Голос Эпохи №3/2011. Вячеслав Румянцев: «Один человек не может быть всеведущ во всех периодах истории» (интервью)

30.08.2011

Голос Эпохи №3/2011. Вячеслав Румянцев: «Один человек не может быть всеведущ во всех периодах истории» (интервью)

Справка: Румянцев Вячеслав Борисович - родился в Ленинграде. В 1984 году окончил исторический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Десять лет преподавал историю и обществоведческие дисциплины в школе и техникуме. Занимался журналистикой (работал в «Учительской газете», журнале «Российская Федерация сегодня» и др.; печатался в десятках СМИ). Создатель и главный редактор портала «ХРОНОС: всемирная история в интернете».

 

– Когда возник замысел проекта «ХРОНОС: Всемирная история в интернете»? На сайте я прочла, что вынашивался он вами ещё с истфака. Но ведь тогда ещё не было таких технологий, как теперь. Что же виделось вам тогда? И откуда вдруг вообще появилась столь масштабная идея?

 

– Замысел проекта начал созревать у меня еще в школьные годы, когда я учился в старших классах. Основная проблема состояла в том, что тогда существовала (да и сейчас еще существует) острая необходимость представить исторические события объективно, без идеологического засорения. Не мне вам рассказывать о тогдашних идеологических «загибах». Был самый «расцвет застоя», во главе страны стояли престарелые и очень дряхлые геронтократы, а в школе, где я учился, над сценой актового зала красовался плакат: «Коммунизм – это молодость мира и его возводить молодым!». Стоявшие во главе страны не подозревали, что причины для развала СССР сами же они и закладывали в сознание всего того поколения, которое заканчивало школу. Подчеркиваю: не только в сознание созревавшей «элиты», будущих больших и мелких горбачевых, но в целое поколение. Расхождение между словом и делом, отсутствие элементарных свобод, необходимых для творчества – все это и многие другие пороки тогдашнего нашего государства назревали, перезревали. Но мной особенно остро воспринималась неправда в описании уже происшедшего – нашего прошлого. А прошлое переписывали, переделывали, порой топорно – под частные нужды текущего момента, не самого важного для страны и народа.

И вот уже в студенческие годы я отчетливо понял, что такая история нам не подходит. С этой ложью нужно покончить. Заниматься такой историей было порой оскорбительно. Например, в дипломной работе, в методологической части (!) обязательно нужно было привести цитату из «трудов» Брежнева. Это было смесью глупости и святотатства. Этот человек никогда в жизни не читал трудов Маркса и Энгельса, а его как классика марксизма-ленинизма следует давать в научной работе!!! А какое было качества у немалой части так называемых «научных» работ? Тогдашний декан истфака МГУ писал труды по советскому общенародному государству и социалистическому народовластию… кто-нибудь когда-нибудь в веках откроет ли его книги? Уверен – не отроет никто и никогда.

Таким образом, я четко понимал: необходимо совсем иное представление истории. Но какое? Как следует представлять историю, если я не Господь-Бог, не министр образования и даже не декан истфака, а всего лишь учитель истории в самой рядовой школе? И вот постепенно год от года понимание приходило.

Разумеется, один человек не может быть всеведущ во всех периодах истории. Век энциклопедистов прошел. В исторической науке существует не меньшая специализация, чем специализация между физиком-ядерщиком и биофизиком. Позже в журналистко-редакторской работе, мне много раз приходилось править тексты кандидатов исторических наук. Когда они выходили за рамки темы своей диссертации, то путали Тонкинский залив с заливом Кочинос, а день рождения Ленина и Керенского считали одним днем, не замечая, что дата в разных случаях дана в разных системах летосчисления…

Итак, понимая, что один я не смогу по каждой исторической проблеме дать исчерпывающий и единственно правильный ответ, я пришел к выводу, что универсальное описание всемирной истории должно строиться на сопоставлении в кратчайшем виде всех (по возможности) точек зрения, представленных в историографии. Причем, изложение материалов должно быть построено так, чтобы, во-первых, читатель шел от простого к сложному, во-вторых, чтобы он мог познакомиться с разными сторонами самого описываемого явления (сражения, партийного съезда, исторического деятеля, этноса), так сказать, объемно, многогранно, и, в-третьих, читатель должен учиться самостоятельно сопоставлять разные точки зрения и самостоятельно делать выводы. Поэтому изначально я решил, что никаких готовых рефератов, докладов, курсовых или дипломных работ в проекте не будет. Только «кубики», из которых читатель должен, как мозаичное изображение из камушков, сам собирать свою собственную картину мира.

 

– С чего начинался ХРОНОС одиннадцать лет назад? Кто-то помогал вам в его создании и в начале пути? И какие цели ставились вами в ту пору?

 

– Надо представлять, какой был интернет одиннадцать с лишним лет назад. Это была та самая «тьма бездонная», свет в которую проливали создатели первых сайтов. Впрочем, не все лили свет. Как во всякой тьме, и в той кишели бесенята, создававшие соответствующий «продукт». Разочарованные в любви программисты начинали писать и публиковать в Сети стихи (чаще стишки) и рассказики – не самого высокого литературного качества…

Но кое-какие исторические проекты тогда уже появились. Они рождались усилиями энтузиастов-одиночек. Порой доходило до парадоксов: человек нашел во дворе дома возле мусорного бака увесистый том - «XVII съезд ВКП(б). Стенографический отчет» - отсканировал его, сформатировал в интернет-формат и выложил на сервер. Другой подвижник, увлеченный Великой французской революцией, собрал в одно место биографии действующих лиц, описания событий, составил хронологическую таблицу и запустил одноименный проект. Были среди подвижников и профессионалы. В те годы на истфаке МГУ была создана электронная библиотека исторических источников. И на повестке дня, как мне тогда казалось, стояло объединение усилий. Мне представлялось дело так: чем каждой кафедре из сотен разбросанных по просторам России вузов выполнять одну и ту же работу (сканировать книги, вычитывать, готовить к интернет-публикации…), лучше уж скооперироваться, создать объединенными усилиями портал…

На этом пути меня ждало разочарование. На 99 процентов разосланных по истфакам писем просто не ответили. Причем, на половину адресов почтовые серверы выдали сообщения о том, что такой почтовый ящик вообще не существует. Складывалось впечатление, что кроме меня никто более не озабочен такой задачей – представить в сети всемирную историю.

А развертывание в интернете исторического проекта представлялось мне до такой степени очевидной потребностью, что я не мог поверить в абсолютное безразличие подавляющего большинства вэб-мастеров, создававших сайты для различных истфаков, для кафедр. Подумайте только, как это здорово: читатель может прочитать биографическую статью, исторический документ, описание битвы из любого края Света! Хоть с Камчатки, хоть из Парижа. Но это еще не все. Гипертекст позволяет не просто скопировать бумажную книгу в интернет, а создать качественно новый продукт. Размеченный гиперссылками текст позволяет читателю тут же – в рамках одного интернет-ресурса – находить ответы на вопросы, возникающие в процессе чтения. Например, можно получать ответы на вопросы: кто автор этого текста, а кто такой названный в тексте исторический деятель, а что за событие упоминается вскользь в ходе описания?

Приступая к строительству сайта ХРОНОС, я не только имел уже представление о принципах его построения и о том, какие материалы должны быть в нем размещены в первую очередь, но и понимал, так сказать, конечную цель проекта. Отчасти цель эта сегодня достигнута.

 

– Что представляет из себя ХРОНОС сегодня?

 

– Сегодня ХРОНОС называют порталом. Не буду вдаваться в подробности – чем сайт-визитка отличается от многофункционального сайта и от портала – скажу по сути: ХРОНОС стал некой информационной нишей, в которой сохраняются доступные из любого края мира сведения о прошлом нашей страны и всего человечества на русском языке (правда, есть и несколько текстов на английском). Сюда может обратиться и студент МГУ, в распоряжении которого есть неплохая университетская библиотека, а также «Историчка», и школьник с Чукотки, и учитель из Якутии, и журналист… Но ХРОНОС – не образовательный проект. Он служит более широкой цели – сбережению исторической памяти народа. В этом его назначение, и в этом смысле он уникален.

Изредка я слышу возражение по поводу уникальности. Мне говорят, что есть ведь свободная энциклопедия Википедия, которая создается руками тысяч подвижников. Мол, куда там ХРОНОСу…

Но, к сожалению, Вики преподносит историю совсем с иных позиций. И дело даже не в авторах описательных статей в Вики, а скорее в отсутствии именно авторов.

Сложные исторические события, многогранные противоречивые личности там описываются в рамках одной статьи, в которой – если это единая статья и мы не больны шизофренией – должна быть единая концепция, единая методологическая основа. Но возможно ли это в принципе? Если один автор описывает событие или человека с марксисткой точки зрения, а другой с фрейдистской… На одно и то же событие может быть советский взгляд и антисоветский. И дело даже не в выборе одного из двух, а в многогранности не только самих описываемых событий и людей, но и авторов, описывающих события. Как совместить в одном тексте то, что в принципе не может быть в одном тексте соединено?! А никак. Это невозможно!

В ХРОНОСе иной подход. Я даю разные точки зрения. Я даю авторские точки зрения по каждой проблеме. Каждый текст авторский. И мнения авторов разные. Я не стараюсь привести все их к одному знаменателю. Они различны методологически, нравственно – они разные по своему существу. Например, если Максим Горький характеризует В.И. Ленина словами: «Он был русский человек…», то Иван Бунин в своей характеристике категоричен: «...Выродок, нравственный идиот от рождения». Уинстон Черчилль сравнивает В.И.Ленина с Тамерланом, Чингисханом и другими азиатскими завоевателями, а другой автор сообщает, что научная биография В.И.Ленина до сих пор не написана – никто этим никогда не занимался. И все точки зрения предлагаются читателю для ознакомления. Вот что делает ХРОНОС – дает всю информацию, все оценки, разнообразнейшие интерпретации.

 

– В рамках ХРОНОСа существует ещё ряд проектов. «Славянство», «Первая Мировая», «Апсуара»… Расскажите, пожалуйста, вкратце о каждом из них. Почему именно эти темы были выделены вами в отдельные, самостоятельные проекты?

 

– ХРОНОС отражает всемирную историю. Естественно, что за свою жизнь я физически не успею лично собрать все материалы обо всем. Если бы ХРОНОС создавал некий институт, если бы у этого института были финансовые ресурсы, то можно было бы говорить о четком плане работы. А без ресурсов я вынужден лучше других направлений развивать то, в котором нахожу взаимодействие с конкретными заинтересованными в данном направлении людьми. Приведу пример. Апсуара.ру – это сайт по истории и культуре Абхазии. По размеру территории и по численности населения Абхазия не выделяется из десятка областей России (она меньше их). Но именно в Абхазии за последние два десятилетия проявилась борьба (причем, в концентрированном виде), борьба между истиной и ложью. Поясню эту мысль всего одним примером: грузинские спецподразделения в 1992 году сожгли Центральный государственный архив Абхазии – казалось бы, не военный вовсе объект. Но они знали, что делают – уничтожают историю народа, исторические документы, источники, запечатлевшие прошлое. Истина – как я для себя понял – тут на стороне абхазов. И не я один это понял. Поэтому, когда в повестку дня встал вопрос о создании системы сайтов, объединенных в портал, то я одним из первых выделил из основного домена этот проект.

Славянство – тема особая. Инициатива запуска этого проекта принадлежит писателю Лидии Сычевой. Государственные органы, в частности министерство культуры, тогда как раз запускали свой проект  -  Форум славянских культур. Мы решили поучаствовать. Сотрудница минкульта на одном из заседаний Общественной палаты РФ, на котором я как раз присутствовал, спросила меня: «Зачем нам два сайта?» Но второго, а именно минкультовского сайта я так и не дождался. И вскоре на фразу «форум славянских культур» поисковые машины стали выдавать только  наш адрес… А что же с официальным, на который выделялись средства? Как говорят пьяницы поутру, «денежки тю-тю, головка бо-бо». Видимо, не очень-то им и хотелось всерьез создавать такой проект. Кстати, нам из того финансирования не досталось ни копейки. Но сайт мы сделали на славу. Создан справочный аппарат, регулярно выходят новые публикации.

Первая мировая война была выделена мной в отдельный домен потому, что я решил создать о ней что-то вроде иллюстрированного интернет-издания, используя рисунки и фотографии периода 1914 – 1918 годов. То есть по жанру это должно стать чем-то иным, чем большинство других сайтов ХРОНОСа. Кроме того, этой войне, на мой взгляд, в Сети уделено недостаточно внимания, хотя бумажные книги выпускаются. Теперь нужно всего лишь привлечь «бумажных» авторов, и проект состоится.

Надо сказать, для выделения бывших рубрик и разделов в отдельные домены у меня за десятилетие существования ХРОНОСа накопилось более чем достаточно материала. Немало материалов еще не обработано, остается только в бумажном виде, они ждут своей очереди.

Если первые годы работы над проектом я делал ставку на «кумулятивный эффект» - стремился собрать на одном ресурсе как можно больше разнообразных материалов по истории – то сегодня эффективность работы любого сайта определяется не столько показателем «посещаемость», сколько индексом цитирования (ТИЦ). Я еще несколько лет назад заметил, что многие вэб-мастера вместо концентрации материалов на одном ресурсе занимаются, как мне тогда показалось, их «распылением». Теперь я лучше понимаю, происходящие в Сети процессы.

Однако для выделения из одного ресурса нескольких отдельных доменов у меня была причина и поважнее, чем ТИЦ. Это были неожиданно начавшиеся «наезды» со стороны правоохранительных органов. Летом 2009 году ГУВД Санкт-Петербурга вдруг ни с того ни с сего вынудило моего провайдера закрыть один мой сайт. Без какого бы то ни было предупреждения, запугав провайдера тем, что привлечет его к уголовной ответственности как пособника «преступления». К счастью я тогда уже успел создать «зеркало» - второй домен, почти полную копию первого. Тогда же я начал было специализацию двух доменов – разводил на одном одни материалы по каким-то темам, на другом – по другой тематике. Но после «наезда» вновь полностью восстановил их именно в качестве «зеркал». Мне удалось благополучно вновь запустить закрытый домен – во многом благодаря поддержке прессы. К моему удивлению почти все СМИ как один выступили в защиту ХРОНОСа. Честно говоря, я не подозревал о такой его популярности, хотя и знал, что проект активно посещается, в том числе журналистами.

В 2010 году внимание на ХРОНОС обратило ГУВД Москвы. На это раз правоохранительные органы пошли на установление чего-то вроде диалога. Меня пригласили на Петровку-38 на «беседу». Мы мило побеседовали с опером и разошлись. Составили письмо к прокурору по итогам «беседы». Мне показали донос на меня, из которого я отчетливо понял: то, о чем в этом доносе говорится, не имеет никакого отношения к истинным причинам «наезда». Для меня это стало очевидным, правда, я не хочу вдаваться в подробности из-за того, что описание истинных причин слишком громоздко для интервью.

Но выводы я сделал – нужно рассредоточить материал портала по максимально возможному количеству разных доменов, расположенных у разных провайдеров, причем, желательно в разных странах мира…

Кстати, в ходе обсуждений еще первого закрытия ХРОНОСа многие доброжелатели высказывали мнение, что мне надо бы перенести свой проект на заграничный сервер, перестать пользовать услугами российских провайдеров, как подверженных легкому внесудебному давлению. Ответ на такое предложение очевиден: это моя страна, я здесь живу и дети мои, и внуки. С какой стати я буду куда-то съезжать – пусть даже в виртуальном плане?! Пусть съезжают те, кому не нравится, что ХРОНОС существует. И у меня есть такое предчувствие, что так скоро и произойдет.

 

– При ХРОНОСе многие годы существует содружество литературных журналов «Русское поле»[1]. Как вам видится положение русской литературы сегодня? Нередко можно услышать утверждение, что наша литература измельчала, что таланты перевелись и т.д. Справедлив ли подобный пессимизм? Появляется ли что-то отрадное в нашей литературе?

 

– Дело даже не в литературе. Дело в мировоззрении народа, в философии как фундаменте мировоззрения. Более 70 лет стране навязывалась квази-философия марксизма-ленинизма. Нелишним будет напоминание: Карл Маркс так и не создал законченной философской системы. И марксизм – это эрзац-философия. В.И. Ленин же вообще никогда не был философом, впрочем, как и экономистом (чего стоит серьезное планирование им замены денег «прямым продуктообменом»). А его «философские тетради» - школярский труд.

Спрашивается, какая литература могла сформироваться на таком фундаменте? Ведь Ф.М. Достоевский создавал свои величайшие произведения, одновременно сотрудничая с двумя профессиональными философами – Николаем Страховым и Аполлоном Григорьевым (а последний, кроме того, был поэтом и литературным критиком – зеркалом писателя, редчайшее сочетание качеств в одном человеке). У Л.Н. Толстого был свой любимый философ – Африкан Спир. Не сами они, эти великие писатели, создавали метафизическую основу для литературного творчества, а стояли на плечах философов. Ни Ф.М. Достоевский, ни Л.Н. Толстой не владели философскими понятиями и категориями. Они всю жизнь были мастерами художественного слова, чувственного образа. Их сверзадача состояла именно в том, чтобы ключевые идеи современной им философии воплотить в образах, что они и сделали на высочайшем уровне.

А что дала нам советская действительность? Сначала идеи в литературных произведениях заменяла богатая событийность. И действительно, первая мировая война, революция, гражданская война давали пищу для писателя и без идей… И Великая Отечественная война была богата событийностью. Но идеи? Их не было. Сначала угроза смерти и неустроенность жизни делали идеи временно неактуальными. Сегодня у многих пишущих идеи и самое творчество заменил физиологизм. Читатель впечатлен и не понимает, что его по сути дела обманывают, подменив творчество неким продуктом низшего качества.

Итак, прежние идеи утратили, забыли, запретили. Новых же на почве марксизма-ленинизма произрасти и не могло. В принципе не могло! Понимаете? Одна известная писательница, к которой я отношусь с уважением, сказала как-то, что героем ее главной книги будет народный мститель. Но разве ненависть может быть фундаментом литературы?! Вспомним классику: да, Пьер Безухов хотел убить Наполеона, Родион Раскольников убил старуху-процентщицу и ее сестру. Но разве в акте убийства или в мести суть произведений этих двух великих писателей? Нет же! И Безухов, и Раскольников отыскивают себя, свою самость, сущность собственной персоны. И становятся другими людьми, условно говоря «просветленными». А месть и ненависть – не те чувства, на которых может вырасти соразмерная нашей былой классической какая-то новая литература.

Поэтому современные писатели зачастую (не все, но слишком часто приходится такое видеть) дрейфуют в мире идей. Выступая перед патриотической аудиторией, такой писатель вполне себе патриот. А вот он получил заказ от либеральной редакции, и из-под его пера выходит на сто процентов либерально-демократический текст. Нет твердого фундамента идей – вот он и плавает.

Нравственным ориентиром несколько десятилетий служили книги так называемых писателей-деревенщиков. Еще древние римляне говорили vita rustica parsimonia, diligentia, iustitiae, magistra est (сельская жизнь – учительница бережливости, трудолюбия и справедливости). Этим только и держалась нравственность в современной литературе. Но деревня умерла… Из-под пера тех немногих писателей, которые сберегли духовную связь с селом, с идеалами трудолюбия и справедливости, все еще выходит русская литература. Однако их существование не отменяет потребности в фундаментальных идеях. Причем в идеях русских. Вместо них нам снова преподносят негодный товар - Вл. Соловьева с софийностью и его последователей.

Пора вернуть в литературу русские идеи, которые изложены в философских трудах Н. Страхова, Н. Дебольского, Н. Данилевского, Ап. Григорьева, П. Бакунина, П. Астафьева (не путать с В. Астафьевым). Тогда, может быть, и русская литература возродится.

 

– Сегодня многое по-настоящему талантливое, как в литературе, так и в других сферах искусства остаётся безвестным, не имеет выхода к читателю, зрителю. Как, с вашей точки зрения, можно поправить это положение? Не рассчитывая на помощь сверху, на поддержку власти?

 

– Как вы сказали? «На поддержку власти»?! Этот оборот речи давно исчез из моего лексикона. Я ведь за одиннадцать лет пробовал найти тех «государственных мужей», которые мыслят именно как государственные люди. Я пытался найти хотя бы одного такого человека, который бы понимал, какое значение для будущего страны имеет сбережение исторической памяти народа. Надо сказать, у меня была возможность общаться с этими потенциальными «спасителями» исторической памяти. Я шесть лет работал журналистом в одном парламентском издании. Брал интервью у многих десятков депутатов и сенаторов. К сожалению, в стенах сих государственных органов я не нашел ни одного, кто мог бы оказать такую «поддержку власти».

Может быть, кому-то повезло больше, чем мне. Если я и встречал человека, который – судя по его ответам на вопросы – и казался сначала государственно мыслящим мужем, то на практическом деле его государственническая позиция обычно никак не отражалась. С одним сенатором я периодически общался в течение шести лет, брал интервью еще до начала работы в парламентском журнале. Он подавал надежды. Но однажды, после поездки в Абхазию, я встретился с этим сенатором (не буду называть его имени) и сказал: «В Абхазии вон люди историей своего народа занимаются». Это был с моей стороны намек на предложение заняться историей хотя бы того региона, который сенатор представлял в Совете Федерации. Это было мое приглашение к сотрудничеству на поприще сбережения исторической памяти представляемого сенатором в Парламенте народа. Но тот сходу ответил: «Кому теперь нужна история…»

И это мне сказал человек, который в свое время окончил исторический факультет университета в столице представляемого им региона. Зачем же?! Для коллекции - еще один диплом захотел получить?

Я не знаю, чем озабочены эти люди? Во всяком случае не сбережением исторической памяти народа. Наверное, сбережением нажитого имущества – квартир, домов, дачных участков…

Нет, только мы сами можем чего-то добиться. Как в песне поется: «Никто не даст нам избавленья – ни Бог, ни царь и не герой…» Но на этих деятелей мы рассчитывать не можем.

 

– Всё большее значение в указанных выше обстоятельствах приобретает интернет. Сетевая литература занимает всё более важное место. Очередь, видимо, за сетевым телевидением. О его развитии говорят всё чаще, хотя прорывов пока не наблюдается. Как вы смотрите на эту проблему?

 

– Вместе с авторами различных сегментов ХРОНОСа / Русского поля мы размещаем в интернете видео. Работу эту делаем по мере сил. Например, в этим летом общественная организация «Бородино-2012» провела акцию на Бородинском поле, земли которого сейчас расхищается и застраиваются «элитными» коттеджами. Это был крестный ход с хоругвями, иконами. Они все засняли, сделали ролик. И этот ролик уже экспонируется  на страничке ХРОНОСа, посвященной описанию Бородинского сражения.

Меня на всё не хватает, а тут ведь требуется не только время, но и умение работать с видео-файлами. Поэтому специалисты-подвижники приветствуются. ХРОНОС открыт к сотрудничеству.

 

– Интернет, как показывает, в частности, ХРОНОС, способен осуществлять серьёзнейшую просветительскую миссию. Особенно это важно для молодёжи, катастрофически теряющей историческую память. Есть ли способы обратить этот пагубный процесс? Привить молодёжи интерес к прошлому?

 

– Я не знаю, когда удастся обратить вспять процесс деградации страны и народа. Но я твердо знаю другое: до того момента, когда возрождение станет возможным, моя задача – обеспечить это самое сбережение исторической памяти. К доменам ХРОНОСа обращается в основном молодежь. Я надеюсь, что молодые люди – школьники, студенты, школьные учителя и вузовские преподаватели – находят в ХРОНОСе ответы на волнующие их вопросы о нашем прошлом. Я очень надеюсь, что благодаря описанной мной выше структуре размещения материалов молодые люди, читая ХРОНОС, приучаются не принимать на веру вдалбливаемые им ложные представления, а учатся самостоятельно думать – учатся думать по-русски.

 

– В странах с развитыми технологиями в интернете уже сейчас действуют образовательные программы. У нас некоторые склонны противопоставлять интернет и образование. С вашей точки зрения, что нужно делать, чтобы интернет-технологии способствовали развитию образования?

 

– Наверно, действуя как законопослушный гражданин, я должен был бы перенаправить вас к Фурсенко… Дело в том, что нынешняя хищная бюрократия, разворовывающая природные ресурсы страны, очень внимательна к вопросам образования, просвещения. И я думаю, что неслучайно в ходе «беседы» с оперативным работником на Петровке 38 мой собеседник всё пытался инкриминировать мне образовательную деятельность – вроде как без лицензии занимаюсь. Я не стал наступать в этот капкан и сообщил своему собеседнику, а заодно и прокурору в письменном виде, что не занимаюсь книгоиздательством, образовательной деятельностью… торговлей оружием, изготовлением взрывчатых веществ. Строго официально, что называется «для протокола», ХРОНОС – это мой личный конспект по истории. Понимаете? Конспект, который я даю читать всем желающим – без каких-либо ограничений и абсолютно бесплатно. И уже это вызвало два серьезных наезда на проект со стороны правоохранительных органов. Вы понимаете, что это значит? Вы понимаете, какие из этого надо делать выводы? Вывод очевиден, вывод тут один – делай как я!

 

– Не так давно был запущен проект «Родное образование»[2], опирающийся в своей работе именно на интернет. Что вы думаете о таком проекте? Есть ли у него перспективы?

 

– Честно говоря, мне трудно представить, как эти правильные и хорошие идеи (детально я программу не анализировал, приму на веру, что она хорошая и правильная) будут осуществлены на практике. Перед моими глазами проходит большая работа по внедрению очевидно правильного и полезного опыта – системы здоровьесбережения Владимира Базарного. Это, без преувеличения можно сказать, великий человек. Он говорит очевидные вещи, основанные на многолетнем опыте лечения детей от хронических заболеваний, возникших уже в ходе учебы в школе. Но хищная бюрократия действует тут консолидировано – держать и не пущать. Этой хищной бюрократии не нужен здоровый ребенок (кроме своих детей и внуков, для обучения которых они применение системы Базарного вполне допускают, но в единичном количестве), ей не нужен здоровый народ. А зачем, спрашивается, ей умный народ? Глупым народом может управлять даже малоумный олигофрен…

Я очень плохо представляю, каким образом существующая ныне массовая семья в ее болезненном, разлагающемся состоянии, как она сможет воспользоваться самой замечательной образовательной системой. Я уж не говорю о тех случаях, когда родители выбирают между наймом логопеда и тем «кого послать за клинским»… Понятно, кто тут победит. Ну, уж не логопед во всяком случае. Но и в более «легких» случаях нынешняя семья зачастую не в состоянии воспользоваться чем-то альтернативным. Когда мать родила ребенка от одного мужчины, а растит его с другим, являющимся по сути ее вторым ребенком, не умеющим заниматься чем-то по хозяйству и лишь клянчащим у жены денег на пиво…

Я, наверное, слишком скептически смотрю на отечественное образование. Тут сказывается и десять лет работы учителем, а потом и знания, полученные в ходе работы в «Учительской газете». Очевидно тут одно – образование составляет только часть общественных процессов. А наше общество больно. Неясно, можно ли начинать лечение именно с образования. Разумеется, если мы стремимся вылечиться, а не «сделать хоть что-то».

 

– Каковы ваши дальнейшие планы в развитии ХРОНОСа и м.б., каких-либо дополнительных проектов?

 

– Планов много. И почти все они лишь в голове. Я создал сложную и информационно насыщенную структуру. Но в ней не хватает еще очень важных элементов, которые я сам и даже при поддержке единомышленников не в состоянии сегодня восполнить. Здесь скажу лишь об одном таком элементе. Изучение истории немыслимо без карт. В бумажном виде все ясно как день: читаешь книгу и по ходу чтения заглядываешь в атлас. Но нельзя просто сосканировать карту и выложить ее в сеть. Она превратится либо в слишком большой по размеру файл, либо на ней нельзя будет разглядеть важные детали. Выход из этого положения в принципе существует. Всем нам известны виртуальные карты в яндексе или в гугле. Задача состоит в том, чтобы обширнейшую базу данных, накопленную в ХРОНОСе соединить с виртуальной картографией. Задача сколь очевидная, столь же и сложная в исполнении. Тот, кто сегодня занимается картами, не очень озабочен историей, а для историка такой проект неподъемен – по финансовым и организационным причинам. Тут нужна кооперация первых со вторыми. Пока в этом направлении действуют по-прежнему одиночки-подвижники. А необходимо развертывать масштабный проект. Государственные органы в нашей стране, как мы уже выяснили, сегодня решать задачи такого масштаба не могут. Это также очевидно. Они могут потратить выделяемые на сайт министерства или ведомства бюджет по принципу «гора родила мышь». Нужна частная инициатива. Нужны капиталовложения. Из этой идеи может получиться даже доходное дело. Правда, сегодня предприниматель предпочитает всерьез и надолго не вкладываться, а снимать «пенки», по возможности сокращая время в цикле «товар – деньги – товар» до минимума. Рад буду ошибиться в своей оценке. Но пока я вынужден ограничиваться запуском таких проектов, которые могу сделать в одиночку, сидя за обычным компьютером средней мощности.

 

– В этом году исполнятся 100 лет со дня смерти П.А. Столыпина. В одной из своих речей он говорил: «Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа – вот, девиз для всех нас, русских!» А что на ваш взгляд, в первую очередь, необходимо сегодня нам, русским?

 

– На этот вопрос можно было бы сказать столько же много всего, сколько уже было сказано выше. Но я постараюсь ответить по возможности кратко, выделив самое важное.

В цитате из Столыпина звучит намек на усиление коллективистского начала – все вместе, как один… Русскому уху здесь слышатся такие слова как «общинность», «соборность». Но я-то убежден в том, что русскому сегодня более всего не хватает не хождений скопом, а самостоятельности мышления. Сегодня русский в массе своей не умеет самостоятельно думать по-русски. Вот в чем ныне главная проблема народа и страны! Последнее столетие из нас вытравливали наше персональное начало. И много преуспели в этом деле.

Русскому человеку пора возвращаться к нормальному своему состоянию. Взгляните на картины русских художников. «Бурлаки на Волге» Ильи Репина – каждый из бурлаков имеет ярко выраженные персональные черты. О каком коллективизме тут можно вести речь?! Что же касается «Охотников на привале» Василия Перова, тут и следа не найдете «русской общинности». Послушайте «Картинки с выставки» Модеста Мусоргского. Каждый персонаж слышен отдельно, индивидуально. Почитайте «Войну и мир» Льва Толстого, «Братья Карамазовы» Федора Достоевского. Где вы увидите «соборность» у героев этих книг?

Да, соборность в русской церкви есть. Когда все прихожане вместе молятся, то единение происходит очевидное. Но не надо притягивать за уши «соборность» к политике, как это сейчас делают чуть ли не все политические группы.

И нельзя брать на веру «истины», которые нам глаголют – только потому, что «все так считают». Недоброжелатели навязали нам так называемый «рынок». Ну что ж, давайте отвечать им по рыночному – никакой веры, все перепроверять и пересчитывать. Навязали нам жесткие американизированные отношения, так давайте и мы отвечать на них по-американски: «В Бога верую, остальное наличными». А если всерьез расшифровать этот американский идиоматический оборот, то принцип у русского человека должен быть такой: в Бога верую, но больше ни слова на веру не принимаю! Только пропустив сказанное мне через мое собственное русское осознание, самостоятельное, персональное. Давайте учиться думать по-русски. А то мы уже забыли, как это делается. «Умом Россию не понять», особенно, когда пытаешься ее понять не своим, а чужим умом.

 

Беседовала Елена Семёнова, редактор журнала «Голос Эпохи»

Опубликовано в Журнале "Голос Эпохи". Выпуск 3/2011



[1] 10 лет назад моду в литературном интернете задавал «Журнальный зал». Однако, структура эта отличалась большой идеологизированностью, поэтому места в ней не нашлось ни консервативным, патриотическим изданиям, ни журналам русской провинции. Тогда на базе ХРОНОСа была создана альтернатива ЖЗ - «Русское поле». Писатель Лидия Сычева: «Предполагалось, что здесь расцветут «сто русских цветов» - электронные и бумажные издания, которые по разным причинам не вошли в ЖЗ, не имеют персональных сайтов, но достойно отражают литературный процесс. О преимуществах подобной электронной библиотеки перед отдельными сайтами говорить не будем. Добавим только, что материалы «Хроноса» позволяли «расцветить» некоторые литературоведческие и исторические публикации множеством иллюстраций и гипер-ссылок. (…) Главная заслуга «Русского поля» в том, что в пору литературных и идеологических войн его создатели думали о будущем России, о важности духовной жизни и культуры. Для всех, а не только для «идеологически близких». Да будет так и впредь!»

[2] http://www.za-nauku.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=4035&Itemid=39


Возврат к списку


    
Система электронных платежей