Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку

На этнической войне... (Геноцид русских в бывших ресбуликах СССР)

Предисловие. Круг второй

Сегодня под аккомпанемент успокоительных заявлений об укреплении единства Российского государства и отношений между населяющими его народами в нашей стране набирают обороты процессы, в точности обратные, процессы, грозящие в недалёком будущем привести к очередном распаду России. Процессы оные вовсе лишены новизны. Всё это до малейших деталей уже было у нас. Уже прошли мы однажды этот заклятый путь, начиная с 17–го года, прошли только что, но успели изрядно забыть, как и большинство уроков истории. А забыв, отправились по второму кругу.
Национальная политика коммунистов и либералов практически неразличима, так как в основе её – общий корень: интернационализм – антинационализм – русофобия. Сравним некоторые приметы пути пройдённого и ныне проходимого:

СССР

РФ

1. Интернациональная, антирусская власть, открыто исповедующая «ненависть к русским, презренье к России». Антинациональная элита.

1. Антинациональная, чуждая и враждебная русскому духу и русским интересам власть. Антинациональная элита, без стеснения исповедующая неприкрытую русофобию.
2. Идея «братства народов». Насильственное братство, во имя которого всемерно подавлялось национальное самосознание русских. Советизация русского человека. «Русский» – синоним контрреволюционера, само слово это практически вне закона.

2. Толерантность. Насильственная псевдолюбовь, именем которой осуществляется подавление русского самосознания во всех его проявлениях. Оброссиянивание русского человека. «Русский» – синоним экстремиста, фашиста, само слово под негласным запретом.

3. Поощрение местечковых национализмов. Преференции за счёт русских т.н. «националам», вымогавшим их стенаниями о своей якобы угнетённости.3. Заигрывания с национализмами меньшинств, которые под стоны о своём притеснении добиваются всё новых и новых уступок им за счёт и в ущерб русским.
4. В случае возникновения конфликтов между русскими и «националами» – поддержка меньшинств. Ярчайший пример – русское восстание в Грозном в годы хрущёвского правления.4. Во всех межнациональных конфликтах власть непременно встаёт на сторону представителей меньшинств, исключая для русских всякую презумпцию невиновности.
5. Статья 59–7 Уголовного Кодекса («Пропаганда или агитация, направленные к возбуждению национальной или религиозной вражды или розни»).5. Статья 282 Уголовного Кодекса. Т.н., «русская статья», по которой за «экстремизм» в подавляющем большинстве случаев привлекаются исключительно русские.
6. Последствия: в «братских» республиках возникают Национальные фронты, активизируются центробежные силы, нарастает антирусская истерия, игнорируемая центром.6. В ряде республик возникают и развиваются национальные движения, центробежные силы, антирусские настроения и выступления, на которые власть закрывает глаза.
7. Чрезмерная раздробленность и слабость самих русских, забвение своих национальных интересов. Возникновение идей о благотворности раздела страны, дабы жить «отдельным домом».7. Большая часть русского народа остаётся безразлична к происходящему, к собственной судьбе. При этом возникают идеи и пользе выделения части России в отдельную русскую республику.

 

Первый роковой круг окончился распадом страны, русскими погромами в «братских» республиках, гибелью тысяч наших соотечественников, толпами беженцев, которые оказались не нужны и собственной стране. Ещё 20 лет не минуло с той поры, когда этот кошмар происходил на наших глазах, но, вот, уже стал забываться он. В особенности, та его страница, которая разворачивалась на просторах бывших советских республик. О событиях происходивших там, мало говорилось в ту пору. Затем под руинами развалившейся страны, в чреде каждодневных потрясений они оказались отодвинуты на второй план, уже прикованы были глаза к очередным трагедиям. И, вот, оказалась эта веха полузабытой, не исследованной в той мере, в какой должна бы была, практически не освещённой. Вспоминается время от времени, что в Душанбе убивали русских, вспоминается вскользь, а фактов, свидетельств, документов – словно бы и не осталось, словно кануло всё куда–то, и концов не отыскать.
О геноциде в Чечне написан ряд работ, этот геноцид ещё не предан забвению, хотя наши власти всемерно стараются об этом, и, может статься, что в скором времени быльём порастёт и память об этой до сих пор кровоточащей ране. Память же о русском геноциде в Таджикистане, Азербайджане, Узбекистане и других республиках быльём уже успела порасти. О том, что происходило там, мы можем судить по обрывочным свидетельствам уцелевших очевидцев и некоторым публикациям периодической прессы:

Таджикистан. Бывший душанбинец Владимир Стариков: «12 февраля 1990 года, понедельник. Hесколько минут назад закончился рабочий день. Я бегу с женой по улице Айни. Час пик, но улица абсолютно пустынна – ни одной машины на мостовой, ни одного прохожего на тротуарах. За нашей спиной в километре от нас остался проспект Ленина, по которому в сторону железнодорожного вокзала, круша и сметая все на своем пути, несется огромная, потерявшая разум толпа. С минуты на минуту она вывалится на перекресток и неизвестно, в какую сторону повернет дальше. Hадо спешить – дома у нас (дома ли?) дочь–подросток и сын – студент киевского вуза, несколько дней назад неудачно приехавший на каникулы. Страх за них подгоняет нас, и мы бежим изо всех сил. Пробежав несколько километров, вздыхаем с облегчением. Дети оказались дома. А назавтра отрезок дороги у текстильного комбината превратился в ад. Банды исламских фундаменталистов блокировали шоссе. Из прибывающих с двух сторон автобусов и троллейбусов они вытаскивали русских женщин и насиловали здесь же на остановках и на футбольном поле у дороги, мужчин жестоко избивали. Антирусские погромы прокатились по всему городу. «Таджикистан для таджиков!» и «Русские, убирайтесь в свою Россию!» – главные лозунги погромщиков. Русских грабили, насиловали и убивали даже в их собственных квартирах. Hе щадили и детей. Такого изуверства Таджикистан еще не знал. Городские и республиканские власти растерялись. Hо горожане ищут выход и находят его. В микрорайонах формируются отряды самообороны, а наутро 15 февраля весь город вышел на улицы. Человеческие цепи опоясали границы микрорайонов. Получив жесткий отпор в нескольких районах города, бандиты больше не посмели нападать. И погромы прекратились». («Долгая дорога в Россию»)

Молдавия. Из лозунгов молдавской «интеллигенции»:
«…Действия оккупантов напоминают действия Отто Бисмарка, который осуществил объединение Германии реакционным путём.
Так же и оккупанты когда–то создали Великую Российскую империю бесчеловечными, звериными методами захвата. А сейчас пытаются удержать награбленное реакционными, полицейскими методами...
Ничтожные люди с территории России, дискредитированные, пьяницы, всякие проходимцы, демобилизованные, и вообще перенаселение... все эти остатки приезжают к нам и в другие республики для... повышения культуры...
…Мы никогда не смиримся с тем, чтобы чужеземцы хозяйничали на земле наших предков...
…К ответу палачей Молдавии!..
… Разгул русского шовинизма в Молдавии...
…Зверства русских колонизаторов в Молдавии...» (молдавский диссидент Шалтаяну)
«Если русский попросит у тебя кусок хлеба, дай ему кусок динамита!» (поэт Виеру)
«Вымыть улицы русской кровью и сжечь русских детей…» (поэтесса Лари)
«Шагай, русский Иван, ждёт тебя Магадан!» – один из самых распространённых лозунгов в Кишинёве периода распада Союза.

Азербайджан. Беженка из Баку Галина Ильинична: «Выломали дверь, мужа ударили по голове, он без сознания валялся все это время, меня били. Потом меня прикрутили к кровати и начали старшенькую насиловать – Ольгу, двенадцать лет ей было. Вшестером. Хорошо, что Маринку четырехлетнюю в кухне заперли, не видела этого… Потом побили все в квартире, выгребли что надо, отвязали меня и велели до вечера убраться. Когда мы бежали в аэропорт, мне чуть не под ноги упала девчоночка – выбросили с верхних этажей откуда–то. Вдрызг! Её кровь мне все платье забрызгала... Прибежали в аэропорт, а там говорят, что мест на Москву нету. На третьи сутки только и улетели. И все время, как рейс на Москву, ящики картонные с цветами, десятками на каждый рейс загружали… В аэропорту издевались, все убить обещали. Вот тогда я начала заикаться. Вообще говорить не могла. А сейчас, сейчас намного лучше говорю. И руки не так трясутся...» (Журнал «Дело № 88», 4, 2004–й год)

Узбекистан. История Марии Андреевны Алексейцевой: «Девочка Маша родилась в Смоленской области незадолго до войны. Вместе с родными пережила фашистскую оккупацию. Голод, страх, массовые расстрелы мирных людей – все было как у всех. После войны вместе с мужем, простым солдатом–артиллеристом, закончившим войну в Германии, перебралась в Узбекистан. Потом тоже как у всех – дети выросли, муж умер.
Тут начались известные события в среднеазиатских республиках – резня турок–месхетинцев в Фергане, кровавые бои в Оше.
– Вот где мы страху натерпелись, хуже, чем в войну, – вспоминает Мария Андреевна. – Узбеки отрубали русским головы, выставляли в мясных лавках на всеобщее обозрение.
Отдав за бесценок квартиру и нажитое добро, женщина перебралась к родным в Иркутск…» ((Ирина Алексеева. «Русским рубили головы и выставляли их напоказ»)

Это лишь крохотная толика того ужаса, который царил тогда в «братских» республиках. Скорбную эту страницу нельзя забывать. И не только потому, что нельзя в принципе забывать жертв своего народа, но и потому ещё, что она служит зримым опровержением теорий о «братствах», «толерантности» и иных идей, приведших к столь плачевным итогам, служит предупреждением от повторения однажды пройденного пути.
История повторяется тогда, когда её забывают. Потому так важно вспоминать страшные события недавнего прошлого, важно сохранить нашу горькую память, чтобы вечным огнём горела она в сердцах русских людей. Сегодня, как уже было сказано в начале, мы слепо движемся по старому маршруту, конец которого известен. Мы не можем изменить существо правящей элиты: горбатого, как известно, могила исправит. Но мы можем и должны не повторять собственных промахов. Не забывать своей истории, своего имени, своих национальных интересов и целей. Не превращаться из нации в безликую массу, в «табор не помнящих родства». Наконец, не ждать, когда кто–то придёт, сделает, исправит, защитит, а быть готовыми защищаться самим. Осознание этой необходимости, к счастью, начинает постепенно приходить к людям, и это даёт надежду, что мы всё–таки успеем вовремя сойти с заклятого круга и не дойдём вторично до конечного пункта.
Казахский автор Улугбек Тагиев приводит в своей статье «Русские в Казахстане: прошлое, настоящее и перспективы на будущее» весьма интересную статистику: «В 1987 году узбеки в Узбекистане и туркмены в Туркменистане составляли 53% трудящихся в промышленности, таджики в Таджикистане – 48%, киргизы в Киргизстане – 25%, а казахи в Казахстане – всего 21%. Соответствующий показатель в России – 83%». Таким образом, мы видим, как в государствах, где титульные нации составляли меньшинство, нации эти становились главенствующими. В Казахстане, где казахи составляли всего–навсего 5–ю часть населения, под лозунгом «Казахстан для казахов» начали вытесняться все другие нации, на долю которых приходилось 80% населения. В России стоит только заикнуться о правах народа, составляющего 83% населения, поднимаются дикие вопли о «русском фашизме» и многонациональности нашей страны.
Сегодня мы существуем в условиях этнической войны, которая ведётся против нас десятилетиями, войны, в которой, как поётся в песне Ж. Бичевской «убивают душу». В этой войне ещё не поставлена точка, и исход её будет зависеть от того, успеем ли мы очнуться от нашего национального обморока, сохранить свою русскую душу, выстоять в этой смертельной схватке за неё. Выдающийся мыслитель прошлого Л.А. Тихомиров писал: «Бывает, что народ, особенно под влиянием ошибок руководящей образованной части своей, не только забывает те руководящие идеи, которые вытекают из его природы, но даже начинает воображать себя совсем иным, что он есть по природе. Это – моменты смут и расстройств, которые могут быть даже роковыми. В эти моменты сознательный гражданин и государственный человек должны ещё внимательнее вдумываться в те руководящие национальные идеи, которые хотя и покинуты в данную минуту народом, но единственно способны вывести его на торный путь развития. Эти исторические руководящие идеи нужно особенно старательно напоминать народу в моменты заблуждений его сознания». К этому можно добавить, что помимо идей народу необходимо напоминать его собственную историю, из которой и черпают жизнь идеи. Именно в этом и заключается одна из основных целей работы «На этнической войне…», посвящённой, главным образом, геноциду русских в бывших республиках СССР.


  
Система электронных платежей