Авторизация
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Подписка на рассылку

С.Х. Карпенков. Палачи и каратели безвинных

18.02.2017

С.Х. Карпенков. Палачи и каратели безвинных

Чекисты, рождённые октябрьским переворотом семнадцатого года, выполняли две главные задачи – внутреннюю и внешнюю. Внутренняя под благовидным предлогом якобы защиты дела революции сводилась к арестам, лишению свободы и уничтожению всех порядочных и благочестивых людей, не угодных большевицким вожакам. Среди множества неугодных жертв были даже те, кто, занимаясь своим делом, никогда не помышлял о власти. Во внутреннюю большевицкую сверхзадачу входило, кроме того, массовое истребление священнослужителей, помещиков и зажиточных крестьян, обозванных кулаками, и многих других граждан, подозреваемых в непризнании большевицкой самозваной власти.

Внешняя, казалось бы, мирная задача чекистов заключалась в распространении коммунистической заразы за рубежом с дальним прицелом большевиков прибрать власть к своим нечистым рукам сначала в отдельных странах, а потом и во всём мире. Такая «архиважная» задача сводилось к подготовке восстаний и забастовок в других странах, к подкупу прессы с целью пропаганды идеи «светлого будущего» и ко многому другому, что прямо или косвенно способствовало коммунистическому одурманиванию непросвещённых масс. На всё эти грязные дела чекистов тратились немыслимо большие деньги, награбленные большевиками у честных добросовестных тружеников.

Права и полномочия чекистов, или органов чека, постоянно расширились от начала большевицкого переворота и с 1924 года им стали подчиняться милиция и уголовный розыск, служак которых они могли назначать, перемещать и увольнять. В их прямом подчинении находилась, кроме того, и многочисленная негласная агентура. На всех уровнях многоступенчатой чиновничьей иерархии они имели право внесудебных репрессий, узаконенное большевицким «законотворчеством», развязывавшем руки отъявленным палачам и карателям. А это означает, что внесудебные каратели без суда и следствия могли арестовать невинного, посадить его в тюрьму либо конвоировать в ссылку и даже расстрелять, что и широко практиковалось почти всегда во время тоталитарного партийного режима и с особой жестокостью проявилось в двадцатые и тридцатые годы при кровавом нашествии большевиков на деревню. Чекисты, служаки ОГПУ, на местах объединялись с местными партийцами, образуя карательные вооружённые тройки. Нередко случалось так, что один из членов карательной тройки самовольно наделял себя правом арестовывать без суда и следствия, что нарушало предписанные сверху инструкции, и об этом свидетельствуют многочисленные архивные материалы. Вооружённые тройки, орудуя на местах, отнимали имущество и продовольствие у мирных беззащитных крестьян, конвоировали арестованных и заключённых. Некоторые наиболее преданные служаки с револьвером, спрятанным под замусоленной кожанкой, выполняли и вполне «мирную» задачу – обеспечивали личную охрану и безопасность многочисленных «слуг народа», включая «гениальных вождей».

Обо всем этом рассказал Иван Савельевич Сергею Корнеевичу. Выслушав со вниманием своего коллегу, он спросил:

– Одним из главных организаторов и исполнителей сталинских репрессий был Менжинский. Что известно о нём? Изменились ли после Дзержинского репрессивная карательная политика и способы её воплощения в жизнь?

– Вячеслав Менжинский родился в 1874 году в польской дворянской семье. Он занял самый высокий пост руководителя ОГПУ в 1926 году, сменив своего предшественника Дзержинского, и оставался на нём вплоть до смерти в 1934 году. На этот относительно длительный период его службы в органах чека приходится «великий перелом» – репрессивный сталинский курс, направленный на ликвидацию НЭПа, раскулачивание, сплошную коллективизацию и ускоренную индустриализацию. Этот кровавый курс, переломавший судьбы великого множества безвинных граждан, насаждался путём массовых репрессий против широких слоёв населения, и в подавляющем большинстве случаев был направлен против крестьян, составлявших более 80 процентов населения страны. Карательная операция бандитского раскулачивания, или ликвидации «кулачества» как класса, выливалась в массовые расстрелы без суда и следствия, конфискацию движимого и недвижимого имущества, заключение в тюрьмы и ссылку арестованных крестьян и многих других «враждебных элементов» из родных мест проживания в северные и сибирские необжитые холодные края. С проведением широкомасштабного раскулачивания и насильственной стопроцентной коллективизации резко возросло число заключённых, представлявших собой дармовую рабочую силу. И для них в спешном порядке строилась везде и всюду широко разветвлённая сеть тюрем, названных большевицкими «мудрецами» исправительно-трудовыми лагерями. В такие тюрьмы конвоировались служаками-чекистами миллионы заключённых, и их руками строились многие «объекты социализма»: Беломорканал, Днепрогэс, канал Москва-Волга и многие промышленные монстры Урала, Крайнего Севера и Сибири. Все эти объекты-гиганты «ускоренной индустриализации» возводились на крови и на костях неисчислимого множества безвинных жертв сталинского режима.

При Менжинском возбуждались многочисленные уголовные дела по так называемой чистке в разных отраслях народного хозяйства и начали открываться спецтюрьмы, известные в народе как «шарашки», в которых заключённые учёные и инженеры под строгим надзором чекистов разрабатывали новые образцы техники для оборонной промышленности.

Малоразговорчивый и даже вежливый Менжинский, имевший высшее юридическое образование и владевший иностранными языками, по внешнему облику никак не соответствовал образу бессердечного жестокого палача. Выполняя свою кровавую работу чужими руками, он всячески избегал присутствия при унизительных и оскорбительных допросах с жестокими пытками, оставаясь как бы над схваткой, в тени кровавых дел. В последние годы он тяжело болел и был прикован к постели, проводя коллегии на дому. Скончался в 1934 году. В том же году ОГПУ было преобразовано в Главное управление госбезопасности НКВД СССР, и Генрих Ягода, преемник Менжинского, был назначен наркомом внутренних дел. В архивных материалах содержатся сведения о причине смерти Менжинского: в 1938 году Третий московский процесс вынес заключение, согласно которому Менжинский был умерщвлён в результате неправильного лечения по приказу Генриха Ягоды.

После непродолжительной паузы продолжил, глубоко вздыхая, Сергей Корнеевич:

– Генрих Ягода, занимая самый высокий пост руководителя органов безопасности: ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, – был одним из главных организаторов и исполнителей сталинских репрессий. Его настоящие фамилия, имя и отчество – Иегуда Енох Гершонович (Генах Гиршович). Родился он в 1891 году в еврейской семье и был связан родственными отношениями с Яковом Свердловым. В 1920 году он стал членом президиума ВЧК, а с 1924 года – заместителем председателя ОГПУ. В течение такого относительно длительного периода времени Ягода, поднявшись по кровавой карьерной лестнице до самой вершины карательных органов – генерального комиссара госбезопасности, принимал непосредственное участие в организации и в приведении в действие гигантской репрессивной машины, жертвами которой стали десятки миллионов безвинных людей. Одни из них были расстреляны без суда и следствия. Другие были арестованы, ограблены и сосланы на поселения в отдалённые необжитые места, где они умирали от голода и холода. Третьих, лишённых земли и имущества, насильственно загоняли в колхозы и принуждали работать за палочки, а не за хлеб либо деньги. Четвёртые же, оставшиеся без куска хлеба, умирали в страшных муках от голода. Остальные же были заточены в тюремные лагеря, где использовался рабский труд многих миллионов заключённых, умиравших в муках от истощения и непосильного труда, не дождавшись своего освобождения. Однако не за эти страшные преступления перед народом был арестован Ягода в апреле 1937 года, а за антигосударственные и уголовные преступления. Не спасло его от ареста и то, что он жил в Кремле и был в самых близких отношениях со Сталиным и выполнял, не задумываясь и не прекословя, его преступные приказы и безумные чудовищные поручения. После ареста его обвинили в связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, в подготовке покушения на Сталина и Ежова и в попытке совершить государственный переворот. Кроме того, ему предъявили обвинение в убийстве Максима Пешкова, сына писателя Горького, в чём он «чистосердечно» признался, утверждая, что убийство было совершено из «личных соображений» – влюблённости в Надежду, жену Максима Пешкова. Обвинили Ягоду ещё и в преждевременной смерти самого писателя Максима Горького.

– Многие просвещённые люди сегодня знают, что после Менжинского началась не менее кровавая эпоха в истории советских органов безопасности, когда их возглавляли сначала Ягода, потом Ежов и затем Берия. Эта верховная тройка преступных палачей и карателей, продавших душу дьяволу властолюбия и демону безумного тщеславия, по своей жестокости и чудовищным масштабам преступлений превзошла своих предшественников. Однако не за свои жестокие преступления все они были приговорены судом к высшей мере наказания и расстреляны.

– Известны ли подробности судебного производства этой тройки преступников, на чьей совести великое множество жертв? Наверняка в архивах сохранились материалы их уголовных дел? – спросил Сергей Корнеевич.

– С такими материалами я ознакомился, – сказал Иван Савельевич, – и кое-что мне удалось выписать. Он достал из папки исписанный стандартный лист бумаги и протянул его своему коллеге. На листе бумаги аккуратным каллиграфическим почерком было написано:

– Диалог между прокурором Вышинским А.Я. и подсудимым Ягодой:

«Вышинский (обращаясь к подсудимому): Следовательно, вы совершили прямую государственную измену?

Ягода: Да!

Вышинский: Скажите, предатель и изменник Ягода, неужели во всей вашей гнусной и предательской деятельности вы не испытывали никогда ни малейшего сожаления, ни малейшего раскаяния? И сейчас, когда вы отвечаете перед пролетарским судом за все ваши подлые преступления вы не испытываете ни малейшего сожаления о сделанном вами?

Ягода: Да, сожалею, очень сожалею о сделанном …

Вышинский: Внимание, товарищи судьи! Предатель и изменник Ягода сожалеет! О чём вы очень сожалеете, шпион и преступник Ягода?

Ягода: Очень сожалею о том, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял!»

В прошении о помиловании Ягода писал:

«Вина моя перед родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умереть. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь ...».

Это прошение было отклонено, и 15 марта 1938 года приговор к расстрелу был приведён в исполнение в подвале большого дома на Лубянке, в котором осуждённый преступник Ягода совсем недавно был полновластным хозяином, по воле которого лишалось жизни множество безвинных жертв большевицкого режима.

Прочитав эти сохранившиеся архивные записи, Сергей Корнеевич, глубоко вздохнув, сказал:

– Теперь хорошо известно, что с расстрелом преступника Ягоды не была остановлена кровавая репрессивная машина.

Иван Савельевич, не дожидаясь дальнейшего рассказа своего собеседника, продолжил:

– Сталинская карательная машина не только не остановилась, но существенно прибавила свои обороты при Николае Ежове, сменившего Ягоду. О нём и его кровавых подвигов я многое узнал из архивных материалов.

– Мне бы хотелось знать об этом.

– Николай Ежов родился 1895 году в семье земского служаки. Имея незаконченное начальное образование, он стремительно поднимался по кровавой партийной лестнице, достигнув вершины властной пирамиды карательных органов – высоких чиновничьих постов народного комиссара внутренних дел СССР и генерального комиссара госбезопасности. Ему, как и его предшественнику Ягоде, подчинялись милиция, органы безопасности и другие служебные органы. Занимая высокие карательные посты в 1936–1938 годах, Ежов «прославился» как один из главных организаторов и исполнителей сталинских репрессий. Его преступные действия в этот трагический период отечественной истории позднее был назван «ежовщиной». Он прилагал все усилия, чтобы гигантская репрессивная махина не обошла стороной ни одну семью, ни один крестьянский двор, захватывая всё новые и новые жертвы. Для этого без всяких оснований арестовывались граждане, подозреваемые в «антисоветской деятельности», производились массовые аресты по социальному и национальному признакам и крупномасштабные «чистки» самой большевицкой партии. Наряду с этими карательными операциями, беспрецедентными по своим огромным масштабам, массовой «чистке» подвергались и сами органы безопасности с целью освобождения их от сообщников преступника Ягоды. Для ускорения рассмотрения великого множества уголовных дел широко использовалась внесудебная карательная практика. В ходе следствий нередко применялись избиения и жестокие пытки, в которых принимал непосредственное участие Ежов, самый главный каратель и палач. По прямому приказу Ежова в 1937–1938 годах было репрессировано свыше 1,5 миллионов граждан, более половины которых были расстреляны. Этот отьвленный палач не пощадил даже свою жену Ежову Е.С., организовав её убийство за то, что она якобы могла разоблачить его преступления. При нём были расстреляны бывшие члены политбюро и многие другие высокие партийные чиновники. В своём рабочем кабинете он хранил пули, извлеченные из трупов расстрелянных Зиновьева, Каменева и других известных партийцев. При Ежове значительно расширилась сеть лагерей и тюрем, которые подчинялись ГУЛАГу – главному управлению лагерей и мест заключения – подразделению НКВД, МВД и Министерства юстиции СССР. В течение нескольких десятилетий, начиная со второй половины тридцатых годов и кончая шестидесятыми годами, суровое жестокое испытание ГУЛАГом прошли десятки миллионов безвинных граждан. После выхода в свет книги А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» (1973), в которой автор с высоким художественным мастерством показал хорошо отлаженную систему массовых репрессий и вопиющий произвол в Советском государстве, понятие «ГУЛАГ» стало своеобразным символом лагерей и тюрем, символом тоталитарного режима советской власти.

Оба собеседника погрузились в свои грустные мысли. Они представляли, каких гигантских масштабов достигли карательные операции, охватившие все слои населения, среди которых по числу жертв первое место занимали крестьяне, вынужденные кормить хлебом, добываемым своими мозолистыми руками, многомиллионную армию бездельников-партийцев и жестоких карателей и палачей.

После непродолжительного молчания продолжил Сергей Корнеевич:

– На первый взгляд может показаться, что Ежов, подчиняясь воле своего «гениального покровителя», «отца всех народов», из рабочего кабинета которого он почти не вылезал, мог вполне избежать ареста с последующей казней?

– Избежать наказания этот отъявленный преступник никак не мог – всякое покровительство сразу же исчезло, как только над самим покровителем начинали сгущаться чёрные тучи и маячить угроза потери нераздельного единовластия.

– В чём же обвинили верного служаку Ежова, совершавшего свои кровавые дела по отмашке сверху? – спросил Сергей Корнеевич.

– В апреле 1939 года Ежов был арестован при участии Берия и Маленкова по обвинению в попытке государственного переворота и подготовке террористических кадров. Кроме того, обвинили его и в мужеложстве. На следствии и суде он отвергал свои обвинения и признавал единственную свою ошибку в том, что «мало чистил» органы безопасности. Он во всеуслышание заявил: «Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина в том, что мало их почистил». В феврале 1940 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Николая Ежова к исключительной мере наказания – расстрелу. Когда вели его на расстрел, он пел «интернационал». Прошли десятилетия, в годы перестройки приёмная дочь Ежовых Наталья добивалась реабилитации своего отца. Однако такая попытка оказалась безуспешной – Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в 1998 году признала Николая Ежова не подлежащим реабилитации.

– С расстрелом Ежова репрессивная сталинская машина не остановилась, а прибавила обороты при его преемнике Берии, который вошёл в историю как один из главных организаторов и исполнителей сталинских репрессий. Что можно сказать про этого внесудебного карателя и верного соратника «вождя всех народов»?

– Берия родился в 1899 году в грузинской крестьянской семье. Его настоящая фамилия, имя и отчество – Бериа Лавренти Павлес. Способностей и прилежания будущего карателя и палача хватила лишь на то, чтобы закончить всего три курса института. Однако партийная лестница очень быстро поднимала этого полуобразованного карьериста до самых высоких вершин карательной власти: в 1938 году его назначили наркомом внутренних дел, в 1941 году – генеральным комиссаром госбезопасности, затем – заместителем председателя Совета Министров СССР (1941–1946), а потом – членом Политбюро ЦК (1946–1953).

– В чем же заключалась репрессивная деятельность Берии, долгие годы входившего в самое ближайшее окружение Сталина? – спросил Сергей Корнеевич.

– В середине 1930-х годов он руководил массовыми репрессиями партийного и советского аппарата и разных представителей интеллигенции. В архивах сохранились многочисленные свидетельства о его личном участии в допросах с рукоприкладством и жестокими пытками арестованных. Так, известному грузинскому композитору и дирижёру Микиладзе он проколол уши, а в ходе допроса в своём кабинете застрелил секретаря компартии Армении Хаджаняна. Полномочия особого совещания при НКВД, выносившего внесудебные приговоры, были существенно расширены, и официально представлялось право следователям применять пытки. В 1939–1940 годах производилась массовая депортация населения из западных областей Белоруссии, Украины и Прибалтики, а в Катыни под Смоленском были расстреляны польские офицеры и солдаты. В 1943–1944 годах были выселены чеченцы и ингуши, карачаевцы и балкары, калмыки и крымские татары, месхетинские турки и курды. На строительстве многочисленных оборонных объектов, включая закрытые предприятия по разработке ракетно-ядерного оружия, использовался рабский труд десятков миллионов заключённых, в том числе выдающихся учёных, имена которых потом стали известны всему миру.

После смерти Сталина Берия официально пригласил к себе известного писателя Константина Симонова и показал ему расстрельные списки с подписями Сталина и других членов ЦК партии.

В июне 1953 года Берия был арестован по обвинению в шпионаже и заговоре с целью захвата власти. Кроме того, ему вменялось в вину то, что он совратил около 200 женщин. В декабре того же года Следственное присутствие Верховного Суда СССР приговорило Берию к расстрелу, и приговор был исполнен на следующий день в бункере штаба Московского военного округа. По собственной инициативе первый выстрел сделал генерал-полковник Батицкий, будущий маршал Советского Союза. Позднее были осуждены и расстреляны или приговорены к длительным срокам заключения многие члены «банды Берии», а затем был развенчан культ личности Сталина и его истлевающий прах вынесен из мавзолея. В общественном сознании Берия до сих пор остаётся символом зла, тирании и жестокого насилия. Его сын Серго долгое время добивался моральной (не претендуя на полную) реабилитации отца. Однако в 2002 году Берия, как организатор политических репрессий, был признан не подлежащим реабилитации.

С течением времени репрессивное машина постепенно сбавляла обороты, и через несколько десятилетий тоталитарная империя, возведённая на зыбкой трясине ненависти и вражды, развалилась. Насильно внедрённая социальная система, не скреплённая духовно-нравственным единением, рухнула, погребая под собой многие миллионы безвинных людей, расстрелянных, сосланных и заключённых в тюрьмы, и спустя десятилетия все они были реабилитированы, что и доказывает их невиновность и вину тех, кто прямо или косвенно совершал преступления против русского и братского народов.

После непродолжительной паузы продолжил Сергей Корнеевич:

– Сегодня многим понятно, что все верховные преступники свои кровавые дела совершали под «мудрым руководством» сначала «вождя мирового пролетариата», а потом и «гениального вождя, который всё мог», подолгу засиживаясь в их кремлёвских кабинетах, о чем свидетельствуют записи в журналах посещений. Занимая самые высокие чиновничьи посты в карательных органах в разное время они орудовали вместе и раздельно, согласованно и продавая друг друга. Это были разные люди по характеру, складу ума и уровню образования, но всех их объединяла безбожная безнравственная мораль, которая не спасала их от страшных кровавых преступлений. Не здравомыслие и не разум, а чудовищное безумие верховодило преступниками, жестокими карателями и палачами, оказавшимися на самой вершине репрессивной кровавой пирамиды. Не любовь к ближнему своему, не сострадание и не милосердие направляли их на добрые дела, а демон ненависти и зла опускал их на окровавленное дно человеческого бытия. Пленённые дьяволом властолюбия, они стремительно поднимались по кровавой карьерной лестнице, достигая самых высоких властных полномочий. Их больные сердца подтачивал ненасытный червь тщеславия. При жизни в их «честь» возводили огромные памятники-истуканы и называли многочисленные города, улицы, посёлки, сёла и пароходы. Их отвратительные омерзительные портреты развешивались во всех многолюдных местах и не сходили со страниц газет, центральных и местных. Их гнусные поступки восхвалялись по радио, в кинофильмах и в литературе. Они получали самые высокие советские награды, премии и почётные звания. Всё это означает, что они шли «единственно верным» путём, начертанном безбожными большевистскими и партийными вожаками, возглавляемыми «гениальными вождями». Отрицая духовно-нравственные ценности и освобождаясь полностью от совести, все кровавые партийные властители разных мастей и знать не хотели, что их «единственно верный» путь – прямая дорога не к спасению русского и братских народов, а к их неизбежному мучительному вымиранию.

Библиографические ссылки

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Карпенков Степан Харланович

К ГРЯДУЩЕЙ 100-ЛЕТНЕЙ ГОДОВЩИНЕ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ КАТАСТРОФЫ

Заявление русской патриотической общественности
 

ОТКРЫТО ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ


Возврат к списку


    
Система электронных платежей