Дмитрий Соколов. Слава побежденным! (В 3-м номере журнала "Посев" вышла рецензия на роман Елены Семёновой "Честь - кикому!")

23.03.2012

Дмитрий Соколов. Слава побежденным! (В 3-м номере журнала "Посев" вышла рецензия на роман Елены Семёновой "Честь - кикому!")

Тему Гражданской войны в России нельзя отнести к числу тех тем, которые в современной художественной прозе представлены сколь бы то ни было широко. Если в советское время произведения данной тематики составляли довольно значительный пласт,

то после номинального краха режима на смену им пришли другие сюжеты.

В советской литературе трагедия русской Смуты, как правило, преподносилась с позиции победителей. Ужас братоубийственного кровопролития преподносился советскими литераторами как противостояние двух разных миров – темного царства насилия и реакции, и нарождающегося «нового общества», где равенство и труд провозглашались наивысшими добродетелями.

Тенденциозно изображались и представители обоих враждующих лагерей. Идейные пролетарии, руководимые и направляемые коммунистической партией, наделялись исключительно положительными чертами. Противостоявшие большевикам, напротив, рисовались преимущественно темными красками, «одариваясь» всеми человеческими изъянами.

Как было замечено выше, с распадом СССР эта художественная традиция «приказала долго жить» вместе с всеобщей обязательностью коммунистической идеологии. Тем не менее, в постсоветский период появилось не так уж много литературных произведений, освещающих события Гражданской войны именно как всероссийскую драму, в которой участники Белого движения, при всех присущих им слабостях и пороках, выведены защитниками российской государственности, а их противники – большевики – ее разрушителями.

В этой связи выпущенный московским издательством «Традиция» роман Елены Семеновой «Честь-никому!» является не просто прорывом, но поистине знаковым событием в современной российской художественной прозе.

Прежде чем перейти к описанию сюжета романа, необходимо сказать несколько слов о его авторе. Известная своей литературно-общественной деятельностью, Елена Владимировна Семенова одинаково блистательно сочетает в себе таланты публициста, поэтессы и прозаика. На ее счету – несколько изданных книг и сборников. Елена Семёнова создала и ведёт целый ряд очень известных сайтов, где собраны важные и редкие материалы, затрагивающие, в том числе, и те трагические страницы русской истории, которые до настоящего времени предпочитают замалчивать. В частности, Елена Владимировна является владелицей блога в Живом Журнале, ведет информационный портал «Архипелаг Святая Русь», литературно-общественный журнал «Голос эпохи» и является главным редактором печатной версии этого журнала.

В творчестве Елены Семеновой роман «Честь-никому!» занимает особое место. По собственному признанию автора, идея романа возникла у нее еще в школьные годы:

«…С 12 лет я по крупицам стала собирать всё, что касалось Белого Движения.  Год за годом скапливался и параллельно изучался архив. Вначале я писала  лишь очерки о белых героях, одновременно стараясь внести свою лепту в возрождение и сохранении памяти о них, и в собственной памяти закрепить узловые моменты, сделать необходимые для главной работы заготовки, закладки.

На само написание романа ушло значительно меньше времени, чем на его подготовку. Но по ходу работы я поняла, что уже сам роман ведёт меня. Заставляя корректировать изначальный план, открывая новые важные аспекты и внезапно показывая ненужность каких-то моментов, которые казались важными. Диктуя, как писать. Лишь во втором томе наступило окончательное понимание, Что и Как должно писать. И это потребовало затем определённой доработки ранее написанного...

Моей целью было охватить, по возможности, всю историю Белой Борьбы. От Сибири до ВСЮР (Вооруженные Силы Юга России – Д.С.), от Москвы до Петрограда. Не только Войну. Но и Мир. То есть судьбы не только офицеров, но и интеллигенции, крестьян и т.д.  

Раскрыть историю нашей трагедии через судьбы людей, как исторических личностей, так и персонажей вымышленных.

 Другой задачей было постараться понять те причины, по которым Белое Движение проиграло. Понять и показать. Показать узловые моменты, точки невозврата, в которые ещё можно было повернуть историю, пойти другим путём. Это очень важно, т.к. причины наших поражений и сегодня - те же.

И ошибки те же. Когда я писала «Честь - никому!», мне казалось, что я из того времени на наше смотрю. И до чего же знакомо всё! До боли...

Я не знаю, насколько мне удалось справиться с поставленными задачами. Это  решать читателю. В этой книге крайне мало авторского вымысла. Всё описываемое я старалась воспроизводить с документальной точностью. Кто-то усмотрит в этом недостаток художественности. Но моей целью не было создать романтический миф о белых героях, но лишь постараться озвучить саму Историю, сохранённую нам документами и мемуаристами, так, чтобы услышать её и воспринять могло как можно большее число людей».

Мастерски владея художественным словом,  Елена Семенова воссоздает в своем романе масштабную эпическую картину борьбы Белой армии, проводя читателя через все ключевые события Гражданской войны: Первый Кубанский Ледяной поход, бои Каппеля за Поволжье, взятие и оставление генералом Врангелем Царицына, деятельность адмирала Колчака в Сибири, поход на Москву, Великий Сибирский Ледяной поход, эвакуация Новороссийска, бои Русской армии в Крыму и ее Исход.

Наряду с вымышленными героями, в произведении участвуют реальные исторические личности – руководители и ведущие участники антибольшевистского сопротивления на Юге и Востоке России – генералы М.В.Алексеев, Л.Г.Корнилов, С.Л. Марков, А.И.Деникин, Ф.А.Келлер, В.О. Каппель, П.Н.Врангель, адмиралы А.В.Колчак и М.А.Кедров, общественные деятели Ю.И.Лодыженский и М.П. Богаевский, философы Л.А.Тихомиров и М.О.Меньшиков и многие другие.

Образы этих людей выписаны в книге рельефно и выпукло, основываясь на обширном фактическом материале.

Не менее полно раскрыты автором образы вымышленных героев - гимназистов и юнкеров, сестер милосердия, офицеров, профессоров и юристов, солдат и крестьян. Благодаря художественному таланту писательницы все они предстают живыми людьми, со своими горестями и радостями, достоинствами и недостатками. Тем не менее, всех их объединяет одно: они – члены русского общества, переживающего драматический период своего существования. Сквозь образы этих людей Елена Семенова показывает трагедию Русской смуты во всей ее многострадальности и многогранности.

Подкупает обстоятельство, что, не поддавшись искушению изобразить белогвардейцев исключительно светлыми красками, автор нисколько не обходит молчанием присущие российской контрреволюции противоречия и пороки, честно анализирует их.

Как следствие, наряду с описаниями звериной жестокости красных, в романе присутствуют сцены эксцессов офицеров и солдат Белой армии. И те, и другие, ни в коей мере не являются авторским вымыслом. Подобно тому, как большевицкие злодеяния нашли свое детальное отражение в официальных документах тех лет и свидетельствах современников, так и жестокости добровольцев, совершаемые ими в суровой обстановке Гражданской войны – также запечатлелись в источниках. И прежде всего – в воспоминаниях самих участников Белого движения.

Однако, в отличие от проповедуемого большевицкими функционерами идейно обоснованного, системного государственного террора, преследующего целью уничтожение целых общественных групп, акты насилия в исполнении бойцов белых армий носили преимущественно стихийный и ответный характер, и не являлись предметом для гордости.

Как написал в своих воспоминаниях генерал А.И. Деникин, «было бы лицемерием со стороны общества, испытавшего небывалое моральное падение, требовать от добровольцев аскетизма и высших добродетелей. Был подвиг, была и грязь. Героизм и жестокость. Сострадание и ненависть. Социальная терпимость и инстинкт классовой розни. Первые явления возносили, со вторыми боролись. Но вторые не были отнюдь преобладающими: история отметит тот важный для познания русской народной души факт, как на почве кровавых извращений революции, обывательской тины и интеллигентского маразма могло вырасти такое положительное явление, как добровольчество, при всех его теневых сторонах сохранившее героический образ и национальную идею».

Понимание того, что ведя борьбу со столь жестоким и опасным противником (каким, без сомнения, являлись большевики), не следует ему ни в коей мере уподобляться, проходит красной нитью через воспоминания многих ведущих представителей белого лагеря, и также нашло свое отражение на страницах романа. Как сказано одним из его персонажей  - полковником Юрием Северьяновым, «есть два способа победить жестокого противника. Превзойти его жестокостью или же лишить его поддержки, придерживаясь совершенно обратных методов и тем привлекая население на свою сторону. Отдельные бессистемные проявления жестокости порождают ответную реакцию. Они не запугивают, а раздражают. Запугать и подчинить можно лишь системным террором.

<…> Системный террор – это для большевиков. Они в нём преуспели. А мы не сможем. У нас проявления жестокости обуславливаются не системой, не директивами сверху, а только искалеченной психикой отдельных людей. Эксцессами… Но раз системная жестокость не для нас, то такие эксцессы нужно на корню пресекать! Потому, что они закрывают для нас второй путь! Единственный наш путь!»

Приведенная цитата взята из эпизода, описывающего расправы добровольцев над пленными большевиками во время Ледяного похода. Окруженная со всех сторон превосходящими силами красных, кочующая по заснеженным хуторам и станицам, крохотная армия генерала Корнилова оказалась поставлена в такие условия, когда взятие пленных являлось непозволительной роскошью.

Однако по мере того, как организованное сопротивление большевизму миновало свою «партизанскую» фазу, в стане белых стали предприниматься попытки к обузданию стихии насилия.

Тем не менее, полностью избавиться от эксцессов, вызванных бесконтрольностью и побуждениями мести, в условиях Гражданской войны не представлялось возможным.

Каждая капля безвинно пролитой добровольцами крови пятнала знамя Белой идеи, дискредитировала саму сущность белой борьбы.

И все же, при всех своих отрицательных сторонах, добровольчество являло собой преемственную с исторической Россией, здоровую, национальную силу. Большевики же, напротив, с самого начала утверждались именно на отрицании традиционных устоев, рассматривая Россию лишь в качестве хвороста, при помощи которого можно разжечь пожар мировой революции.

Эти кровожадные устремления со всей безжалостной откровенностью озвучены одним из отрицательных персонажей романа – чекисткой Лией Мазиной в разговоре с ее бывшим возлюбленным – полковником Павлом Вревским (арестованным и вскоре расстрелянным):

«- Что такое твоя Россия? Так... - Лия презрительно сплюнула. - Несостоявшаяся страна с ущербным народом. Теперь хоть какая-то польза будет от неё. Она послужит нам полигоном для того, чтобы построить совершенно новое общество! Общество равных людей, подчинённых единой идее.

- Общество рабов, ты хотела сказать? Из кого вы будете строить что-либо при таких масштабах уничтожения людей?

- Мы уничтожаем не людей. Мы уничтожаем врагов. А ещё - лишних. Тех, кто не сможет существовать в нашем обществе, тех, кто не сможет изменить своей психологии, тех, кто не будет полезен нам.

- Таких, как я?

- Да, таких, как ты.

- И ты считаешь это справедливым?

- Я считаю это целесообразным, - Лия закашлялась и закурила вновь. - Вы не умеете жить. Вы умеете только метаться, страдать, искать каких-то идиотских истин, верить поповским сказкам и мешать работать тем, кто в отличие от вас работать умеет, кто знает, к чему стремится, и на пути своём не боится никаких препятствий.

- Таким образом, ты считаешь целесообразным уничтожение большей части русского народа?

- Русские - народ-недоразумение. Ошибка мировой истории. Ничего иного они не заслуживают. Мы оказываем услугу им. Россия и русские ничего не дали миру, иным народам. Но теперь они станут жертвой во имя торжества новой истины, во имя мировой революции и рождения нового мира. Это всё, что они могут. Это ваша великая миссия в истории, - Лия говорила отрывисто, словно выплёвывая каждое слово, наслаждаясь своей неведомой местью.

- За что ты так ненавидишь Россию?

- А за что мне любить твою Россию? Сколько времени и сил понадобилось нам, чтобы поджечь этот гнилой, сырой хворост, чтобы раздуть этот пожар! Сколько людей, лучших людей принесли себя в жертву! Но теперь этот пожар не потухнет, он истребит всё, и останется чистое место, на котором мы начнём строить новое…»

Ужасы большевизма в романе Елены Семеновой показаны во всей неприглядности. Сами большевики эпохи ленинского «военного коммунизма» выведены такими, какими они были в реальности: сборищем уголовных преступников, карьеристов, палачей и фанатиков.

Однако не все представители советского лагеря нарисованы в книге одними лишь черными красками. Ведь наряду с идейными разрушителями, в годы Гражданской войны на стороне красных оказались и неплохие, в сущности, люди. Были среди них и те, кто воспринял проповедуемые коммунистами лозунги, увидев в них возможность построить подлинно справедливое общество. Типаж такого «большевика с человеческим лицом» среди героев романа олицетворяет собой Кузьма Данилов. Бывший герой-фронтовик, за подвиги на фронте награжденный Георгиевским крестом, он был в числе многих, кто верил, что ленинские идеи помогут утвердить новый мир, в котором «все будут равны, свободны и сыты»:

«- Естественно! А как же иначе может быть? Мы ведь что хотим: чтобы всё по справедливости. Чтобы не было такого, когда одни с голоду пухнут, от цинги мрут, а другие трюфелями да заморскими винами угощаются, с золотых блюд едят! Чтобы все равны были во всём, понимаете? Чтобы каждому по труду! А то ведь у нас рабочий конь на соломе, а пустопляс на овсе! Равенство – великая вещь! Ежели все равны будут, так и воевать не за что будет, враждовать не за что! Ведь всякая вражда от неравенства возникает! Сытый с голодным не помирится! А мы всякое неравенство уничтожим!»

Но с самого начала эти наивные иллюзии вступают в противоречие с суровой реальностью. Видя творимые красногвардейцами зверства, Данилов сперва пытается представить их как «издержки», присущие любой революции:

«Невозможно, чтобы перегибов не было. Натерпелся народ от бар, а нынче, вон, пар выпускает, мстит. Не разбирая правых и виноватых. Да и за войну озлились, что ж взять с них? Сами же довели нас до этого!

<…> Эх, товарищ, потерпеть треба, вот что! Без мук ничего не рождается. Сейчас время лихое, но зато потом, как власть наша советская на ноги встанет, заживём мы настоящей жизнью! По правде заживём!»

Но вскоре Данилов оказывается в отряде, охраняющем Ипатьевский дом и находящуюся там под арестом семью последнего российского самодержца. Воочию увидев царя, его супругу, сына и дочерей, Кузьма испытывает безмерное удивление – настолько оказались не похожи они на «угнетателей-кровопийц», какими их изображали революционные демагоги.

И вот, во время одного из дежурств до слуха Данилова доносятся выстрелы. Определив, что стреляют в доме Ипатьева, Кузьма срывается с места и видит у парадного входа заведенный грузовик, в который торопливо погружают лежащие на носилках тела. А вскоре красноармейцу не только суждено будет спуститься в подвал и там воочию увидеть картину этого страшного преступления, но и принять участие в сокрытии улик.

После этого в душе идеалиста происходит надлом. Им овладевает глухая апатия. Эвакуировавшись в Пермь вместе с остатками красных, Данилов отказывается продолжить проливать чью бы то ни было кровь и уходит в запой. После захвата города белыми он был мобилизован, и в первом же бою тяжело ранен. Лежа в лазарете, и чувствуя приближение смерти, рассказывает обо всем пережитом сестре милосердия…

«- Я не того хотел, не того… Несправедливо… Я не убивал…» - Шепчет умирающий, лежа на смертном одре.

«Она – поняла. Положила тёплую ладонь на лоб, сказала со слезами в голосе:

- Вы не виноваты. Вы не убивали. Я Бога молить буду, чтобы он простил вас. Вы не виноваты».

Действующими лицами романа являются не только представители обоих враждующих лагерей. Одно из ключевых мест в книге отведено образам людей, живущих под властью большевиков. Вчерашние представители российской элиты, все они вынуждены вести отчаянную борьбу за существование, подвергаясь каждодневному риску погибнуть в чекистском застенке, или же медленно угаснуть от голода.

Страшны описания жизни в обеих столицах. И Петроград, и Москва под властью большевиков превратились в громадные города-призраки, в которых живые непрестанно завидуют мертвым.

Не менее ужасны данные автором картины катастрофы Белого движения на Востоке России. Беспорядочное отступление колчаковской армии, эвакуация Омска, бесчинства красных партизан и массовая гибель беженцев от холода и тифа в замерших среди тайги переполненных эшелонах – все это воспроизведено на страницах романа  с фотографической точностью.

Однако Елена Семенова запечатлела в своей книге не только присущие братоубийству кошмары и ужас. Ибо не только ими отмечено то страшное время. Наряду с взаимным ожесточением, Гражданская война явила и подлинные вершины русского национального духа, одним из проявлений которого стала полная жертвенности борьба Добровольческой армии.

В отличие от их противников, отринувших само понятие «Родина» во имя химеры «мировой революции», белые воины сражались и отдавали свои жизни за то, чтобы сохранить за собой право быть русскими, и не позволить превратить свою страну в арену безумных социальных экспериментов.

И даже потерпев военное поражение, белые одержали победу духовно. Уходя на чужбину, они уносили с собой частицу России, и верили в ее возрождение. Нельзя не процитировать в этой связи слова, произнесенные одним из ключевых персонажей романа – полковником Петром Тягаевым в памятные дни Исхода Русской армии из Крыма:

«- Никогда не говорите, что Россия погибла. Погибнуть можем мы. Но не Россия. Что бы ни было, она выживет. Сохранится. В заповедных уголках своих, куда не доберётся кровавая длань, в подпольях, в котомках изгнанников. Сохранится дух, сохранятся крупицы, и из них соберётся потом однажды Россия. Россия Великая погибла, эта правда, но Святая Русь жива и будет жить. Мы многим согрешили пред ней, пред Богом. Не будем же теперь согрешать ещё и отчаянием».

Своей эпичностью, образностью и драматизмом книга Елены Семеновой «Честь-никому!» без преувеличения может быть поставлена в один ряд с другим знаковым произведением российской литературы - романом Ирины Головкиной (Римской-Корсаковой) «Побежденные».

Обе эти книги словно взаимно дополняют одна другую. Трехтомник Елены Семеновой рассказывает о борьбе Белой армии, начиная от зарождения и заканчивая ее Исходом из Крыма; роман Ирины Головкиной описывает события, произошедшие после, и повествует о судьбах оставшихся под большевицкой пятой представителей русской интеллигенции, и тяжких испытаниях, выпавших на ее долю в 1920-1930-е гг.

Однако произведение Елены Семеновой при этом имеет существенное отличие. Описываемый в романе период Гражданской войны еще не являет собой окончательное торжество разрушителей. Есть в этот момент сила, способная противостоять им не только духовно. Раздираемое противоречиями, относительно малочисленное и интеллигентское в своей массе, Белое движение на протяжении нескольких лет вело неравную борьбу за освобождение страны от красного ига. И все это время не умирала надежда, что победа будет одержана, и Россия выкарабкается из бездны.

Искренне хочется пожелать Елене Владимировне дальнейших успехов в ее нелегком, но нужном и важном деле, и чтобы созданный ей роман-эпопея «Честь-никому!» обрел как можно больше читателей не только в России, но и за ее пределами. Не будет преувеличением написать, что с этим произведением должен познакомиться всякий, кому небезразлична судьба своего народа, его истории и традиций. Сохранение памяти о трагедиях прошлого, их осмысление, необходимы для предотвращения их повторения в настоящем и будущем.

http://www.posev.ru/


Возврат к списку


    
Система электронных платежей