Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

Игорь Коваль. Алёшка

30.07.2017

Игорь Коваль. Алёшка

Опубликовано в Литературно-общественный журнал "Голос Эпохи", выпуск 2, 2017 г.

Об Авторе: Офицер запаса, ветеран БД, участник многих вооруженных конфликтов, в том числе на Донбассе. Имеет правительственные награды, ранения.

Алёшка

Рассказ по реальным событиям

Эта война странная, если не сказать большего. У каждого свой путь на войну, на эту войну тем более. По разным причинам складывается та или иная мотивация пути в то место, где тебя может не стать...

Одни делали и делают на ней имя, другие, как обычно, рискуя своими жизнями, рутинно выполняют долг или свою работу, предпочитают оставаться в тени и выполняют приказы, которые по убеждениям другой противоборствующей стороны представляются, по-разному, порой и преступными. Гражданская война самое страшное, что может только случится с народом. В ней всегда ложь, беспринципная жестокость и отсутствие всякой логики. Который год на Украине идёт эта злая гражданская война, которую циничные киевские коллаборационисты, пытаются подавать мировому сообществу в обёртке агрессии России.

Шёл февраль 2015 года. Тяжелейшие бои за Углегорск, Дебальцево, бои в Еленовке, Марьинке, в аэропорту Донецка.

Брокер на этой войне не первый день. Привык. Сам он не местный, приехал из Самары добровольцем, приняв беды этого края близко к сердцу и искренне веря в праведность таких поступков всеми честными русскими людьми. Пару лет назад только армию отслужил и пробовал себя на гражданке во многих ипостасях, даже на ставках валют играл, отсюда и «погремуху» ему дали такую – «брокер». Здесь на Донбассе в ополчении, без личного позывного было нельзя – закон такой. В общем, толковый парень. Побывал он в переделках и, не смотря на молодой ещё возраст, был назначен на должность старшего разведчика огневого взвода.

Бог миловал. За полгода боев ни царапины, тогда как многих его товарищей разбросало по госпиталям и больничкам, а некоторых не было уже в живых. Вот и группой артразведки он стал командовать вместо погибшего Тита. Было это несколько месяцев назад в аэропорту. По их позиции у развалин старого терминала ударил танк, и к своим, назад, вернулись только они с Лисом вдвоём.

Всего парень насмотрелся здесь, и хорошего и плохого. На войне хорошее тоже бывает, и учишься ценить это вдвойне, потому и терять это хорошее труднее. Хотя и к этому привыкаешь. Короче все чувства человека здесь сотканы из парадоксов. В центре Донецка работают бары и рестораны, и вы не отличите сразу идущую здесь жизнь от какого-то другого города. Здесь можно выпить хорошего дорогого пиваса, насладиться баварскими колбасками к нему, увидеть красиво одетых девушек, точно таких же, как и в Москве или другом большом спокойном мегаполисе, но в тоже время, выехав на окраины, очутиться в реальном «сталинграде», где жизнь оставшихся на месте людей протекает в совершенно ином, каком-то дьявольском русле непонятной войны, которая выгодна разве, что одному господину Порошенко.

Бои за Марьинку шли с начала января. Район некогда состоял из множества шахтёрских поселков, выросших в целые кварталы и улицы, но все равно так и сохранив этот принцип рабочих поселений. Не богато жили тут люди и ранее, а сейчас и вовсе лишились последнего крова и средств к жизни. Каратели, а именно так ребята называли нацбаты и силы ВСУ, которым и приходилось противостоять на этом участке фронта, усиливали здесь свою группировку с осени, не смотря на минские соглашения. Шахтёрские улицы и сама шахта Трудовская были постоянно под огнём миномётов и гаубиц сил АТО. Танки противника, прячась за частные дома, обстреливали жилые кварталы Петровского района, и даже те, что отходили за балку со своих позиций в Новомарьинке, старались простреливать как все кварталы, так и само шоссе. Кое-где на разбитых улочках этого шахтёрского края вспыхивали ближние контактные бои, длившиеся по нескольку дней, порой за пару полуразрушенных домов, которые переходили из рук в руки в течении этих дней.

Брокер со своей группой отдыхал после выхода в сторону так называемой серой зоны, в приспособленном, как укрытие и ПВД, подвале, когда его вызвал к себе командир.

- Извини, что не дал отдохнуть Олег. Тут задача тебе новая…

Командир, бородатый тучный мужик с распространённым у ополчения позывным Батя, склонился над картой района.

-Смотри,- сказал он, указывая карандашом в некую точку, - Вам нужно выдвинуться сюда, зачистить эту дорогу к этому городку под терриконом… Чтобы бэхи и танк наши смогли сюда подъехать.

Брокер, поправляя и затягивая свою амуницию с минуту, молча смотрел на карту.

- Затем, ты входишь со своими в этот райончик и чешешь его. Снайперы и миномётчики там засели, не дают спокойно жить. Задача выбить их оттуда.

- Ну, это понятно… Сил и средств то моих хватит?

- Как только нарываешься на сопротивление, подтягиваешь танчики, и пусть они накрывают этих демонов… Только по цели… Аккуратно…

- Мирняк?

-Думаю, да. Люди могут там ещё живые быть. Не убийцы же мы. Землю свою же защищаем, нельзя о людях забывать…. Для них же в принципе то… Чай не такие мы как они. Видал, как они по церкви ударили давеча? Один забор остался… Что творят?! Видно запутались эти люди совсем, ведь один крест на нас всех…

- Да хрен его знает Батя, на ком какой крест. Только они не особо думают и если что, колбасить по нам будут не хило.

Батя был пятидесятилетним шахтёром, добрым мужиком прошедшим огромный трудовой путь ещё со времён СССР – «висел» на доске почёта, когда-то был даже коммунистом. Его вселенская доброта, как-то гармонично уживалась со всем этим творившимся злом вокруг, и это очень нравилось Олегу. Это заставляло при любых обстоятельствах оставаться человеком и не пускать в себя глубоко это вселенское зло.

- Ты парень опытный. К тому же ночь, это твой конёк.

- Батя, я тебя-то понял,- произнёс Брокер, - Ты хочешь по темноте выкурить их из посёлка. Дело умное. Только там мины и фугасы, каким образом я это все сниму? Мы в час по чайной ложке идти будем. Да и сапёров у меня нет. А накидано там, наверное, мама не горюй…

- Не прибедняйся. Ты сам все знаешь и умеешь. Нет у меня никаких иных сапёров. Людей ещё могу дать, но они сам знаешь…Батальонные ещё будут, энто знать от Дикого и «усошников». Там вроде стреляный народ. Они по правому флангу пойдут от вас, чуток сзади. Фланг прикроют, но мешать не будут, думаю. Лишний шум тут на пользу. Аспеты переполох выловят, может и айда оттель, свалят.

-Не проще ли сверху террикона корректировать, а ещё лучше из СПГ или птурщиками оттуда всыпать?

- Если бы да кабы… Ты здесь кто? Человек при исполнении, раз в руках оружие. Знать приказ нужно выполнять. Не дали нам никаких птурщиков, я их только один раз и видел.

- Ну, тогда так точно Батя.

- Вот иное дело.

- Через сколько выдвигаться?

- А прям щас и идите. У тебя у одного эта волшебная машинка есть, техникой не гудите, дуйте маршем. Коробки попозжа подойдут. На краю, у тропы на террикон тебя Матвей встретит, они там закрепились, он на третьей волне «радейки», на «святошу» отреагирует и подскажет тебе маршрут дальше.

Волшебной машинкой Батя называл трофейный американский тепловизор, которых у них было два. Это была гордость подразделения, добытая ныне покойным командиром в бою за Луганский аэропорт. Работать ночью с такими вещами было очень удобно. Прибор состоял не только из улавливателя теплового излучения, но мог работать как обычный гаджет ночного видения. На экране размещались несколько шкал, при помощи которых можно было определять расстояние до обнаруженных предметов и объектов на дистанции до 1000 метров, а также распознавании и идентификации до 400 метров.

Около двух километров прошли скрытным маршем. Матвея нашли легко, он со своими людьми разместился на окраине «пятого» посёлка, в развалинах домов.

- Вот ваше направление, эта центральная улица,- сказал Матвей, указывая на чернеющую в сотне метров пустоту,- Там, в траншеи мои бойцы со станком, они вас прикроют на первых порах. Два фугаса мы сняли и контролируем вперёд метров пятьдесят. Там есть одно строение, оно загораживает следующую улицу. Там могут быть и стрелки, и эрпэгэшники. Так что вам туда… Не волнуйся, они сами на шугнеке. Просто не знают куда ломиться, а так бы свалили уже сами.

- А чего сами не идёте?- спросил Олег

- У меня из опытных пять человек осталось, остальные шахтёры, только набрали. Если врежут укры, то побегут кто куда все. Бояться тени своей.

Брокер махнул головой.

- Ладно, брат, пойдём мы, только просьба… Попридержи батальонных, а то я их знаю, могут в спину стрельнуть по уму великому.

-Да не вопрос. Радейкой можешь пользоваться, только мути побольше. У укропов сканеры, слушают нашу частоту.

-Ну, давай тогда про девочек?

-Да, ты про девок …, типа телок вызывай, в сауну. Я коробки буду выдвигать. Ориентиры вот три перекрёстка, больше им держаться там и не за что. Дальше сами сдуются. Нам до утра выбить их оттуда, и дело с концом. Скока твоих?

- Шесть.

- Моих четверых бери. Они днём тут лазили, да и местные. Толковые. Старший Дед.

- Хорошо. Вот это нормально.

 - С Богом…

От огневой позиции «Утёса» группа Брокера шла уже тактическими перебежками, тщательно вымеряя каждый шаг. Впереди вместе с двумя хлопцами из отряда Матвея шёл сам Беркут, замыкал группу боец с позывным Заря, в боковом дозоре расположился Булгар. Когда разведчики вышли на первый небольшой перекрёсток, Булгар дал знать, что видит движение справа своих – значит, правый фланг, слава Богу, перекрывается.

Брокер, осмотревшись, увидел впереди дом с чердачным уцелевшим перекрытием, не использовать его для «глаз» было бы глупо. Значит, вполне возможно там могли находиться укропы. Знаком Олег показал всем, что нужно зайти в развалины ближайшего дома. Выставили охранение.

- Смотри Дед, вишь чердак? – произнёс Брокер, подсовывая «теплак» товарищу.

Дед, посмотрев в окуляр прибора, быстро отпрянул.

- Да вижу. Вроде движение есть …

- Нужно бы это дело занять. Наверняка там они…

-Логично.

-Возьмёшь на себя?

- Дело плёвое. Постараюсь тихо. У нас ПБС есть.

- Ну, уж как выйдет. Главное закрепись там. Пройти лучше через огороды… Я пойду с этой стороны вон до того домика. И буду ждать сигнала от тебя. Если завяжешь бой, то я и так пойму. Закидайте гранатами, не рискуйте. Не удастся, тогда отойди, мы из семёрки влупим.

-Какой сигнал?

- Баб вызывай. Либо если наша помощь нужна, телки у них трипперные. Тогда уж туда не лезь.

- Идёт. Один прибор дай.

- Мой один с тобой пойдёт. Извини, имущество не даю…

В этот момент, где-то сбоку тишина нарушилась оглушительной автоматной трескотней, прогремел взрыв. Точно такое же началось слева уже за шоссе. От огня стрелкового оружия часть улицы периодически высвечивалась, словно в праздничной иллюминации.

Дед со своими людьми пересёк улицу и скрылся в огородах. Когда световые вспышки от огня боя вновь осветили эту часть улицы, ребят уже не было.

Брокеру быстро и тихо добраться до нужного дома не удалось. Как только выдвинулись в направлении намеченной цели, дозор заметил позиции противника, и сами при этом обнаружились. Завязался бой. Площадка была пристреляна засевшими украинскими военными, причём били очень плотно. Сразу стало понятно, что здесь на огородах была их зона сосредоточенного огня. Казалось, колошматят со всех сторон. Разведчики не могли даже перемещаться в беге по двойкам, пришлось ползти несколько метров по грязи и снегу, прикрываясь всем хламом, который был тут раскидан, до ближайшей трубопроводной канавы. В итоге все оказались раскиданы по периметру в метрах пятидесяти друг от друга. Повезло тем, что противник в основном бил не прицельно, не имея приборов ночного видения в нужном количестве, а по указке корректировщика снайпера, который видно засел где-то в районе того интересного домика, который всех интересовал, при этом выходило не особо прицельно.

Брокер, закрепившись в одной канаве, выбрал позицию, приладил ТВП и вдруг увидел тёмный силуэт в экране. Снайпер врага располагался в ста, ста-пятидесяти метрах от него за кучей шифера у сарая. Олег выбрал прицел из ГП и послал туда гранату, потом ещё одну и ещё. В этот момент где-то рядом разорвался выстрел от РПГ.

- Все!!! – услышал вдруг Брокер голос своего снайпера по кличке Пикша, который   ходил все время в дозорной группе, - Второго я тоже снял… бегом… там, на крыше у них пулемёт…..

Тут же площадку накрыла очередь из пулемёта.

- Вот мать твою..., - выругался Олег, оказавшись снова в грязном снегу и почувствовав, как нечто липкое стекает по его щеке.

Оказавшись во дворе дома, парни огляделись. Пулемёт окучивал соседнюю улицу, сзади тоже слышалась стрельба и уханье разрывов гранат. Улицы периодически светилась, как при новогоднем фейерверке.

- Кровь у тебя на лице,- проговорил снайпер,- цепануло.

- Хрен с ним, осмотри вход в дом, и заходим. Где остальные?

С этими словами Брокер повернулся лицом в тыл, включил командирский фонарик и «проморгал» цветовым зелёным сигналом что-то типа сбора. Целым в его фонаре был только этот фильтр, потому, как получилось эффективно передать именно тот или иной сигнал, особо задумываться, не было времени. Если ребята живы, сориентируются. Сзади, ночью огонёк заметен.

- Заходим,- прокричал снайпер, увлекая за собой командира.

- Ерунда, - произнёс Пикша, сняв каску с головы Брокера и осмотрев ранение,- Осколком шифера, или дерева секануло. Ща перевяжу. Лоб рассекло.

Через пару минут Брокер смотрел на себя в маленькое зеркальце из своей аптечки, подсвечивая фонариком, и не мог налюбоваться. Ну, прям командир Щорс – так рьяно Пикша замотал его голову.

На улице бой стал затихать, только изредка тишину нарушали одиночные очереди и отдалённое, совершенно не страшное бурчание артиллерии.

Брокер осмотрел помещение, в которое они ввалились. Это была комната с кухней и коридором в неотапливаемую часть дома, который перекрывался дверью. Сам дом был с мансардой, в котором почти все окна были заделаны фанерой, потому было достаточно тепло. В комнате стояла обложенная кирпичем печь с выведенной в стену трубой, стоял холодильник, топчан, телевизор, который за все это время этой бессмысленной драки никто не тронул, и ещё полно всякого хлама.

- Братан, печка тёплая…, в топке угли красные,- проговорил товарищ Брокера, прикладывая ладони к буржуйке, - Тут кто-то есть…

- Вот бля…. Это ещё что?

Парни переглянулись.

Пикша, отбросив винтовку на спину, вскинув пистолет, и осторожно подсвечивая фонариком часть комнаты, двинулся в проход по направлению к лестнице.

Наверх поднялся Олег. Второй этаж состоял из двух комнат и кладовой. Осмотр был произведён при помощи ночника, чтобы не вызвать неприятностей. Дом был пуст, что само по себе было странно. Спустившись вниз, Олег обратил внимание на часть половицы, которая явно служила дверцей погреба. Он ловко поддел ее ножом и, приподняв люк, понял - это действительно оказалось входом в погреб.

Когда посвятили туда фонарём, сектор света выхватил вначале лестницу, полки с банками разных солений и ещё всякой всячины, а также странный маленький силуэт, похожий на приведение. Силуэт шмыгнул в угол и затих…

- Что там? - спросил Пикша, вглядываясь в лицо Брокера, который выглядел сейчас довольно странно.

Олег, не ответив ничего на реплику товарища, тут же опустился по лестнице вовнутрь подвала, будто нырнув под воду. На «поверхность» он вытащил обмотанное в старое «верблюжье» одеяло существо, грязное, чумазое, но с живыми черными глазами.

Брокер опустил свёрток на топчан и взору бойцов предстал мальчишка лет трёх-четырёх.

В этот самый момент в комнату ввалились остальные разведчики.

- Ну, слава Богу!- кинул Пикша, радуясь, что все целы.

- Брокер, - обратился в свою очередь Заря,- Дорога заминирована, две тээмки на дороге стоят, и еще фугас на растяжке. Прямо в траншее вмазали, по которой мы лезли. И это ещё не все.

- Слева от вас в тупичке за баней или сараем, танк…,- вставил ещё один боец.

- БМДэха, - уточнил третий,- Опорный пункт, где мы и думали. Теперь под нашим контролем. Ребята сработали нормально…

- Ты что, ранен? - спросил Заря, заметив перемотанную голову командира группы.

- Ерунда, бинты некуда девать было, не выкидывать же,- сострил Олег, - А у нас смотри кто?

-Пацан, твою мать, живой…- произнёс кто-то из бойцов.

 Перед ребятами на топчане стоял укутанный в одеяло ребёнок. Не смотря на свой маленький рост и возраст в его глазах не было страха, хотя какая-то звериная осторожность присутствовала.

- Ты кто такой? – спросил мальчика Олег.

 Мальчишка только крепче сжал одеяло своей ручкой у своего горла и продолжал, как маленький загнанный львёнок смотреть на ребят.

Кто-то, из бойцов отстегнув от рюкзачка-мародерки запасной бушлат, протянул его командиру. Брокер бережно накинул его, сухой и тёплый, на найденыша, укутал его и, усадив возле ещё тёплой печки, спросил:

- Это твой дом?

Мальчик покачал головой, как бы отрицая этот факт.

- Ты топил сам печь?

Малыш утвердительно кивнул.

- Как тебя звать?

- А…..,- произнёс мальчик и впился глазами вначале в Олега, а потом во всех в солдат.

Открыли банку тушёнки и отломили хлеб. Мальчишка жадно накинулся на еду.

- Где твои родители? – снова спросил Брокер, отбирая банку у мальчишки, помня об опасности переедания после долгого голодания.

- А….,- вновь произнёс малыш и прижал ложку к своей груди.

- Алёшка значит…- вдруг сказал Заря.

- Почему Алёшка? – спросил Пикша.

- Просто Алёшка…

 Брокер вышел на связь с командиром ожидающей их сигнала бронегруппы.

- Слушай, Баня… по расписанию. Телок заказываем, но трое не участвуют. Идут назад … просьба очень осторожно!

- На связи… Шлюх в сауну … подвезём. Не участвующих примем. Приём…

 Более бредового сеанса связи ещё не было у Олега. Двое разведчиков вместе с Алёшкой уже скрылись в темноте, когда со стороны громадного террикона послышался лязг гусениц и рёв движков.

Спустя сутки.

 Брокер вошёл в кабинет главврача, позабыв все принятые нормы в больницах.

- Вы, почему без халата? – сказал врач.

- Извините меня, не знал где взять. Только вот с передовой… Мы бы хотели Алёшку навестить.

Глаза доктора потеплели.

- Раз «мы», значит не один?

-Весь взвод наш…

Доктор присвистнул.

-Да вы не бойтесь, он не многочислен. Нас всего то шестеро.

- Идите за мной.

Завотделением достал из кладовой халаты и вручил их Брокеру.

 Алёшка сидел на своей кровати в палате в окружении старшей медицинской сестры и психолога. Брокер даже не узнал его. Малыш был чистым, подстриженным и выглядел почти, как обычный мальчишка его возраста из детсада. Почти…

Когда их глаза встретились, Олег узнал этот колючий липкий не по-детски взгляд. Эти черные завораживающие точки, эти живые бусинки…

Забыв обо всем и не обращая ни на кого внимания, Брокер схватил малыша и прижал к себе.

- Алёшка, как ты мой родной? Как ты?!

Он чуть отстранил мальчика от себя и снова заглянул ему в глаза.

- А..а…,- ответил ребёнок и улыбнулся.

В коридоре, попросив ребят ждать его внизу на улице, подождав пока доктор выйдет из палаты, Брокер спросил:

- Что с Алёшкой?

- Психологическая травма. Посттравматический синдром, вызванный психоударом … стрессом. Он ничего не помнит из того, что с ним было до этого. Но вот вас он узнал. Это очень хорошо…

-Это пройдёт?

- Будем надеяться. Это зависит от личности во многом, от того, как организм пережил весь этот стресс. Физически ваш Алёшка здоров. А вот психологически…Его родные все погибли, поэтому мы передадим его органам опеки, и скорее всего его отправят в Россию, в Москву, в очень хорошую клинику. Будем надеяться, что все восстановится. Детская психика вещь сложная, но достаточно все же сильная… При правильном подходе.

-Доктор, я смогу его усыновить?

- Мой дорогой, это вопрос не ко мне. Но думаю, что это реально. Нужно просто соблюсти условия усыновления и все…

- Спасибо доктор.

 Брокер выбежал на улицу и вдруг понял, что стал совершенно новым человеком. Он вдруг осознал, что больше не хочет воевать, что вся его теперешняя цель это добиться, чтобы Алёшка, этот мальчик из подвала этого страшного места на планете Земля был с ним навсегда.

Через неделю Олега Брокера не стало, осколок от мины, разовравшейся рядом с блок постом, поставил на всей этой трогательной истории несправедливую и очень печальную точку…


Возврат к списку


    
Система электронных платежей