Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

Авторы

16.08.2013

Пассажирский поезд, то, ускоряясь, то, замедляя ход, бежит по веселым рельсам. Так же весело стучат вагонные колеса, особенно, если едешь домой…

 

                                 Снега, снега…За линией железной

                                 Укромный, чистый вижу уголок.

                                 Пусть век простит мне ропот бесполезный

                                 Но я молю, чтоб этот вид безвестный

                                 Хотя б вокзальный дым не заволок!

 

Уже в Москве, при посадке в родной северный поезд, сердце успокаивается. Слышна простая, незатейливая речь с характерным ярославским и вологодским произношением. Да и разговоры все более о насущном, наболевшем и накипевшем…Постепенно меняется ландшафт за вагонным окном – чем дальше от столицы, тем он становится смиреннее и своеобразнее. Городская Русь мало что говорит душе, измученной житейской суетой, зато Россия села и деревни, Русь Просторная и Бескрайняя – это и есть лучшее выражение самой души Ее. Посмотрите, как сжата, стеснена душа высокоразвитой Европы, для которой быстрейшее достижение любого вида благополучия, даже религиозного, стало, по ее мнению, лишь делом ближайшего времени. Тихо на пространствах Руси, редкие полузаброшенные деревни, такие же редкие станции с набившими оскомину торговыми «павильонами» и опять леса, леса с зарастающими полями и кое-где пролегшими дорогами.

Родина моей жены – деревня Бор Верховажского района Вологодской области. Ежегодно мы посещаем когда-то большую, древнюю родину и у нее учимся простоте, любви, вере, работе, отношению к жизни и смерти. Если разучились правдиво, правильно, по Богу жить люди, то за них начинают говорить бездушные памятники истории и времени, камни, деревья, реки, тропинки, погосты. Они способны очень много поведать чуткому, внимательному сердцу и поведать терпеливо, с огромной любовью и благодарением.

Последнее время мы редко ездим по железной дороге от Вологды до Вельска, так как приходится давать большой крюк до пос. Верховажье через Архангельскую область, но без него все равно не обойтись. Отрадно становится от одной мысли, что по этому северному пути пролегли стопы всей семьи Рубцовых, начиная с рождения поэта Н.М.Рубцова в пос. Емецк (1935-1937 г.г.) и проживания в городе Няндома (1937-1941 г.г.).  Встречает нас обычно на машине Владимир Николаевич Полежаев, муж родной сестры моей жены-Тамары Николаевны. Спасибо ему – встретит в любое время при любой погоде. А раньше приходилось туго, так как с ночного поезда, стремглав, нужно было бежать к автобусной кассе, чтобы занять очередь, иначе можешь на нужный рейс без билета остаться. Город Вельск по тем, советским еще временам, имел хорошее обеспечение товарами и мы до отхода автобуса или поезда спешили пробежаться по вельским магазинам. Заходили в столовую общепита, что напротив бывшего железнодорожного вокзала, через дорогу. Это сегодня вельский вокзал больше похож на респектабельный аэропорт, а раньше здание железнодорожного вокзала было одноэтажным, деревянным, выкрашенным темным суриком, впрочем, всегда теплым и уютным.

 Однажды в Верховажье, в гостях у всегда приветливых Полежаевых, я услышал незнакомые стихи о деревне. Им нельзя было отказать в лиричности. Чувствовалась профессиональная, набитая рука. Правда, повторялись знакомые и порядком затертые уже в нашей поэзии мотивы разрушения, вымирания и гибели русских изб и т.д. Я спросил: «Чьи же это стихи?» В ответ услышал: «Дербиной». Это были стихи той, которая убила поэта Н.М.Рубцова!?.. Наступило замешательство. Я прямо сказал, что стихи написаны человеком, виновным в гибели выдающегося русского поэта, певца Земли Русской Николая Рубцова. В ответ услышал, что стихи хорошие, их читают на уроках в школе. «Дербина родилась у нас в Верховажье», - заключила Тамара. И опять наступило молчание, потому что я, признаться, не знал тогда ничего о биографии Грановской (Дербиной). «Странно пересеклись в далеком вологодском поселке наши пути», - кажется, подумал я и в гостеприимной суматохе забыл на какое-то время о случившемся.   Разумеется я не знал тогда, что Грановская-Дербина-Александрова проживает в Вельске.

В другой раз мы посетили в Верховажье местный краеведческий музей. В свое время, будучи в служебных командировках, мы старались, по возможности, посетить тот или иной краеведческий музей. Конечно, эти музеи были во многом похожи, как капли воды,  но, все-таки, и в них можно было найти крупицы нашей былинной культуры, какие-то особенности, отчего посещаемое место становилось немного ближе и роднее. И вот в Верховажском музее мне показали фотографию женщины на стенде: «Это поэт Л.Дербина». Я впервые видел ее фотопортрет. Постарался непредвзято составить свое мнение. Первая мысль: «Как внешность может быть обманчива, особенно у женщин». Это хорошо со стороны говорить и рассуждать о чувствах или бесстрастии, а как быть в конкретной обстановке, как строить живые взаимоотношения, когда смешано все – и порывы сердца, и движения плоти, и устремления ума? Кто может сказать, что он всегда вел себя идеально, без срывов, в духе мира и любви?.. Скорее всего, это не было столкновение мужского и женского, о чем сейчас так много кричат и пишут, а борьба духовного и плотского, в которой менее талантливое и завистливое, ввиду явного превосходства сверхталантливого и к тому же «несуразного во всем», решило (и даже не так уж и важно, одно или с кем еще), что оно – это посредственное и плотоядное никогда так и не будет услышано, пока жив «этот» «взбаламошный» гений. Возможно, и Николай Рубцов надеялся в дальнейшем видеть в Дербиной не только свою сожительницу и спутницу, но и поэтессу, способную подняться на более высокий уровень, надеясь, в первую очередь, на изменение ее душевного склада и языческого мировоззрения, кто знает… Могло и должно было получиться счастье, а вышло одно большое горе и трагедия, образовался незаживающий рубец. Кто-то может заметить, что таких и подобных ему преступлений за год в стране совершается десятки, но ведь тем и хуже, что злоба и насилие возрастают, а нравы, мир и любовь угашаются. Страшно то, что в стране гениальные поэты умертвляются, как щенки, как какие-то маловажные никчемные твари... И самое, что ни на есть страшное на этом свете, когда исполнители тяжких преступлений, уголовные душегубы не раскаиваются за содеянное, не заглаживают смертный грех делами веры и любви. Как ведет себя убийца после преступления. Дербина, явно при чье-то поддержке, обьявляет виновным… убитого ею же поэта!? Когда такое было? Другое преступление, уже духовное, противоцерковное, состоит в том, что она успевает, слава Богу, за Рубцова не вышло, да и было ли такое стремление у «козырной дамы», минимум три раза сочетаться браком за свою жизнь. «Первый брак, - гласит правило Церкви, - от Бога, второй – по слабости человеческой, третий – преступление». Так что, нисколько не умаляя личного достоинства ее, как женщины и матери, нравственная оценка действиям Грановской-Дербиной-Александровой уже дана. Правда, ей это, как человеку по духу чуждой всего православного, будет не очень-то интересно знать, но это уже ее дело. Чужаки убивали Пушкина, ведя к тому, чтобы поэт не смог отказаться от дуэли. Чужаки в гостинице избили и подвесили на петле поэта Есенина, зарезав и жену, чтобы неповадно другим было и для того, чтобы опорочить русскую поэзию. Чужаки травили и поэта Рубцова, загоняя его в предоставленный угол, чтобы улучив момент, покончить с ним, заодно обвинив убитого во всех грехах, мол, не свят был поэт, а значит и плох. Это не выдержки из пресловутой «истории заговоров», но реальные всем известные факты.

Сможет ли человек, совершивший грех к смерти, быть прощеным и обрести благоволение в очах Божьих? К сожалению, мало кто задумывается над вековечными вопросами не быта, а бытия. Большинство людей станет доказывать и утверждать, что, мол, нет, вряд ли. Святые подвижники, скорее обращая внимание на особую трудность духовного подвига покаяния, говорят, что «почти невозможно», но тут же добавляют: «Невозможное человекам, возможно Богу». Если раскаяние будет решительным, искренним и бесповоротным, то все возможно, как евангельскому разбойнику, первому вошедшему в рай по обетованию Божию. Не праведник первым вступил в Царство Света (следует сказать, что таковой уже обрел Свет внутри себя!), а раскаявшийся в последние минуты жизни и уверовавший в Того, Кто, в отличии от людей смертных, имеет власть прощать любой грех и водворять в Своих неисчислимых обителях. Так что не преступления скорее закрывают путь в блаженную вечность, а наша собственная нераскаянность, ибо истинно кающийся не сможет совершить уже никакого зла ни себе, ни людям. Прочитайте самые хорошие стихи на кладбище, ни один гроб не подвижется и ничего уже не изменится там, где совершилось предопределение Владыки живота и смерти. Итак, без Церковно-Православного покаяния и исповедания «смерть грешников люта». Вот какой урок мы обязаны вынести из случившейся трагедии – убийства поэта Николая Рубцова с тем, чтобы помолиться об упокоении убиенного поэта и, особенно, о прощении своих несчетных грехов, помиловании Высшей Правдой, так как «Не в силе Бог, а в Правде».

Только в таком случае мы сделаемся способными любить и быть любимыми не только словами и намерениями, а всем составом своим телесным и душевным, чтобы «носить тяготы друг друга», «душу полагать друг за друга» и тем исполнить не свои и чужие прихоти, но закон Христов.

Сам поэт Николай Рубцов очень тонко понимал различие между любовью к человеку и ко всему, что человека окружает:

 

                                   Не жалей ты листья, не жалей,

                                   А жалей мою любовь и нежность!

                                                   («Улетели листья»)

          

Чего только не жалко людям – «и листья-то падают», «и погода не та» и много из того, что не зависит от них и совершается по неумолимым естественным законам творения. Но по-настоящему жалеть и любить надо ближнего, потому что от нашего отношения к нему во многом будет зависеть его участь. Умирает близкий нам человек, и мы приходим к мысли, что мы не додали ему главного – нежности и любви: не попросили у него прощения, не приласкали в минуту горести, не разделили с ним его радость… А листья, как им положено, продолжают срываться с веток, меняется погода, но нет рядом любимого человечка, не вернуть, не исправить, не пожалеть… В народе говорят об этом так: «Поезд ушел». Но свистят, ей, Богу, свистят поезда Николая Рубцова, живут в народе его нестареющие стихи:

 

                                    И о том подумаю, что все же

                                    Нас кому-то очень будет жаль,

                                    И опять, веселый и хороший,

                                    Я умчусь в неведомую даль!..

                                                   («На вокзале»)

 

Очень, очень надо спешить делать добрые дела. Николай Рубцов успел исполнить ему предназначенное – вопреки злу по-доброму воспеть жизнь. Дай Бог, успеть каждому.



Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей