Роман и Дарья Нуриевы. «ОСНОВЫ ИСЛАМСКОЙ КУЛЬТУРЫ»: ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ТЕРРОРИЗМ ИЛИ «ДОЦЕНТ ТУПОЙ»?

05.03.2012

Роман и Дарья Нуриевы. «ОСНОВЫ ИСЛАМСКОЙ КУЛЬТУРЫ»: ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ТЕРРОРИЗМ ИЛИ «ДОЦЕНТ ТУПОЙ»?

Новый общероссийский школьный курс, ОРКСЭ («Основы религиозных культур и светской этики»), состоящий из шести модулей, в основном критикуется по двум из них. Это популярные «Основы светской этики» и «Основы православной культуры». Однако, наиболее значительных социальных последствий можно ожидать как раз от введения не самого распространённого модуля – «Основ исламской культуры» (ОИК).

Даже такие благожелательные критики учебника ОИК1, как Д. М. Сахарных, признающий его «одним из лучших пособий по модулям ОРКСЭ», и считающий, что «отдельные недоработки … могут быть устранены в процессе дальнейшей редакторской работы над книгой, без значительных изменений в её содержании», находят в ней по сути дела непреодолимые проблемы. «Отдельными недоработками» называется, например, то, что данная книга, вопреки своему названию, является учебником вовсе не по исламской культуре, а по основам исламского вероучения. Причём, авторы учебника даже не пытаются излагать материал научно, и подают «содержание религиозных верований и легенд как несомненную реальность»2.

Пока немусульманская интеллигенция удивляется прямолинейному изображению этой «реальности» на страницах учебников светской школы, журя его как «отдельный недочёт», общее образование в России будет оставаться орудием религиозной пропаганды. Совершенно очевидно, что здесь мы имеем дело никак не с ошибками и недоработками, а с принципиальным подходом авторов, которые вместо ознакомления учеников с исламской культурой поставили перед собою цель сделать из них мусульман3. Нельзя не согласиться с оценкой эксперта Института философии РАН А. В. Смирнова, заключившего, что «учебник не может быть допущен к преподаванию как не соответствующий минимальным требованиям научности, как содержащий признаки грубого нарушения Конституции РФ, как грубо навязывающий религиозную идеологию и чреватый взрывом на конфессиональной основе. Учебник должен быть полностью переделан»4.

Но в то время, как пишутся критические рецензии и составляются разгромные экспертные заключения, курс ОРКСЭ, после апробации в 19 регионах России, вводится в нынешнем году по всей стране. По халатности ли, по злому ли умыслу Министерства образования РФ, учебники, по своей непригодности даже не подлежащие переработке, оказываются на каждой парте, в каждом портфеле. И теперь степень опасности данного курса зависит исключительно от совести, знаний и целей конкретных учителей. За закрытыми дверями школьных кабинетов может твориться всякое: и откровенная религиозная пропаганда, и разнообразная отсебятина. Представить, что там вскоре будет происходить, можно по прорывающимся в печать весьма сомнительным разработкам, считающимся “образцово-показательными”. Так, в рубрике «Мастер-класс» журнала «Педагогический родник» блеснул своей эрудированностью и продемонстрировал учителям, как должны проводиться лучшие уроки модуля «Основы исламской культуры», составитель типовой программы по этому курсу, тренер-преподаватель ОРКСЭ, кандидат исторических наук, доцент Р. Н. Касимов. Последний является специалистом одного из регионов, где проводилась апробация курса – Удмуртии.

Речь идёт о плане урока «Пророк Мухаммад – основатель ислама»5. Мы не станем здесь выявлять ошибки автора, которые действительно можно было бы назвать «отдельными недоработками», а остановимся на недопустимости принципиальных подходов Касимова, проявившихся на конкретном материале.

План, как водится, состоит из трёх частей: вводной, основной и заключения. Во всех них Касимов сравнивает ислам с прочими авраамическими религиями – иудаизмом и христианством. Заметим, что дети, изучающие ОИК, об иудейской и христианской культурах имеют представление наверняка гораздо худшее, чем об исламе, который, в свою очередь, только начали изучать: во всём этом они вынуждены целиком полагаться на учителя. Однако, и сам доцент, как можно судить по его уроку, то ли не владеет предметом, то ли намеренно искажает азбучные истины христианства.

Уже во вводной части плана звучит настораживающая фраза о том, что ислам «впитал в себя домусульманские арабские представления, древнееврейские и христианские представления о Едином Боге и пророках». Из этой невнятной фразы ещё сложно понять, какие именно представления автор считает для данных религий общими. Заблуждения Касимова проясняются в основной части и в заключении: и там, и там Иисус Христос назван им «Пророком», хотя в соответствии с христианским вероучением Иисус вовсе не пророк (даже и с прописной буквы), а Бог. С точки зрения христианства (за исключением немногочисленных сект) утверждение Касимова является богохульством, с научной точки зрения – вопиющим невежеством. Очевидно, однако, что доцент просто отдаёт предпочтение какой-то иной «реальности», где существуют джинны, видения Мухаммада и «Пророк Иисус». Мусульмане, действительно, считают Христа лишь пророком, и об этом можно было бы упомянуть школьникам. Касимов же приписывает мусульманский взгляд на Христа самому христианству.

Благодаря указанной подтасовке автор не только навязывает детям мусульманские представления, но и добивается второй своей цели, уже выходящей за рамки исламской пропаганды.

Весьма неуклюжим образом Касимов пытается переписать историю в соответствии с госзаказом на толерантность и мультикультурализм, списывая все бывшие и настоящие конфликты религиозного характера исключительно на «политиков, прикрывающихся знамёнами религии». Эта абсурдная установка сообщает детям принципиально искажённое представление о религии вообще, о её потенциальной конфликтности, и, соответственно, не даёт даже повода задуматься о подлинных путях мирного сосуществования людей различных убеждений. При этом сам автор советует дать учащимся на дом следующее задание: «Предложите сценарий развития ситуации, при которой в современном мире исчезнут религиозные споры и войны». Чем абстрактнее лозунги, тем отвлечённее такие вот задания пропагандистов, оболванивающих детей. В качестве альтернативы можно было бы предложить самому доценту высказать свои предложения по мирному сосуществованию верующих различных конфессий в условиях шариата.

Поразительно, но в своих рассуждениях о религиозных конфликтах, спровоцированных будто бы исключительно недальновидными политиками, Касимов не приводит ни одного примера мусульманской агрессии против христиан, хотя упоминает и крестовые походы, и другие «чёрные страницы в истории христианства», и арабо-израильские конфликты. Замечательной иллюстрацией к толерантному курсу ОИК, проповедующему миролюбивость ислама, являются беззастенчиво используемые его преподавателями фотографии мечети Айя-София – символа захвата мусульманами христианских земель, покорения христианских народов и осквернения христианских святынь6.

Фантастическая концепция единства авраамических религий возводится автором к самому Мухаммаду, который христиан и иудеев «называл “люди Писания”, и одинаково уважал их Пророков – и Иисуса, и Моисея». Все религиозные споры доцент решает методом известного литературного персонажа: «Да что тут предлагать? <> Взять всё, да и поделить!»7. Каждой религии он раздал по «Пророку»8: «Пророки (в исламе – Мухаммад, в христианстве – Иисус, в иудаизме – Моисей) показывают нам примеры жизни по законам добра и справедливости». Помимо уже отмечавшейся подмены христианского почитания Христа, здесь Моисей оказывается пророком почему-то лишь иудаизма.

Возникает сомнение в том, будет ли меньше конфликтов на религиозной почве от пропаганды подобной чепухи – доморощенного удмуртского экуменизма. Не менее пессимистично приходится смотреть и на перспективы преподавания ОРКСЭ, и ОИК в частности, при таком уровне тренеров. Если такие «специалисты» обучают сейчас учителей, то что же в итоге доведёт до сознания школьников испорченный телефон невежества?

Основная же проблема курса «Основ исламской культуры» состоит в его откровенно пропагандистском характере, в конкретных уроках проявляющемся в ещё большей степени, чем в учебнике. Знакомство школьников с той культурной традицией (например, исламской), к которой они себя относят, само по себе неплохо. Народам России, оторванным в советскую эпоху от своих корней, это поможет в осознании своей культурной идентичности. Но подмена культорологического курса преподаванием основ религиозных верований обернётся ложным отождествлением этнического с религиозным, и без того распространённым в простонародной среде, когда «настоящий» русский должен быть православным, а «настоящий» татарин – мусульманином.


Роман и Дарья Нуриевы.

Март 2012 г.



1 Латышина Д. И., Муртазин М. Ф. Основы религиозных культур и светской этики. Основы исламской культуры. 4-5 кл.: уч. пос. для общеобраз. учрежд. М.: Просвещение, 2010.

2 Сахарных Д. М. Рец. на: Латышина Д. И., Муртазин М. Ф. Основы религиозных культур и светской этики. Основы исламской культуры. 4-5 кл.: уч. пос. для общеобраз. учрежд. М.: Просвещение, 2010 // Педагогический родник. 2010. №6(41). С. 46-47.

3 Смирнов А. В. Экспертное заключение по модулю «Основы исламской культуры» учебника «Основы религиозных культур и светской этики», а также общее заключение о научном уровне учебника в целом и допустимости его использования в школах РФ. http://iph.ras.ru/page50944190.htm

4 Там же.

5 Касимов Р. Н. «Пророк Мухаммад – основатель ислама»: План урока №3 курса «Основы исламской культуры» // Педагогический родник. 2010. №6(41). С. 34-35.

6 Салахутдинова З. К. «Колыбель ислама»: Презентация к уроку №2 курса «Основы исламской культуры». Слайд №4.

http://prosv.ru/Attachment.aspx?Id=10651

7 Булгаков М. А. Собачье сердце.

8 Неуместное в светской школе излишнее употребление прописных букв вообще характерно для Касимова.



Возврат к списку


    
Система электронных платежей