Роман Нуриев. ШКОЛА, ОТДЕЛЁННАЯ ОТ ЖИЗНИ. Размышления об открытом уроке обществознания в 6 классе на тему «Семья и брак»

12.02.2012

Роман Нуриев. ШКОЛА, ОТДЕЛЁННАЯ ОТ ЖИЗНИ. Размышления об открытом уроке обществознания в 6 классе на тему «Семья и брак»

Не так давно мне довелось посетить открытый урок по обществознанию в одной из карельских школ. Родителям, даже интересующимся обучением своих детей, сложно оценить то, как оно осуществляется, и потому данные размышления могут заинтересовать не только педагогов. Не стоит ожидать здесь критики нерадивых учителей: увиденный мною урок заранее планировался как образцово-показательный, и вполне удался. Проблема заключается в том, какие установки дают учителю современные образовательные программы и методики. Пожалуй, нет темы более жизненной, более подходящей для того, чтобы осветить эту проблему, чем тема этого урока – «Семья и брак».

 

1. Форма урока.

 

Я уверен, что лучшая метода для уроков обществознания – живой разговор, организация дискуссий. Цель курса обществознания – помощь детям в успешной социализации, и тут важно не столько нагрузить их багажом знаний, сколько научить эти знания применять. Главная проблема современных школьников – неумение, отсутствие элементарных навыков самостоятельно мыслить и рассуждать. Это одна из основных проблем современной культуры вообще. И ни на каком уроке нет столь счастливой возможности развивать эти качества, как на обществознании. Я высказываю здесь не только своё частное мнение – на это, к счастью, рассчитана и современная учебная программа.

 

На конкретном уроке, который я посетил, обсуждения темы не состоялось. А ведь тема семьи и брака – особенная в курсе обществознания для шестиклассников. Она, с одной стороны, особо важна, а с другой – более близка и понятна им, чем, например, вопросы экономики, политики, также изучающиеся ими в том же году. При том, что курс обществознания для 6-7 классов носит вводный характер (он повторяется в 8-9 классах), и нет никакой нужды гнаться за количеством материала, учебник оказался перегруженным информацией, и урок вынужденно превратился в монолог, причём монолог весьма поспешный. А ведь главное было – донести до учащихся суть проблематики, с которой они в полном объёме познакомятся чуть позже.

 

Универсальные уроки, годные для класса любого состава и уровня, существуют только в методичках. Реальный урок всегда должен зависеть от аудитории. Ученики, сидящие в классе, никогда не бывают абстрактными и среднестатистическими. Так вот, не секрет, что в процессе общего вырождения нации падает интеллектуальный и культурный уровень новых поколений учащихся. Объективную слабость своих детей признал и сам педагог. Да и мы, гости, могли в этом убедиться. Несмотря на дополнительную работу учителя с учениками по пройденной теме, на вопрос о том, что такое “суждение”, прозвучал ответ: «Суждение – это когда человек хочет в туалет или покушать»… Дети путаются в самых простых понятиях, и даже если отвечают по заученному, можно сомневаться в степени их действительного понимания. Если ученики слабые, то тем более нужно сосредоточиться на усвоении ими хотя бы элементарного уровня программы, не давать им лишнего. Отмечу, что как раз во время дискуссии школьник, объясняя что-либо своими словами, а не зубря определения, по-настоящему усваивает предмет.

 

2. Изложение темы.

 

У шестиклассников ещё недостаточно развиты аналитические способности, абстрактное мышление. Детям сложно разложить явление по составляющим или уяснить схему, потому что им несвойственен сам подход умственного препарирования объекта в процессе познания. Для них нужна не условность, схематичность, а образность подачи материала.

 

В рассматриваемом мною случае получилось как раз наоборот. Материал давался не только в недопустимом темпе, но и сухо, схематично. И здесь, как и в остальных случаях, виноват не учитель: таковы учебники. Например, в одном из них в параграфе о семье автор выделяет раздел «Роль семьи в обществе». И вместо человеческого объяснения – по пяти пунктам излагает функции семьи. «В-третьих, семья удовлетворяет потребности человека в любви, в духовном общении, во взаимопомощи, моральной и материальной поддержке, в организации досуга и отдыха». Мыслимо ли изложение более формалистичное, мертвенное, просто-напросто неадекватное детскому восприятию!

 

При всей негодности формы подачи материала, учебники обществознания грешат и по сути изложенного. Приведу один пример. Давая определение семьи, учебник говорит о ней как о группе, «основанной на браке или на кровном родстве», не принимая во внимание, например, приёмных детей. Да и пресловутые пять функций с успехом можно отнести не только к семье, но и к детскому дому семейного типа – кроме разве что функции продолжения рода, но она и настоящим семьям свойственна не всегда.

 

Суть такого феномена, как семья, не ухвачена в учебнике. Простая, жизненная тема превращена этим сухолистным монстром во что-то занудное, от жизни далёкое. Это непонимание детей составителями учебников напоминает знаменитую повесть Экзюпери. Географ, занятый там написанием одной из «самых серьёзных книг на свете», не может ответить на вопросы Маленького принца – ребёнка с неиспорченным, живым восприятием реальности.

 

Следуя логике таких вот учебников, учитель даёт совершенно бессодержательную и ошибочную саму по себе классификацию семей на двухпоколенные, трёхпоколенные. В одном из заданий учебник предлагает учащимся догадаться, что следующим типом семей в этом ряду являются многопоколенные семьи. Когда учительница озвучивает этот вопрос, дети, замученные ненужной терминологией, отвечают невпопад: «многодетные»…

 

Иллюстрациями к уроку послужили две известные картины – «Сватовство майора» П. Федотова и «Неравный брака» В. Пукирёва. Жаль, что дети не догадались приложить к последней только что преподанную им классификацию. Однопоколенная там запечатлена семья или двухпоколенная, если престарелый жених годится невесте в отцы? Думаю, этот вопрос поставил бы в тупик и самого учителя. Что до самих картин, то картина «Сватовство майора» была преподана вне исторического контекста, современным детям непонятного (венчанию предшествовали сватовство, помолвка) – а рассказать об этом было бы важно и интересно. «Неравный брак» был, напротив, связан с материалом урока, но почему-то с темой брака по расчёту, в то время как картина посвящена совершенно иной проблеме. В традиционном обществе девушки не были самостоятельны в выборе жениха, их могли выдать замуж против воли. Это и изображено на картине, а вовсе не девичья расчётливость. А ведь на этом примере можно было бы ярко, жизненно показать эволюцию брака.

 

Учебник же и не пытается дать какую-то историческую ретроспективу, сравнение понимания брака в разные эпохи в разных культурах. Будь это осуществлено, тут же открылась бы вся ходульность его псевдонаучных терминов и определений, неглубокое понимание автором предмета. Причём, всё его многословие декорирует внутреннюю пустоту – характерное не только для учебника, но и для современного общества отсутствие чёткой системы ценностей.

 

3. Ценностная ориентированность.

 

В предисловии к учебнику обществознания читаем: «основная задача нашего предмета – вооружить вас, подрастающее поколение, такими знаниями об обществе и человеке, которые позволят вам в недалёком будущем улучшить нашу среду обитания, сделать более совершенным мир человеческих взаимоотношений». Пышная бессодержательность этих слов безнадёжно оторвана от реальности. «Мир человеческих взаимоотношений» дети уже сейчас могли бы улучшить: например, не употребляя ругательств, или не навыкая с раннего возраста обману, списывая домашнее задание. Но автор учебника всё не об этом говорит. Вместо того, чтобы показать значимость предмета для каждого из ребят лично, чтобы научить их в деле улучшения мира начать с самих себя уже сейчас, им навязываются какие-то абстрактные планы облагодетельствования человечества в будущем.

 

Школа – это та тихая заводь, из которой «в недалёком будущем» нынешних шестиклассников унесут разные течения. Сейчас, пока некоторые из них ещё не выросли в будущих убийц, воров, взяточников, пьяниц и т.п., школа может успеть дать формирующейся личности какие-то нравственные ориентиры. При том, что семья в нашем больном обществе часто не справляется со своей воспитательной функцией. Даже наоборот, школьника надо приподнять над той средой, в которой он существует, расширить его ценностный кругозор.

 

Темы обществознания зачастую глубоко идеологичны, ценностно нагружены. Есть три способа их подачи: либо (как в недалёком прошлом) навязывать ему определённый вариант идеологии, либо помочь учащемуся составить собственную позицию, либо (в стремлении к безыдеологичности) засыпать его бессистемными знаниями. В данном случае учебником, а вслед за ним и многими учителями, избирается последнее. А ведь если нельзя шестиклассника, в силу его неразвитости, прямо поставить перед выбором, как в первом случае, то надо постараться хотя бы просто обозначить для него саму проблему. Например, можно было бы поговорить о многожёнстве. Почему моногамия охраняется государством даже в регионах компактного проживания мусульманского населения? Или проблема однополых браков, уже получивших государственное признание во многих развитых странах. В нашем государстве нет единой системы ценностей, единой идеологии, но есть необъяснимые запреты, основывающиеся на некоей (очевидно, христианской, но никак не обозначаемой) традиции.

 

Урок начался с рассказа о праздниках, посвящённых семье. Он мог бы стать хорошим поводом к тому, чтобы показать эклектичность современной идеологии, где коммунистический праздник 8 марта сочетается с секуляризованным православным праздником Петра и Февроньи, превращённым в День семьи и верности. Если старый праздник – день феминисток, нелепым образом переродившийся в подобие дня матери, то новый нелеп в ещё большей степени. Подумать только, бездетные супруги, отринувшие свой брак и разошедшиеся по монастырям, вдруг стали идеалом семьи!

 

На уроке я услышал и о том, что не иметь семьи – несчастье. И это тоже странное утверждение. Даже (хорошему) школьнику зазорно было бы не вспомнить тут «Крейцерову сонату» Толстого, ну или по крайней мере биографию её автора. Ведь и не в таких крайних случаях человек может вполне сознательно не иметь семьи, и не быть от этого несчастным: давшие обет безбрачия, учёные и другие творческие личности, полностью отдавшиеся своему призванию, да и просто повесы.

 

Глядя на детей, задумался я над ещё одной проблемой школьного воспитания, проблемой «двойного дна»: на уроке ученики повторяют одно, а в жизни TV, улица, в худшем случае даже семья преподносят им совершенно иное. Современная масс-культура разрушает семейные ценности. Теперь и в учебниках можно прочитать, что развод «символизирует свободу личности», но до пошлости, разврата, активно прививаемых детям вне школы, они всё же не опускаются. Возникает противоречие, которое учебник почему-то старательно игнорирует. Даже в вопросе о сожительстве, до того распространившемся в наше время, что оно стало ложно именоваться «гражданским браком», учебники не выявляют никакой позиции, не делают никаких пояснений. У детей естественным образом складывается понимание того, что требования об официальной регистрации семейных отношений являются только формальностью, они не осознают того, что главной чертой так называемого «гражданского брака» является полная безответственность сторон.

 

Обществознание не просто затрагивает многие ценностно значимые темы. Современное российское общество больно, и это должно было бы придавать предмету особую остроту. Между тем, его проблемы замалчиваются. А дети сами по себе не приучены смотреть на мир критически, осознавать реальность как нечто неправильное. Вот учитель приводит страшную статистику уменьшения населения нашей страны, а дети реагируют на эти слова так же, как на унылый рассказ о двухпоколенных и многопоколенных семьях. Речь идёт о вымирании нации, но это никак не осмысливается, не связывается с той же семьёй (проблема малодетности, например). Так не замечаются даже наиболее очевидные закономерности, знания не собраны в систему, не приводят к пониманию предмета, тем более – к какому бы то ни было целостному мировоззрению. Увы, подход, навязываемый учебниками, нельзя назвать продуктивным. Наиболее жизненный предмет школьной программы являет при таком подходе совершенное отделение школы от жизни.

 


Возврат к списку


    
Система электронных платежей