Елена Семёнова. ЗАЩИТНИК. Пьеса в 14 сценах

12.02.2017

Елена Семёнова. ЗАЩИТНИК. Пьеса в 14 сценах

http://cs7010.vk.me/c7006/v7006151/16ed4/AtiHvbxQeBQ.jpg

ЗАЩИТНИК

Пьеса в 14 сценах

Действующие лица

Георгий – доброволец, в прошлом участник нескольких войн

Агата – хирург, первая любовь Георгия

Павел – бывший муж Агаты, боец ВСУ

Санька – 17-летний ополченец, младший сын Агаты и Павла

Сёмка – солдат ВСУ, старший сын Агаты и Павла

Ася – девушка Саньки

Лариса – младшая сестра Аси

Батя – командир Ополчения

Трувор – боец Ополчения

Рябой – каратель

Ворон – каратель

Филин – сотрудник МГБ

Сцена 1.

Камера МГБ. Георгий сидит на нарах. Рядом, на стуле – Филин.

Филин

Вот, друг, как свидеться пришлось!

Георгий

Друзей по сторону другую

Ищи. А я своей душой,

Тебе известно, не торгую.

Филин

Ты, видно, думаешь, язык

Тебя до Киева – с победой?

А он, зараза, напрямик

Привёл ко мне тебя и предал!

Молчанье – золото! Учись!

Георгий

Так я за золотом не гнался.

С меня и взять-то что? Лишь жизнь.

И за неё я не цеплялся.

Я здесь за совесть воевал,

А не за цацки да коврижки!

Крестов чужих не надевал,

Чужих пайков не лопал тишком…

Знай, всякий стоит человек

Лишь цену собственного слова.

И за своё держать ответ

И здесь, и там

(кивает на небо)

всегда готов я.

Филин

(зло)

Ответишь! Здесь! Ты идиот!

Ты до сих пор ещё не понял?

Здесь не четырнадцатый год!

Ваш флаг забыт и похоронен!

Георгий

Похоронить возможно нас.

А флаг вовеки будет реять!

И не забудется идея,

Ей невозможно дать приказ!

Она пойдёт от сердца к сердцу,

И поколенье перейдёт,

Соединит единоверцев

И, словно меч, опять блеснёт!

Филин

Мечты мостят дорогу в ад.

Скажи, на чёрта ты вернулся?

Ведь знал, что нет пути назад!

Опять химерой обманулся?

Иль время вспять поворотить

Решил своим дурацким словом?

Тебе порядков не сменить.

Они… хотя и бестолковы,

Зато отлажены теперь!

Не проскользнёшь и не проскочишь…

Георгий

Я не скользил, а просто в дверь

Вошёл.

Филин

Какого же ты хочешь?

Георгий

Когда-то, помнишь, мы вдвоём

Один окоп с тобой делили.

И общий враг нас крыл огнём…

Филин

Оставь поросшие мхом были!

Георгий

И чин носили мы один.

Солдаты. Ныне всё иначе…

Ты тыла важный командир.

А я…

Филин

Как был – солдат удачи!

Георгий

Солдат России. Невелик

Тот чин. Да выше мне не надо.

И пусть удачи синий блик

Едва ль вдали сулит отраду,

Не манит россыпью наград,

А пулей лишь меня коснулся,

Я оттого сюда вернулся,

Что я моей страны солдат.

Сцена 2.

Расположение Ополчения. Лето 2014-го. Георгий заряжает автомат. Где-то бахает.

Георгий

(прислушиваясь)

Сегодня началась война…

Батя

(входя вместе с Санькой)

Да, началась. Но не сегодня!

Когда скакал весь выгон скотный,

Орала драная шпана:

Геть москалей да кулю в лоб!

Санька

Теперь найдут они здесь гроб!

Батя

(хмуро)

Ты не поймай ту кулю сам!

Юришь башкой в любое пекло.

Оставь-ка это дело нам.

Войны достанет и на век твой.

Санька

Зачем же ждать до седины

Мне той обещанной войны,

Когда теперь она зовёт

И дома спать мне не даёт?

Э, нет! Я выродкам-укропам

Хвост сам желаю накрутить!

За их поганую Европу

Детей уж стали хоронить!

Я, бать, до смерти не забуду

Девчушки той трёх лет в гробу…

Батя

Маришкой звали. Да, в зобу

Спирает что-то…

Санька

Им, поскудам,

Плевать, кого из нас убить!

В воскресный день во время службы –

Прилёт!

Георгий

И оборвалась нить

Невыразимо равнодушно…

Санька

Сегодня, кстати, девять дней.

Батя

И ты у нас уже неделю.

Стрелять хотя бы ты умей!

Санька

Я научусь!

Батя

Молчи уж, зелень!

Покуда будешь состоять

(кивает на Георгия)

В распоряженье… Слышь, Егорыч?

Тебе-то прежде воевать

Случалось?

Георгий

Так… В иные поры…

Батя

Афган?

Георгий

Чечня. Стрелял… Писал…

Раз с неба падал с вертолётом.

Другой – атаку отбивал.

Убит был раз. Воскрес трёхсотым.

А в общем так… Не воевал…

Что до начал, то не майданом

Открыт усобице отсчёт.

Уж сколько лет пылают раны,

Разорван на части народ!

То там, то здесь кровит и алчет

Всё новых душ, всё новых жертв.

По ним у нас никто не плачет.

Зарыли и как будто нет…

Но кровью пламя не потушишь.

Она ему что керосин.

И, вот, опять сгорают души,

Чтоб мир вернулся на Руси.

Вновь правда прячется в межстрочьях,

Боясь догляда подлеца.

Начала дата - есть. Конца –

Сокрыта рябью многоточий.

Батя

Межстрочья ты другим оставь.

А сам пиши как есть, по правде.

Пиши о славном и о смрадном

И сохрани живую явь.

Да, вот, за малым присмотри.

Санька

Ну, это кто за кем присмотрит!

Батя

(качая головой)

Прищучат дурня…

Санька

Вот, ободрил!

Сам дам свидомым прикурить!

Батя

Егорыч, на тебя надежда!

Я в штаб!

(уходит)

Санька

А где мой автомат?

Георгий

Получишь, если брат наш Леший

Трофеями пополнит склад.

Сцена 3.

Камера МГБ. Георгий и Филин

Георгий

Увы! Надежд не оправдал.

И тот юнец мне был хранитель.

В делах горячих поспевал

Я с прежней юношеской прытью,

А он – за мною по пятам!

Ни пуль, ни взрывов не боится.

Всегда вперёд! В мои лета

Пора бы уж угомониться…

Но нет! Манит меня война,

Её набата голос звучный…

А если ищешь ты рожна,

Его однажды и получишь.

Был бой. Шли вражеские танки.

У нас «калаш» да… ППШ.

Ещё б музейную тачанку…

Зато ведь с Господом в душе!

Смерть не страшна в разгар сраженья.

Её угрюмое лицо

Пугает хладным отраженьем

В глазах поверженных бойцов.

И мне бы их число пополнить

В тот адский день. Я помню взрыв,

Кровь на расколотой иконе

И голоса: «Егорыч, жив?!»

Я лишь мычал, не чуя силы.

Хотя б рукой пошевелить!

Так и повеяло могилой.

Но Санька верил: «Будешь жить!

Ты помирать забудь, Егорыч!

И не таких спасала мать!

Сейчас свезу скорее скорой

Тебя! Не вздумай помирать!»

Спасала мать… В бреду я видел

Мать с древних храмовых икон…

И Санька – ангел мой хранитель

Меня из ада вынес вон.

Я больше ничего не слышал.

Я был без малости убит.

Но образ Матери Всевышней

И ныне предо мной стоит.

Сцена 4.

Столовая Ополчения. Ася стряпает. Появляется Санька с медалью на груди.

Ася

Ишь ты! Уже вся грудь в медалях!

Санька

Погодь! Вот, буду генерал!

Представь-ка, Ась!

Ася

Не представляю!

Мальчишка ты!

Санька

(обхватив её за талию)

Зато удал!

Уже и Батя мной доволен,

Не дразнит зеленью теперь!

С Егорычем по пуду соли

Мы съели, так что уж поверь:

Судьба моя – быть генералом!

Ася

(освобождаясь от объятий)

Балда! Ведь сколько же войне

Идти, чтоб ты дошёл до чина!

А я мечтой о мирном дне

Живу…

Санька

(махнув рукой)

Девчонка! Я мужчина.

Мужчина должен воевать.

Ася

Построить дом, а после сына

Мужчиной тоже воспитать.

Санька

А я не против, между прочим.

Мне девятнадцатый пошёл.

Пора бы и подумать, точно…

Ася

Ты только думай хорошо!

Санька

(посерьёзнев)

А я подумал, ты же знаешь.

Но всё-то крутишь да язвишь.

Соперника, что ль, поджидаешь?

Так и скажи. Чего молчишь?

Ася

Трепло ты! Хоть бы и с медалью!

Нашёлся тоже мне, жених!

Санька

А чем же плох? Остёр и лих!

Со мной жить будешь без печали!

Ася

Где жить-то?

Санька

Это мы решим!

Ответь лишь главное: согласна?

(обнимает и целует её)

Ася

Да погоди, не тормоши!

Санька

А за каким годить напрасно?

Война годилкам не сестра.

У нас здесь быстрота и натиск!

Так говорит всегда наш Батя.

А сроки на войне – «вчера».

Ведь завтра… Завтра всё бывает…

Ася

Я, может, завтра и боюсь…

Санька

Опять при жизни помираем?

Мы живы, Асенька! Не трусь!

Ася

Хороший ты, весёлый… Может,

Ты прав, и надо просто жить,

Не слушая того, что гложет,

Мечтать, смеяться…

Санька

И любить…

В этот момент раздаются бахи. Начинается обстрел.

Санька

Скорей в подвал!

Ася

Нет! Там Лариска!

(порывается бежать)

Санька

(удерживая её)

Куда ты, дура! Марш в подвал!

За нею сбегаю я быстро!

Ася

Да ведь стреляют!

Санька

Не видал

Обстрелов я укропских, что ли?

Сиди, жена, и жди меня!

(заталкивает Асю в убежище, грозит в небо кулаком)

Ух я бы вам, моя бы воля…

В такой момент такого дня!

(убегает)

Сцена 5.

Туман. Сквозь него, шатаясь, идёт Лариса.

Лариса

Чёрный остов… Крест поверженный…

Купола, как решето…

Неужели мы отвержены?

Светлый Боженька, за что?..

Мы же вовсе не безродные…

Мать-Россия, мы твои!

Над расстрелянным угодником

Ночью пели соловьи…

Соловьи… Вы колыбельную

Спойте всем, кто не придёт…

Жизнь бродила неудельная

Да попала в обмолот…

В огороде грядки свежие…

А на грядках – по кресту…

Неужели мы отвержены?

В эту боль и пустоту?!

Всё раздроблено, расколото.

И зачем-то снится дом…

Призрак сожженного города…

И родные лица в нём…

Ничего здесь не оставлено…

Ни души и ни угла…

Жизнь, как церковь, обезглавлена,

Также выжжена дотла.

Если б жить совсем без памяти…

Чтоб ни лиц, ни голосов…

Небеса, ну что ж вы маните?

Заберите под свой кров!

Вы одни теперь приветливы,

Хоть и вам не слышен стон…

Мать-Россия, что ж промедлила?

Светлый Боженька, за что?

Сцена 6.

Госпиталь. Раненый Георгий полусидит на кровати. С краю сидит Агата.

Георгий

А я подумал: в рай попал

И вижу Деву Пресвятую…

Агата

Ты бредил…

Георгий

Просто я узнал…

Знакомую, мне дорогую…

Которой я стихи писал…

Агата

Которая их сохранила…

Георгий

С которой я так встречи ждал…

Которая меня любила…

Агата

Любила. Только предала.

Жизнь ждать тогда не научила.

Девчонка глупая была…

Георгий

Меня ты вскорости забыла…

Агата

А ты?

Георгий

А я не забывал.

Но как ты здесь? Ведь Пашка в Киев

Тебя увёз. И я слыхал,

Что начал там дела большие.

Агата

Мы развелись уже давно.

Меня здесь тётка приютила.

Я сына младшего растила

И привыкала быть одной.

Ошибок высока цена.

И жизни оплатить не хватит.

Теперь так дёшева она,

Когда враги друг другу братья.

Георгий

Не ждал я встречи…

Агата

Я ждала.

Ведь ты – защитник. Вечный воин…

Ты не остался бы спокоен,

Когда здесь всё горит от зла.

Не поспешить, не защитить,

С пращой не броситься в атаку…

Собой бы перестал ты быть,

Коль не ввязался б в эту драку.

Георгий

Меня ты знаешь хорошо.

Агата

Я жизни у тебя училась,

Когда мой муж к другой ушёл,

И с ним я навсегда просилась…

Ты говорил, что первый грех

Обидеть тех, кто нас слабее.

Ведь тот, кто слаб, мишень для всех…

Кто злей, бесчестней и наглее.

Я тоже стала защищать.

Так не хватает в мире этом

Добра, умения прощать,

Дарить другим хоть каплю света…

Георгий

Мрак сеять проще, ты права.

Зачем ты мне не написала?

Агата

Предать, а, чуть беда, позвать?

Я совести не потеряла.

Георгий

И гордости…

Агата

Возможно, так.

Я не могла тогда иначе.

И я не думала никак,

Что для тебя хоть что-то значу…

Я предала…

Георгий

А я простил.

Ведь я всю жизнь тебя любил.

Агата

(дрогнувшим голосом)

Таким я Саню воспитала…

Защитником…

Георгий

Он спас меня!

Агата

Он в пятом классе из огня

Котёнка вынес… Я мечтала,

Чтоб на тебя он был похож…

Георгий

Он настоящим стал солдатом!

Агата

Он был… И вот моя расплата.

Он был… И вот мне в сердце нож…

Георгий

(приподнимаясь)

Да что стряслось?!

Агата

(резко встаёт)

Убили Саню.

Прилёт… Он девочку собой

Накрыл… Осколками изранен,

Он был… он был ещё живой…

Шепнул: «Царапина, прости…

Задело чуть…» И я кивала

Сквозь слёзы. Стольких я спасала!

А сына не смогла спасти!

(закрывает лицо руками)

Сцена 7.

Позиции ВСУ. Сёмка, Рябой и Ворон греются у костра.

Ворон

А говорили, дембель скоро…

Сёмка

Мой пролетел ещё весной.

С проклятой этою войной…

Я уж домой собрался, Ворон…

Меня там Гала ждёт-пождёт.

Рябой

(с ухмылкой)

Пусть ждёт! Кого-нибудь дождётся.

Тебя убьют, другой придёт –

Уж с кем-нибудь перепихнётся.

Сёмка

(вскакивая)

Ты, Ряба, конченный дебил!

Ворон

(с гоготом)

Он от рождения контужен!

Рябой

Я восемь сепаров убил!

И всех убью, кто гадам дружен!

Ворон

А я при чём? Из Ровно я.

И даже бабушка моя!

Рябой

(Сёмке, подняв палец)

А ты не хочешь воевать!

Не хочешь нашу Украину

От колорадов защищать!

Ворон

(гримасничая)

Ну, буде! Що ти за людина…

Сёмка

Да, не хочу! И я устал

От грязи, крови и от злобы!

Живём от гроба и до гроба,

Счёт потеряли уж крестам…

И здесь, и там! А ведь вчера

Мы все одним народом были!

Каким нас ядом опоили?!

Бандеровцы и сепара…

Мы люди! Братья! Что ж мы делим?

Зачем я должен убивать?!

Зачем неделя за неделей

Башку я должен подставлять?!

Зачем я должен ненавидеть?!

Кого?! Нет, мы сошли с ума…

И некому «остановитесь»

Сказать… И всё кругом обман…

Рябой

(взяв автомат)

Ты сепар… Сепары нелюди…

Мы вас сотрём с лица земли.

Всех… Всех… А с самками поблудим

И тоже кончим…

Ворон

(с нервным смешком)

Шизик, блин…

Ты б, Ряба, этого-того.

Прилёг, покуда не стреляют.

А лучше бы в медчасть…

Рябой

Чего?

Ворон

Нет, ничего! Я так, болтаю,

С собой…

Рябой

Заткнись.

Ворон

Уже молчу.

Горилки, хлопцы, не осталось?

Сейчас бы тяпнуть бы хоть малость…

А то во сне уже кричу…

Мне знаете что, хлопцы, снится?

Котёл! Пальба и мертвяки…

В кустах пытаюсь схорониться…

Ору… И не видать ни зги…

Всё дым, и сепары в нём шарят…

Рябой

В аду их будут черти жарить…

А мы изжарим на земле,

Как в мае-месяце!

Сёмка

Утырок…

Рябой

Чего ты вякнул?! Пожалел

Врагов?! С врагами хочешь мира?!

А, может, там твоя родня?!

Сёмка

Да, мать и брат там у меня!

И в них стрелять я не желаю,

Пусть и не видел много лет!

Осточертел мне этот бред!

Ворон

(хватая Сёмку за рукав, с испугом)

Дурак! Ведь он же невменяем!

Рябой

(передёргивая затвор)

Сепаратюга… Так и знал!

Тебе Россия не поможет!

Ворон

(отскакивая в сторону)

Опомнись, Ряба, это свой же!

Рябой

(давая очередь по Сёмке)

Я москалей всегда стрелял!

Сёмка, скрючившись, падает.

Ворон

(приседая)

Убил… Блин, вот, тебе и Гала…

И дембель…

Рябой

Пасть не разевай.

Давай-ка живо закопай!

А вякнешь что-нибудь…

Ворон

Сбежал он!

Домой! Иль к матери! Почём

Мне знать? Был пьян… Ни сном, ни духом!

Рябой

(опуская автомат и кивая)

Вот так! Я вижу, ты учён.

Смотри! А то отрежу ухо!

Сцена 8.

Позиции ВСУ после боя. Батя, Георгий и Трувор осматривают их.

Батя

(говорит по телефону)

Ваш сын убит. Прости, отец,

Но мы его сюда не звали.

Ты тех, что на убой послали

Его, кляни!

Трувор

Какой трындец!

Они тут своего зарыли!

Как пса… Шакалы! Жрут своих!

Батя

(выключая телефон)

Схороним. В братскую могилу

Всех имяреков, чьих родных

Нельзя найти. Кто с документом,

Ищите семьи. Заберут

Пускай…

Трувор

А что решим о пленных?

Батя

А что о пленных? Пусть живут.

Кто ранен, в госпиталь. А к прочим

Иметь я буду разговор.

Трувор

По-моему, гуманны очень

Мы к этим пидоргам!

Батя

Трувор!

Мы русские. Они – такие ж.

Да только в бешенстве, в бреду.

И что же, раз они больные,

Пример с них брать? На поводу

Идти у гнусных кукловодов?

Увольте! Наша цель в другом.

Вернуть отколотых народу,

Укоренить их вновь в родном.

Мы стать должны для них примером!

В свою их веру обратить!

А для того нам нашу веру

Самим сперва должно хранить.

Месть ослеплённых безысходна –

Мы лишь друг друга истребим.

И не останется народа,

Что прежде был непобедим.

Тогда отпразднует победу

Над москалём и над хохлом.

Из наших черепов отведав

Вина ликующее Зло…

Врагов узнает только зрячий.

Слепцы друг друга будут рвать.

Преддверье мировой раскачки,

Где б Русь не встала уж на рать…

Трувор уходит

Георгий

Твоим словам нигде не рады.

Батя

Конечно, всем я супостат!

Враждебна всем лукавым Правда,

А я навек её солдат.

(хлопая Георгия по плечу)

Рад возвращенью твоему!

Не ждал и думал уж прощаться…

Как выжил ты, едва ль пойму.

Георгий

Привык я просто возвращаться.

Но многое переменилось

За эти месяцы.

Батя

Увы.

Вверх поднимается вся гнилость,

Под спуд стремясь загнать живых…

Живые нежити мешают!

И там, и здесь. Мешаю я…

Георгий

Я слышал, есть угроза…

Батя

(махнув рукой)

Знаю!

Предупреждён! Они в боях

Измордовать решили силы,

Начатки будущей России…

Призыв весенний – в обмолот.

Но нет, их номер не пройдёт!

Пусть я того и не увижу,

Но знаю: зубы о Донбасс

Они сломают! Жаль погибших

За всяк предательский приказ…

Но перемирий подлых жатва

С них тоже взыщется с лихвой.

Георгий

Как всё, однако, безотрадно…

Батя

Но всё же быть Руси Святой!

Скажи мне лучше, что Агата?

Георгий

Не знаю. Вывезен я был

В Ростов. Ещё не навестил

Её. Спешил проведать брата

И командира! И занять

Свой пост оставленный опять.

Батя

Хвалю. Но женщину проведай.

Она как ангел для бойцов.

Спасать людей – дар нынче редкий.

Любить – тем более… Свинцом

Сердца всё больше тяжелеют.

Георгий

Мне тяжело с ней говорить.

Одним мы целым были с нею

Давно… О том не позабыть.

Батя

Не забывай. Наоборот!

Восстанови, что было прежде!

Легко порвать… А, вот, прилежно

Зашить! Поди-ка сшей народ,

Что ныне надвое разорван…

Георгий

А двух людей соединить

Намного ль проще?

Батя

Коль любить,

Не поминать былые ссоры…

А впрочем – лучше знать тебе.

И ей. Я ваших душ не знаю.

И в человеческой судьбе

Советы мало означают.

Георгий

Я съезжу…

Батя

Вот и молодец.

Там наш лежит сейчас боец.

Проведаешь. А увольненье,

Когда не будет обостренья,

Получишь в среду. Ну, бывай!

Дел нынче непочатый край!

Сцена 9.

Кабинет Агаты. Лариса бродит взад-вперёд.

Лариса

Куда ушла с земли любовь?

На небеса рассветным дымом…

И только боль, и только кровь…

И жизнь, воздетая на дыбу…

Куда ушли с земли мечты?

Вослед за лебединой стаей.

Высоки, белы и чисты,

Как песни чаемого рая…

Как страшен, Господи, твой мир,

И как в нём холодно и пусто.

Всё беспощадней адский пир,

В котором Ты не будешь узнан,

А мы – для трапезы сырьё.

Ушли на небо херувимы.

Но с ними в воинство своё

Зачем забрал ты всех любимых?!

Без них растерзанная новь

Надеждой больше не искрится.

Куда ушла с земли любовь?

На небо… В Божие светлицы…

Георгий

(входя)

Но разве же она ушла?

Лариса

(в испуге отпрянув)

Уйдите! Слышите?! Уйдите!

Георгий

Не бойся, никакого зла

Не причиню тебе. Обидеть

Тебя я никому не дам.

Лариса

Уйдите! Я не верю вам!

Агата

(входит и бросается к Ларисе)

Родная, тише, успокойся.

Георгий – друг наш. Давний друг.

Пойди к Алёне и не бойся.

Лариса боком уходит.

Георгий

Серьёзный у неё недуг?

Агата

Она сестра Анастасии.

Её мой сын собой накрыл…

Контужена Лариса сильно.

Меня мой Санечка просил,

Чтоб я её не оставляла,

И я её к себе взяла.

Она была ещё мала,

Когда без матери осталась.

Они с сестрою с дедом жили.

Он умер года два назад.

Георгий

А Ася?

Агата

Асеньку убили.

Всё в тот же день… Попал снаряд

В столовую. Одновременно

Призвал их Бог и обвенчал

Уже на небе.

Георгий

Я не знал…

Агата

Нет ни души у Лары бедной.

И я теперь совсем одна.

Мне стала дочерью она.

Георгий

Её бы вывезти отсюда.

Как ей поправиться, когда

Вокруг лишь смерть, боль и беда?

Агата

Ты прав, поправиться здесь трудно.

Но ей нельзя и быть одной.

Ей – если ехать – то со мной…

А мне – как раненых оставить?

Вот, Бога лишь молю управить…

Георгий

Твой сын просил тебя о ней.

О ней и думать прежде надо.

Покой ей нужен и отрада.

Чтоб снова жить среди людей…

Ты нашим раненым парням

Нужна в России также будешь.

Остались связи у меня,

Бедой проверенные люди.

Они помогут вам.

Агата

Спешишь…

Здесь всей её семьи могилы.

Всех-всех, кого она любила.

Лариса этим дорожит.

Георгий

Она ещё ребёнок. Смертью

Нельзя всю жизнь ей очертить.

Начать с начала нужно жить.

Агата

Непросто в нашей круговерти…

Георгий

(сжимая её руки)

Непросто. Но возможно.

Агата

Ты…

Не изменился.

Георгий

Твердолобость,

Упрямство – нудные черты.

Но буду я таким до гроба.

Я Богу одному молюсь

И лишь одной Отчизне верен.

И женщине одной клянусь

В своей любви. Сквозь все потери

Я три святыни пронести

Сумел и впредь их не растрачу.

Агата

(отнимая руки и утирая глаза краем рукава)

Ты… удивительный. Прости.

Я слушаю тебя и плачу.

Довольно! Слишком много слёз…

Я о Ларисе думать буду.

Ты нам надежду с ней принёс

На то, что на земле есть чудо.

Георгий

Их много на земле, чудес.

Не все ушли под свод небес.

И ты подумай над ответом.

Я скоро вновь к тебе заеду.

Сцена 10.

Госпиталь. Раненый Павел с замотанной бинтами головой лежит на койке. Агата подходит к нему.

Павел

Так значит ты не приведенье…

Агата

И ты к несчастью, не мираж.

Зачем прикинулся, что наш?

Павел

Плен не внушает вдохновенья.

Агата

Едва признать тебя могла.

Павел

А что ж меня ты не сдала?

Ведь мы давно чужие люди!

Агата

Вот, пусть Господь тебя и судит.

Павел

А вас здесь не за что судить?

Агата

Как только сможешь ты ходить,

Пройди в соседнюю палату.

Там мальчик Лёня Инжеватов

Трёх лет лежит без ног… Без глаз…

И крик его стоит сейчас

В моих ушах! Похоронили

Отца. Того гляди сойдёт

С ума и мать. Дом разбомбили.

Был с вашей стороны прилёт.

А вы не видите сквозь шоры

Творимый вами ад!

Павел

А вы

Зато все святы и правы!

Агата

Весь мир притвор для оглашённых!

Но мне хотелось бы понять,

Как ты мог всё это принять?

Ведь ты умён и образован,

Не изувер и не злодей!

Ты никогда не ведал мовы!

Но убивать пошёл людей…

За что? За ридну Украину?

На москалей пошёл… москаль?

Павел

Я на войну пошёл за сына.

И мне убийц его не жаль!

Агата

(пошатнувшись)

Что ты сказал?..

Павел

Убили Сёмку.

Убили ваши! Не найти

Могилы даже. Похоронку

Как получил, решил идти

И мстить! И за него встать в строй!

А нынче был мой первый бой…

Агата

Несчастный…

Павел

Можешь сдать меня!

Иначе воевать продолжу

Я с вами и до смерти дня

Не успокоюсь!

Агата

Боже, Боже…

Павел

А что Сашко? Сепаратист?

Или ума тикать хватило?

До Путлостана? Эх, дебилы,

На что вы только повелись?

Расея! Пенсии! Халява!

Ну, жрите же её теперь!

И блюйте кровью… Мы управу

На вас найдём, уж ты поверь!

Агата

(едва слышно)

Наш Саня мёртв. Давно. Убит.

Прилёт… Ему глаза закрыла

Сама… В саду похоронила…

Погост снарядами разбит.

Он был всё время под обстрелом.

И хоронили мы родных

По огородам хат своих,

Коль сами хаты уцелели…

А Санечка солдатом был.

Людей спасал он и любил.

Погиб – спасая, не стреляя…

Павел

(потрясённо)

Но как же… Я не понимаю…

Агата

Мы платим нашими детьми

За разделение народа…

Чего хотели вы? Весь мир…

Его безумия свободу…

А мы предпочитали дом,

Наш общий дом, у нас отнятый.

Который обрекли на слом

С такой беспечностью когда-то…

Павел

Наш дом разрушен вами был.

Когда вы бросились в Россию…

Агата

Россия – дом. А ты забыл

О том. И нас забыть насильно

Пытались четверть века…

Павел

Бред!

Мы живы, а мальчишек нет…

Зачем тогда весь этот ад?

Во имя чьей счастливой доли?!

Агата

Теперь не обратишь назад

Костлявой страшные гастроли…

Прости. Мне трудно говорить.

А выдавать тебя… не стану.

Решай ты сам, как дальше жить.

А мне лечить осталось раны…

(быстро уходит)

Сцена 11.

Павел с трудом поднимается, медленно идёт по палате, судорожно сдавливая рукой горло.

Голос Ларисы

Убийца…

Павел

(задыхаясь)

Я не убивал!

Мы были с Соней на майдане.

С народом… А народ устал

От воровства продажной рвани!

Мы все устали… Довели

Нас до несчастного бунтарства!

Кияне, Штаты, москали –

Со всех сторон одно коварство!

О, будьте прокляты все вы!

По обе стороны навеки!

Но если б не рука Москвы…

Не Крым зелёных человеков…

Голос Ларисы

Убийца!

Павел

Я не убивал!

Там обезноженный ребёнок…

Не я, не я в него стрелял!

Я не садист и не поддонок!

И бабу ту без головы

Не я накрыл смертельным Градом.

Небось, прислали из Москвы

Те вероломные снаряды!

В земле уснули сыновья…

И брат стрелял, быть может, в брата.

Сашка ребёнком помню я.

Сбежал с ним сюда Агата,

Простить мне Соньку не могла.

Но я не отдал ей Семёна!

Семью порвали пополам,

Мы расставаясь по закону…

Голос Ларисы

Убийца!

Павел

Я не убивал…

Не убивал! Я не виновен…

Я лучшей жизни лишь желал,

А не пролитья чьей-то крови!

Но только кровь в глазах стоит.

И лица, лица, лица, лица!..

Мальчонка тот, что был убит…

Не наводил я гаубицу!

Не наводил и не стрелял!

И крови нет на мне! Ты слышишь?!

Я никого не убивал!

Я эту бойню ненавижу!

(стискивает голову руками)

Прочь, прочь из глаз, из головы…

Замолкни ты, проклятый голос!

Ах, если б не рука Москвы!

Не этот ненасытный колосс!

Уйдите… Больше не могу!

Молчи, проклятая! Мне больно…

Не повторяй! Я вновь солгу!

Голос Ларисы

Убийца!

Павел

Чёрт с тобой! Довольно!

(падает навзничь)

Сцена 12.

Кладбище. У свежей могилы Георгий и Агата.

Агата

Ну, вот, похоронила мужа…

Перенесу и Санин прах

Сюда… А Сенечку…

Георгий

Послушай…

Агата

Скажи, ведь разве был он враг?..

Что с нами стало? Я жестока

Была с ним.

Георгий

Что ещё за чушь!

Агата

В больнице оглашёных душ

Нельзя казнить казнённых роком…

Ведь он уже был не в себе!

А я ему наговорила

Тяжёлых слов и осудила.

Георгий

И в чём же каяться тебе?

Ты выдавать его не стала,

Лечила…

Агата

А затем сломала.

Добила словом. Не смогла

Найти я жалости…

Георгий

Ещё бы!

Он в жизни много сделал зла.

Агата

Но перенять нельзя нам злобу.

Самоубийцу не отпеть,

Не отмолить… А это страшно.

Георгий

Тебе он дорог был?

Агата

Он Саши

И Сени был отцом.

Георгий

Ответь,

Со мной в Россию ты поедешь?

Агата

Быть может, но не торопись.

Георгий

Я буду ждать, что ты ответишь,

Пока не оборвётся жизнь.

Я ждал почти что четверть века.

Коль надо, столько ж подожду.

Полуубитым иль калекой –

Зови, я всё равно приду.

Трувор

(бежит, спотыкаясь)

Егорыч! Брат! Беда! Беда!

Георгий

Что там стряслось?

Трувор

Убили Батю!

Взорвали на пути сюда…

Звонили только что…

Георгий

(падая на колени и ударяя кулаками о землю)

Заплатят

Теперь за эту кровь они!

Врагу завещано прощенье,

Но не иудам… Им отмщенье!

Трувор

Егорыч, ты охолони.

Не то и сам пополнишь список…

Георгий

Я сир, мне нечего терять.

Я не позволю этим крысам

Героев память осквернять.

Пусть знают все их преступленья,

Они не смогут их сокрыть.

Их участь – вечное презренье.

Из поколенья в поколенье

Их будут, как иуд, клеймить.

А наше дело будет жить!

Агата

Какое горе, Боже правый!

Но что, скажи, задумал ты?

Георгий

(поднимаясь)

Исполнить долг. Во имя…

(помолчав)

…правды.

И памяти…

Агата

(опустив руки ему на плечи, с тревогой)

Прошу, остынь!

Георгий

Остыл. До холода стального.

Теперь не бойся и прощай.

Я возвращусь, даю в том слово.

А ты… дождаться обещай!

Агата безмолвно кивает.

Георгий целует её в щёку и уходит вместе с Трувором.

Агата

(крестя его вслед, негромко)

Я мысленно крещу вас вслед

И говорю: «Храни вас Бог!»

Средь тысяч зол и сотен бед,

На перекрестьях всех дорог.

Потёмщикам больной страны

Как ладан демонам – герой.

Опасней мир подчас войны

Своей бессовестной игрой.

В нём всё – не так, в нём все – не те.

Рулетку вертит Антипод.

Светильник ярок в темноте.

И потому так алчут под

Спуд убрать его, чтоб взор

Привыкших к мраку не успел

Прозреть. При свете явен Вор

И Самозванец. От плевел

Так просто отделить зерно.

Измена Чести не простит.

Отмщенья жаждою полно,

Ужаленное Зло кипит.

Пусть Богородицы Покров

В гонениях, в битве ль огневой

И от «друзей», и от врагов

Надёжной будет вам стеной.

Средь всех измен и всех тревог,

Когда смешались явь и бред,

Я вновь молюсь: «Храни вас Бог!» -

И мысленно крещу вас вслед…

Сцена 13.

Камера МГБ. Георгий и Филин.

Филин

Ты к ней вернулся…

Георгий

Нет, к себе.

Филин

Задал ты здесь большого звона.

Да только попусту. Законы

Менять уж точно не тебе.

В кого ты метил, все на месте,

На обличения плюют.

А ты на нарах… Мне о чести

Втираешь.

Георгий

Есть инакий суд.

Филин

Избавь от проповеди глупой!

В Россию уезжал зачем,

Коль не боялся ты стать трупом?

Георгий

По делу. Не от сволочей

Бежал.

Филин

А зря!

Георгий

Мне надоела

Беседа наша ни о чём.

Ты приговор бы уж прочёл.

Два месяца томишь без дела…

Филин

Ты был бы мёртв, когда б не я.

Теперь здесь новые «забавы»

И позабыта жизнь твоя,

Коль не стяжаешь новой славы.

Георгий

А что за благородство вдруг?

Филин

Ты всё же спас мне жизнь когда-то.

Считай, что то моя оплата.

Бесплатных не люблю услуг.

Георгий

Так, значит, помнишь…

Филин

Я склерозом

Пока ещё не заболел.

Но, вот, на жизнь мы смотрим розно.

Тебя печальный ждёт удел.

Ты можешь быть теперь свободен.

Но дружеский тебе совет:

Во-избежанье новых бед

Езжай домой. При непогоде

Не стану вновь я помогать.

Мой долг оплачен. Будет ждать

Тебя машина до границы.

Теперь же рад с тобой проститься!

Георгий

Прощай и ты!

Филин уходит

Георгий

(поднявшись с нар, задумчиво)

Хорош капкан.

Запишешь без вести пропавшим.

Но где не пропадала наша…

Найдётся «глупость» на обман!

Сцена 14.

Кабинет Агаты. Агата сидит на диване, обняв Ларису.

Лариса

Агата, без вести пропал –

Ещё не умер…

Агата

(глотая слёзы)

Он вернётся.

Вернётся, как и обещал.

Мы ждать должны. Должны бороться…

Лариса

А если сил бороться нет?

Агата

За мороком придёт рассвет.

Лариса

Придёт ли?

Агата

Дочь, закон природы

Никто не властен отменить.

Пройдут расплавленные годы,

И захотим мы снова жить.

Ты перестанешь тьмы бояться,

И вдохновлённая весной,

Опять научишься смеяться.

Прервётся плен кошмарных снов.

Мы вновь дома свои отстроим

И разобьём сады при них.

А не вернувшихся из боя

В сердцах навеки сохраним…

И не предаст и не обманет

Свет миром пахнущей весны…

И пригласит тебя на танец

Солдат, вернувшийся с войны.

Нас небо войнами карает

За оскудение любви,

Которой мы не понимаем,

Тщетой бездарной подавив.

Теперь, живя во власти рока,

В беспутстве окаянных дней,

Всё чаще вспоминаю строки

Из давней юности моей…

«Любите нас, пока мы живы,

Пока ища средь мрака свет

Мы рвёмся, надрывая жилы

Из перепутанных тенет!

Любите нас сейчас! Покуда

Любовь живёт и в нас самих!

Нас всех когда-нибудь забудут…

Не хороните же живых!

Любите нас, пока могила

Не приказала нам молчать,

Пока кровь наша не остыла,

Пока способны мы страдать!

Любите нас живых! Сегодня!

Пока ещё мы подле вас,

А не взираем посторонне

Навеки мёртвым хладом глаз…

Любите нас, пока не поздно!

Не пожалейте добрых слов!

Настанет день, и ваши слёзы

Нас не поднимут из гробов.

Не надо ж слёз над прахом лживых!

Пока не поздно! Здесь! Сейчас!

Любите нас, пока мы живы!

Любите нас! Любите нас!»

Георгий

(входя)

Что сердцу может быть отрадней

Беседы женщин о любви?

Хоть час теперь бесстыдно ранний,

Надеюсь, что не прогневил

Своим вторженьем я?

Агата

(вскакивая)

Живой!

Лариса поднимается также и безмолвно подходит к Георгию.

Георгий

(отечески обняв Ларису за плечи)

Не мог же слова я нарушить!

К чему же слёзы? Не контужен,

Не ранен я! Вернулся в строй.

Агата

(утирая слёзы)

Как в строй?

Георгий

Не быть же дезертиром.

Агата

Так ты надолго?..

Георгий

До конца

Победного. А с ним и мира,

Коль будет воля в том Творца.

Агата

Но как… Ведь это так опасно!

Георгий

Опасно жить, но мы живём.

И небеса одни лишь властны

Над нашим пограничным днём.

Агата

Твой фатализм меня пугает.

Тебя мне жутко потерять…

Георгий

Я обещанья выполняю,

И ты должна бы это знать.

Ты здесь прекрасно говорила

(Прости, подслушал я чуть-чуть)

О той весне, что с новой силой

Наполнит жизнью нашу грудь.

Так вот, за мною танец первый…

И танцы все… Вся жизнь затем.

Лариса

(садясь на стоящий рядом стул)

Откуда в вас такая вера?

Георгий

От всенаивности детей

И безысходности поживших

И много видевших такого,

Что видеть вредно, право слово.

Агата

(прижавшись к нему)

Нет больше счастья, чем обнять

Мне вновь тебя. Нет больше муки

Чем за судьбу твою дрожать.

Тому б я предпочла разлуку.

Пусть далеко… Но только бы знать:

Тебе беда не угрожает!

Вестей пугающих не ждать,

От неизвестности страдая!

Я всех угодников молила

Твою дорогу освещать…

(подняв голову и пытливо глядя ему в лицо)

Зачем вернулся ты, мой милый?

Георгий

(гладя её по плечам, обнимая)

Я вас вернулся защищать!

Агата

Ты сумасшедший.

Георгий

Я солдат.

И долг свой до конца исполню.

Измены нас не похоронят.

Весна, победа и парад

И Новороссии знамёна,

И в новой славе Русский флаг,

И храмов радостные звоны –

Всё непременно будет так!

Восстанет из руин страна,

Сто лет преданная разбою,

И всех бесчисленных героев

Тогда восславят имена.

И станет новая весна

Победной Русскою Весною!



Возврат к списку


    
Система электронных платежей