова к книге Тюрина «Опыт возрождения русских деревень»: «…сегодня мало кто представляет, как можно изменить эту ситуацию. Кому он нужен - медвежий угол? Глеб Тюрин знает. Он знает, как прийти в глухой угол, где на сто человек - пятьдесят старух да тридцать алкоголиков. Прийти и сделать так, чтобы забытый Богом край начал вторую жизнь, добиваясь определенных успехов в решении годами не решавшихся проблем.

Тюрин знает, как, не приказывая и не навязывая готовых решений, сделать так, чтобы внутри маленьких полуразрушенных деревушек люди начали шевелиться, думать, стремиться, преодолевать, рождать вполне здравые идеи, создавать проекты и новые виды бизнеса, ранее неизвестные или давно позабытые. Для этого Тюрин создал новые консалтинговые и гуманитарные техники, адаптированные к уровню нашего провинциального населения. Назовем вещи своими именами - часто маргинального, плохо образованного населения, считающегося «отсталым» и «темным» даже в докладах современных чиновников.

Со своими соратниками он идет по жизни. Он идет по северным холмам и проселкам, забираясь в такие деревни, о которых все давно забыли или, что вероятнее, никогда и не слышали.

Тюрин придумал, как сделать так, чтобы консалтинг, современные гуманитарные технологии приводили к росту активности сельских жителей, объединенных в сельские органы ТОС (территориального общественного самоуправления). Он придумал, как сделать так, чтобы эта форма самоорганизации местного сообщества активно заработала на службу деревням и селам.

Работа Тюрина привела к реальным переменам в десятках северных деревень - в них реализовано более шестидесяти проектов. Люди «вдруг» начинали строить мосты, водонапорные башни, гостиницы, водопроводы, создавать пасеки пакетного пчеловодства и центры разведения породистых овец. И все это при копеечных вложениях и с колоссальной отдачей: полтора миллиона рублей на входе превратились примерно в тридцать миллионов рублей экономического результата на выходе. Такая эффективность проектов и уровень капитализации труда недоступны сегодня даже для передовых американских и японских корпораций. У Тюрина таких показателей добиваются обычные сельские граждане «бесперспективной» провинции. Соотечественники, оказывается, вполне способны заниматься принципиально новым для себя де­лом, которое они до сей поры никогда не делали. Предпринимательский дух, смекалка и мастерство «внезапно» захватывают тех, кому еще вчера «ставили прогулы» на кладбище.

Помню, мы записывали синхрон с Глебом на деревянном мосту в древнем Ошевенске, что рядом с Каргополем. Спокойный и рассудительный Тюрин простым русским языком ковал формулировки, вполне подходящие хоть для выступления на большом президентском форуме, хоть для учебника социального консалтинга:

- Маленькая, маломасштабная демократия, демократия места... Маломасштабная экономика, ориентированная не на сверхприбыли, не на быстрое оборачивание капиталов и получение максимальных прибылей. Ориентированная на то, чтобы здесь люди могли жить, чтобы они могли, не разрушая вот эту экосистему, продолжать свой род, сохранять свою культуру, сохранять чистую воду, есть нормальную еду, нормально, полноценно обучать своих детей, думать о завтрашнем дне не в виде кошмара, а зная, что они завтра смогут сделать, - это тесно взаимосвязанные ве­щи. И это то, что реально может преодолеть бедность этих территорий уже сегодня...

(…)

12 шагов к возрождению, или Что сделал Тюрин?

1. Во время поездки по Скандинавии Глеб как-то оказался в маленьком рабочем поселке и увидел там «кружок будущего». Сидят трезвые работяги и думают-обсуждают, что они будут делать, когда через несколько лет закроются их карьер-каменоломня и небольшой завод. Оказалось, работяги занимались стратегическим планированием. Они сообща рисовали картину будущего себе и своим детям. Деревня получила новую экономику и перспективу - продолжила жить и рожать детей. Сначала Глеб подумал, что они от своего развитого капитализма совсем обалдели. А потом понял, что это тот самый социализм, который мы не построили. Тюрин peшил то же самое попробовать делать в России.

2. Вернулся в Россию: придумал и создал некоммерческую структуру с почти индийским названием ЙОГИ, нашел первые деньги и взялся за возрождение архангельской провинции, в которой местная власть живет на дотации свер­ху - их делят между райцентрами, а на периферию денег уже не хватает. Закрывают школу, потом медпункт - все, деревня обречена. Из четырех тысяч деревень в области через 10 лет хорошо, если останется тысяча. Поставил задачу: создать концепцию, чтобы деревня могла себя сохранить как модель. Чтобы люди осознали необходимость принимать ответственные решения. Чтобы они брали на себя ответствен­ность за развитие территории: это Наша школа, Наш мост, Наша водокачка и т.д. Это самый сложный вопрос: изменение консервативной психологии деревенского человека. Тюрин называет это изменением «Мыконцепции», и это - создание ресурса развития. Необходимо артельное начало, кооперация: преодоление всеобщего уныния, и тогда появится ощущение своей способности влиять на ситуацию - оно окрыляет. Люди, которые способны создать позитивную среду, постепенно к себе привлекают других - с менее активной жизненной позицией. И первые, кто обычно включается, - женщины, матери. Их подталкивает ответственность за будущее детей. Конечно, изменения даются непросто. Для их успеха нужны социальные технологии, позволяющие включить неиспользуемые или незадействованные ресурсы.

3. Куда больше, чем деньги, для успеха дела нужны технологии развития. Тюрин взял консалтинговые техники, доступные ранее только крупному, серьезному бизнесу, и перенес их на социальное «дно». Он сумел (и это - важнейшая инновация) дополнить, переработать и адаптировать их к уровню провинциального населения. И назвал такой подход системой социального консалтинга - или обучения людей технологиям развития.

4. Глеб начал ездить по «медвежьим углам», чтобы выяснить, что люди там могли бы сами для себя сделать. Провел десяток деревенских сходов. Поначалу местные встречают с недоверием; по поводу того, что говорит Тюрин, недоумевают в администрациях, высмеивают в сельских клубах. На второй-третьей встрече возникают тайная надежда и интерес. Администрация выжидает.

5. Чему учит? Он помогает найти внутри сельской общины людей, настроенных позитив­но, и создает из них своеобразное креатив-бюро, мозговой центр, но при этом и центр ответственности за свое будущее. Проводит семинары, мастер-классы, деловые игры, учит соотечественников работать с идеями и проектами, пре­подает азы самоуправления, обучает современным схемам и файндрайзингу - поиску денег в современной России. Учит работать с планированием, отчетностью и еще со многим другим. Впрочем, тут главное не что он делает, а как. Ведь здесь, что называется, большая проблема с кадрами. И работать приходится только с теми, кто есть.

6. Промежуточный вывод: народ самостоятельно из нынешней безнадеги не выберется. Нужен тренер-наставник, способный возрождать волевые качества, уверенность в собственных силах, веру, обучать изменившимся правилам игры, пробуждать гражданское сознание. Примерно так, как хороший тренер учит играть в футбол. Он берет двадцать мальчишек, которые кое-как пинают мяч, и учит их: здесь пробежка, туда пас, там подача... И постепенно возникает команда, которая может даже выигрывать. Глеб начинает учить людей «играть» в решение своих проблем.

7. Поморы начали думать. Выяснилось, что они вовсе не так бедны, как привыкли думать: лес-земля, недвижимость-архитектура, рыба-морошка, ландшафты и другие ресурсы. Частью - бесхозные сегодня - гибнут. Например, закрытая школа, клуб или старинный дом - памятник архитектуры XVIII века. Обычно их немедленно разворовывает само же население - на дрова и металл. Так оно разрушает ценный актив, который можно сохранить и положить в основу выживания и развития территории.

8. Когда инициатива есть и образуется ячейка на селе, включаются следующие ресурсы: те, кто уехал, у кого душа болит за малую родину, кто готов помогать, не приезжая, инвестировать, не управляя.

9. Затем в деревне появляется юридическое лицо - и многие вопросы, острые проблемы снимаются не по отраслевому принципу (клуб - Мин культуры, школа - Минобразования, лесопилка - Минпромнауки), а по территориальному - решаются интересы и проблемы именно территорий с живущими здесь людьми. Начинается пространственное развитие.

10. Семинары Тюрина дают толчок появлению и развитию малого бизнеса - и он становится ресурсом развития территории. Жители деревень, в которых возникли группы развития и ТОСы, с жаром доказывают, что именно консультационная, информационно-обучающая, тренерская работа тюринского института передавала людям знания и навыки, серьезно меняла людей и помогала им добиваться результатов.

(…)

11. Научившись азам, люди пишут проект, получают небольшую инвестицию и становятся субъектом действия. Раньше человек из райцентра тыкал пальцем на карту: вот здесь будем строить коровник. Теперь же сами люди внутри своего сообщества обсуждают, где и что они будут делать, причем ищут самое дешевое решение, потому что денег у них очень мало. Рядом с ними тренер. Его задача - привести их к выбору и реализации того проекта, который поможет осуществить следующий. И каждый новый будет делать их экономически все более самодостаточными. В большинстве случаев это не настоящие бизнес-проекты в конкурентной среде, а этап обретения навыков управления ресурсами. Для начала очень скромными. Но те, кто через этот этап прошел, уже могут идти дальше.

12. Проблемы решаются, и решаются дешево, с минимальными затратами, при мизерных вложениях, с огромной отдачей. Вообще, это некая форма изменения сознания, своего рода НЛП. Население, которое начинает себя осознавать, создает внутри себя орган территориального общественного самоуправления, сокращенно - ТОС. И вручает ему мандат доверия. По существу, это земство, хотя несколько иное, чем было в XIX веке. Тогда земство было кастовым - купечество, разночинцы. Но смысл тот же: самоорганизующаяся система, которая привязана к территории и отвечает за ее развитие. Люди начинают понимать, что они не просто решают проблему водо- или теплообеспечения, дорог или освещения: они создают будущее де­ревни. Главный продукт их деятельности - но­вое сообщество и новые отношения. ТОСы в своей деревне создают и стараются расширить зону большего благополучия. Энное количество успешных проектов в одном населенном пункте наращивает критическую массу позитивной реальности, которая меняет всю картину в районе в целом. Но надо понимать, что дальше нужно переводить этот процесс на более высокий уровень. Это новая задача, новый барьер, который нужно преодолеть. Без тренера, без высоких технологий здесь опять не обойтись.

А дальше ручейки сливаются в одну большую полноводную реку.

Не можешь - поможем, не знаешь - научим

Тюрин действует как садовник: выращивает новую культуру и ухаживает за слабыми растениями в агрессивной среде. Глеб создает ситуацию, когда «списанные» старики и сломанный «средний возраст», вмиг пропивающий только что украденный лес, - все они выходят из депрессии и уныния и медленно, но верно начина­ют отвечать за свою жизнь. В лицо хмурым детям смотрят уже не красные глаза спивающихся отцов и отчаявшихся матерей.

Безысходность сменяет надежда на будущее. Программные установки, сформированные эпохой советской власти: «нам должны» и «мы ничего не решаем» в считанные месяцы работы ЙОГИ меняются на другое восприятие мира, на то самое из «Мы-концепции»: «Это Наш погост, Наше поле, Наша дорога, Наш мост, Наше небо над этой Нашей землей. И мы здесь должны жить!»

Другими словами, Тюрин - основатель российской программы социального ликбеза второй волны. Волны, которая помогает людям понять и менять среду своего обитания, виды и характер деятельности. И самих себя.

(…)

- Вот это самоуправляющееся сообщество - мир... И мироздание, в котором они живут, - купол под небесами, в котором они находятся, - это мир. И состояние души, гармонии, не войны, благополучия - это тоже мир. И то, что это называется одним словом, - это не случайно. Это определенная жизненная модель. Это уклад, который тысячелетие держал Россию.

Мы эту модель можем вернуть в сегодняшнее пространство, расширить, поставить на какие-то более-менее надежные экономические рельсы, создать для этого политические условия, - надо сделать так, чтобы люди стали верить в то, что если они что-то делают и у них есть хороший результат, то они получат поддержку. Не потому, что они чьи-то родственники или часть какого-то «элитного» общества, а потому, что они - работают. Если такая модель будет поддерживаться, то мы можем поднять даже те территории, которые сегодня кажутся безнадежными...»

 

А что же гражданская, политическая активность? Без пробуждения самостоятельности и ответственности, о которых мы сказали выше, она фактически невозможна, ибо человек, лишённый этих качеств, либо вовсе равнодушен к общественно-политической жизни, либо, если не дай Бог участвует в ней, то за редчайшим исключением в роли барана, загоняемого в нужное стойло опытными погонщиками.

Участие в общественно-политической жизни должно быть сугубо ответственным и предметным. Необходимо чётко и ясно представлять цель той или иной деятельности либо отдельно взятой акции. От «чистой» политики разумно держаться подальше, так как она, в основном, давно выродилась в политиканство, в досужие словопрение, в актёрство, ложь и провокации. Участие в ней оказывается, как минимум, пустой тратой времени.

Однако же вовсе устраниться из общественной жизни не менее вредно, ибо есть вопросы, по которым важен голос всякого ответственного и разумного человека, вопросы жизненные для отдельно взятых или многих людей, для народа и государства в целом. Такие вопросы и есть тот самый предмет, наличие которого обязывает к участию в гражданских движениях и акциях, а отсутствие исключает таковое. В сущности, это уже даже не вопросы политики, но нашей порядочности, совести.

К примеру, если человек по политическим мотивам посажен в тюрьму по абсурдному обвинению, то не состоит ли наш долг в том, чтобы выступать в его защиту и, по возможности, помогать?

Если в неком малом городе закрыли все роддома и больницы, и из-за этого гибнут роженицы и больные, которых отправляют за десятки километров в крупные центры, то не должны ли мы протестовать против этого?

Если в неком регионе разработан преступный проект добычи никеля, ведущий к экологической катастрофе, то можно ли не поддержать местных активистов, сражающихся против оного?

Если правительство принимает закон, подрывающий суверенитет страны, то возможно ли считать это не касающимся нас и оставаться безучастными?

Никак! Принцип «хаты с краю», хоронячество губило нас уже не единожды в нашей истории, и следовать ему мы не имеем права. Не политические взгляды, не идеология требует от нас участия в тех или иных гражданских акциях, но единственно только чувство правды и ответственности за то, что происходит в нашей стране. Уклоняться от этого есть малодушие, к тому же бессмысленное, так как неопровержима известная формула: если вы не занимаетесь политикой, то она займётся вами. Займётся, явившись за вашими детьми в лице ювенальщиков, займётся, выстроив отравляющее ядовитыми отходами окружающую среду предприятие рядом с вашим жилищем, займётся, бросив вас в тюрьму за «нетолерантное» сопротивление преступнику…

Лишь люди, имеющие в руках своё, настоящее дело, знающие и цельные, укоренённые на своём месте, закалённые в работе местного самоуправления и предметной общественной деятельности, честные и независимые, могут быть выдвинуты в большую политику: в законодательные собрания, на посты градоначальников и губернаторов и т.д. Имея за плечами столь солидную подготовку, они, есть надежда, устоят перед открывающимися соблазнами и на своих постах будут работать, руководствуясь благом народа, совестью и здравым смыслом.

Программы преодоления кризиса создаются уже теперь учёными и практиками. Идеологические же основы были сформулированы ещё много лет назад крупнейшими нашими мыслителями: Л.А. Тихомировым, И.А. Ильиным и др. И дай Бог, чтобы когда-нибудь всё это накопленное богатство, плоды истинного Разума были востребованы. «Дух есть живая энергия, - писал некогда Иван Ильин, - ему свойственно не спрашивать о своём умении, осуществлять его; не ссылаться на «давление» влечений и обстоятельств, а превозмогать их живым действием. Как сказал однажды Карлейль: «Начинай! Только этим ты сделаешь невозможное возможным!»» Будем же следовать этим заветам великих философов, и усилия наши не будут тщетными, а вера – посрамлённой.




Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей