Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

A. A. фон ЛАМПЕ. ПУТИ ВЕРНЫХ. II. ОБРАЗОВАНИЕ БЕЛЫХ ФРОНТОВ

11.06.2017

A. A. фон ЛАМПЕ. ПУТИ ВЕРНЫХ. II. ОБРАЗОВАНИЕ БЕЛЫХ ФРОНТОВ


Когда мартовская революция передала власть в руки Временного Правительства, она одновременно образовала второе правительство, в противоположность Временному Правительству, попавшее в руки, так называемого, пролетариата. Сейчас же после крушения Царской власти крайние революционные круги, впоследствии наименованные большевиками, образовали самостоятельно так называемый «Совет рабочих и солдатских депутатов», представлявший собою второе правительство, что с первого же момента после переворота создало двойственность, приведшую в конце концов к капитуляции правительства перед крайними элементами.
Надо признать, что, в то время, как правительство крайне медленно и нерешительно осуществляло свою власть, «Совет» вел себя решительно и определенно. Уже 14-го марта, то есть, перед отречением Императора, совет выпустил, имевшее решительные последствия распоряжение, известное под именем «Приказ № 1-й» Оно уничтожило командную власть офицеров и невозвратимо разрушило дисциплину в армии. Все последующие попытки «разъяснений», говоривших, что этот приказ ни в какой степени не относится к армии, находившейся на фронте, естественно не имели никакого успеха и между двумя основными частями армии — офицерами и солдатами, умелой рукой темных сил, углублявших русскую революцию, была создана непереходимая пропасть. Предприимчивость не остановилась на этом. 22-го мая появилась, так называемая, «Декларация прав солдата». Это нанесло существованию армии уничтожающий удар. Декларация говорила только о солдате без того, чтобы сказать что-либо об офицере. Она говорила о правах без того, чтобы сказать хоть что-нибудь об обязанностях. А в это время армия стояла на фронте против сильного и хорошо вооруженного врага, и офицеры должны были требовать от солдат исполнения самого тяжелого долга — долга умереть в бою...
Временное правительство во главе с социалистом Керенским не нашло в себе достаточной силы или понимания, чтобы объять положение и им овладеть. Оно вступило на путь, исключавший всякое сопротивление и на котором оно делало все поблажки пролетариату в лице солдат и подавляло буржуазию в лице офицеров.
И все же, после мартовской революции русское общество и русская армия представляли собою единую силу и ничто не давало основания предполагать, что менее, чем через восемь месяцев, страна резко разделится на два лагеря.
Потребовались дальнейшие потрясения, потребовалась основательная подготовка, чтобы привести страну к белому и красному боевым фронтам. И эта подготовка совершилась. Если она по времени не была длительной, то она была настолько интенсивной, что ко времени ноябрьской большевистской революции, для добровольцев белого фронта не было вопроса, на какую сторону должны были они стать в начинающейся борьбе — это не был выбор, это было естественное стремление глубоко оскорбленной души.
Русский офицер, который на своих плечах вынес годы войны, который прошел через бесчисленные бои и ранения, распоряжениями растерявшегося правительства был сделан парией... «Приказ № 1-й» и «Декларация прав солдата» лишили его всякой тени власти, одновременно приковав его к боевой линии с обязательством вести в бой массу, вовсе не обязанную ему повиноваться.... Чувство долга удерживало его на линии боевого фронта, но сама то линия фронта постепенно становилась анахронизмом...
Надо было искать выход... Надо было открыто поставить вопрос, с кем пойдет законное правительство — с здоровыми элементами, с командным составом армии, с офицерами и оставшимися верными родине солдатами, или с разрушительными силами Совета.
Это и случилось в начале сентября 1917 г.
Июльское наступление, предпринятое русской армией по требованию союзных с Россией государств, закончилось решительным неуспехом. Деморализованная попустительством правительства и защитой Совета, солдатская масса решительно отказывалась идти на смерть. Верные долгу офицеры местами перешли в наступление одни и погибли на проволочных сетях противника. Положение стало более, чем ненормальным. Слабые руки главы правительства, Керенского, дрожавшего перед призраком «контрреволюции» в лице командного состава армии и офицерства, определенно не могли удержать власть, и она покатилась в пропасть.
Должен был появиться сильный человек, он должен был поставить на очередь вопрос о жизни и смерти страны и заострить его до крайности. Этот человек явился — это был генерал Корнилов, Верховный Главнокомандующий Русской армией, назначенный на эту должность Временным Правительством.
Он считал, что революционный «Совет рабочих и солдатских депутатов» систематически стремится захватить в свои руки власть и предложил главе Временного Правительства Керенскому свою помощь для ликвидации большевистского пролетариата. Керенский, все время колебавшийся, сначала соединился с Корниловым, чтобы потом его предать и стать послушной игрушкой в руках Совета — поэтому он уволил от должности генерала Корнилова, в начале сентября направившего верные ему войска против Петрограда для устранения Совета. Возмущенный этим предательством, Корнилов отказался повиноваться Керенскому и опубликовал свое воззвание к стране. Это действие, которое получило наименование «Выступление Корнилова» было, в сущности говоря, первым шагом русского Белого движения.
Генерал Корнилов, исключительный военноначальник и неопытный политик - свою игру проиграл. Победа принадлежала Керенскому, который потребовал заключения не только самого Корнилова, но и поддерживавших его старших начальников в тюрьму г. Быхова.
Таким образом, произошел окончательный разрыв между правительством и руководящими кругами армии. Одновременно произошло разделение на две части и армии — офицеры естественно присоединились к генералу Корнилову и требовали обратного введения в армии дисциплины и наказаний для деморализованной солдатской массы и этой массой, которая также совершенно естественно считала эти меры для себя более, чем нежелательными... Опора страны — aрмия – раскололась надвое: офицеры (буржуазия) и солдаты (пролетариат) в конечном счете послужили основанием для создания белой— офицерской армии и красной армии — солдатской. Само собою разумеется, исключения были на обеих сторонах — немало солдат было в белой армии, в красной армии встречались, конечно, и бывшие офицеры. Впоследствии, когда обе стороны перешли на пополнение своих рядов путем мобилизаций, это главное различие в сильной степени стерлось.
Положение ухудшалось, с каждым днем Совет все более и более решительно забирал власть себе, и в начале ноября 1917 года уже не было более сомнений, что стране грозит новый переворот... Несмотря на то что Керенскому удалось подавить первую попытку восстания большевиков в июле, не было никакого сомнения, что неспособность власти при следующей попытке большевиков принесет им успех. Заключенные в г. Быхове генералы, имея связи вне стен тюрьмы, могли ясно сознавать это положение и потому, во главе с генералом Корниловым, бежали на Дон, в г. Ростов. А неделей позже глава правительства Керенский, который их в Быховскую тюрьму заключил, 7-го ноября был свергнут большевиками и бежал. Официальная дата начала Белого Движения на Дону — 15-е ноября, то есть, только одна неделя разницы. Разрушение страны и попытка сопротивления этому развивались планомерно!
К собравшимся на юге страны генералам стремились те русские люди, которые законодательством Временного Правительства, а потом и «творчеством» большевиков были лишены всех человеческих прав. Офицеры естественно шли за теми, кто их не предавал и кто старался охранить их от произвола масс — за своими генералами.
Таким образом осуществился протест русского народа против захвата правительственной власти в стране большевиками или коммунистами и против самого зла большевизма, грозившего России развалом. Протест охватил одновременно как высшее руководство, командование армией, так и офицеров и оставшихся верными своим начальникам — солдат.
Направления были указаны самой революцией, имевшей наибольшую силу в центре страны — протестующие стремились на окраины России, где большевизм еще не мог пустить свои ядовитые корни, где население и в частности казачество, по тем или иным причинам было еще здоровее и где была возможность собраться, оправиться от всего пережитого, сорганизоваться и, сосредоточив свои силы, начать дело освобождения страны.
Все патриотические элементы стремились на окраины страны для того, чтобы спасти, если не жизнь, то, хотя бы, честь России. Нашлись также и люди, которые повели этих патриотов — это были не только те генералы, которые спаслись из Быховской тюрьмы. Еще до прибытия последних в Ростов, в область Войска Донского — там появился генерал Алексеев, бывший начальник штаба Императора Николая ІІ-го, в то время, когда Государь принял на себя верховное командование русскими армиями (это означает, что фактическим главнокомандующим был генерал Алексеев). Ему принадлежит честь основания первого антибольшевистского фронта белой борьбы на юге России, куда он сам прибыл в начале ноября 1917 года. Там бывшие Верховные Главнокомандующие Российскими Армиями генералы Алексеев и Корнилов и первый выборный Атаман Войска Донского генерал Каледин образовали первое белое правительство.
Белую борьбу начали русские генералы и русские офицеры и оставшиеся им верными солдаты... Это они 15-го ноября 1917-го года начали белый поход. Наименование «белый» надо воспринимать, как противоположение тому «красному» злу, которое грозило захватить всю страну. Совершенно невозможно установить кто и когда дал эти названия. Сделала это сама жизнь. И, именно, не черная краска реакции, которую так стремились большевики приклеить своему противнику, но белая— цвет чистоты и благородства.
Таково было образование всех четырех фронтов белой стороны Гражданской войны в России.
Борьбу против засевших в центре страны большевиков, начали белые, собравшиеся в Области Войска Донского. Полугодом позже началось движение на востоке, где восстали чехословаки — только с этого времени можно считать начало образования белого фронта в Сибири. Через девять месяцев на севере России в Архангельске, высадившийся там английский десант помог образованию там белого фронта, и на одиннадцать месяцев позже была сделана, с разрешения германского правительства, первая попытка образовать четвертый белый фронт на западе, — началась вербовка добровольцев в г. Пскове.

Заказать книгу:
А.А. фон Лампе. Пути верных
http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15290/


Возврат к списку


    
Система электронных платежей