Авторы

16.12.2012
Лики Кавказа

 

 «Имя Ермолова должно служить украшением   нашей истории».

Отзыв декабриста М. Ф. Орлова 

 

«Подвиги Ваши – достояние Отечества, и Ваша слава принадлежит России».

Из письма А. С. Пушкина Ермолову

 

«Я сделал марш в горы, пользуясь общим ужасом и бегством и местами почти непролазными так, что с трудом мог провести два легких орудия, истребил несколько селений, весь на полях хлеб, и ни одного на пути не встретил человека; до такой степени рассеялся неприятель. Сентября 5 возвратился в крепость Внезапную».

1819 года. Рапорт генерала А. П. Ермолова Александру 1 от 10 сентября

 

Алексей Петрович Ермолов – бесспорно, выдающаяся личность. Но вместе с тем личность сложная и противоречивая.  Не зря  А. С. Грибоедов, знавший Ермолова лично, называл его «сфинксом новейших времен». Ссылки на словари для данной работы излишни. Вряд ли найдется на Кавказе, да и в России человек, разумеется, мало-мальски грамотный, кто бы хоть раз в жизни не слышал о великом, действительно великом, проконсуле и наместнике Кавказа. Более всего Ермолов известен как проводник жесткой политики усмирения кавказского края. Однако не «единым Кавказом» он знаменит. Генерал Ермолов прожил долгую и воистину удивительную жизнь. …

А. П. Ермолов родился 24 мая 1777 года в Москве. Образование поначалу получил дома. Первым его учителем был дворовый крестьянин. После него учителями Ермолова были домашние учителя, которых приглашали его знатные и богатые родственники. Завершил свое образование Ермолов в Благородном пансионе при Московском университете. Еще в младенчестве, как тогда было принято, Ермолов был записан в военную службу. И с 15-летнего возраста началась его военная служба. С 1794 г. начинается настоящая, боевая служба.  В тот год при штурме предместья Варшавы Ермолов был замечен А.В. Суворовым и по его личному распоряжению награжден орденом Георгия 4-й степени. Вот так, с подавления народного восстания, и началась служба будущего проконсула и наместника Кавказа. Умение подавлять восстания и национально – освободительные  движения сделают славу Ермолову в будущем , ну, а пока…  Пока,  в 1795 г. он возвращен  в Петербург и определен во 2-й бомбардирский батальон. В том же году, опять же по протекции, на сей раз графа Самойлова, Ермолов направлен в Италию. Вскоре, однако, был вызван в Петербург и назначен в Каспийский корпус графа В.П. Зубова. После смерти Екатерины Второй корпус Зубова  был выведен Павлом Первым из Закавказья.

Служба у Ермолова на первых порах шла удачно. Фортуна благоволила ему во всем. В 1798 он уже подполковник. Просветительские идеи западных революционеров, особенно французских, не обошли стороной и Ермолова. За письмо, адресованное брату по линии матери, Каховскому, в котором Ермолов резко «аттестовал» своих начальников, Алексей Павлович был арестован и посажен в каземат Алексеевского равелина. Правда, через два месяца был выпущен и направлен в виде царской «милости» в Кострому. При воцарении на престол Александра Первого в числе многих опальных и сосланных при Павле Первом  был возвращен и Ермолов. Принят на службу и определен в Вильну, где и находился до 1804 года.  На новом месте службы к Ермолову, как и должно было ожидать, поначалу относились подозрительно. Арест и ссылка за вольнодумство были препятствием к тому,  что за четыре года не было никакого продвижения по служебной лестнице.

Начавшаяся война России против Наполеона в коалиции с европейскими державами для Ермолова стали живительной влагой, прогрессом. Военные успехи подполковника Ермолова замечены Кутузовым. Дважды представлен к присвоению звания генерал – майора П. И. Багратионом. И хотя всесильным Аракчеевым было оба раза отклонено прошение Багратиона,  Ермолов получил уже широкую славу и известность. В начале 1808 года  временщик Аракчеев неожиданно сменяет гнев на милость, Ермолову присваивают звание генерал-майора. Получает назначение на должность начальника резервного отряда, расквартированного в Волынской и Подольской губерниях. Ермолов переезжает в Киев, где знакомится с благовоспитанной девушкой из дворянской среды. Но горячая любовь не приводит к браку. По словам самого Ермолова, причиной тому послужило незавидное материальное состояние. Так навсегда и остался он холостяком.

В конце 1811 г.  Ермолова вызывают в Петербург и назначают командиром гвардейской бригады. В 1812 году он назначен командиром гвардейской пехотной дивизии. Фортуна вновь поворачивается лицом к Ермолову.  Во время отечественной войны он - участник всех более или менее крупных сражений. С должности начальника штаба 1-й Западной армии доходит до должности начальника штаба М. И. Кутузова.  После изгнания Наполеона из России Ермолов во главе всей артиллерии русской армии участвует в заграничном походе. Он участник сражений при Дрездене, Люцене, Лейпциге и т. д.

Слава и продвижение по службе ничуть не убавили вольнодумство и дерзость Ермолова. И, когда в 1813 году после Кульмской битвы, Александр I спросил  его,  какой награды он желает, острый на язык  Ермолов, зная приверженность царя к иностранцам на русской службе, ответил: «Производите меня в немцы, Государь!».

Под стенами Парижа Ермолов командует русской и прусской гвардиями. И, наконец, в мае 1814 г. назначен командующим 80-тысячной резервной армией, дислоцированной в Кракове. После битвы при Ватерлоо в 1815 году союзные войска вновь вступили в Париж. Ермолов, уже командующий корпусом, находится в их составе. 6 апреля 1816 года последовал рескрипт Александра I о назначении Ермолова командиром отдельного Грузинского (с 1820 г. – Кавказского)  корпуса. 12 октября того же года Ермолов официально вступил в должность, приняв дела у своего предшественника генерала Н. Ф. Ртищева. О деятельности Ермолова на посту генерал- губернатора Кавказа  и Астраханской губернии чуть позже, ну, а пока о том, что привело к низвержению его с этой должности.

Есть мнение что, мол, жестокие меры по отношению к местному населению заставили-де Николая I снять Ермолова с должности проконсула Кавказа. Однако причиной его отставки принято считать разбирательство по делу декабристов.  Ермолов был лично знаком со многими декабристами. Поговаривали, будто бы в Москве ходили слухи: «корпус Ермолова откажется   от присяги Николаю и двинется  с Кавказа на Москву». Сами декабристы питали надежду, что Ермолов со своим корпусом двинется на Петербург. Доносчик на декабристов А. И. Майборода среди прочих показаний упомянул о существовании Кавказского общества. В ходе дальнейшего следствия выяснилось, что никакого Кавказского общества не существовало. Близость Ермолова к вольнодумцам и была той причиной, которая, по мнению многих исследователей,   привела к его отставке.

Хотя у Николая I в руках было достаточно улик, чтобы арестовать Ермолова, но он (по мнению исследователя М. В. Нечкиной) «счел опасным вести следствие о Ермолове в обычном порядке и повел дознание особым секретным путем». Ермолов был слишком крупной фигурой. План дискредитации проконсула велся тщательно. Вторжение иранского шаха Аббас-Мирзы в Карабах и неудачи Ермолова на первых порах и стали той причиной. Немедленно на место Ермолова был прислан любимец Николая 1 генерал И.Ф. Паскевич. Вопреки ожиданию многих (в основном декабристов) Ермолов сдался без сопротивления. После своей отставки он еще до начала мая оставался в Тифлисе, приводя в порядок свои дела. Затем в простой кибитке выехал на постоянное место жительства к своему престарелому отцу в его орловское имение  Лукьянчиково.

Увы, после этого Ермолов никогда больше не смог достичь прошлой славы. Правда, бывали моменты, например, в 1831 году во время приезда Ермолова по своим делам в Москву, где  опальный генерал был принят Николаем 1. После двухчасовой беседы государь вышел из кабинета под руку с Ермоловым. Однако вопреки ожиданию многих, ни о каком продвижении по службе разговора не было. Военный министр А. И. Чернышев предлагал Ермолову «спокойную должность» в генерал-аудиториате  (военном судебном ведомстве).  На что  Ермолов ответил: «Я не приму этой должности, которая возлагает на меня обязанности палача». Тем не менее, по распоряжению Николая 1 Ермолова ввели в состав Государственного совета. На новой должности Ермолов пробыл недолго. В 1839 он подает царю прощение об отставке  («до излечения болезни»). Прошение было принято. После смерти отца Ермолов продает имение Лукьянчиково и приобретает  небольшое подмосковное имение Осоргино.  В 1848 году  Ермолову было дано разрешение съездить за границу, на  лечение, но из-за  революционных  движений в Европе поездка не состоялась. 

Возникший военный конфликт с Турцией, Англией и Францией в 1853 году положил начало изнурительной Крымской войне. В помощь регулярной армии по стране стали формироваться ополчения. Ермолову предлагают возглавить ополченцев Москвы. Но вскоре сам Ермолов отказывается ввиду преклонного возраста. До самой смерти, последовавшей в 1861 году, Ермолов живо интересовался событиями в стране и мире. Примечательно, что, когда был привезен в Москву плененный в Гунибе  Шамиль, свой первый визит имам нанес Ермолову.  

Скончался Ермолов 11 апреля 1861 года в Москве. Он завещал похоронить его в Орле, рядом с могилой отца, «как можно проще», но жители Орла устроили грандиозную панихиду. Память о Ермолове почтили  и в других городах России:  «..он как будто бы воскрес в памяти России в минуты смерти».

Вообще принято считать, что война на Кавказе началась по причине жестоких мер, которые энергично предпринимал Ермолов. Например, таких как: « В нынешнем 1818 году, если чеченцы, час от часу наглеющие, не воспрепятствуют устроить одно укрепление на Сунже, в месте самом для нас опаснейшем, или если успеть возможно будет учредить два укрепления, то в будущем году приведу к окончанию, тогда живущим между Тереком и Сунжею злодеям, мирными именующимися, предложу я правила жизни и некоторые повинности, кои истолкуют им, что  они поданные Вашего Императорского  Величества, а не союзники как они до сего времени о том мечтают. Если же нет, предложу им удалиться и присоединиться к прочим разбойникам, от которых различествуют они одним только именем, и в сем случае, все земли останутся в распоряжении нашем. Я в таковых обстоятельствах прошу соизволения Вашего, чтобы из полков моздокского и гребенского добровольно желающие могли переселиться вперед на Терек».       

Однако, как свидетельствуют документы, меры Ермолова являлись следствием, а не причиной возникновения столь острого противостояния горцев и царизма. Еще генерал Гудович, взяв по приказу Павла I в свое ведение  Кавказскую линию, рапортовал царю о принятых им мерах к обеспечению границы на Кавказе в соответствии с требованием правительства, «чтобы не токмо никакие наглости со стороны соседей оказываться не могли, но чтобы и обуздывать впереди линии обитающие разные дикие народы». Правда, некоторыми  вышестоящими генералами, например Ртищевым, и привлекались к суду иные генералы «за ослушание и противозаконные поступки», но все это было лишь на бумаге.   Политика «обуздания» горцев велась и до прибытия Ермолова на Кавказ. Если до него политика завоевания Кавказа велась медленно. Следовало закрепиться на завоеванной территории, и только потом отвоевывать следующую. Ермолов лишь начал вести «обуздание» кавказцев жесткими методами.

«Труды ваши, храбрые товарищи, усердие к службе проложили нам путь в середину владений Акушинских, народа воинственного, сильнейшего а Дагестане... Область покорена и новые подчиненные   великого нашего государя благодарны  за великодушную пощаду».

«Во весь переход 20 числа (1819 г.) не видали мы неприятеля; посланные в разъезд партии открыли, что жители из всех деревень вывозят в горы свои семейства, угоняют стада. Конница наша взяла несколько пленных, отбила обозы и множество скота. В селениях находилось имущество, которое жители спасти не успевали. Приказано было истреблять селения, и, между прочим расспрекраснейший городок  до 800 домов, Уллу-Айя называемый. Отсюда  с такой поспешностью бежали жители, что оставили несколько грудных ребят. Разорение нужно было как памятник наказания гордого и доселе не покорствовавшего народа; нужно в наставление прочим народам, на коих одни примеры ужаса удобны наложить обуздание».

Жесткие меры, проводимые Ермоловым, на первых порах, казалось бы, приносили положительные результаты. Первые выступления горцев в начале 19 века им были  жестоко подавлены. Кавказ, как тогда казалось и самому Ермолову, был покорен. Увы, это было лишь начало. В сопротивлении горцев пока еще не было того цемента, который сплотит весь Кавказ – мюридизма. Мюридизм, или тарикатизм, только лишь зарождался.  И недалеко было то время, когда на сцене должны были появиться Гази-Мухаммед и Шамиль.

Проконсула Кавказа часто обвиняли в том, что он якобы «прозевал» мюридизм. Не задушил его в самом начале и дал возможность этому движению разрастись. Но это обвинение вряд ли обосновано. Во времена правления Ермолова еще не было сколько-нибудь широкого распространения тарикатизма. И, как считают некоторые исследователи, например, Н. И. Покровский, «связь между тарикатом и газаватом даже горцам не представлялась несомненной». Тем не менее, обращает на себя внимание тот факт, что Ермолов, не принимая, как и следовало бы ожидать от него, жестоких действий, прибегает к совершенно иным методам. Он предпринимает попытки противопоставить проповедям тарикатистов проповеди в пользу царизма. Для этого Ермолову понадобились люди. И они нашлись. Среди них можно выделить видного толкователя корана, поэта и просветителя Саида Араканского. Долгое время, как отмечают исследователи, Саид Араканский был «громоотводом», и, по сути, ярым противником духовного наставника будущих имамов Шамиля и Гази-Магомеда,  Курали-Магомы, известного в истории под именем Мухаммед Ярагинский. В связи с упоминанием этого имени нелишне привести небольшой факт, имевший впоследствии громкий резонанс. В 1825 году Ермолов, обеспокоенный нарастающим размахом проповедей Курали-Магомы, отдает приказ правителю Казикумухского ханства Аслан-хану арестовать проповедника. Приказ приводится в исполнение. Курали-Магому отправляют в Тифлис. Аслан–хан вдобавок ко всему дает пощечину проповеднику (правда, потом публично извиняется перед Курали-Магомой). По пути в Тифлис, как считают некоторые историки, при попустительстве самого Аслан-хана проповеднику удалось совершить побег. Арест и пощечина такому влиятельному человеку, разумеется, в дальнейшем имели весьма негативные для дальнейшего завоевания Кавказа последствия.  

Все вышеизложенное, как говорится, одна сторона медали. На Кавказе Ермолов прославился не только своими жесткими порядками. С теми, кто был лоялен к России, он вел абсолютно иную политику, о чем говорит цитата из «Записок проконсула»

«Многие старшины деревень пришли просить помилования; не только не тронуты деревни их, ниже не позволено войскам приближаться  к оным, дабы не привести в страх жителей. На полях хлеб их, все заведения и стада их остались неприкосновенными. Великодушная пощада, которой не ожидали, истолковала акушинским народам, что одною покорностию могут снискать свое спасение, и уже многие являлись с уверенностию, что они найдут снисхождение».

Кроме проявления милости к покорившимся, Ермолов прославился своими прогрессивными деяниями. Была прекращена межнациональная рознь, сопровождавшаяся  разбойными набегами. Покончено с работорговлей.  Очень много было сделано Ермоловым для развития сельского хозяйства, промышленности, торговли и культуры Закавказья. Ермолов поощрял развитие шелководства и виноградарства, строительство городов. Обеспечил безопасность и строительство новых дорог. По приказу Ермолова была реконструирована Военно-Грузинская дорога через Кавказский хребет. В Тифлисе были построены монетный двор, меднолитейный и пороховой заводы.

Много было сделано Ермоловым в области просвещения, открыта сеть школ, офицерский клуб в Тифлисе с богатой библиотекой. На деньги, выданные ему на посольство в Иран, в 1817 году, он построил для солдат госпиталь.  В 1819 году в Тифлисе начала выходить первая грузинская газета.  Военно-административная деятельность положила начало освобождению крепостных крестьян кабардинских князей. (Правда, это касалось только лишь крестьян, принадлежавших мятежным князьям). Ермолов способствовал и помогал переселению на Кавказ колонистов. Немаловажно отметить, что для развития земледелия  в Прикубанье по приказу Ермолова были переселены 500 немецких колонистов. В помощь переселенцам с Полтавской, Черниговской губерний, Ермолов учредил особый комитет, «дабы обеспечить участь поселенцев и предупредить их нужды». Однако все эти благодеяния касались тех поданных империи, которые присягали «царю и отечеству». Тем не менее,  спекуляции, вроде тех, что если бы Ермолов не вел жесткую политику против кавказских народов, не было бы столь кровопролитной и затяжной войны, можно отнести к разряду гипотез. История, как показывает практика, не терпит сослагательного наклонения. Война  на Кавказе была неизбежна при любом раскладе сил. Слишком разными были цели России и интересы самих кавказцев. Не стоит забывать и то, что Турция и Иран, поддерживаемые Англией,  не смирились бы с тем, что Россия с такой легкостью установит свое господство на Кавказе. Глупостью можно считать и жест, предпринятый правительством Дудаева в 1992 году - свержение памятника Ермолову в Грозном.   Эта такое же варварство, что и снос статуи Будды талибами в Афганистане. Город Грозный своим возникновением обязан проконсулу Ермолову. Хотя бы из-за этого памятник должен был стоять на своем месте. 

P. S. Известно, что Ермолов был холостым и таковым оставался до самой смерти. Однако военный историк А.Г. Кавтарадзе среди прочего писал:  “Ермолов, будучи на Кавказе трижды заключал так называемый кебинный (временный) брак с местными жительницами, который допускался мусульманскими обычаями. От этих браков  Ермолов имел пятерых сыновей и дочь. Дети от кебинных браков считались законными. Ермолов до конца своих дней заботился о своих  детях. Сыновей привез в Россию и добился их законного признания. Дочь, согласно закону о кебинном браке, осталась с матерью, но получала от Ермолова ежегодно денежное содержание”.

Возникает, естественно, вопрос. Если по мусульманским законам кебинные браки допускались только лишь между мусульманами, то есть, чтобы вступить в такой брак, надо было принимать Ислам, не принимал ли Ермолов мусульманство? 



Опубликовано в №02/12 журнала "Голос Эпохи"

и в книге Ф. Дашлая Лики Кавказа


Возврат к списку

Петров В.

Маслова Н.В., Антоненко Н.В., Клименкова Т.М., Ульянова М.В.

Антоненко Н. В., Клименкова Т. М., Набойченко О. В., Ульянова М. В.; науч. ред. Маслова Н.В. / Отделение ноосферного образования РАЕН

Антоненко Н.В., Ульянова М.В.

Шванева И.Н.

Маслов Д.А.

Милованова В.Д.

Куликова Н.Г.

Набойченко О.В.

Астафьев Б.А.

Маслова Н.В.

Мазурина Л.В.

Шеваль М.

Швецов А.А.

Качаева М.А.

Бородин В.Е.

Н.В. Маслова, В.В. Кожевникова, Н.Г. Куликова, Н.В. Антоненко, М.В. Ульянова, И.Г. Карелина, Т.Н. Дунаева, В.Д. Милованова, Л.В. Мазурина

А.И. Богосвятская

Маслова Н.В., Юркевич Е.В.

Маслова Н.В., Мазурина Л.В.


Новости 1 - 20 из 86
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все


  
Система электронных платежей