С.Х. Карпенков. Призрак зла вне границ

21.01.2017

С.Х. Карпенков. Призрак зла вне границ

В продолжение беседы, начатой прошлый раз, Сергей Корнеевич задал свой первый вопрос:

– Откуда же взялся Сергей Нечаев, такой обречённый «пламенный революционер», призывавший отказаться от всего того, что свойственно и дорого любому нормальному человеку и без чего невозможна его жизнь? Разве могла родить такого безумного «героя» того времени русская земля с многовековыми православными традициями?

– Сергей Нечаев родился в 1847 году в центре России, в селе Иваново, через несколько десятилетий выросшее в промышленный город с одноименным названием. Он был внебрачным сыном помещика Петра Епишева. Его усыновил маляр Павлов и дал ему вымышленную фамилию Нечаев. Не получив достойного воспитания и хорошего образования и едва научившись читать в шестнадцать лет, он отправился в город – сначала в Москву, а потом в Санкт-Петербург. Покинул он родные места вовсе не для того, чтобы учиться, а для того чтобы организовывать волнения студентом, в чём и преуспел, будучи вольнослушателем Санкт-Петербургского университета. В избежание преследований и наказания Нечаев скрывался под чужой фамилией. Новоявленный, неутомимый бунтарь понял: чтобы посеять смуту среди молодёжи большого ума не нужно да и профессиональные знания – только помеха, а нужна твёрдая воля разрушать. Науку разрушать он осваивал самостоятельно под покровительством Михаила Бакунина, с которым он встречался при поездке за границу с чужим паспортом. Не оказался в стороне и Александр Герцен, субсидировавший ему тысячу рублей для так называемой революционной деятельности. Почему-то у Нечаева, отрицавшего всякую собственность, не хватило революционного пыла, чтобы отказаться от чужих денег. По своему скудоумию он не мог понять: человек без интересов, без чувств, без дел и без имени превращается в безымянное чудовище, для которого чужды и общественное мнение, и общественная мораль. Юный непримиримый бунтарь не мог понять и более глубокой мысли: каждый человек, по замыслу Божию, создан для созидания, а вовсе не для разрушения. Для этого он обязан усердно трудится, работать. Чтобы облегчить свой труд и чтобы он был полезен, необходимо прилежно учиться: изучать не только физику, математику, химию и медицину, но и многие другие науки, чтобы потом работать с твёрдым знанием своего профессионального дела, и тем самым предотвращать разрушение, которому от природы подвластно всё материальное даже без всякого вольного или невольного вмешательства человека. Кроме того, необходимо неустанно работать над собой, чтобы повседневный труд приносил пользу и был в радость и себе, и ближнему своему.

– Бунтарский, сатанинский дух одержал верх в душе Нечаева. Принимая участие в студенческих волнениях, он без особых усилий и без какого-либо труда научился подчинять себе взбунтовавшуюся молодёжь и был крайне озлоблен и сильно недоволен, когда не удавалось ему это сделать. Однажды при обсуждении бунтарских действий студент Иванов отказался подчиниться его воле. Тогда разъяренный до бешенства Нечаев решил устранить его. Вооружённый бандитской «наукой» разрушения, он вместе со своими сообщниками убил Иванова в гроте Петровской академии. От ареста и наказания преступник Нечаев успел сбежать за границу с чужим паспортом, а всех соучастников преступления арестовали и осудили к разным годам заключения не только за убийство, но и за организацию революционного общества.

– Убийца студента Иванова, террорист Нечаев по своей дерзости превзошёл своего идейного вдохновителя Михаила Бакунина, который в самом начале так называемой революционной деятельности пытался доказать «правоту» своим знакомым не убеждениями, а с палкой в руках, или с помощью оружия пролетариата.

– Дерзкое убийство студента Иванова, по большому счёту, лежит неизгладимой печатью и на совести Бакунина, проповедовавшего «науку» разрушения, и на совести Герцена, раздававшего подачки беглым русским революционерам и своим «Колоколом» призывавшего совершать безумные поступки в вихре революционного дурмана.

– Как же сложилась дальнейшая судьба Сергея Нечаева, внедрившего преступный, революционный замысел, навеянный бунтующими русскими «мудрецами», на практике, в жизни путём убийства, и нарушившего одну из основных Заповедей Божьих «Не убей!»? Неужели он смог уйти от заслуженного наказания и справедливого возмездия, не дожидаясь Страшного Суда Божьего?

– За рубежом убийцу Нечаева пригрели и всячески поддерживали Бакунин и Герцен в надежде вырастить новое поколение русских воинствующих революционеров. Однако в течение нескольких лет пребывания за границей он успел проявить свои бунтарские, нечистоплотные качества и в отношении своих единомышленников и покровителей, и в памяти многих русских эмигрантов он оставил крайне неприятное впечатление. Даже Михаил Бакунин, последователем которого он был, писал о нём как о бесчестном человеке, способным шпионить, вскрывать чужие письма и обманывать. Подобное мнение о нём сложилось и у Герцена. Зарубежная поездка Нечаева не спасла его от заслуженного возмездия. Через три года Швейцарское правительство выдало Нечаева России как уголовного преступника. Он был приговорён судом к каторжным работам в рудниках сроком на 20 лет. Этот приговор в избежание очередного побега был заменен тюремным заключением в Петропавловской крепости. Находясь в тюрьме преступник-убийца Нечаев ухитрялся поддерживать связь с народовольцами, которые обещали ему организовать побег. Но чуда не случилось – на свободу он так и не вышел. Освободивший себя от совести и не раскаявшийся убийца-террорист Сергай Нечаев, не захотевший жить по совести, умер в тюрьме от чахотки, отнявшей у него жизнь, лишённой спасительной нравственности, которую он яростно отрицал. Смерть его настигла ровно 13 лет спустя, в 1882 году в тот же день, 21 ноября, когда он совершил убийство. И в этом совпадении по датам убийства и смерти заключается некая символическая тайна. Смерть убиенного откликнулась смертью убийцы. К смерти убийца-террорист яростно призывал, смерть его и прибрала.

– Дерзкое убийство студента Иванова всколыхнула широкую общественность. Не остался в стороне от нашумевшей тревожной вести о преступлении и русский писатель Фёдор Достоевский, который в своём выдающемся произведении «Бесы» с высоким художественным мастерством всесторонне обрисовал трагический и почти демонический образ Петра Верховенского – прототип преступника Сергея Нечаева, внебрачного потомка владимирского дворянства.

– Известно, что великий русский писатель Достоевский, сумевший разглядеть в революционной смуте марксизма истоки сатанинского зла, присутствовал на международном конгрессе Лиги мира и свободы, состоявшемся в Женеве, за два года до дерзкого убийства студента Иванова в России. На конгрессе, собравшем тысячи участников, выступил Михаил Бакунин. С высокой трибуны в своём докладе он пытался доказать невозможность мирной конфедерации существующих государств и призывал разрушить централизованные государства, а на их развалинах построить Соединённые Штаты Европы. О каком мире и о какой свободе могли говорить участники конференции, соблазнившиеся вольнодумным марксизмом, который подобно опасной заразе расползался по Европе и за её пределами, не исключая и Россию. Может быть, на конгрессе с благозвучным, красивым названием они говорили о свободе творить добро или о свободе без совести, без религии, когда всё дозволено, включая убийство?

– На поставленный вопрос Иван Савельевич прочитал цитату из письма Достоевского, адресованного поэту Майкову и Ивановой: «Это было четыре дня крику и ругательств. Начали с предложения, что не нужно больших монархий, потом, что не нужно веры. И что эти социалисты и революционеры врали с трибуны перед 5000 слушателей – невыразимо. И эта-то дрянь волнует несчастный люд работников? Начали с того, что для достижения мира на земле нужно истребить христианскую веру». О самом Бакунине, выступавшем на этом безбожном сборище «пламенных революционеров», Достоевский написал: «Бакунин – старый гнилой мешок бредней. Ему легко детей хоть в нужнике топить».

– Известно, что Бакунин по своей воле вышел из «Лиги мира и свободы». Для чего он это сделал?

– Выйдя из лиги, Михаил Бакунин организовал «Международный союз за демократический социализм» и наладил издание своего журнала «Народное дело». Он вынужден был это сделать, поскольку многие члены лиги не поддерживали его противогосударственную разрушительную идею. В своих статьях он пытался показать, что умственное освобождение личности возможно только на почве атеизма и материализма, а социально-экономическое освобождение – только при ликвидации всякой наследственной собственности. Выступал он за упразднение брака и семьи.

– Анархист Бакунин не хотел понять, что умственное освобождение без религии приводит не к спасению человека, а его греховному падению вне зависимости от его материального благосостояния. С ликвидацией наследственной собственности пропадает всякая инициатива добросовестно трудиться. Без брака, скреплённой взаимной любовью, и без семьи, любое общество обречено на распад и гибель.

– Что же считал Михаил Бакунин главным в революции, в которой он видел единственный путь обретения народом равенства, братства и свободы?

– Ещё задолго до рождения будущего русского анархиста под громкими фанфарами равенства, братства и свободы прогремела французская революция.

– Революция во Франции совершилась, но вожделенного равенства, братства и свободы она так и не принесла. Однако она принесла миллионы человеческих жертв, а пережитки прошлого социального устройства так и остались. Трагический опыт французской революции показал, что путём насилия и кровопролития нельзя добиться свободного братства и равенства не равных от природы людей.

– По мнению Михаила Бакунина, главная задача социальной революции заключается в разрушении исторически сложившихся централизованных государств и замене их свободной федерацией общин, организованных по коммунистическому принципу и не признающих писанных законов. Социальная организация по Бакунину была названа анархо-коллективизмом. В такой необычной и противоречивой организации общества, как и в марксизме, главная роль управления отводится рабочим и крестьянам, и им же принадлежат средства производства. Такая благовидная роль никогда не соответствовала и не соответствует до сих пор действительности ни в одном из великого множества государств.

– В отличие от Маркса, основателя марксизма, Бакунин отрицал диктатуру пролетариата, но признавал классовую борьбу.

– Известно, что Моисей Гесс, идейный вдохновитель Карла Маркса, на первое место ставил вовсе не классовую, а расовую борьбу, считая её важнейшей в революции.

– Моисей Гесс в своём сионизме, скрещённом с революцией, открыто призывал к борьбе с теми, кто не принадлежит еврейской расе. И такую борьбу он считал первостепенной в коммунистической революции, которую он называл своей религией.

– Каково же было отношение к расовому вопросу Михаила Бакунина, русского по национальности?

– Самой способной к развитию государственного устроения он считал не еврейскую и не русскую, а немецкую нацию. Он высоко ценил государственную дисциплину немцев и их природные способности.

– Не поэтому ли на похоронах Михаила Бакунина не было ни одного русского?

– Увлёкшись марксистским дурманом, русский революционер Михаил Бакунин, почему-то не хотел понять, что любого человека ценят по делам его, а не по тому к какой расе он принадлежит. Как можно относиться к немцу, еврею или русскому, призывающему к революционному перевороту, жертвами которого неизбежно становятся тысячи, миллионы мирных людей?

– Как можно относится к беглому русскому революционеру Бакунину, призывавшему рабочих и крестьян к постоянным, непрекращающимся бунтам и восстаниям?

– Формально Михаил Бакунин якобы примкнул к трудовым массам, вступив в Международное товарищество рабочих, названное I интернационалом. Но рабочим он не был, как и не был рабочим Карл Маркс, организатор и руководитель интернационала. О каком товариществе рабочих без стыда и совести можно было говорить, когда в него входили вовсе не рабочие, стоявшие у станка, а дерзкие, неугомонные люди, пытавшиеся любыми средствами навязать свои порядки мироустройства, которые они считали единственно правильными, потому что, по их мнению, были верными?

– Прикрываясь рабочим классом и диктатурой пролетариата, революционеры всех времён и народов под лживым флагом равенства, братства и свободы стремились прибрать власть в свои руки, и в этом заключалась их главная цель.

– Яркое свидетельство тому – октябрьский переворот в России в 1917 году, где под тем же красным флагом путём кровопролития большевики захватили власть.

– Революционный переворот в России совершился спустя примерно четыре десятилетия после смерти Бакунина, который сделал многое, чтобы революционная зараза распространялась по русской земле: перевел на русский язык «Манифест коммунистической партии», растлевающий душу человека, покровительствовал организацию террористических обществ, активно пропагандировал везде и всюду «науку» разрушения.

– В своих сатанинских наставлениях Михаил Бакунин писал: «Революционер – человек обречённый. Все нежные чувства родства, любви и дружбы, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в революционере. Он не революционер, если ему чего-либо жалко в этом мире. Он знает только одну науку – науку разрушения».

– Почему-то полуобразованный русский революционер, решивший вознестись над марксизмом и перещеголять самого Карла Маркса, не мог понять: человек, лишенный чувства родства, любви, дружбы, благодарности и чести – всех благородных качеств, которые даны ему природой и Богом, перестаёт быть человеком, а превращается даже не в животное, а в некое живое существо, в некое чудовище, которым управляет дьявол ненависти и вражды и которое способно только разрушать.

– Бакунинское определение революционера, дополненное с логическими ошибками, Сергей Нечаев, единомышленник Бакунина, включил в устав тайного общества «Народная расправа», призывавший убивать всех противодействующих революции или только поддерживающих государственный строй. Полуграмотный, дурно воспитанный революционер-убийца Нечаев обещал императору мучительную казнь на развалинах государства.

– В организации тайного общества с сатанинскими целями Нечаев не был одинок: подобное общество с откровенным, но отвратительным названием «Ад» организовал новоявленный русский террорист Николай Ишутин. Его двоюродный брат Дмитрий Каракозов, член террористического общества, совершил покушение на Александра II – Императора Всероссийского, освободившего крестьян от ярма крепостного права и сделавшего очень много для укрепления Государства Российского.

– В своих террористических начинаниях молодое поколение русских «пламенных революционеров» стремилось не только в мыслях, но и в делах и поступках превзойти своих наставников, пытаясь не только усвоить, но и внедрить в жизнь немудрёную «науку» разрушения, преподносимую Михаилом Бакуниным.

– Бакунин же, в свою очередь, стремился следовать своим идейным кумирам, одним из которых был Пьер Прудон, друг Маркса.

– Прудон не причислял себя к революционерам, а называл себя анархистам, так что в анархизме его последователь Бакунин не был оригинален.

– Бакунин писал, что Прудон тоже почитает сатану.

– Сатанинские корни анархизма Прудона подтверждаются его отношением к правосудию в революции и церкви: «Мы овладеваем знанием, не смотря на Бога. Мы овладеваем обществом помимо Бога. Каждый шаг вперёд – это победа, которой мы одолеваем Божество... Бог – это глупость и трусость! Бог – лицемерие и фальшь! Бог – это тирания и нищета! Бог – это зло! Я клянусь, Бог, подняв к небу руку, что Ты не что иное, как плач моего разума, жезл моей смерти».

– Целенаправленное отвращение общества от Бога – это сатанинский путь погружения в царство зла, в котором восседает на престоле всепоглощающий дьявол ненависти и вражды.

– В безбожном обществе, в котором перечёркиваются все духовные ценности, отвергаются Заповеди Божьи и в котором всё дозволено, воцаряются вовсе не братство, вовсе не равенство и вовсе не свобода, под кроваво-красным флагом которых выступали все марксисты, их предшественники и последователи. В таком обществе с безбожными вожаками балом правит не спасительная любовь к ближнему своему, а торжествующие губительные человеческие пороки: зависть, ненависть и вражда, – которые обнажаются до такой степени, до такого крайнего предела, что жертвами становятся вовсе не последователи и сторонники марксизма и анархизма, призывавшие разрушать и уничтожать, а миллионы трудолюбивых благочестивых людей. И об печальном опыте свидетельствует трагический эксперимент, проведённый на русской земле, в отдельно взятой стране под началом свободных от совести «пламенных революционеров», раздувавших из искры зависти и ненависти огонь непримиримой вражды и взявших на вооружение всё худшее, что было придумано западными «мудрецами» вместе с беглыми русскими анархистами и террористами.

Библиографические ссылки

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Карпенков Степан Харланович

___________


К ГРЯДУЩЕЙ 100-ЛЕТНЕЙ ГОДОВЩИНЕ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ КАТАСТРОФЫ

Заявление русской патриотической общественности

ОТКРЫТО ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ


Возврат к списку


    
Система электронных платежей