Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

Андрей Савельев. Предисловие к книге С.Пыхтина Государство и русская идеология. Какой быть России?

21.01.2012

Андрей Савельев. Предисловие к книге С.Пыхтина Государство и русская идеология. Какой быть России?

Вторая книга в цикле изданий творческого наследия Сергея Пыхтина посвящена государственно-политической теории и особой роли в ней таких институтов, как парламент, Церковь, армия, средства массовой информации.

Перед редактором стояла сложная задача закончить замысел, который был только намечен автором. Для этого нужно было отчасти трансформировать последовательность подачи материала, составленного на основе ранее опубликованных статей, а также привлечь другие публикации, которые первоначально не были включены автором в проект книги.

Отчасти эта работа была облегчена тем, что с Сергеем Петровичем мы многократно взаимно редактировали статьи, которые по большей части после этого появлялись в журнале «Золотой лев». Чувствуя общее направление мысли, можно реконструировать некоторые недописанные автором фрагменты, которые содержатся в других его текстах, а также устранить пробелы, возникшие с момента первого опубликования той или иной статьи.

Можно надеяться, что при таком реконструирующем подходе удается воссоздать замысел автора. Основания для такого вывода можно сделать из понимания общего замысла Сергея Пыхтина в области государственно-политической теории. Им планировался масштабный труд, который мы собирались писать совместно и противопоставить его «Федералисту» - знаменитому сборнику статей «отцов» американской демократии. Наш труд должен был получить название «Антифедералист» и содержать подробную критику Конституции РФ и правоприменительной практики последних двух десятилетий, которая касалась конституционных и государственных проблем. Мы намеревались примерно в двух сотнях статей показать полную интеллектуальную несостоятельность «отцов» российского конституционализма, его теоретиков и практиков (от противозаконных Указов президента и антиконституционных законов Госдумы до абсурдных решений Конституционного Суда).

Этому замыслу не суждено было воплотиться целиком, и лишь отчасти его можно угадать в книге, которая теперь лежит перед читателем. В некоторой степени этот план был реализован мной в цикле передач «Беседы о Конституции», которые мы вели с журналистом Андреем Третьяковым на радио «Радонеж» в течение 2004-2005 гг.

В приложении к книге приведен план «Антифедералиста», который был составлен Сергеем Пыхтиным в 2004 году и ожидает энтузиаста, который по нему проведет работу, разоблачающую деструктивный замысел создателей ельцинской Конституции и практику «гарантов» этой конституции. А также проследит, как на смену идейному замыслу по уничтожению России пришел безыдейный замысле ее разграбления уже без всяких правовых положений, без всякой связи с идеологией либерального устранения русской государственности.

Тайна власти, которую разгадывал вместе с другими русскими интеллектуалами Сергей Пыхтин, виделась ему в «приводных ремнях», которые должны соединять государственные «верхи» и народные массы.

В традиционном обществе структура государственности была логичной и приспособленной к развитию и устранению препятствий для развития. При этом стабильность обеспечивалась не только системой власти, осуществляемой монархом и высшей служилой аристократией, не только деятельностью хозяйствующего дворянства и нарождающегося предпринимательского сословия, но и «приводным ремнем» Церкви, который преобразовывал природную энергию народа в государствоустроительный процесс. Церковь сплачивала народ, общество и государство единой системой ценностей, давала мыслителям и государственным мужам глубокие смыслы христианской метафизики, закладывала в народное самосознание ключевые морально-нравственные устои.

Современность сломала традиционные устои. «Приводные» устройства сменились. Сначала партийно-профсоюзными структурами, а потом средствами массовой информации. Идеология заместила творчество русского духа в глубинах православной религиозной доктрины, каноны обеспечения материальных потребностей создали «общественный договор» власти и народа, устранив из него духовное измерение.

В результате трансформации коммунистического режима в либеральный (при сохранении ведущих мест в управлении прежней номенклатурой) на месте монарха оказалась сначала деспотическая группировка партийных «верхов», а криминальная «семья» - высшей олигархии, преследующая интересы мирового масштаба при полном пренебрежении национальными интересами. Тем самым реализована мечта марксистов – сделать Россию хворостом в мировой революции. Только революция сменила окрас: она стала средством радикального пересмотра смысла всех институтов, создавших в передовых странах социальное государство. Теперь накопленные в течение столетий национального развития и кратких десятилетий научно-технического прогресса ресурсы стали предметом добычи шизофренически алчной секты, готовой стирать с карты мира крупнейшие суверенные государства (среди них – вполне успешные Югославия, Ирак и Ливия).

Служилая аристократия заместилась бюрократическим чиновничеством, которое уже не исполняет установленные законами процедуры без «смазки» - всеобщей коррупции во всех звеньях государственного управления. Предпринимательское сословие превратилось в податные слои, которые образуют материальные ценности, но не имеют возможности развивать производство. Всю прибыль присваивает финансовая олигархия, манипулирующая фиктивными сущностями. Функция счета и учета, свойственная деньгам, отходит на второй план. Деньги и их суррогаты превращаются в инструмент грабежа национального хозяйства и присвоения финансистами частной прибыли в материальном производстве.

Наконец, религиозная мотивация общественной и государственной жизни подменена сначала антирусской идеологией, а потом и вовсе суррогатами какого-либо смыслового наполнения социальных и политических процессов, которые стали систематически поставлять в сознание народа средства массовой информации, прекратившие учить, просвещать и сообщать. Вместо этого морально разлагающаяся среда воспитанников постмодернистского образования активно лжет, клевещет, дезориентирует, фальсифицирует и развращает.

Союз либерально-бюрократической деспотии, грабительской финансовой олигархии и сформированной СМИ охлократии образуют самую решительную альтернативу России как государству и русским как нации. Они имеют очевидную цель уничтожить и государство, и народ. И требуется ясное видение не только губительных процессов и инициатив чужой России и русским власти, но и четкие ориентиры, позволяющие организовать противодействие затеям враждебных сил.

Такими ориентирами являются три принципа, высказанные Сергеем Пыхтиным в последние годы жизни:

1. Чиновник – не власть.

2. Деньги – не товар.

3. СМИ – не частное дело.

Действительно, чиновничество, превратившееся в особый социальный слой, в современной Российской Федерации стало чем-то вроде касты надсмотрщиков, волей которых закон может применяться или не применяться. Из своего статуса этот слой начал извлекать административную ренту, подавляющую хозяйственную и политическую жизнь страны. Народное представительство полностью замечено чиновниками, представительные органы власти стали послушным штатом секретарей, исполняющих поручение начальства, даже не утруждая себя изучением инициатив властных «верхов». «Вертикаль» власти уже даже не стесняется своей тотальной коррумпированности и применения в политике «административного ресурса».

Превратив деньги в товар и торгуя заемными средствами, поставляемыми, прежде всего, государством (точнее, запустившим руку в бюджет олигархическим кланом), правящая группировка систематически убивает производство. Стремительные операции с электронными записями оборачиваются чемоданами наличности, которые поступают в руки коррупционеров. Игры финансовых спекулянтов обескровливают физическую экономику и социальную сферу. Всюду, где требуются длительные и упорные усилия труда и интеллекта, изощренные финансовые инструменты перехватывают  инициативу и превращают «длинные деньги» в кабалу для заемщиков.

Одновременно и слаженно действуют два закона: закон олигархии и закон бюрократии. Первый гласит, что либеральная демократия всюду и везде обращается в олигархию. Второй – что высшие управленцы при олигархическом режиме непременно обязаны целиком и полностью отречься от норм морали и профессиональных навыков. К этим двум законам добавляется третий – закон последовательной нравственной деградации частного интереса при отсутствии сдерживающих норм права и политической воли ведущих слоев общества. Этот закон наиболее ярко реализуется через «свободу слова» для средств массовой информации.

Все три закона действуют взаимным подкреплением. Иллюзии демократии либерального толка, снимающие даже на короткое время запреты на антинациональную деятельность и обман народа, порождает олигархию почти мгновенно. Это прекрасно видно по нашей истории начала 90-х годов ХХ века. Олигархия, присвоив национальное достояние и не умея (и не желая) им управлять, переходит сначала к его распродаже, невзирая на задачи поддержания производства. А потом – к финансовым манипуляциям, добивающим все, что пытается выживать, опираясь на самые насущные потребности людей. Эти установки требуют от топ-менеджеров олигархата презрения к собственной стране и готовности превращать народ в рабов – наравне с завозимыми в страну миллионами бесправных гастарбайтеров. И заботы исключительно о результатах финансовых спекуляций, а не о материальном процессе, необходимом стране. Наконец, дело довершают распоясавшиеся и морально деградировавшие СМИ, обслуживающие олигархию. Они добавляют к моральной деградации «верхов», которые и саму государственную власть, и все социальные системы превращают в «бизнес», в «услуги», еще и деградацию народа, которому в массовых дозах вводят в сознание деструктивные установки. Речь уже не о какой-то вредоносной идеологии, а о том, чтобы обработать народ так, чтобы он вообще перестал соображать и воспринимать действительность в рамках элементарной рассудительности.

Альтернатива сложившемуся положению дел в Росси должна иметь концептуальный характер. Это хорошо знал и понимал Сергей Пыхтин. И это отражено в трех отрицающих это положение тезисах.

Чиновник не может быть властью. Он только исполнитель законов и решений власти. А властью должно быть народное представительство, но не творящее произвол исходя их своих произвольных импульсов и случайных частных суждений, а опираясь на традицию. Откуда может взяться это организующее начало? Либо из воли диктатора, либо из воли монарха. Но диктатор – только переходная фигура. Диктатура вечной быть не может, а монархия предполагает неограниченную по времени власть. Национальная диктатура, о которой писал Иван Ильин, означает как раз переход к государственной традиции – той ее форме, которая (по нашим представлениям) должна была образоваться к настоящему времени, если бы она не прерывалась в ХХ веке, изломавшем нашу страну революциями, войнами и безумными реформами.

Деньги должны утратить функцию товара и стать только средством обмена и оборота товаров и услуг. Через стопроцентное резервирование банковских вкладов с гарантиями государства от размывания их инфляцией банки должны лишиться ростовщического дохода и стать сберегательными кассами, счетными конторами и инвестиционными центрами. В дальнейшем спекуляции деньгами и их суррогатами должны быть полностью исключены. Что соответствует христианской морали, воспрещающей давать деньги в рост.

При таком подходе пирамида экономики должна перевернуться: наиболее доходным видом деятельности должна стать производственная, более низкую доходность получит обслуживающая ее торговля, самую низкую – обслуживающая производство и торговлю финансовая деятельность. Счетовод, бухгалтер не должен становиться хозяином на предприятии. Его дело – продержка производства и обеспечение товаропроводящих процессов.

Наконец, средства массовой информации должны остаться только в управлении государства и крупных общественных объединений – социальных и профессиональных корпораций. В противном случае безответственные частные лица, исходя из своих фантазий, будут продолжать обрабатывать сознание народа, направляя его по ложным путям. Подавление частного интереса в деле массовой информации должно поначалу быть проведено средствами нравственной цензуры. После очищения СМИ от аморальных типов и непрофессионализма они должны быть национализированы, либо переданы из частного владения в общественное. При этом обычная (немассовая) информация должна оставаться свободной при соблюдении общих правил тиражирования любой информации: запрет на ложную и непроверенную информацию, на аморализм и пропаганду праздности и распущенности.

Из трех тезисов, отрицающих губительные для нашей страны обстоятельства, следует совершенно иное качество государства и общества. И это качество нации, избавившейся от всего, что мешает ее развитию.

Реконструировав таким образом мысли Сергея Пыхтина, отраженные в его публицистической и общественной деятельности, мы можем говорить, что в его сочинениях содержится государственно-правовое учение, которое лишь волей несчастного случая не развернулось в полной мере и не отразилось в фундаментальных сочинениях, оставшись в статьях автора, в систематическом виде собранных и отредактированных в цикле книг, выходящих уже после кончины нашего друга и соратника.


Возврат к списку


    
Система электронных платежей