Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

ДЕСАНТНАЯ ОПЕРАЦИЯ, ПОРТ ХОРЛЫ (Крым)

01.04.2017

ДЕСАНТНАЯ ОПЕРАЦИЯ, ПОРТ ХОРЛЫ (Крым)

30 марта — 4 Апреля 1920 года.
(Все числа по старому стилю).

После тяжелой Новороссийской эвакуации (13-14 Марта 1920 года) части Вооруженных Сил Юга России прибыли в Крым.

В частности, Дроздовская Стрелк. Дивизия, входившая в состав 1-го Армейского Корпуса, прибыла в Севастополь 17 Марта, где и была расположена.

22 Марта состоялся Приказ Генерала Деникина о назначении им, вместо себя, Главнокомандующим Вооруженными Силами на Юге России — Генерала Барона П.Н. Врангеля.

24 Марта я представлялся новому Главнокомандующему на крейсере «Генерал Корнилов».

25 Марта, на Нахимовской площади, были построены войска, отслужен торжественный Молебен и затем состоялся парад. После окропления войск Святой Водой, Генерал Врангель обратился к войскам. Он обрисовал в кратких словах наше тяжелое положение, что он встал во главе Армии, веря, что Господь не допустит гибели правого дела и, что зная безмерную доблесть войск, он непоколебимо верит, что они помогут ему выполнить долг перед Родиной. Войска проходили затем церемониальным маршем. Я командовал парадом.

С первого дня своего вступления в командование Вооруженными Силами Юга России Генерал Врангель наметил операцию по овладению выходами из Крыма. В этой операции, для западного десанта, предназначена была вверенная мне Дроздовская стр. Дивизия.

29 Марта, в первый день Св. Пасхи, вечером я был вызван в Штаб Главнокомандующего для получения боевой задачи. Дроздовская Дивизия должна была погрузиться на суда, двинуться к порту Хорлы, где произвести высадку и затем, наступая в сев.- восточном направлении — отвлечь на себя силы противника, наседавшие на Перекоп.

Части Крымского Корпуса, занимавшие Перекоп, дол иены были своевременно перейти в наступление.

30 Марта днем началась погрузка в Севастополе. Штаб Дивизии и 2-й Дроздовский стр. полк (его большая часть) — «Цесаревич Георгий». 1-й Дроздовский стр. полк. — «Веста» и «412». Часть 2-го Дроздовскаго стр. полка — «Павел» и Дроздовская Артиллер. Бригада (без 4-го Гаубичнаго дивизиона) — «Россия».

В Севастополе оставались: 3-й Дроздовский стр. полк, 4-й Гаубичн. дивизион и тыловыя части Дивизии. Инженерная рота еще 26 Марта была отправлена в Джанкой.

Следует указать, что после Новороссийской эвакуации — Дивизия не имела ни орудий, ни лошадей. Для предстоящей десантной операции было получено в Севастополе: 4 легких орудия с полной упряжкой, 18 верховых лошадей, радиостанция, 2 автомобиля «Форд» и 2 мотоциклета. Один из автомобилей служил подвижной базой с горючим.

Краткий отдых, после всего перенесенного, позволил людям отдохнуть физически и окрепнуть духом.

Поздно вечером 30 Марта погрузка была закончена. 31-го рано утром эскадра, во главе с «Цесаревич Георгий», направилась к порту Хорлы. К вечеру эскадра прибыла на внешний рейд, верстах в 8-ми от Хорлов. 1 Апреля, с рассветом, па разведку был выслан тральщик «Скиф». Подойдя к Хорлам «Скиф» был обстрелян артиллерийским и пулеметным огнем, что явилось неожиданностью, ибо предполагалось, что порт Хорлы противником не занят.

Тем временем, вся эскадра вошла во внутренний рейд. Из Хорлов начался обстрел наших судов.

Как оказалось, Хорлы занимались двумя полками, с большим количеством пулеметов и 4-мя орудиями, хорошо пристреленными по единственному ведущему в порт «каналу» фарватеру, с версту длинною.

Наша судовая артиллерия открыла огонь, пытаясь нащупать батарею красных, но заставить замолчать ее не удалось, и обстрел продолжался.
При создавшемся положении произвести высадку войск не представлялось возможным. Вывести суда из-под артиллерийского огня тоже было трудно, т. к. внутренний рейд был окружен мелководьем, а выход на внешний рейд, т. е. в открытое море, пролегал сравнительно близко от порта Хорлы. Оставаясь на внутреннем рейде, наши суда отошли к южной его части, наиболее отдаленной от Хорлов. Артиллерийская перестрелка продолжалась до сумерек. С наступлением темноты эскадра вышла на внешний рейд.

Создалось серьезное положение. Хорлы заняты сильным противником, наше присутствие обнаружено. В порт войти возможно, как указано выше, только по «каналу» — фарватеру, обозначенному буйками.

Было послано донесение Главнокомандующему, на которое последовало подтверждение необходимости выполнить операцию. До поздней ночи я со своим Штабом, командирами частей и морским начальством, выясняли обстановку и все возможности для успешного выполнения боевой задачи.
Были обследованы возможности высадки на побережье, возле Хорлов, но оказалось, что суда, из-за мелководья, не могут приблизиться к берегу, катеров и лодок было недостаточно, да и пересадка на них, а затем движение к берегу, частью по воде, в неизвестных условиях, на виду у противника, не могли иметь успеха.

Взвесив все данный, я принял решение и приказал начать операцию 2 Апреля, перед рассветом.

Один батальон 1-го Дроздовского полка должен был, на тральщике «Скиф», первым пройти по «каналу» в порт Хорлы, где и высадиться. Затем, должны были двигаться туда же суда с другими частями.

Только при соблюдении всех предусмотренных предосторожностей, можно было рассчитывать на внезапное появление наше в самом порту. Предыдущий день, с полной очевидностью, показал, какую исключительно трудную и ответственную задачу предстояло решить.

Было еще темно, когда вся эскадра вновь перешла во внутренний рейд и при полнейшей тишине, без всяких огней, произведена была перегрузка соответствующих частей на тральщики, Предрассветный сильный туман в значительной мере помог нам.

В назначенное время «Скиф» с 1-м батал. 1-го Дроздовскаго полка, под командой Полковн. Петерса, двинулся на Хорлы. В напряженной тишине, последующие эшелоны, ожидали своей очереди начать движение по «каналу» — фарватеру к Хордам, Наконец, в направлении Хорлов, послышалось «ура» и намеченное движение судов началось.
Появление «Скифа» в самом порту у пристани — явилось полной неожиданностью для противника. Закипел горячий бой и к рассвету, высадившийся батальон выбил красных из порта и занял ближайшие строения. Наши суда подходили. Части быстро разгружались и двигались вперед.

Наступившее утро встретило нас в приподнятом настроении. С помощью Божией и благодаря доблести Дроздовцев и Моряков — первая часть боевой задачи была выполнена.

Порт и поселок Хорлы был расположен на южной оконечности узкого и длинного полуострова.

Выдвинув передовые части на север, к перешейку, где начинался полуостров, части Дивизии продолжали разгрузку. День прошел спокойно.
К вечеру, в порту оставалась только «Россия», на которую было приказано погрузить имущество, немогущее быть поднято людьми и. лошадьми. Все остальные суда выходили из порта по мере разгрузки.

Наутро 3 Апреля я назначил общее наступление.

Около 1 часа ночи красные внезапно атаковали наше охранение, смяли его и продолжали двигаться на юг к порту Хорлы. Эта неожиданная ночная атака красных создала грозное положение, малейшая неустойка — грозила гибелью.

Вез промедления мы перешли в контр атаку, причем двинулись вперед с оркестром музыки, под марш. Красные не выдержали и откатились назад. Положение было возста-новлено, но отдых, перед назначенным утренним наступлением, был нарушен. Раненые были погружены на «Россию», которая утром вышла в море, на присоединение к эскадре.

В 9 часов утра началось наше наступление на дер. Адамань, (к сев.-вост. от Хорлов). 2-му Дроздонскому полку было приказано отбросить противника на север, пропустить 1-й Дроздовский полк, после чего следовать в арьергарде.
Задача эта была успешно выполнена 2-м полком и колонна двигалась в направлении дер. Адамань.

Как было указано раньше, Дивизия получила только 18 верховых лошадей, которых я передал разведчикам 1-го дивизиона Дроздовской Артилл. Бригады, дабы иметь хотя бы небольшой разведывательный орган. Я был на небольшом «Форде» со своим адъютантом Капит. Кречетовым (пулеметчиком) с пулеметом «Люис». Все остальные начальствующие лица были пешими.

При приближении колонны к дер. Адамань, будучи в голове колонны, вместе с конной разведкой, мы обнаружили колонку красной конницы с 4-мя орудиями, двигавшуюся восточнее дер. Адамань, в северном направлении. Я немедленно вызвал нашу батарею и вместе с конной разведкой атаковал во фланг мчавшихся красных. Нами были взяты эти 4 орудия, с частью прислуги, 10 пулеметов и до 25 конных пленных. Трофеи оказались для нас чрезвычайно ценными.

Наша колонна победоносно втягивалась в дер. Адамань. Часа в 4 дня было обнаружено появление красной конницы, сперва с сев.-востока ж с севера, а вскоре и с запада. Количество красных все возрастало, при наличии большого количества тачанок с пулеметами. Я отдал приказание — не открывать огня, до особого распоряжения с тем, чтобы подпустить красных возможно ближе. Были выделены части с пулеметами, занявшие подходящие позиции на окраине деревни, стала на позицию и артиллерия. Противник продолжал приближаться, окружая нас с трех сторон, С четвертой стороны было море.

У нас наступила мертвая тишина, которая не могла не оказывать известное влияние на состояние противника. Тем не менее красные приближались и когда наконец лава была уже совсем близко, — был открыт сильнейший огонь — ружейными залпами, пулеметный и артиллерийский. Эффект получился замечательный, противник не выдержал и бросился назад, понеся значительные потери.

Прошло некоторое время и по дер. Адамань красные открыли сильный артиллерийский огонь. Можно было предполагать, что у противника появилось 12 орудий. Появилась вновь и красная конница, видимо желая возобновить атаку.

Артиллерийский обстрел противник продолжал до сумерек, выпустив до тысячи снарядов, но атаки не последовало.

К ночи было выставлено охранение от 2-го Дроздовского полка.
Минувший день показал, что противник сосредоточивает против нас значительные силы, по всей вероятности, оттянув часть таковых из Перекопского района.

Отсутствие тыла, достаточного транспорта, необеспеченность продовольствием и боевыми припасами, а также наличие раненых, — указывали на необходимость, без промедления, двигаться на соединение со своими, т. е. к Перекопу, пробивая себе путь через красное окружение.
На 4-е Апреля я приказал Дивизии выступить в 3 часа утра, в направлении на дер. Преображенку, В голове колонны 2-й Дроздовский полк, снятый с охранения, затем Штаб Дивизии, раненые, артиллерия и в арьергарде 1-й полк.

Было еще темно, когда колонна двинулась в сев.-восточном направлении. При подходе головы колоны к Скотному Двору, что в верстах 6-ти от дер. Адамань, красные, занимавшие этот Двор, открыли огонь, После некоторой перестрелки наши передовые части атаковали красных при громовом «ура» всей колонны. Выбив красных мы продолжали безостановочное движение вперед.

Часов в 6-ть утра появилась красная конница на нашем пути, в сев.-вост. направлении, а позднее, была замечена конница с запада и юго-запада, т. е. с фланга и тыла.

Вскоре затем, красные открыли по нас сильный огонь, пулеметный и артиллерийский, последний, не менее как из 30 орудий. Колонка продолжала движение. Пулеметы и артиллерия повзводно — двигались перекатами, останавливаясь по пути временно на позиции, для отражения противника.
Количество раненых росло. Тяжело раненых несли на руках. Подомной было ранено две лошади. Я пересел на «Форд», но вскоре автомобиль был подбит, шофер ранен, я же остался невредим.

Перекоп был уже виден, но боя там заметно не было. Продолжая движение пешком, для воодушевления Дроздовцев, я поднялся на небольшой курган, вместе со своим ординарцем Корнетом Уманцевым, державшем в руке дивизионный флаг на пике. Огонь противника продолжался с тою же интенсивностью.

Части Крымского Корпуса, занимавший Перекоп, в силу неизвестных обстоятельств, оставались пассивными. Только когда наши передовые части приблизились к Перекопу оттуда появились разъезды дивизиона 9-й Кавалерийской Дивизии. Оказалось, что войска на Перекопе ничего не знали о нашей десантной операции и недоумевали, что за артиллерийская канонада, в течение четырех дней, в тылу у противника.

Днем, Дроздовская Дивизия полностью пробилась, из окружения, на Перекоп, где с восторгом была встречена нашими войсками.

Потери каши — 575 убитых и раненых. В числе раненых находился Командир 2-го Дроздовскаго стр. полка Полковн. Харжевский.

Описанная вкратце десантная операция, поистине, была чрезвычайно трудная и рискованная. Высадка на занятой противником территории, прорыв его расположения, с нанесением ему значительных потерь и соединение со своими войсками. Неизменно двигаясь вперед, при наличии сильного противника, не разворачивая боевого порядка полностью, не смотря на — утомление, голод, сильный обстрел и потери, — мы успешно выполнили поставленную нам задачу. Начавшееся решительное наступление красных на Перекоп было парализовано.

Хорловская десантная операция может служить ярким примером высокого духа, храбрости, выносливости и жертвенности в борьбе за нашу Родину — Великую РОССИЮ.

Генерал-Лейтенант. В.К. Витковский. В БОРЬБЕ ЗА РОССИЮ



Книгу можно приобрести в магазине "Слобода "Голос Эпохи"": http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15098/


Возврат к списку


    
Система электронных платежей