Валерий Суриков. О триаде для русского патриотического мировоззрения

04.09.2011

Валерий Суриков. О триаде для русского патриотического мировоззрения

Уже   из  названия   этой   небольшой   статьи  Андрея Савельева  Мировоззрение нужно формировать»)  ясно,  что   она  не  сведется только  к  анализу   особенностей  русского  патриотического       движения,  но  и  несет  определенную  чисто   методологическую    нагрузку.  Однако,   на  целостную  концепцию   формирования  мировоззрения А.  Савельеву   выйти,  по-моему,  не  удалось   и  прежде  всего  потому,  что   в    его  анализе  отсутствует          понятийная структура,  позволяющая   характеризовать     различные  мировоззреческие  концепций   в  единой  системе  координат. 

     На  этом    я  подробнее   остановлюсь    ниже.  Начну же с  одного  также явно  методологического  положения,   которым,   собственно,  и  открывается   статья.   А.  Савельев,     насколько  я  понял,  связывает   нынешнее плачевное  состояние  патриотических  сил,   в  частности,  и с  тем,  что   на  поприще   разработки   мировоззренческих   концепций   слишком  уж   активизировалась  публика со   склонностью к  теоретизированию,  необеспеченной  необходимыми  знаниями  и   опытом    (  активисты  из  регионов      и   человеки  из   народа).    То  есть  мудрствующие   дилетанты,   путающиеся   под  ногами  у   столичных    мыслителей...

Да,  конечно,   дилетантов    нужно   осаживать  и    ставить  на   место  -  не  позволять  им,   не  в  меру   активным,   «теснить»   многомудрых  профессионалов.  Разработка планов     и  стратегий  всегда,  конечно   за  последними.  Но у   профессионалов,    у  всех   без  исключения,   должна   быть,    и  есть, профессиональная     болезнь.   Та,  которая   среди  мыслителей-профессионалов    называется     стереотипизация    мышления.    Эти   стереотипы    похуже   бляшек   в  кровеносных  сосудах…       Они- то,  и  понижают   креативную   мощь  профессионалов. 

      Пустоватый  и  легкомысленный   дилетант,  вечно  пребывающий  в  своих  наивнейших    путешествиях    в   различные    сферы   бытия,    этого   заболевания    лишен  по  определению.  Лишен  благодаря  незамленности  своего  взгляда, своего  мышления.   И   потому   способен,   в  принципе    конечно,  к  креативным  прорывам  -  случайным,  естественно.

  Зная   это,  хороший   профессионал  и    держит   всегда     при  себе   пару - тройку   дилетантов.    И  не  только  для  того,  чтобы  гонять  их  за   пивом.    Но  и  для   бесед…

   Андрей  Савельев  рамках  этой  своей статьи   проблему  соотношения   профессионального  и  дилетантского   внимательно,    похоже,     не  обдумывал.  Отсюда,  возможно,  и  этот   легкий,  но   очень  опасный,  налет   снобизма: « …Обнародовать политические идеи должны только те, кто постоянно занимается их производством. Остальным могут быть предложены различные форматы переживаний этих выступлений: от безотчетной эмоциональной рефлексии до возможности вникнуть в весьма непростые, но компактные доктринальные сочинения.»

  Очевидно,  что  этим   снобизмом  он  отгораживает   свою  концепцию  от   внешнего  влияния -   консервирует ее. В  этом      и  состоит опасность.

   А. Савельев   прекрасно,  конечно  же,    понимает,    к  какими   последствиями   приводит эта  фанаберия    ведущего  слоя,   эта   его   мнение  о  себе, как   единственном  носителе    и  хранителе  национального  мировоззрения.  Слой    стремительно   превращается   в  своего  рода  секту,  которая   раскалывает  на   секты    и     общество:   «Профессионализация ведущего слоя, вырабатывающего и хранящего мировоззрение нации, создает соблазн «профессионального патриотизма» - распадение нации на множество мелких групп, роящихся вокруг своих «гуру» и вождей, стремящихся обслуживать себя, преследовать свои частные цели под видом служения России. В этом конгломерате царит горячечный негативизм к конкурентам и восторженное прославление своей секты. Общество откликается на это равнодушием.»

    И,  похоже,  что  именно   в  качестве    защиты от  такой  перспективы    предлагается использовать     символические   формы :  « набор лозунгов и простейших умозаключений, обозначающих границу между «своими» и «чужими». Для патриотического движения таких символов достаточно, и они вызывают правильную реакцию у большинства. Символы государства, слова в защиту истории и культуры, отождествление себя с русским народом, выражение любви к России – все это формы собирания общности «свои»..»…

 

Итак,  в  основе   подхода    А.  Савельева   лежит   приблизительно  следующее: есть  масса,  есть  элита;  чтобы  консолидировать  массу  под  свои    идеи, элита  должна  от  нее  отгородиться,  а    для  влияния  на  нее  использовать  исключительно  символические       формы..    То есть   старая  как  мир  схема под  национал-патриотическим  соусом:  аристократия- плебс, ЦК  на  Старой  площади  - народ…  Нынешние   кремлевские   сидельцы   реализуют  приблизительно  то   же.  Но   туповато,    без  воображения  -       слишком    уж   много     поставили    на примитивный (материальный)  интерес.

  Теперь    о  главном  -     о   выстраивании самого    мировоззрения.   А.  Савельев   начинает  с  деления   идейного  пространства  на  сектора.    Он   считает, что    в  этом  пространстве  вообще    «достаточно зафиксировать две оппонирующие патриотам силы: либерального индивидуализма и «левого» интернационализма»,     и  путь  к  идейному  руководству   большинством   будет  открыт.

     Однако,  принять     в  качестве  продуктивной  основы     мировоззренческого  строительства     эту  процедуру   первоначального  размежевания  очень  трудно.   Хотя  бы  потому,  что  такое размежевание  потребует   очень  четких,  а  главное  достаточно  отвлеченных    от   специфики   областей,  принципов.   Если   же   такие  принципы  не      задать,  то  размежевание   будет   идти  на   основании  принципов  внутренних, специфичных.   И   число  областей  должно   неизбежно  нарастать.  Собственно нынешний  раздрай  в  национально-патриотическом  движении   как  раз  и  является    следствием  такого   априорного   размежевания  и  порой   даже не  только  по  принципам,  но  и  по их  нюансам.  Много   болот,  и  в  каждом  болоте  свой   кулик,  его  нахваливающий...

  Размежевание   у  А.  Савельева    фактически   таковым  и  получается.  В  одной  области    ведущие  признаки    эгоизм  и  его  производные,    в   другой  классовые   ценности,  в  третьей    ценности  национальные.   Для  классификации,  нет  слов,  это   очень  удобно.    Для  практического  же  применения   не годится   -    сформулированные    просветляющие   лозунги   будут   работать    только  для   своих  -  услаждать  их   и  только.     И  влияние    лозунгов за  пределами   разделяющей   межи   будет  минимальным.   А  это  не  лучшие  начальные   условия   для   работы  с  серьезными     целями.

Ущербность   первичного,    по    автономным        признакам  разграничения   признается  фактически  и   самим А. Савельевым.  Как  только  он   начинает  перечислять   признаки   патриотического  сектора,  ему       постоянно  приходится    делать      набеги  в соседние  области, подтягивая кое- что,  с  очисткой, естественно, и оттуда.   

  «В позитивном плане самоопределение патриотического лагеря связано с изживанием интернационализма и космополитизма, определением интересов нации как высших интересов (выше нации только Бог), опорой на традицию (верования, исторически обусловленные формы общественной и государственной жизни, национальный способ производства). Также в позитивном плане патриоты должны в собственном идейном поле усвоить идеи свободы и справедливости, достоинства личности и социальной справедливости, демократии и правового государства. Отрицать все это бессмысленно. Необходимо наполнять идеи, искаженные оппонентами, собственным – национальным и традиционным – содержанием.»

   Ущербность   априорного   размежевания  подтверждается  и появлением  особых пограничных  форм,   таких  как  анархизм  и  сепаратизм.   Значит,   жесткие  границы  не  работают  и  надо  делить  дальше, еще  дальше,  еще   дальше  -  до  полной  победы   множества   сект...

К   пограничным   формам  почему-то  отнесен  и  сервилизм, под  которым   понимается   чрезмерная   идеализация   власти (  то  есть   и  признак  отношения к  наличной   власти     берется в  данном  случае   в качестве  основы  для  разделения).    В  связи   с  характеристикой  этой   пограничной   формы(   тактика  малых   дел -  одна  из  особенностей  этой   формы),     Андреем  Савельевым  и приводится     пример   чрезмерного  увлечения    формальной   стороной  дела (в    малых  делах  это    -   цепляние   за  формальное,   мол, неизбежно):

«Чтобы отречься от собственного народа, оказывается, достаточно узреть, что на некоем собрании не начали дело с молитвы. Из этого делается заключение, что собрались люди неправославные, а с неправославными людьми вообще не нужно иметь дел, ибо это «не имеет перспективы». А вот бюрократия всегда строго исполняет некий набор православных ритуалов, и потому с ней можно иметь дело, пусть и затыкая нос.».

  В  принципе  это   звучит  убедительно.  Суть (  содержание)  оттесняется  на  задний   план процедурой, которая    может    быть  легко  использована    для   маскировки  совсем   иной   сути. 

    Приводя  этот   пример,  А. Савельев   в  общем-то и разрушает  то,  с   чего  он  начинает  свою  статью:   символ,  оказывается,  не  столь уж  и универсальное  средство. Оказывается     нельзя    давать  слишком     большой  свободы  формальной   стороне,  знаку,  символу. Молитва  есть  именно символ, знак     православия.  Те,  кто  требуют  ее  в  качестве   необходимого  и  достаточного, как   раз  и  осуществляют   савельевское  отделение   символа  от   сути.  Для   внешнего    же  наблюдателя это    отделение  оборачивается  перечеркиванием   сути.  Символ   не  подходит  -  по  боку  и суть.

В качестве   одного  из  следствий  чрезмерной   символизации  сути    можно   рассматривать  и  два    савельевских  примера лобового  столкновения   сущностей. 

«Мы должны видеть ложность установки: «Пусть Россия погибнет, лишь бы православие восторжествовало». Как и установки: «Если Россия против русских, то русские должны быть против России».»

Договориться   на  уровне  символов,  как  видим,   далеко  не  просто.    Более  того. На  уровни  символов   легко противопоставляются,  как  видим,  базовые  сущности:     Россия и   Православие, Россия   и   русская нация.    И  создается  ситуация,  когда базовые сущности  обречены     пожирать  друг     друга. К  вящей  радости   наблюдающих  со  стороны.

   Теперь    о  существе   выгорожденного   патриотического            сектора.        Охарактеризован  он   так:   «Выделяя в еще более сжатой форме мировоззрение русского патриотизма, можно представить триаду, в которой есть все содержание русской идеи: Православие, Нация, Империя. Здесь и основа русской традиции, и принципы государственного устройства и задание текущего момента – стать суверенной нацией, продолжающей деяния предков.»

  Это,  конечно  же  попытка   найти  основу.    Не  ограничиваться разграничение по  признакам  второго  порядка,   а  сформулировать   некоторые   первые  принципы.   Предлагается   некоторый парафраз  уваровской  триады.  Сохранено  православие,   самодержавие   возвышено   до   империи,  народность   редуцирована  до  нации.

К   сожалению,    в  21-м веке     и  в     савельевском   варианте   уваровская   триада  не  может  быть  признана    оптимальной.  Хотя  бы  потому,     что в  ней,  как    и  у графа  Уварова,  на  один   уровень    выведены   понятия     разной   степени  общности.   А  нужно   пытаться  найти     трех    вполне паритетных   «китов».  И они,    конечно,  должны   быть   предельно  отвлеченными.    Последнее,  между  прочим,  одна  из  возможностей  прекратить   мировоззренческую  междоусобицу   в  России.   Она в  какой-то  степени  напоминает   ту,  что      была  когда-то  в   российской  истории-  там  бились  за  уделы  земель,  здесь  -  за  уделы   идей.   Когда правоверный  националист демократического  разлива  мордует  имперцев,  а    те,  в  свою  очередь,  ногами    катают  по  земле  просоветски  настроенного  русского,   это   и  есть  результат превращения в  первопринципы   того,  что  есть,  по  существу,  производное,  вторичное.

       Если   исходить  из   требования предельной  отвлеченности,  в  качестве   основы мировоззрения  патриотизма  можно  предложить,  скажем,  такую    комбинацию   понятий:   «Государственное -Национальное   -  Социальное»,  которая  для   патриотизма  русского   может  звучать,  как «Мы  -  Россия,   Мы -  русские,   Мы  -  за  равные возможности  каждого  из  нас».  Понятно,  что  отталкиваясь  от  такой  триады,   можно   вести  речь    и  о  прошлом,  и  нынешнее,    и   будущем     страны.  Более  того,  такие  понятия,  как  империя  или  социализм,  на  основе  которых  А.Савельев     размежевывает  российское политическое   пространство,     становятся   вторичными,  производными.  Из  разряда   сущностных  они  переходят  в  разряд   формальных  и  перестают,  таким  образом,  разделять.  Сущность,  смысл, содержание  заключено, например,  в  понятии  государственное, понятие  же   империя -  лишь  форма  существования  этой  сущности,  этого  смысла,  этого  содержания…

    В  предлагаемой  триаде  отсутствует   Православие.  Но  не  потому,  что    оно,   как   пронятие,  не   дотягивает   до     нужного    уровня  отвлеченности,  а  потому,  что  оно,  действительно,   с  другого  уровня  -  более   глубокого.   В  том  смысле  более  глубокого,  что   именно  Православие   определило      в  России     и  суть   ее  государственности,  и  суть    ее  национального   и  суть  ее  социальных  предпочтений.  С  эти  можно  не  соглашаться  и  считать,  что, скажем,  принцип  равных  возможностей   для  каждого       остался   в  России  от  язычества или   даже,  что     его  надуло  от    какого-нибудь Заратустры.  Но    большинство  российское пока  еще  отдает   предпочтение   именно    православному       источнику.  И  при   умной             организации    социума   это  большинство  будет   только  расширяться.. 

       При  переходе  на    более  отвлеченный   уровень   и  одновременном признании   Православия  в  качестве    сверхосновы   русского  государственного,  национального  и  социального    снимается,  и  противопоставление  нации  и    империи.  Потому  что   сверхоснова жестко  разворачивает   решение  этой  проблемы   к  традиции,  а  значит     к исторически  сложившейся      государственности  (  империя)  и той  роли  в  этой  империи,  которую  сыграла  русская   нация. 

 Перестают  быть   сколько-нибудь  значимыми     и все   рассуждения  об отсутствии  русской  нации. В     западном  смысле  (  польском,  голландском,   французском-  любом) она,   может  быть,   и  отсутствует.     Но   тысячелетие   существует  свое  - русское   - национальное, сложившееся  и   закаленное  в  многовековой      защите  православия. 

     Формы   государственного,  национального,  социального    меняется,  но   незыблема  их    первооснова,  через которую  новые  формы  и  вписываются  в  традицию  -  не  отрицая, а  развивая  ее. Представление  о  первооснове,   держащей   на  себе  всю  традицию,    открывает  возможность  принять  и   связку  Россия -  Советский  Союз.  Да,  национальное    на  советском  этапе   принесено   было  в  жертву   социальному. Но  последнему, при  всех  трагических  издержках,   был  дан  исключительный  по  силе   импульс.  Да и    государственному   тоже   -  Россия  такого  безусловного  влияния  в  мире   никогда    прежде  не  имела.

  И   совершенно   понятно, что   А.  Савельев,  которым   социальное   из  основы   извлечено  и  отброшено   в  принципе,   рассматривая    связку  Россия-  СССР,  всего  этого  не  видит  -  не  может  видеть.

Но   самое  главное   заключено  в  том,  отказ от   отвлеченного  толкования   первоосновы  сужает  базу   поддержки  патриотических устремлений,  создает  нездоровую конкуренцию  и предельно  упрощает  задачу   для  лиц  и  прослоек,      взявших    20  лет  назад власть  в  России  на  хапок…  


Возврат к списку


    
Система электронных платежей