Г.М. Солдатов. ВСПОМИНАЯ ИВАНА МИХАЙЛОВИЧА АНДРЕЕВСКОГО (К 40-летию памяти)

08.01.2017

Г.М. Солдатов. ВСПОМИНАЯ ИВАНА МИХАЙЛОВИЧА АНДРЕЕВСКОГО (К 40-летию памяти)

Нужно было бы быть абсолютно с каменной душой человеком, чтобы на лекциях проф. И.М. Андреева (его псевдоним) не перенять от него чувства любви к русским духовным и культурным ценностям. Слушая его лекции, становишься гордым за те достижения, которые сделала Россия в миссионерстве и защите Православия во всем мире, каких литературных высот достигли ее писатели, поставив свои произведения на равную ногу с Шекспиром и Гюго. Заговоривши, с Иван Михайловичем о музыке, он вам немедленно напомнит о произведениях русских композиторов Рахманинове (Вечерня), Чайковском (Литургия) и других. Заговорите о технике, он будет говорить о радио изобретателе Попове и геликоптер строителе Сергиевском. Скажите, что многие военные были далеки от Бога, то он вам начнет рассказывать о Суворове и Кутузове, и так о чем бы вы ни заговорили, он в любом обществе будет душой собравшихся и защитником России. А если вы заговорите о медицине, то он будет вам перечислять все медицинские и химические достижения русских ученых и врачей.
Незабываемы, остаются в памяти его лекции по литературе, православно-христианском нравственном богословии и апологетике. Разве можно забыть его лекции с разбором с классических произведений с религиозной точки зрения русских писателей? Так же как и отец Константин, он обращал внимание слушателей на самое главное в произведениях для христианина. Произведения Н. Гоголя, А. Пушкина, Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Блока и других представлялись семинаристам уже не в виде простого содержания, но в понятии того, что самое важное для спасения души. Если в юношестве И.М. был либеральным, то после революции у него произошло изменение мнения о государственном правлении. В статье «О сущности Православного русского самодержавия» он пишет: «Из трех видов государственной власти – монархии, демократии и деспотии – собственно говоря, только первая основана на религиозно-этическом принципе; вторая основана на безрелигиозно-этическом, а третья – на антирелигиозном (сатанинском) принципе». И также «Русская Церковь,… проповедует… идею православного русского самодержавия, как наилучший из возможных на несовершенной земле и исторически оправданный для России вид Богоответственной власти с Помазанником Божьим – Царем». Если бы Вы зашли в его комнату, то увидели бы на стене под иконами фотографии семьи последнего русского Царя, а на книжных полках исторические произведения о русских Царях. И.М. был очень нервным, Поэтому если бы Вы в его присутствии заговорили об ошибках русского Царя, то получили бы незамедлительно грозовую лекцию со сравнением с президентами и диктаторами других стран.
Об уроках апологетики у его слушателей семинаристов сохранилось много воспоминаний и прямо анекдотичных происшествий:
Шла одна старушка по коридору семинарии, а в это время И.М. преподавал апологетику. И вот бедная старушка слышит, как за дверью И.М. громко кричит: «Я не верю в Бога! Докажи мне что Он есть!» Наука доказала что Его нет!» Слыша такие слова у бедной богомолки ноги, прямо подкосились, и она, что было духу, побежала в главный монастырский корпус к Владыке Аверкию. «Владыка! задыхаясь от бега, кричит она – Вы знаете, что происходит в семинарии? Я сама слыхала, как один из профессоров кричал о том, что Бога нет! Владыка! Большевики уже здесь! Конец мира! Мне дурно!
Лекции И.М. были всегда живыми, содержавшими анекдоты о писателях, комсомольцах-безбожниках пытавшихся доказать Академику Павлову что Бога нет, Л. Толстом одетом крестьянином и любимом им А. Пушкине. Поэтому на его лекциях не возможно было засыпать. Все чувства своей любви он старался высказать в лекциях семинаристам, передать методы религиозного спора с сектантами, безбожниками и иноверцами. Помнится, как в споре с комсомольцем по его рассказу верующий согласился, сказав «да я согласен, ты произошел от обезьяны, а я от Бога».
Не все лекции с разговорами об обезьянах кончались благополучно. Один из фанатиков послушников услышав об обезьянах, быстро собрал партию подобных себе «ученых» которые с ним бросились к полке английских книг, где находилась книга Дарвина. Эту книгу также как и все тома К. Маркса из келии брата Владимира Тышкевича быстро потащили и облив бензином подожгли невдалеке от семинарии. Я думал, что у о. Константина и С.М. Иванова произойдут сердечные удары, так они разнервничались этому варварству сжигания книг.
И.М. не был пессимистом и учил, что все, что бы ни делалось то должно быть с любовью. Миссионеру говорил он нужно быть как бы цветочником. У всех цветов глубоко в корнях спрятан свет, из черноты земли весной выходит свет, и мы радуемся красотой розы, тюльпана и т.д. Так же нужно найти и вынести из души человека на Свет Божий спрятанный в ней свет. Это можно сделать только с помощью горячей молитвы.
Образование И.М. получил в России и в Западной Европе, изучал философию, медицину, был фельдшеров в армии. Он работал в институте психиатрии в должности научного сотрудника, преподавал литературу в средней школе Петрограда и посещал подпольные богословские курсы. Был деятельным противником обновленчества и принял участие в протесте против Декларации митрополита Сергия, бывши в составе делегации к митрополиту с просьбой отказаться от Декларации. В конце 20 годов был арестован и сослан на Соловки, и, получив добавочный срок, сослан в Белбалтлаг, откуда освобожденным не имел права проживать в больших городах Союза. Работал психиатром.
Встречаясь в лагерях с иосифлянами и тихоновцами, И.М. стал миссионером катакомбником. Во время оккупации Союза немцами оказался на занятой ими территории, и в конце войны эмигрировал в Германию, откуда в 50-м году переехал в США, поселившись по приглашению Архиеп. Виталия (Максименко) в Свято Троицком монастыре в Джорданвилле. Он собрал у себя в келии большую библиотеку, и много читая, делая записи, преподавал различные предметы, включая патрологию, историю Церкви, психологию и логику. В семье у него были супруга Е. М. Сосновская, дочь Мария и сестра М.М. Шкапская.
И.М. в монастыре посещал все богослужения, каждый день читал у себя в келии очередное житие Святого. Он читал книги не только по истории России, но и о Добровольческой Армии и часто разговаривал на тему первой мировой и гражданской воин с приезжавшими в монастырь бывшими воинами или горячо спорил о прошлом с проф. С.М. Ивановым.
Им написано много трудов по истории Церкви в СССР и литературе, некоторые из которых были переведены на английский язык. Когда монастырь и семинария оказались под административным управлением людей, стремившихся к унии с МП, то некоторые из его трудов подверглись при переиздании изменениям под редакцией “инока“ В. Филипьева и митрополита Лавра.

* * *
“...Мы, православные русские люди, не предрешая окончательного суда над сов. церковью, суда, который по «произволению» Св. Духа вынесет в свое время Русский Православный Собор, должны ясно и определенно сказать: от какого бы то ни было общения с советской церковью мы ОТКАЗЫВАЕМСЯ, ибо СОМНЕВАЕМСЯ В ЕЕ БЛАГОДАТНОСТИ.”
Проф. И. М. Андреев

Опубликовано в журнале "Голос Эпохи" №4/2016

___________


К ГРЯДУЩЕЙ 100-ЛЕТНЕЙ ГОДОВЩИНЕ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ КАТАСТРОФЫ

Заявление русской патриотической общественности

ОТКРЫТО ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ


Возврат к списку


    
Система электронных платежей