Юлий Лисовский: «Способна ли Россия сохранить суверенитет?»

03.12.2016

Юлий Лисовский: «Способна ли Россия сохранить суверенитет?»

Россия живёт в ситуации, аналогов которой в истории не было. В динамичном быстро меняющемся мире размываются такие понятия, казавшиеся незыблемыми как  национальное государство, государственная власть, политические партии… Есть ли у страны шансы в этих условиях обеспечить свой суверенитет, сохранить свою государственность? 

 

Глава 1. Структура мировой власти и общества  в XXI  веке

1.1 Формирование глобальной системы управления миром

Структура глобальной власти

В рамках Западной цивилизации идёт формирование нового механизма управления мировым сообществом. Мы наблюдаем слияние политических и экономически функций различных структур и выстраивание надгосударственной, неподконтрольной обществу единой теневой глобальной сетевой системы стратегического взаимодействия и глобального управления миром. Новый мировой порядок перестал быть всего лишь предметом риторики одиозных политиков и маргинальных экспертов. Это сила, которая пытается руководить нами.

Формально мировую систему должна регулировать ООН. Эта международная организация наделена правами, как мирного урегулирования межгосударственных споров, так и, в случае необходимости, применения объединённой военной силы. Но и ООН часто оказывается беспомощной перед «антисистемными» действиями ведущих государств, нарушающих во имя эгоистических интересов согласованные правила, нормы и принципы международного права.

Принято считать, что за спиной значимых мировых событий стоят руководители национальных правительств, преследующие государственные интересы и несущие ответственность за  международные и внутринациональные события.  Но сегодня понятие «государственные интересы» подменяется на интересы  национальных финансовых элит и крупного капитала. Доминирующую роль в мировых процессах играет правительство США, а также Великобритании и Западной Европы, вынужденных следовать курсом, определённым США.

В реальности картина ещё сложнее. Наивно считать, что управляющая элита это национальные (правительственные) институты власти, бюрократические структуры и созданные ими международные (межгосударственные) организации. Современная мировая управляющая элита представляет собой более сложную структуру: глобальную надгосударственную и наднациональную сеть. Участниками сети, кроме государственных и межгосударственных  институтов и учреждений, являются многочисленные и могущественные неправительственные (частные) международные организации, созданные при поддержке правительств отдельных государств и/или мощных транснациональные корпораций, международных финансовых институтов с целью решения задач управления глобального масштаба.

Факт существования теневых групп влияния, которые проводят секретную глобальную политику, противоречит понятию демократии. Новые принципы и технологии управления подрывают привычные представления о власти, разрушая её прежние институты.

Особое влияние на мировые процессы оказывают Соединённые Штаты Америки, которые открыто заявляют о своей исключительность и особой роли собственной страны.

 «Успешная стратегия обеспечения безопасности американского народа и продвижения интересов нашей национальной безопасности должна начинаться с одной неоспоримой истины – Америка должна быть лидером. Вопрос заключается не в том, должна или нет Америка лидировать. Вопрос состоит в том, как мы должны лидировать».

Стратегия национальной безопасности США. Февраль 2015 г.[1]


«Америка должна определять правила. Америка должна принимать решения. Другие страны должны играть по правилам, которые будут установлены Америкой и ее партнерами, а не наоборот».

Б. Обама, 44-й президент США[2]


«Америка всегда должна быть лидером на мировой арене… Соединенные Штаты будут использовать военную силу в одностороннем порядке, если это необходимо, когда этого требуют наши основные интересы…»

Б. Обама, 44-й президент США[3]


«…Лидерство Америки положительно, как для Америки, так и для мира; такое лидерство требует военных усилий, дипломатической энергии ….  мы должны признать особую роль Америки в сохранении и расширении международного порядка дружественного нашей безопасности, нашему процветанию и нашим принципам…. Соединенные Штаты, опираясь на успехи в прошлом веке, должны обеспечить нашу безопасность и наше величие в следующем».

Декларация проекта «Новый американский век»[4]


Стратегия национального доминирования США основывается на трёх составляющих: военной, экономической и ценностной.

«Соединенные Штаты будут применять военную силу, при необходимости используя ее в одностороннем порядке, когда этого потребуют наши непреходящие интересы…

Для сохранения нашего устойчивого лидерства нам необходимо сформировать контуры нового мирового экономического порядка, который будет и впредь отражать наши интересы и ценности…

Чтобы эффективно лидировать в мире, переживающем значительные политические изменения, Соединенные Штаты должны сохранять верность нашим ценностям дома и продвигать всеобщие ценности за рубежом… Американские ценности являются отражением всеобщих ценностей, которые мы отстаиваем во всем мире…».

Стратегия национальной безопасности США. Февраль 2015 г.[5]


Не церемонясь с методами, Америка лишает другие страны свободного выбора собственного пути развития. Активно идёт процесс подавления экономического многообразия путей развития введением разнообразных контролируемых США международных "регуляторов".Сегодня в сферу влияния США включено около 80% населения планеты,  в том числе Объединённая Европа.

Не следует думать, что стратегия создания сильного государства ориентирована на интересы граждан США. Она разработана по заданию властвующей элиты, стоящей за правительством США,  и ориентирована исключительно на  её интересы.

    

«Те, кто формально управляют <государством США>  получают … команды не от электората, а от небольшой группы … называемой «истэблишмент» (власть имущие). Она существует, хотя её существование упорно отрицается. Вторым секретом является факт, что существование истеблишмента – управляющего класса – не допускается обсуждать».

А. Миллер, профессор университета Дж. Вашингтона[6]


«Если Америка ввязывается в какой-то конфликт, как, например, сейчас с Россией, то правительство США действует не в интересах американского народа, а исходя из коммерческой выгоды … Экономические интересы экономической элиты и организованных группы оказывают существенное независимое влияние на политику правительства США. Интересы массы американцев, а также отдельных, рядовых граждан, наоборот, практически не влияют на политику».

Доклад ученых Принстонского университета[7].


Более того, мощные  команды, стоящие за правительством США, интернациональны и ставят своей основной целью мировое господство, но не господство государства США, а власть надгосударственной сетевой организации. Сильное государство США для них не цель, а средство, инструмент для обеспечения интересов не граждан, а  мировой элиты.

В результате существует противоречие  между США как государством и США как наднациональным кластером транснациональных компаний: международной надгосударственной сетью  торгово-финансовых структур, элитных клубов по интересам и масонских лож.

"Хотите вы этого или нет, но у нас будет Мировое Правительство. Единственный вопрос состоит в том, произойдет ли это путем консенсуса или путем насилия".

Джеймс Пол Варбург, банкир, член «мозгового треста», созданного президентом Франклином Д. Рузвельтом[8]


Принципиально,  что более полувека относительно процветающей жизни Запада заканчиваются. Мир все более отчетливо расшатывается и распадается - игнорировать признаки грядущего обрушения далее невозможно. Причины происходящего совершенно объективны и являются следствием системных проблем, которые существуют в реальной мировой системы управления. Но Запад предпочитает искать причины негативных процессов где угодно, только  не в ошибках и в эгоизме собственной стратегии.

Стандартный ход – сформировать образ врага и сделать его ответственным за все неудачи. Россия достаточно хорошо подходит на образ врага. Тем более, что, в определённом смысле,  она в данный момент и впрямь является воплощением врага для Запада. И это - не фантазии радикальной части истеблишмента США.  Относительно самостоятельная роль России серьёзно мешает экономическим и политическим элитам, стоящим за государством США, в реализации претензий на глобальное военное, политическое и  экономическое лидерство и на мессианскую роль в обустройстве мира.

Россия, не желающая занять уготовленное ей в западной системе место и признать западный мир идеалом, разрушает стратегию, осуществляемую Западом в последние десятилетия. Конфронтация с Западом на геополитическом поле, создание альтернативных финансовых и политических структур, возврат Крыма, контрсанкции в противостоянии с Европой по Украине, независимая позиция по Сирии – всё это ускоряет расшатывание мировой системы глобального управления.  В сочетании с уязвимостью российской власти для критики за наличие множества внутренних административных и политических проблем, это позволяет сформировать в глазах граждан Запада образ России как врага западной системы ценностей, придать ей демонический оттенок.

Стратегия борьбы за глобальное господство

До создания ядерного оружия основной стратегией достижения господства была силовая война, основным инструментом – вооруженные силы, опирающиеся на военно – промышленный комплекс. Развитие военных технологий в ХХ веке привело к таким колоссальным материальным и людским  потерям при ведении традиционных войн, что поставило под сомнение  эффективность военных действий для достижения эгоистических экономических и политических целей. 

Во время Первой мировой войны в России погибло 3,32 млн. человек[9], в Гражданской войне - ещё 10,5 млн.[10].  Боевые и общие людские потери СССР во Второй мировой войне составили соответственно 8,7 и 26,6 млн. человек[11]. Всего во время войн ХХ века в мире погибло более 250 млн. человек[12].  В 1945 г. США  впервые применили ядерное оружие, считая его «необходимым атрибутом справедливой войны», что привело к гибели около 250 тыс. и облучению 280 тыс. человек[13]

Разрушительные результаты Первой и Второй мировых войн ничему не научили эгоистичные мировые управляющие элиты. Что это за группы людей, которым было выгодно развязать две катастрофические мировые война ХХ века? Что это за цели, которые могут оправдать для их достижения ужасные материальные и людские потери ХХ века? Попытка возложить ответственность исключительно на неадекватность отдельных лидеров – Гитлера, Муссолини и других не выдерживает никакой критики. Более того, существует опасная тенденция списать мировые войны на Германию, хотя за них должна нести ответственность управляющая элита всех ведущих стран мира,

При выяылении причин мировых событий разумно прислушаться к совету знаменитого римского юриста Кассиана Лонгин Равилла: при анализе хитросплетения интриг и поиске лиц, стоящих за ними, всегда следует искать, кому они могут быть выгодны. Даже в случае самых катастрофических событий всегда есть группы людей, которым выгодны результаты, достигнутые за счёт жертв всего человечества.

«В политике ничто не происходит случайно. Если это случается, вы  можете поспорить, что это было запланировано».

Франклин Рузвельт, 32-й Президент США[14]


Бенефициара разрушительных и кровавых событий ХХ века определить довольно просто: это финансовая элита США.

·       Чистые прибыли американских промышленных корпораций в 1914 г. равнялись $3,94 млрд., а в 1918 г. - $8,362 млрд.[15]

·       В резервах США в 1935 г. хранилось около 8 тыс. т золота, в 1940 г. – около 20 тыс. т (75%  золотого запаса мира)[16].

·       Доля США в суммарном ВВП стран, принимавших участие во Второй мировой войне возросла с 34,6% в 1938 г. до 52,5% в 1945 г. [17]


Глобальные процессы, происходящие в настоящее время в обществе, заставляют усомниться, что человечество действительно движется к вершинам цивилизованного состояния, основанного на  высших научно-технических, политико-правовых и нравственно-этических достижениях. В мире есть почти все научные, технические, управленческие и идеологические предпосылки для улучшения жизни миллионов людей, для решения двух наиболее острых проблем: социальной справедливости и коэволюции человека и Природы. Использовать их мешает только порок существующих взаимосвязанных экономических и политических систем. Не устранив этот порок, мы не сможем избежать надвигающегося глобального кризиса.

Основной преградой для развития человечества и самого его существования является то, что мощные глобальные организации заинтересованы в сохранении существующей системы. Они пытаются заморозить существующую систему ценностей и существующие механизмы глобального распределения результатов экономической деятельности общества. Все страны, в том числе, современная Россия, вынуждены жить под давлением этих организаций, которые ориентированы их создателями на создание системы мирового управления. Страна, при всей мощи её ресурсов, не может жить в экономической и политической и экономической изоляции. Она вынуждена взаимодействовать с агрессивным внешним миром. В этих условиях одной из основных задач власти является создание стратегии противодействия сетевым угрозам, чтобы избежать превращения национальной экономики в придаток мировой экономики, сохранить суверенитет.

Особенностью реализуемого Западом глобального проекта по созданию однополярного мира является то, что он  вообще не имеет международной договорной базы. В его основу были положены ряд односторонних решений США:

·         доктрина «расширения демократии» (1993);

·         концепция расширения НАТО (1996) и новая стратегия НАТО, расширившая зону ответственности НАТО за пределы Северной Атлантики;

·         доктрины превентивной[18] и преэмптивной[19] войны;

·         доктрина демократизации Большого Ближнего Востока (2003 г.)[20].

 «Усилия по достижению политического урегулирования эффективны лишь в том случае, если они опираются на военную силу и не вызывающую сомнений решимость применить эту силу».

Манфред Вернер. Генеральный секретарь НАТО[21]


Попытка создать глобальный мир по своим правовым и моральным стандартам, массовое применение Западом варварских методов в геополитике вызвало достаточно ожесточенное сопротивление во всем мире и породило «асимметричный ответ» в форме транснационального терроризма. Он в очень короткий исторический период достиг такой силы, что стал представлять серьёзную опасность для мирового сообщества.

«… наивно, более того – утопично, ожидать, что люди не будут возмущены и не возжелают мести, когда наше правительство бомбит их, поддерживает полицейские режимы в их государствах и накладывает на их родные страны убийственные санкции. Эта месть в различных формах, которую ЦРУ называет "отдача" - непредусмотренное следствие военных интервенций».

Рон Пол, кандидат от Либертарианской партии на пост президента США[22]


Фактически, на статус мировой империи в XXI в.  претендует глобальный субъект, сформировавшийся за последние годы за спиной Америки, - глобальная  экономическая сеть транснациональных элит, превращающаяся в своеобразную интернациональную корпорацию или империю.

"Аналогия с империей в данном случае оправдана, потому что система мирового капитализма управляет теми, кто к ней принадлежит, и из нее нелегко выйти, Более того, она имеет центр и периферию как настоящая империя, и центр получает выгоды за счет периферии. Еще важнее то, что система мирового капитализма проявляет империалистические тенденции... Она не может быть спокойна, пока существуют какие-либо рынки или ресурсы, которые еще не вовлечены в ее орбиту. В этом отношении она мало чем отличается от империи Александра Великого или Аттилы Гунна, а ее экспансионистские тенденции могут стать началом ее гибели".

Джордж Сорос, финансовый спекулянт[23]  


Рождение новых глобальных надгосударственных элит, не подконтрольность и не публичность их действий, несёт особую опасность для демократии, поскольку они опираются только на деньги и не имеют привязки к интеллекту, морали и не связаны с какой-либо страной. Новые субъекты, действующие поверх прежних социальных конструкций, не нуждаются в формализации  своих претензий,  произвольно толкуют законы и прямо пренебрегают ими, коммерциализируют все источники власти в обществе и разрушает все другие элиты, основанные на реальном производстве, науке, культуре, расе, религии или происхождении. Они не столько подавляют, сколько игнорируют институты публичной политики и демократии, которые утрачивают прежнее значение и перестают выполнять регулирующую роль в обществе. 

1.2 Сетевое общество

Развитие глобальных сетей

Современный мир является тотальной сетевой системой, состоящей из совокупности разнообразных взаимодействующих локальных и глобальных субсетей: экономических, политических, разведывательных, транспортных, информационных, военных, досуговых, религиозных, научных, культурных, криминальных, националистических, террористических,  мондиалистских и др. [24].

Глобальная сеть – это гибкая и динамичная форма организации взаимодействующих объектов мирового сообщества. Глобальная сеть состоит из участников (людей, организаций, общностей и т.д.) и связей (взаимодействий) между ними, (включая обмен финансовыми и материальными ресурсами, информацией и знаниями, взаимодействие в ходе реализации политических и идеологических стратегий и т.д.).

Сети проникли всюду и всё больше влияют на нашу жизнь. Мы все одновременно интегрированы во множество взаимодействующих между собой различных сетевых структур[25]. Они формирует политическую, экономическую, социальную, военно-стратегическую, культурную и правовую картину мира, наши привычки, нравы, цели и образ жизни.

Глобализация финансового рынка и развитие информационно – коммуникационных и транспортных технологий привели к фундаментальному изменению мира. Национальные границы и большие расстояния перестали быть препятствием для общения, мир всё больше становится единым и глобально прозрачным. Увеличение дальнодействия, скорости и интенсивности разных видов взаимодействия привело к тому, что связи между объектами приобрели тоталитарный характер – человечество интегрировано в единую чрезвычайно гибкую и разнородную глобальную сетевую систему.

Составляющие глобальной сети не имеют четкой структуры, размазаны и  взаимодействуют по  законам, которые постоянно изменяются. Сеть является постоянно расширяющейся хаотичной системой[26], пронизывающей все сферы общественной жизни, которая всегда несёт в себе элементы иерархии (в ней есть постоянно изменяющаяся структура) и беспорядка, хаоса (структура беспорядочна, непредсказуема и неустойчива). В общем случае тотальная сеть – это огромная структура, сочетающая порядок, рациональную иерархию и необходимость жесткого следования правилам с определённым уровнем непредсказуемости и беспорядка, с относительной свободой действий участников,  спонтанностью и хаосом.

Обычно сети делят по виду циркулирующих в объединении ресурсов и целям взаимодействия.  Локальные цели деятельности глобальных сетей и составляющих их субсетей могут быть сами разнообразными. Но наибольшее внимание привлекает деятельность глобальных сетей, ставящих своей целью реализацию сетевых методов глобального экономического, политического, культурного, идеологического, информационного доминирования инициаторов, стоящих за сетью. Мощь подобных глобальных сетей уже настолько велика, что поставила под вопрос эффективность традиционных методов обеспечения национального суверенитета.

Современные национальные властвующие элиты большинства государств, сформированные при активном вмешательстве глобальных сетевых структур, согласны на обладание ограниченным национальным суверенитетом в обмен на право включения с ограниченными правами в мировую сетевую систему. Они вынуждены в обязательном порядке учитывать правила, установленные глобальными структурами.

Страны, не принявшие условия, продиктованные глобальными сетевыми структурами, попадают в число стран – изгоев.

Понятие «сети» определяется по-разному. Часто сети интерпретируются предельно широко: сеть как любая система из узлов, соединенных связями. Другие авторы поддерживают более узкое истолкование сетей как  структур, в которых нет единого центра, а их поведение является результатом кооперативных взаимодействий между элементами[27]

Вертикальные и горизонтальные сети

Одним из способов описания общества является его представление в виде глобальной сети, представляющей суперпозицию вертикальных и горизонтальных сетей[28]. Ни чисто вертикальных, ни строго горизонтальных сетей не существует. В реальном обществе всегда идут два процесса.

·         Формальное структурирование в вертикальную сеть, которой управляют или пытаются управлять властвующая элита и лидеры.

«В любой организации власть осуществляет меньшинство, которое правит неорганизованным большинством. ... «организованное большинство» невозможно, потому что из него обязательно выделяются лидеры и элита, которые сформируют «организованное меньшинство».

Ч. Миллз, профессор Колумбийского университета[29]


·         Неформальное структурирование на основе взаимного интереса и симпатий в параллельную, горизонтальную неофициальную сеть, в которой лидерство и авторитет не определяются предписанного формальными правилами.

Реальная сеть – это всегда динамичное противостояние и синтез вертикальной и горизонтальной сети. Это чрезвычайно усложняет картину мира и делает неприемлемыми многие традиционные представления об окружающей действительности. Так, например, в чистом виде нет ни противостояния национальных государств, ни религий, ни конкуренции плановой и рыночной экономики, ни борьбы тоталитаризма и демократии. Всё стало намного неоднозначнее и сложнее.

Формирование спонтанных горизонтальных сетей начинается из небольших сообществ единомышленников, располагающих заделом социального капитала. Горизонтальные сети всё больше присутствуют в обществе, приводя к конфликту  между вертикальной иерархией и стремлением к горизонтальной сетевой структуре, к конфликту между администратором и творческим коллективом.

Распад традиционных общественных структур особенно в периоды быстрых социально - политических изменений ведёт к активизации существующих и к стихийному формированию новых горизонтальных сетей. Они пытаются заместить разрушаемые формальные политические структуры. Рост влияния горизонтальных сетей изменяет традиционное устройство государства или даже разрушает его. Под воздействием сетей происходят как демократические процессы, так и легализация и усиление экстремистских и террористических организаций. Например, сегодня идёт рост  небольших маргинальных экстремистских группировок сетевого типа, исповедующих идеологии  вплоть до нацистских.

Именно горизонтальные сети замещают собой структуры традиционного иерархического общества (государство, правительство, политические институты, наука, экономика). Для горизонтальной сети нет государственных границ, экономических и юридических преград. Они легко внедряются в нашу жизнь, становиться для нас чем-то совершенно необходимым. Мы превращаемся в участников различных сетей, истинные цели деятельности которых от нас, как правило, скрыты и которые имеют возможность нас использовать «втемную» в том числе и для деструктивных действий. Сети проникают даже в структуру вооруженных сил, ранее основанную на безусловном подчинении старшему в военной иерархии.

В вертикальных сетях строго иерархической организации общества больше жесткого порядка, организованности и иерархичности, чем в слабо структурированной, хаотической горизонтальной сети. 

Вертикальная сеть всегда пытается организовать, структурировать, формализовать общество. Придать любой общности людей (мир, общество, государство, культы и т.д.) некое рациональное (с точки зрения властвующей в вертикальной сети элиты) единое мировоззрение,  формализовать правила жизни, сделать жесткими обязанности и права составных частей общества. Горизонтальные сети могут не иметь жесткой организационной структуры. Они характеризуются быстро изменяющимися целями, гибкими и размытыми обязанностями и правами участников сетевого объединения.

Противостояние вертикальной и горизонтальной сети характерно для современного т.н. демократического общества. Жестким правилам, законам, нормам существования социума всегда  противостоит криминал, коррупция, теневая экономика, безответственность, иррациональность, эгоизм членов общества. Это заложено в самой природе демократического общества. Те законы, которые большинство приняло, как норму жизни, могут представляться несправедливыми или несущественными с позиции меньшинства. Если 51% граждан  поддерживают какой–либо закон, а 49% против его принятия, то это говорит не о необходимости данного закона, а о том, что общество расколото.

Принципиальным требованием вертикально интегрированной сети является то, что потенциал (административный, финансовый, организационный, интеллектуальный, силовой, и т.д.) лидера обязательно должен быть выше потенциала исполнителя. Только в этом случае думающий исполнитель готов встраиваться в вертикальную сеть и играть роли толпы в исполнении чужих решений.

Если лидер не обладает надлежащими способностями и знаниями, а качество его решений не соответствуют уровню исполнителя, то  возможны три варианта.

·         Сменить лидера вертикальной сети.

·         Убрать из команды или нейтрализовать исполнителя, осознавшего нелогичность происходящего и требующего возврата его суверенных прав, включая властные полномочия.

·         Частично преобразовать вертикально интегрированную сеть в горизонтальную систему взаимосвязанных относительно самостоятельных субъектов, деятельность которых согласована в системе общих интересов и целей.

В современных вертикальных сетях систему образует «команда», состоящая из лидеров и их ближайших помощников, которая формирует стратегию группы, её нормы и структуру, тактику взаимоотношений, противоборства или сотрудничества с другими группами. Все остальные исполняют их волю, соучаствуя лишь в процессе реализации.

Вертикально и горизонтальные сети

Резкий рост скорости, сложности и масштабов общественных процессов нанес серьёзный удар по вертикально интегрированным сетям. По мере роста сложности системы лидер, даже окруженный единомышленниками и советниками, в какой-то момент может не справиться с её управлением: система становится слишком сложной для директивного ручного управления.

Принципиальным моментом является то, что глобальная информационно - коммуникационная инфраструктура, создавшая широкодоступные информационные каналы и базы данных, лишает вертикальные сети информационной монополии - одного из важнейших инструментов их силы. Это означает, что исчезает один из базовых принципов выстраивания вертикально интегрированной сети: человек становится информированной личностью и не нуждается в передаче своих суверенных прав другим, в том числе в передаче права принимать и реализовывать решения. В результате появляется движущая сила для перерождения вертикальных иерархических структур, основанных на безусловном доминировании административных методов управления, в горизонтальные структуры.

Этот процесс наблюдается в политике, бизнесе и даже в военных стратегиях.  Идёт переход от традиционных  сообществ, управляемых вертикальной сетью, к более сложной сетевой структуре, существенным элементом которой является противостояние жесткой централизованной иерархии вертикальной сети и размазанной, не структурированной, хаотичной горизонтальной сети.

Традиционные политические партии формальны, они базировались на иерархии, штатном расписании, устойчивых должностных функциях, стандартизации процедур, т.е. являлись  вертикальной сетью. В результате развития информационных технологий рост информации в Интернете приобрёл экспоненциальный характер, выросло число пользователей, которые имеют свой личный  выход на информационное поле помимо партийно - ориентированных СМИ.  В результате вертикально организованные партии всё больше уступают влияние на общество горизонтальным сетям, основа которых – синергия независимых деятельных личностей и социальных групп. Сегодня никакая иерархическая партия не сравнится по мощи с горизонтальными соцсетями.

Наглядным примером успеха горизонтальных сетей является рост числа сетевых бизнес – организаций. Их основа - единство миссии организации и интересов личности, интеграция стратегической цели проекта и стратегии отдельных групп. При этом подобная организация ориентирована не на формальную постановку задач, а на достижении цели, на динамичное и гибкое сочетание знания общей проблемы и конкретного дискретного проекта[30].

Иерархиям свойственны недостаточная гибкость, запаздывание в реагировании на  динамично изменяющуюся ситуацию. Иерархии более уязвимы, поскольку перестают функционировать при утрате центрального управляющего звена.

Горизонтальные сети характеризует гибкость, широта охвата проблемы, способность преодолевать бюрократические и административные границы, они лучше приспособлены к управлению динамично изменяющимся современным миром, особенно в моменты резких социальных и политических изменений, когда вместо непрерывной реализации долгосрочного проекта осуществляется постоянно изменяющаяся последовательность дискретных проектов. Это минимизирует влияние принципиальных ошибок долгосрочных прогнозов, связанных с погрешностью исходных данных, несовершенством моделей развития и технологий решения стратегических задач. 

Однако эти преимущества существуют ситуационно - в определённых условиях иерархии оказываются лучше сетей. Например, сеть уступает иерархии в темпе работы, если речь идёт о решении стандартных, типовых задач.

1.3 Сосуществование  вертикальных и горизонтальных сетей

Конкуренция вертикальных и горизонтальных сетей

Сетевые технологии дают принципиально иной уровень для коллективного формирования стратегии и коллективного принятия решений. Они позволяют сместить от индивидуального к коллективному центры знаний и власти. Интеллект с открытым кодом (общедоступный для просмотра, изменения и  использования для своих нужд) в перспективе будет производить результаты, превосходящие произведенные системой, запрещающей свободную модификацию  исходного интеллектуального продукта. Коллективный интеллект особенно важен для процесса демократизации общества, поскольку он основан на знании, поддерживаемом совместным использованием идей, и поэтому он лучше обеспечивает взаимопонимание в разнородном обществе. Без коллективного интеллекта люди могут довести себя до вымирания, вызванного борьбой эгоистических нужд[31],[32].

Главные свойство горизонтальной сети: саморегулирование, стремление к расширению и к включению в себя как можно большего числа разнородных участников, рост интенсивности взаимодействия участников, увеличение потоков информации, быстрое изменение состава и структуры сети.

Мощь  горизонтальной сети определяется тем, что в её рамках в прямое взаимодействие между собой вступают элементы, которые никогда прежде не соприкасалась. Последнее властвующие элиты пытаются компенсировать объёмом централизованной информации, обрушиваемой на граждан и её искажением.

       Конкуренция вертикальной и горизонтальной сети касается и общества имитационной демократии, структуру которого власти пытаются деформировать в сторону вертикальной сети. При определённом уровне сложности общества система имитационной демократии не позволяет эффективно решать политические и экономические задачи. Это связано с тем, что вертикальная сеть властвующей элиты целенаправленно и последовательно блокирует механизм автоматического регулирования, потенциально заложенных в демократические институты власти, делая их имитационными.

Выход из этой тупиковой ситуации – частичное преобразование вертикальной сети в горизонтальную, деятельность которой согласована в системе общих интересов и целей. Но властвующая элита предпочитает искусственно создавать подконтрольные ей новые горизонтальных сетей. Деятельность этой горизонтальной сети пытаются жестко вписать в старую иерархию и в старую систему достижения непубличных, как правило, корыстных, целей и интересов  их инициаторов. Это нарушает основной принцип деятельности горизонтальной сети – самостоятельность субъектов.

Таким образом, возникает угроза, что вырвавшись из вертикальных сетей власти, человек сегодня оказывается во власти искусственно созданных горизонтальных сетей системы имитационной демократии.

Преимущество горизонтальных сетевых структур при решении целого ряда важных проблем современного социума не означает, что вертикальная сеть (централизованные иерархические структуры, в том числе и бюрократического типа) полностью утрачивают свою важность. Именно централизованная структура должна консолидировать политическую нацию, защищать интересы государства в международных организациях, укреплять национальную безопасность, развивать национальную экономику.

Рационально функционирующие горизонтальные сети не препятствуют выполнению вертикальными сетевыми структурами государственной иерархиям своих специфических функций. Они выступают в социуме как мощное дополнение для оптимального функционирования власти, используя не бюрократические и не рыночные механизмы. Решения  горизонтальными сетевыми структурами принимаются более медленно, чем централизованными иерархиями с единым лидером (требуется консенсус), но лучше отвечают запросам общества. 

Несмотря на конкуренцию и противостояние горизонтальных и вертикальных сетей возможен компромисс, основанный на взаимодополнении и взаимопроникновении горизонтальных и вертикальных, иерархических  сетевых структур.

Так, например, возможен конструктивный равноправный диалог между вертикалью государственного аппарата и горизонтальным гражданским  обществом без диктата со стороны первого. Фрагменты политической бюро­кратии могут быть включены в состав горизонтальных социальных сетей, генерирующих стратегические ориентиры. В свою очередь горизонтальные сетевые группы могут входить как отдельные звенья в состав государственного аппарата, причём не только в роли консультирующих экспертных организаций, но и как фрагменты системы, выполняющие определённые функции.

Не менее важным является потенциал горизонтальных сетей достигнуть единства мнений и по политическим и экономическим вопросам не иерархическим путем. Пронизывающая современное общество сложная система вертикально- и горизонтально- интегрированных сетей связывает не только конкретных людей, но и идеи, способы  действий, построенные на формальных и на неформальных отношениях. Поддерживая взаимовыгодное взаимодействие, сети аккумулируют значительные ресурсы для достижения общих целей участников. Горизонтальные сети эффективно используют индивидуальные ресурсы: знания, престиж, информация, богатство, бюрократический и силовой потенциал. Важнейший ресурс - умение генерировать информацию и  манипулировать ею, т.е. влиять на менталитет, смыслы и целеполагания общества.

Манипуляция почти хаотической глобальной сетевой системой является высшей формой управления в современном мировом сообществе.

Конфликтный и антиконфликтный потенциал сетей

 

Взаимодействия горизонтальных и вертикальных сетей имеет два принципиально  разных уровня. С одной стороны, человечество - единая целостная система, ориентированная на решение глобальных задач вне зависимости от нации, региона, вероисповедания и др. С другой - оно разбито на самостоятельные, конкурирующие и даже конфликтующие национальные, региональные, культурные, конфессиональные подсистемы.

В реальном обществе интегрированные в единую структуру вертикальные и горизонтальные сети имеют как конфликтный, так и антиконфликтный потенциал.

 Для вертикальной сети характерно стремление контролировать определённую территорию, рассматривая её не только как географическое пространство, но и как конгломерат материальных и финансовых ресурсов, информации, как геополитический потенциал. Вертикальная сеть стремится установить в обществе единообразие в целеполагании, идеологии, культуре и т.д., укрепить государственность, обороноспособность, национальную экономику и валютно-финансовую систему. Она всегда конфликтует с «чужой» вертикальной сетью и рамки допустимого конфликта для национальных государств регламентированы Вестфальским соглашением. Но это не значит, что вертикальные сети соблюдают эти международные правила.

Как правило, вертикальные иерархические сети пытаются подавить горизонтальные сетевые структуры, подмять их под себя. Всё это вынуждает горизонтальные сети защищать свою организационную целостность и свои интересы. Они легко это могут это сделать, поскольку вертикальная сеть не может противостоять горизонтальной сети, достигшей критической величины. 

Горизонтальные сети занимаются не только самозащитой – они не признают границ взаимодействующих с ними вертикальных и горизонтальных сетей, активно пытаются их поглотить. Горизонтальные сетевые структуры в конфликтах с иерархиями используют преимущества сетевых методов борьбы: 

·         инфильтрацию (введение в состав иерархий максимального числа членов сети);

·         перколяцию (пропаганду идейных установок и целей сети в социуме, в том числе онлайн - средствами, для достижения “молчаливой поддержки” максимального числа сограждан).

В результате наличие межсетевых границ вертикальных и горизонтальных сетей чревато межсетевыми конфликтами. Ситуацию усугубляет то, что реальная сеть современного общества является суперпозицией вертикальной и горизонтальных сетей, что резко повышает конфликтность сетевых структур.  В современном обществе мы наблюдаем, как ведущие государства Запада пытаются подавить национальные сетевые структуры очередной страны – жертвы и заменить их подконтрольными сетями для приобретения контроля над всей страной.

В современном конфронтационном мире именно антиконфликтный потенциал горизонтальных сетевых структур может сыграть определяющую роль[33], поскольку горизонтальная сеть способна перехватывать у иерархических структур контрольные и регуляторные функции. Склонная к конфликту иерархическая вертикальная система пронизывается вездесущими и вначале незаметными горизонтальными  сетями, которые перехватывают контрольные функции у иерархических лидеров, резко ограничивая свободу их действий, в предельном случае они способны даже подчинить себе властную вертикальную сеть.

Отказ бюрократии от работы с горизонтальными сетевыми структурами ведёт к их подавлению там, где они целесообразны и к росту управленческих издержек государства. В то же время должен быть ограничен бесконтрольный  рост горизонтальных сетей в тех сферах социума, где они могут принести вред (деструктивные сети, криминал, аморальные сети и т.д.).

1.4 Сеть в обществе и государстве

Сеть и гражданское общество

В демократическом государстве на политическую систему сильное влияние оказывает гражданское общество. Входящие в его состав сети и их представители имеют значительную долю политической власти, хотя их никто не избирал и не назначал[34].

Несмотря на отсутствие формальной процедуры выборов, сети и их влиятельные участники могут быть политически значимы благодаря поддержке больших масс людей в силу своей положительной репутации в обществе.

Помимо честности, чувства ответственности, организационных способностей и других социально важных качеств личности, определяющим является компетенция представителей сети. Это значит, что влиятельные сети обязательно должны включать профессионалов (учёных, экспертов).

В свою очередь сетевые структуры могут усилить  влияние высококвалифицированных профессионалов в обществе, способствовать социальному и политическому воздействию их идей и, соответственно, привести к развитию меритократии (власти достойных). Социальные сети могут выступать в роли «фабрик мысли», т.е. как генераторы и распространители новых идейных ориентиров и ценностей. По сути, они являются независимыми, неприбыльными организациями, которые выполняют экспертные, креативные (например, поиск альтернативных решений экономических и политических проблем), коммуникативные функции, вырабатывают положения, влияющие на стратегию развития общества.

Высокий социальный статус экспертам может присваивать правительственная комиссия, как, например, сделано в Сингапуре. Развитие меритократической системы во многом способствовало тому, что Сингапур часто называют самым успешным обществом, какое знало человечества. Душевой ВВП  в Сингапуре за последние 50 лет вырос в 40 раз (США – в 3 раза).

Формула успеха Сингапура иногда формулируют в аббревиатуре  MPH[35]:

М - Meritocracy, меритократия (страна отбирает лучших из граждан для управления).

Р-   Pragmatism, прагматизм. Cтрана не стремится «изобретать колесо».  Го Кен Сви, архитектор сингапурского «экономического чуда», характеризовал прагматизм как способность копировать лучшие решения встающих перед страной проблем.

Н— Honesty, честность (бескомпромиссная борьба с коррупцией).  Ли Куан Ю, первый премьер-министр Республики Сингапур, один из создателей сингапурского «экономического чуда» начал реформы с того, что отправил за решётку трёх своих друзей.

В сетевом обществе статус эксперта, в отличие от традиционного понимания меритократии, могут присваивать сетевые структуры. В этом случае доверие и поддержка сетей позволяют экспертам высказываться как от имени сетевых структур, так и в целом от имени гражданского общества.

В России гражданское общество может развиваться на принципиально иных принципах, чем в странах Запада – не путем постоянной опоры на группы политического давления и судебные инстанции, а через создание горизонтальных сетевых децентрализованных структур, основанных на идейном фундаменте, духе единения, сетевой идентичности[36].

Горизонтальные сетевые структуры, могут составить основу гражданского общества, которое  постоянно взаимодействует с иерархическими властными структурами, помогая им в решении многообразных социальных и политических задач. В то же время горизонтальная сеть способна к эффективному противоборству с властными структурами, если они принимают социально неадекватные, антидемократические решения.

Государственные сети

Естественно, что такой мощный инструмент управления обществом как сетевые технологии не остался вне внимания государственного аппарата. Цели деятельности подобных сетей - как вертикальных, так и горизонтальных, определяются властвующими элитами и мало связаны с интересами граждан. 

Примером является сетевая деятельность разведывательного сообщества США (United States Intelligence Community), которое включает в себя 17 национальных разведок с бюджетом в 2013 г. $52,7 млрд.[37]. Эта структура создала сеть, в которой  участвуют более тысячи государственные организации и несколько тысяч коммерческих компаний[38]

В своей деятельности они используют новейшие разработки многочисленных «фабрик мысли»: например, методы сетевых технологий (Social Networking Analysis), технологии системной интеграция социальных наук и Интернет-технологий (Social Computing), передачу исполнительных функций неопределённому кругу лиц (Crowd sourcing), коллективный разум (hive mind, сollective intelligence)[39], деятельное общество (community of practice[40]), международное экспертное сообщество (Epistemic Communities), управление знаниями (Knowledge Management)[41] и др.[42].

Многие возможности сетевых технологий интегрированы в концепцию нетрадиционных боевых действий (Unconventional warfare), включая гибридную, сетецентрическую и  сетевую войну[43],[44],[45]. В рамках этой концепции мотивировка действий идёт по технологиям превентивной или преэмптивной войны[46], причём действующие силы и действительные цели их тактической активности скрыты. В то же время легко просматриваются стратегические цели - создание внутренних механизмов саморазрушения значимых сфер «государства – жертвы», обеспечивающих функционирование и безопасность страны, принуждение его отказаться от сопротивления, признать глобальное доминирование США и их мессианскую роль в мировом сообществе.

В отношении граждан собственной страны предполагается, что сети должны обеспечить вовлечения широких масс в решение задач национальной безопасности, напрямую связываемой с правом США на собственную исключительность и с претензиями на мировое превосходство.

Было бы наивностью считать, что стратегической целью деятельности сетей является обеспечение интересов граждан государства США. Их интересы давно подменены интересами финансовой элиты, а сами граждане являются объектом успешной манипуляции. 

Особое внимание уделяется развитию технологических возможностей для поддержки эффективной деятельности сетей с участием государства. В первую очередь, это современные IT технологии сбора и обработки информации. Например, программа по сбору информации о физических лицах «Тотальная информационная осведомленность» (Total Information Awareness), является самой большой программой слежения в истории Соединенных Штатов. Она нацелена на обнаружение потенциальных злоумышленников с помощью анализа общедоступных и личных данных: записей телефонных разговоров, сообщений электронной почты, паспортных данных, а также операций с кредитными картами. Хотя программа была официально приостановлена по требованию Конгресса США[47] в 2003 г., она продолжает работать в рамках Агентства национальной безопасности. Её технологии с незначительными изменениями используются также другими государственными учреждениями США[48].

Одной из первых была создана глобальная система радиоэлектронной разведки «Эшелон» («Five Eyes»). Она ежедневно по всему миру не санкционированно перехватывает и анализирует информационные потоки (до 2 млрд. телефонных переговоров, факсов, электронных писем, интернет-сообщений) путём подключения к таким каналам связи как спутниковая связь, телефонная сеть общего пользования, СВЧ-соединения и т.д.[49],[50] В систему входят спутники для перехвата сообщений, передаваемых по космическим, тропосферным, радиорелейным и другим линиям радиосвязи. Для перехвата информации на территории России АНБ создал в Германии специальный центр радиотехнической разведки. Это крупнейший центр перехвата информации: его главная антенна имеет диаметр 300 м и высоту 30 м[51].

Не меньше внимания уделяется и технологиям защиты собственных возможностей эффективно и бесконтрольно действовать в сетевом мире. Программы типа «Офис гарантии безопасности и надежности операций» («Office of Safe and Secure Operations»), «Безопасные и гарантированные операции» («Safe and Secure Operations»), «Автоматизированные нетрадиционные средства обнаружения кибер-атаки окружающей среды» (Cyber-attack Automated Unconventional Sensor Environment) и др[52]. ориентированы на противостояние в сетевом мире новым возможностям противников США,  угрожающим возможностям разведки «свободно и эффективно действовать в часто враждебном и всё более взаимозависимом и ограниченном ресурсами мире»[53]..



[1] Стратегия национальной безопасности США. Февраль 2015 г. http://inosmi.ru/op_ed/20150213/226255885.html


[2] Барак Обама, 44-й президент США, Washington Post, 2.05.2016.  https://news.mail.ru/politics/25657572/


[3] Баррак Обама, 44 - президент США. Выступление в военной академии Вест – Пойнт. 28.05.2014.

http://www.nytimes.com/2014/05/29/us/politics/transcript-of-president-obamas-commencement-address-at-west-point.html


[4] Декларация проекта «Новый американский век». The Project for the New American Century. http://www.newamericancentury.org/statementofprinciples.htm


[5] Стратегия национальной безопасности США. Февраль 2015 г. http://inosmi.ru/op_ed/20150213/226255885.html


[6]  Arthur S. Miller, George Washington University, professor. The Architecture of Modern Political Power. 2008. http://www.mega.nu/ampp/intro1.5.html


[7] Вывод ученых Принстонского университета. Deutsche wirtschafts nachrichten. 26.04.2015  Princeton-Studie als Warnung an Europa: USA sind keine Demokratie mehr.

http://.de/2015/04/26/princeton-studie-als-warnung-an-europa-usa-sind-keine-demokratie-mehr/


[8]James Paul Warburg. Банкир. Член комитета сената США по международным отношениям. Из выступления на сенатских слушаниях 17.02.1950. Senate Report (Senate Foreign Relations Committee) Revision of the United Nations Charter: Hearings Before a Subcommittee of the Committee on Foreign Relations, Eighty-First Congress. - US Government Printing Office, 1950. P. 494. Цит. по А. Дугин. Конспирология. http://conspi.ru/publ/a_dugin_konspirologija/ugroza_mondializma/trekhstoronnjaja_komissija/14-1-0-87


[9] Россия и СССР  в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. Под общей редакцией кандидата военных наук, профессора АВН, генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева. Москва. "ОЛМА-ПРЕСС". 2001. http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/KRIWOSHEEW/poteri.txt#w02.htm-003


[10] Эрлихман В. В. «Потери народонаселения в XX веке». Справочник. М.: Издательский дом «Русская панорама», 2004.


[11] Россия и СССР  в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. Под общей редакцией кандидата военных наук, профессора АВН генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева. Москва "ОЛМА-ПРЕСС". 2001. http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/KRIWOSHEEW/poteri.txt#w02.htm-003


[12] С.П. Капица. Модель роста населения земли и  предвидимое будущее цивилизации. http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/kapitsa_teoria.htm


[13] Radiation effects research foundation. How many people died as a result of the atomic bombings? http://www.rerf.or.jp/ge neral/qa_e/qa1.html


[14] Франклин Рузвельт, 32-й Президент США. http://citatabox.com/roosevelt/


[15] Советская историческая энциклопедия. Первая Мировая Война 1914-18. http://enc-dic.com/enc_sie/Pervaja-mirovaja-vona-1914-18-19019.html


[16] https://www.gold.org/user/welcome/


[17] Harrison, Mark, «The Economics of World War II: Six Great Powers in International Comparison», Cambridge University Press (1998). https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fwww2.warwick.ac.uk%2Ffac%2Fsoc%2Feconomics%2Fstaff%2Fmharrison%2Fpublic%2Fww2overview1998.pdf&name=ww2overview1998.pdf&lang=en&c=582f1595e78f&page=1


[18] А.И. Уткин, д. и. н., профессор, директор Центра международных исследований Института США и Канады РАН. Доктрина Буша: концепция, разделившая Америку. "Россия в глобальной политике". № 4, Июль - Август 2005. http://www.globalaffairs.ru/number/n_5457


[19] Н.А. Комлева, доктор политических наук, профессор, зав. кафедрой теории и истории политической науки Уральского федерального университета

«Преэмптивная война как технология ресурсного передела мира». http://www.space-time.ru/assets/files/8-2-2012.pdf 


[20] Волович А.А. О планах демократизации Ближнего Востока. 2004.  http://www.iimes.ru/?p=3269


[21] Манфред Вернер. Генеральный секретарь НАТО.  Выступление  10 сентября 1993 г. в Брюсселе на конференции Международного института стратегических исследований. Цит. по http://russway.narod.ru/articles/nato.htm


[22] Рон Пол. Член Палаты представителей США. Участник  президентских выборов в 2008 и 2012 г. в качестве кандидата от Либертарианской партии.  Манифест: Революция.   www.libertarium.ru/libertarium/45328?


[23] Дж. Сорос. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. М., 1999. - С.114. См. также K.A. Wittfogel. Die orientalische Despotie. Eine vergleichende Untersuchung totaler Macht. Koln-Berlin, 1962.


[24] Кастельс М. Становление общества сетевых структур // Новая постиндустриаль­ная волна на Западе. Антология / Под редакцией В. Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. 640 с.

https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fedu.tltsu.ru%2Fsites%2Fsites_content%2Fsite106%2Fhtml%2Fmedia50086%2FNovaya.doc&name=Novaya.doc&lang=ru&c=578f3277dfb6

Веллмен Барри. Wellman, Barry. 1979: "The Community Question: The Intimate Networks of East Yorkers." American Journal of Sociology 84 (March): 1201-31.

Craven, Paul, and Barry Wellman. 1973. "The Network City." Sociological Inquiry 43:57-88

Hiltz, S. Roxanne and Murray Turoff. 1978. The Network Nation. Reading, MA: Addison-Wesley.


[25] Лысак И.В., Косенчук Л.Ф. Современное общество как общество сетевых структур // Информационное общество. 2015. № 2–3. http://irinalysak.ru/index.php/stati/setevoe-obshchestvo


[26] Под термином «хаос» здесь понимается особая упорядоченность, подчиняющаяся определённым законам Природы, фактор самоструктурирования и саморазвития нелинейной среды. Будущие состояния хаотичной системы принципиально трудно предсказуемы.


[27] А.В. Олескин, В.С. Курдюмов. «Сетевое общество: его необходимость и возможные стратегии построения. О сетевой (ретикулярной) формации, меритократии и антиконфликтном потенциале сетей» 02.01.2016 . http://spkurdyumov.ru/networks/setevoe-obshhestvo-ego-neobxodimost-i-vozmozhnye-strategii/


[28]Для описания вертикальной и горизонтальной сети  в работе Жиля Делеза и Феликса Гватари  «Капитализм и шизофрения» были введены метафоры «корня» (вертикальный, линейный принцип) и «клубня» (горизонтальный, нелинейный принцип). Gilles Deleuze et Felix Guattari. Rhizome // Capitalisme et schizophrénie. Mille plateaux. Paris, Les Editions de Minuit. 1980 


[29] Миллс, Чарльз Райт. Интеллектуальное мастерство.  Социологические исследования.  1994. № 1.  http://www.ecsocman.edu.ru/socis/msg/207275.html


[30] А.И. Неклесса. «Управляемый хаос — движение к нестационарной системе мировых связей» 

http://spkurdyumov.ru/philosophy/upravlyaemyj-xaos-dvizhenie-k-nestacionarnoj-sisteme/


[31] A compact vision of co-intelligence. http://www.co-intelligence.org/I-compactCIvision.html


[32] Том Атли. Три взгляда на демократию. http://ecom.su/library_democr/index.php?id=1435


[33] А.В. Олескин, В.С. Курдюмов. «Сетевое общество: его необходимость и возможные стратегии построения. О сетевой (ретикулярной) формации, меритократии и антиконфликтном потенциале сетей» 02.01.2016 . http://spkurdyumov.ru/networks/setevoe-obshhestvo-ego-neobxodimost-i-vozmozhnye-strategii/


[34] Zaleski P. S. Global non-governmental administrative system: Geosociology of the third sector // Civil Society in the Making / D. Gawin, P. Glinski (Eds.). Warsaw: IFiS Publishers, 2006.


[35] Kishore Mahbubani.  Dean of the Lee Kuan Yew School of Public Policy. Why Singapore Is the World’s Most Successful Society. 08/04/2015. http://www.huffingtonpost.com/kishore-mahbubani/singapore-world-successful-society_b_7934988.html


[36] А.В. Олескин, В.С. Курдюмов. «Сетевое общество: его необходимость и возможные стратегии построения. О сетевой (ретикулярной) формации, меритократии и антиконфликтном потенциале сетей» 02.01.2016 . http://spkurdyumov.ru/networks/setevoe-obshhestvo-ego-neobxodimost-i-vozmozhnye-strategii/


[37] Inside the 2013 U.S. intelligence 'black budget' . http://apps.washingtonpost.com/g/page/national/inside-the-2013-us-intelligence-black-budget/420/


[38] Dana Priet, William M. Arkin. A hidden world, growing beyond control. (Скрытый мир, растущий вне контроля). July 19, 2010. The Washington Post. http://projects.washingtonpost.com/top-secret-america/articles/a-hidden-world-growing-beyond-control/


[39] Коллективный разум – технология  коллективного принятия решений, основанная на сдвиге фокуса знаний и власти от индивидуального к коллективному, к интеллекту  с открытым кодом. Извлечение нового знания из объединенных предпочтений, поведения и представлений группы людей.


[40] Деятельное сообщество - группа людей, объединенных общим интересом, существующая без какого-либо стороннего финансирования или принуждения. Может существовать в сети, а также в реальной жизни, например, регулярные или заранее согласованные встречи.


[41] Менеджмент знаний - стратегия создания, сохранения, распространения и применения интеллектуального капитала.


[42] John Scott, Peter J. Carrington. The SAGE Handbook of Social Network Analysis. 2011. SAGE Publications.


[43] Defense lacks doctrine to guide it through cyberwarfare. http://www.nextgov.com/defense/2010/09/defense-lacks-doctrine-to-guide-it-through-cyberwarfare/47575/


[44] Deterring hybrid warfare: a chance for NATO and the EU to work together? Сдерживание гибридной войны: шанс для НАТО и ЕС работать вместе? NATO Review Magazin. http://www.nato.int/docu/review/2014/Also-in-2014/Deterring-hybrid-warfare/EN/index.htm


[45] Савин Л В. Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию. 2011. http://www.geopolitica.ru/sites/default/files/ncw.pdf


[46] Комлева Н.А. Профессор. Преэмптивная война как технология ресурсного передела мира.

http://cyberleninka.ru/article/n/preemptivnaya-voyna-kak-tehnologiya-resursnogo-peredela-mira


[47] Pentagon's 'Terror Information Awareness' program will end. USA Today. 2003-09-25. http://usatoday30.usatoday.com/news/washington/2003-09-25-pentagon-office_x.htm


[48] Shane Harrisaug. Giving In to the Surveillance State. «Под государственным надзором». 2012. http://www.nytimes.com/2012/08/23/opinion/whos-watching-the-nsa-watchers.html?_r=0


[49] Nicky Hager Secret Power - New Zealand's Role in the International Spy Network. 1996. http://fas.org/irp/eprint/sp/


[50] European Parliament Report. Temporary Committee on the ECHELON Interception System.  11 July 2001.  http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+REPORT+A5-2001-0264+0+DOC+PDF+V0//EN&language=EN


[51] Эшелон / Echelon. http://www.agentura.ru/dossier/usa/nsa/eshelon/.


[52] Marissa Tejada, «Predicting and Preventing Cyberattacks». Mar 10, 2015. http://midsizeinsider.com/en-us/article/predicting-and-preventing-cyberattacks#.VP9lLWR4pZU


[53] IARPA.  Safe and Secure Operations. http://www.iarpa.gov/index.php/about-iarpa/safe-and-secure-operations



Глава 2. Новые интегральные технологии достижения геополитических целей

2.1 Войны нового типа

Сетевые войны

Вызывающе затратные и откровенно людоедские силовые технологии достижения стратегической цели (мировое господство) претерпели определённые изменения. Им на смену пришли стратегии войн нового типа.  Мир от войн XIX века, в которых использовались средства индивидуального поражения, в ХХ веке перешёл к оружию массового поражения. Сегодня на первый план выходят сетевые и информационные технологии: средства воздействия на человеческое сознание, экономические  инструменты, технологии геополитического влияния и т.д. На смену чисто военных методов решения политических и социальных проблем пришла новая форма войны - гибридная[1]

Это не значит, что старые силовые методы достижения политических и экономических целей полностью ушли в прошлое. Мы продолжаем наблюдать не затухающие локальные военные конфликты, гражданские войны  - после окончания Второй Мировой Войны их число превысило 100 и только в ХХI веке было развязано более 50 военных конфликтов и локальных войн[2]. Не прекращаются этнические чистки, межнациональные и религиозные войны, в них только в 2014 г. убито 167 тыс. человек[3]. В 2010 г. в результате вооруженных конфликтов и преследований на различной почве число беженцев в мире составило около 43 млн. человек[4].

Война нового типа включает в себя сложную комбинацию применения регулярной армии, разрешённого оружия, сетевой и информационной войны, войны в киберпространстве[5], экономического давления, партизанской и гражданской войны, мятежа, преступного поведение на поле боя и, даже, международного терроризма[6].

Согласно новой военной теории война становится сетевым явлением, а военные действия – один из видов сетевых процессов. В информационном обществе любая война неизбежно становится сетевой: регулярная армия, спецслужбы, дипломаты, гражданское население, отдельные слабо оформленные группы, а также их информационное, политическое, дипломатическое, экономическое и техническое обеспечение интегрируется в единую сеть, по которой циркулируют информационные и другие ресурсы.

Сетевая война определяется как «совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны»[7]. Целью  является установление через информационную среду абсолютного контроля над всеми участниками действий, постоянное тотальное манипулирование ими во всех ситуациях: войны, кризиса или мира.  Победа над противником достигается через подчинение своим интересам не только условно «независимых» государств, но и в установление контроля над всеми участниками мирового процесса. По сути, это технология мирового господства нового типа, когда управление отдельными субъектами осуществляется за счёт изменения их менталитета и целеполагания, через навязывание мотивации действий не прямым образом, а скрытым манипулированием их сознанием через изменение информационной среды. Это позволяет  лишить все народы мира самостоятельности и  превратить их в управляемые, запрограммированные объекты.

Стратегия сетевой войны США основана на их стремлении контролировать мировую ситуацию таким образом, чтобы основные глобальные процессы развертывались в интересах США. Все возможные политические, экономические и глобальные риски блокируются за счёт превентивных или преэмптивных технологий[8].

Конечная цель сетевой войны, как и любой войны, установление контроля над противником. Это достигается контролем информационного поля, а не захватом или оккупацией реального физического пространства, поскольку тот, кто управляет потоками информации, контролирует всё. Классические боевые операции с реальным захватом территории противника носят второстепенный характер.

Сетевая война исходит из того, что в сегодняшнем мире, пронизанном глобальными сетями, ключевым ресурсом в противостоянии является информация[9]. Идеологическое, информационное, психологическое воздействие на противника из вспомогательного инструмента решения военно-политических задач превратилось в конкурента силовой войны как способа «продолжения политики иными средствами». Победить противника может тот, кто в состоянии создать глобальную сеть с наибольшим потоком информации. Составными частями процесса является сбор информации от максимального числа источников, анализ информации, её оптимизация, трансформация и искажение, генерация и распространение информации, обратная связь.

Возможность решения этих задач обеспечивается полным контролем спецслужб США над всемирной системой объединённых компьютерных сетей для хранения и передачи информации (Интернетом) и электронными средствами распространения информации Facebook, Twitter, Yahoo, Gmail и др.

В сетевых войнах сетевой контроль не означает только примитивное регулирование потока информации. Он означает контроль в сетях товарных и финансовых потоков, ограничение доступа к новым технологиям, контроль политической, научной и культурной элиты и активных слоёв общества.

 Важную роль играет управление сутью информации, встраивание частностей в требуемую общую информационную картину, манипуляция и искажение информации. Деформация информации приобрела системный характер и производится с учётом конечного пользователя.

Эффективное обращение с информацией позволяет изменить в свою пользу даже те информационные потоки, которые на первый взгляд невыгодны. Принципиально, что даже создание в информационном пространстве виртуального образа контроля часто достаточно для изменения информационных потоков и достижения нужного эффекта.

Комплексное влияние на объект в рамках сетевой войны создаётся разнообразными субсетями, интегрированными в единую систему всеохватывающей сети. Такой подход требует, чтобы регулярная армия, разведка, военно – промышленный комплекс,  журналистика и дипломатия, научные, образовательные, культурные и религиозные организации были интегрированы в единую сеть, по которой циркулирует проблемно-ориентированная информация.

В рамках глобальной сети действует новая модель взаимоотношений всех стран, которая не сводится к обычной логике: друзья – враги, конкуренция – партнёрство, противостояние – сотрудничество.  Образ врага размыт: сетевая война ведётся всегда (война, локальный конфликт, кризис, мир) и против всех без исключения - против противника, союзных государств, нейтральных сил и против собственных граждан (включая собственных военнослужащих).  Все они получают ту информацию, которая необходима для манипулирования ими для успешного решения стратегической задачи управляющих структур.

В сетевой войне в чистом виде нет ни противостояния друг другу национальных государств, ни конкуренции экономических и политических систем. Всё стало намного сложнее и тоньше. Сетевая война, в отличие от войн предшествующего периода, ведётся не отдельными национальными лидерами и не государствами и даже не блоками, а глобальными структурами, которые имеют как гласные и легитимные, так и тайные и нелегальные  задачи.

Из этой стратегии следует, что независимо от того, считают ли власти РФ США врагом или другом, против России ведётся постоянная сетевая война, целью которой не является прямое физическое  разрушение экономики или захват территорий. Сетевая война позволяет выиграть битву без боевого противостояния или прямой оккупации территории противника.  Сеть – более гибкое оружие и манипулирует насилием и военной силой только в крайних случаях. Она даёт возможность установить свой контроль над  мировыми процессами и выстроить систему глобального доминирования США за счёт превосходства в информационно – коммуникационных технологиях управления сознанием мирового сообщества. Идеологическое, информационное, психологическое воздействие на противника

Сетевая война может вестись с фиктивным противником. При необходимости сеть создаёт виртуальный образ противника, осуществляет на информационном поле от его имени виртуальные действия и в ответ осуществляет вполне реальные военные и экономические шаги по противодействию придуманным поступкам противника. Примером этого являются реальные кровавые военные операции, мотивированные мифической угрозой террористических актов со стороны  Афганистана, несуществующим химическим оружием Ирака, Ливии или Сирии. При необходимости, виртуальную угрозу терроризма намеренно превращают в реальную,  как это сделали в настоящее время в Европе.

Вариант подобной стратегии осуществляется США и в отношении России путём раздувания мифа о русской военной угрозе в Прибалтике и в Европе.

За генерацией виртуальной угрозы не всегда стоят исключительно геополитические интересы. Например, государственное финансирование разработки и производства технических средств борьбы с терроризмом в объёме сотен миллиардов долларов сделали борьбу с ним для транснациональных монополий экономически целесообразными, а сам терроризм  практически непотопляемыми.

Гибридные войны

Гибридная война определяется как использование военных и невоенных инструментов в интегральной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение стратегических преимуществ.


 «<Гибридная война это> разнообразные и динамичные сочетания регулярных войск, незаконных формирований, преступных элементов, или комбинацию этих сил и элементов, объединенных для достижения взаимно выгодных эффектов».

Полевой устав армии США[10].


Отсутствие единого международного определения гибридной войны ведет к тому, что её элементы всегда и везде присутствуют на международном поле. Противоборствующие стороны специально создают сетевые структуры для уничтожения иерархической (вертикальной) политической системы противника. Пример тому – события на Украине.

Всплеск радикального национализма и последовавшая гражданская война на Украине возникли не стихийно. Конечно, украинское общество было полно противоречий, но крови удалось бы избежать, если бы ситуацию не подталкивали извне инициаторы войн нового типа - транснациональные компании. Именно они принудили страны Запада и США к прямой конфронтации с Россией. От них исходит идея соединить в единую конфликтную зону Афганистан, Иран, Ирак, Кавказ, Ближний Восток, Украину, страны Причерноморья и Балтики. Они минимально используют прямое применение силы, но провоцируют конфликтующие стороны на активные враждебные действия, поддерживая ту или иную сторону деньгами, оружием, советниками, информацией. При этом инициаторы конфликта «закрывают глаза» что они фактически поддерживают расизм, право на геноцид по этническим признакам, как мы наблюдаем в Восточной Украине или в Прибалтике. Причём свои истинные роли и цели  манипуляторы скрывают за информационным шумом в виде политических кампаний за демократию и т.п.

 Отождествлять этих воинствующих манипуляторов с властью США и Европы справедливо лишь отчасти: не все западные политики являются пациентами психиатров[11] и страдают манией величия[12]. Достаточно политиков, которые понимают, что в этот локальный конфликт может быть втянут весь мир[13].

Однако накал гибридной войны Запада против России, особенно её информационной составляющей не снижается.  Идут постоянные обвинения России в развязывании гибридной войны в Крыму, нашей стране приписываются действия, которые она не осуществляла: проведение киберопераций,  получение психологических преимуществ за счёт сетевых методов, экономического давления на Украину.

В войне Вооружённые Силы Украины используют террористические возможности гибридных войн: заброска на территорию России диверсионных групп, создание террористических групп из несовершеннолетних наркоманов[14] и даже убийство мирных граждан собственной страны: «ограниченную и сдерживающую войну на Донбассе с целью нанесения «демотивирующих потерь» и деморализации населения восставших территорий»[15].

В действительности, Украина является лишь локальным театром военных действий в глобальном сценарии гибридной войны «против всех» за мировое господство, ведущейся сетевыми структурам, стоящими за спиной США. 


«Новый Мировой Порядок создаётся против России, за счёт России и на обломках России» 

Збигнев Бжезински. Политолог. Выступление по случаю присвоения ему звания "Почетный гражданин г. Львова»[16]


Но от операции на Украине США получили серию непредсказуемых побочных эффектов от этой операции: вхождение Крыма в состав России, резкий рост самосознания населения Юго – восточной части Украины и кризис доверия к центральной власти в Киеве. Объявив В. Путина врагом демократии во всем мире, США способствовали резкому росту его политического рейтинга как внутри России, так и за его пределами. Введя экономические санкции для изоляции России от мирового сообщества, США стимулировали политику экспортной независимости российской экономики и способствовали росту национального самосознания граждан России. Втянув Евросоюз в антироссийские санкции, американцы активизировали в Европе не только антирусские, но и антиамериканские настроения и т.д.  Итого, хотя сетевая война более эффективно, чем война традиционная использует ресурсы стороны-агрессора, стопроцентного успеха она может и не давать. 


Сетецентрические войны

Сами вооруженные силы всё больше уходит от традиционной иерархической военной структуры, приобретая черты горизонтальной сети[17]. Сетецентрическая война является чисто военной стратегией, разработанной США на базе сетевых войн[18]. Она основана на повышении эффективности боевых операций при переходе от традиционной, иерархической, «командной» системы управления (вертикальной сети) к горизонтальной[19]. Стратегия предполагает достижение информационного превосходства за счёт объединения участников боевых действий в единую сеть и максимальное использование технологического и организационного превосходство Вооружённых Сил США на информационном поле.

Превосходство достигается за счёт решения целой системы задач[20].

·        Построение интегральной информационной сети, превращение пользователей информации одновременно в поставщиков, организация постоянного обмена информацией между ними и центром управления с включением обратной связи. Таким образом, осуществляется переход от распространения информации по принципам вертикальной сети к сети горизонтальной.

·        Замена традиционной формы приказа на отношения, построенные на принципе «намерение командира». Приказ является жёстким, формализованным поручением, который можно изменить только другим столь же формальным приказом. Это  существенно ограничивает свободу действий тех, кто его отдаёт, и тех, кто его исполняет. Переход от вертикальной сети (иерархического управления) в сторону горизонтальной сети увеличивает скорость принятия решений и улучшает реализацию потенциала каждого участника. Это позволяет обеспечить возможность подразделений действовать в автономном режиме, самим формулировать и решать оперативные задачи на основе информированности и понимания намерения командира.

·        Подавление воли противника. Глобальная дезинформации и психологическое воздействие на вооруженные силы противника и население не только в зоне военных действий, но и на территории нейтральных стран, союзников и собственных граждан. Важнейшим элементом является информационная атака с целью программирования противника на изменение целеполагания и принятие заданного решения.  Пример применения технологий управления сознанием - использованный на Украине  приём: «кто не скачет, тот москаль». После такого «зомбирования» людям трудно понять, кто и за что борется, где правда и где ложь. Люди не понимают, что они участвуют в войне, о целях и бенефициарах которой они даже не подозревает.  Люди сами стягивают свою страну в состояние политического хаоса и экономического коллапса.


Сетевая война может включать в себя не только традиционный межгосударственный конфликт. Появляются негосударственные участники сетей  - неправительственные общественные организации, ополченцы, сторонники исламского возрождения и т.п. Доступ к мировым компьютерным сетям позволяет им обмениваться информацией и координировать свои действия на национальном и глобальном уровне, что делает их полноценными участниками информационной войны наравне с государствами структурами.

Мощным участником сетевых войн стала геополитически неопределённая сила - международный терроризм. Под ним понимают самые различные общности. В  Афганистане это радикальные исламские структуры Аль Каиды, к созданию которых приложили руку спецслужбы США[21], а также военизированные организации, которые не имеют отношения к радикальным структурам ислама. К террористам США отнесли Саддама Хусейна, шиитский Иран, являющийся религиозно и идеологически противоположностью Аль Каиды, квазигосударство ИГИЛ с шариатской формой правления, возникшее как результат вооруженной интервенции Запада в ряде стран Ближнего Востока. Фактически США через ИГИЛ инициировали крупнейший в мире локальный конфликт, в который втянуты  более десяти стран Ближнего Востока, Россия и Западная Европа.  Это дестабилизировало не только регион конфликта, но и создало условия для активизации международной террористической деятельность по всему миру, включая Европу и сами США.

Сегодня защититься в сетевой войне можно только используя методы и технологии сетевых войн. Ни наличие многомиллионной армии, ни ядерное оружие, ни спецслужбы «старого образца» не гарантируют надёжной защиты.

Кибервойны

Распространение новых коммуникационных и информационных технологий  уже привело к образованию нового типа объединений людей - сетевых сообществ («нетоса»),  сопоставимых по мощности с идентификацией этнической. За 20 лет число пользователей Интернетом увеличилось с 16 млн. человек до 3,5 млрд., приблизившись к половине населения Земли. Сегодня киберпространство называют «пятым пространством» ведения войны[22].

Количество людей, которые проводят в Всемирной Сети более 12 часов в сутки, непрерывно растёт.  Интернет - зависимостью страдают до 14 % её пользователей[23] (350–400 млн. человек) и до 80% лиц, играющих в компьютерные игры[24]. И это неудивительно. Всемирная сеть в любой момент генерирует образы и модели реальности на любой вкус: от кибер-секса до кибер-спорта, от Wikipedia до WikiLeaks.  Разделение жизненного пространства и времени на реал и виртуал, на режимы онлайн и оффлайн оказалось вовсе не абсолютным. Шедевры мирового искусства и литературы, общение в режиме реального времени с любым пользователем Интернета,  виртуальные путешествия, сетевые игры и интернет-шоппинг – всё это - широко распространённая реальность.

Внутри нетоса формируются собственные элиты (топ-блогеры и т. д.), которые, в свою очередь, создают новый властный институт - нетократию[25].  Нетократия - форма управления обществом, в рамках которой основной ценностью являются не материальные предметы (средства производства, деньги, недвижимость и т.д.), а информация. Доступ к  информации и манипуляция ею обеспечивает власть над остальными участниками того или иного социума (общества, государства). Появились Анонимусы, претендующие на анархический цифровой мировой разум[26] и флешмобы, способные собирать многотысячные толпы, свергающие правительства в ходе «цветных революций». Некоторые популярные сетевые проекты близки по влиянию на общество к сетевым квазирелигиям[27].

В результате мировая сеть начинает приобретать качественно новые черты, в том числе, наблюдается повышение уровня исходящей от неё угрозы. Опасными для государства  могут быть  информационное воздействие на массы, хищения секретной информации, изменения целей жизни, подавление воли людей. Сегодня фокус смещается от реальных силовых и экономических угроз в направлении изменения менталитета общества и прямого нарушения функционирования информационно – коммуникационной инфраструктуры противника.

Растёт активность определённых общественно-политических сил Запада, прежде всего в США, стремящихся монополизировать управление процессов в киберпространстве в своих интересах, для достижения собственных целей, в том числе геополитических. Механизмы такой монополизации изначально носили системный характер. Интернет, изменивший все коммуникативные системы, создавался по заказу Пентагона и имеет «закрытый»  сегмент, который может использоваться исключительно военно-политическими структурами США, в то время как «открытый» сегмент Интернета во многом находится под непрерывным контролем спецслужб США.

2.2 Стратегия управляемого хаоса

Создание хаоса как технология подавления противника


Сети, претендующие на глобальное господство, в первую очередь ориентированы на разрушение основного конкурента –  вертикальных иерархических сетей национального государства.  Для организации в  сетях национальной власти «правильно организованного кризиса» широко используется процесс создания «мирового хаоса»: разрушение государственных структур и принципов международных отношений, столкновение культур и религий.

Развитие новых информационных и коммуникационных технологий изменило подход к созданию хаоса у противника как к одному из способов ведения войны. В современных условиях идёт переход от классических методов создания хаоса (разрушение коммуникаций, систем управления, экономики и т.д.) к созданию хаоса в сознании людей, к изменению менталитета и целеполагания, подавлению воли противника. 


«Мы можем многому научиться, если рассматривать хаос и перегруппировку как возможности, а не рваться к стабильности, как к иллюзорной цели…. Успешная модель <хаоса>… будет охватывать военную стратегию, торговлю и финансы, идеологию, политическое устройство, религию, экологию, массовые коммуникации, здравоохранение и меняющиеся гендерные роли…. Мы всегда предпринимаем меры для усиления хаоса, когда содействуем демократии, продвигаем рыночные реформы и развиваем средства массовой информации через частный сектор».

Стивен Манн. Американский дипломат, идеолог технологии «управляемого хаоса»[28]


Предсказать развитие хаотической системы нельзя, но влиять на неё  (управлять ею) можно.  В рамках стратегии речь идет о создании в государственной системе противника «слабых мест» за счёт воздействий хаоса, способного изменить в свою пользу возможные будущие состояния системы и  таким образом управлять системой в интересах манипуляторов, т.е.  вызвать переход системы на требуемую траекторию развития.

Но это означает, что инициаторы хаоса не могут предсказать все стороны его поведения. События в Афганистане, Ливии, Сирии, Ираке и в других точках активного американского вмешательства привели к непредсказуемым попутным изменениям системы, которые по значимости сопоставимы или превосходят первоначально ожидавшийся эффект.


«В «новых войнах» нарушения норм гуманности и прав человека являются не побочными эффектами войны, а её центральным стержнем. Более 90 процентов жертв – это гражданское население, а количество беженцев и перемещённых лиц из года в год растёт. Военные действия приобретают новые формы – систематические убийства «других» («не своих»), выселение населения в места, непригодные для проживания. Все эти формы насилия являются по своей сути геноцидом».

Мэри Калдор, профессор Лондонской школы экономики[29]


Войны нового типа не подпадают под понятие агрессии, принятое международными нормами. В условиях, когда не существует общепризнанного определения понятий «международный терроризм» и «интересы национальной безопасности», ничто не препятствует США бороться с реальными или выдуманными угрозами, погружая страны в хаос, определяя район угрозы и методы борьбы самостоятельно «по праву сильного».

Технология управляемого хаоса

Технология «управляемого хаоса» является эффективным средством достижения геополитических целей в войнах нового типа – гибридных, сетевых, информационных и в киберпространстве. Эта технология требует относительно небольших финансовых затрат. В соответствии с «теорией кризисного управления», предложенной ещё Г. Киссинджером, «правильно организованные кризисы» необходимо создавать и использовать для продвижения к «Новому Мировому Порядку»[30], построенному в интересах США, вернее, в интересах стоящих за спиной этого государства властвующих элит.

В результате мир приближается к закреплению неравенства стран на международном правовом поле: страны – господа (США), штаб-квартира властной мировой элиты, определяющие по своему усмотрению понятия «легитимность» и «законность» и страны-изгои с ограниченным суверенитетом.

 Если проанализировать конфликты последнего времени, то обращает на себя внимание тот факт, что ни один из них до конца так и не был урегулирован. События в Югославии, Ираке и в десятках других стран показывают, что идея урегулирования конфликта  вообще не заложена в качестве стратегического цели. Основная цель конфликтов – разрушение системы власти государства – жертвы и создание новой системы в режиме «управляемого хаоса».

В общественном сознании и в практике международных отношений активно формируются «новые нормы» международного права. Характерные черты этих «новых норм»  - нечёткость законодательной базы, превалирование силы над юридически закрепленными формами поведения государств на международной арене, господство норм международного права над национальным законодательством, неформальный характер ряда влиятельных организаций, анонимность и  непубличность значительной части принимаемых решений и т.п.

Поствестфальская система международных отношений декларирует верховный суверенитет человеческой личности, главенство эгоистических прав человека над национальным суверенитетом[31]. Это положение усиленно продвигается как неотъемлемая часть международной системы безопасности.


«Суверенитет является анахронизмом. Это понятие было создано в былые времена, когда общество состояло из правителей и субъектов государства, на самом деле не являющихся гражданами. Это понятие стало краеугольным камнем международных отношении, начиная с подписания Вестфальского мира в 1648 г.… Сегодня, несмотря на то, что не все государства - нации демократически подотчетны своим гражданам, принцип суверенитета стоит на пути внешнего вмешательства во внутренние дела национальных государств. Но истинный суверенитет принадлежит народу, который в свою очередь, делегирует соответствующие полномочия своим правительствам. Если правительство злоупотребляет возложенными на него полномочиями, и граждане не имеют возможностей для исправления таких нарушений, внешнее вмешательство оправдано».

Дж. Сорос. Финансовый спекулянт[32]


С другой стороны, на международно-правовом поле позиция защиты прав человека часто служит лишь своеобразной дымовой завесой и одновременно эффективным сетевым инструментом для достижения целей, не связанных с правами граждан. 

Негативные последствия применения технологии управляемого хаоса

Широкое использование США технологии управляемого хаоса ведёт к быстро накапливающейся массе негативных процессов.  Главные из них следующие.

·        Нестабильность международного сообщества, вызывающая постоянные попытки изменения социально - политической конфигурации мира.

·        Рост социально – экономического расслоения между странами мира и между гражданами внутри отдельных стран.

·        Рост масштабов региональных конфликтов и «войн за ресурсы».

·        Постоянный отход ведущих держав от существующих правил международной политики, более свободное применение военных средств.

·        Превращение терроризма в международную систему, транснационализация и глобализация асоциальных и криминальных структур.

·        Балансирование на грани глобального финансово - экономического кризиса.

Постоянные устремления США организовать экономическую и политическую мировую систему в соответствии с собственными стратегическими целями начинают раздражать мировое сообщество. Продвижение собственных интересов под завесой заботы о благе других народов, естественно, не может долго приниматься за чистую монету и грозит США в ближайшем будущем большими неприятностями.


«Они <США> хотят все контролировать. … У меня такое впечатление иногда складывается, что Соединенным Штатам  не нужны союзники. Им нужны вассалы … Они не готовы сотрудничать на равных ни с Европой, ни с нами. А сотрудничать на равных - это значит совместно определять степень угроз, совместно выработать систему управления этой системой… Они категорически отказываются».

В. Путин. Премьер – министр РФ[33]


Особо необходимо отметить, что в мире появился новый тип организаций - «группы кризисного управления», которые себя позиционируют себя как специалисты по выходу из кризисного состояния бизнес - корпораций и стран, имеющих экономические проблемы. Однако, реальная активность многие групп кризисного управления имеют экономические и политические задачи, противоположные анонсированным: они  заняты не урегулированием, а конструированием кризисов, причем именно в духе создания хаоса[34]. Чаще всего за активностью таких групп явно или неявно просматривалась организующая воля определенных государств, их спецслужб или крупнейших бизнес-корпораций.

Развитие многих военно-политических кризисов в Карабахе, Таджикистане, Боснии, Албании, Косово и в других «горячих точках», наглядно показало, что США  серьёзно усилили хаотичность отдельных регионов мира. Примет тому - война НАТО против Сербии, инициировавшая в регионе страшный хаос.


«<Воевавшие в Косово> …. люди не были солдатами в форме ни одной государственной армии. Они принадлежат к неформальным подразделениям – полувоенным, легко вооруженным партизанам-бандитам. Эти люди олицетворяют будущее вооруженных конфликтов. Они начинают войну, они захватывают инициативу, они определяют развитие событий. Это они осуществляли этнические чистки, лишившие Косово большей части населения.

… Под надзором американских космических спутников и высотных бомбардировщиков НАТО эти …  головорезы обращают цивилизацию в руины».

Брюс Стерлинг,  американский футуролог[35]





[1] Margaret S. Bond.  Colonel. Hybrid war: a new paradigm for stability operations In failing states. USAWC strategy research project.

http://dissertation.lib-ebook.com/d-political/2042391-1-hybrid-war-new-paradigm-for-stability-operations-failing-stat.php

Creveld, Martin van. Профессор истории Иерусалимского университета. The transformation of war. http://matimatik.anarhist.org/pdf-books/irisen/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD_%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9A%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B4-%D0%A2%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D1%8B_(2005).pdf

В. И. Пантин, зав. отделом института мировой экономики и международных отношений РАН,  доктор философских наук. Гибридная война против России в 2015-2018 гг. Основные направления. 22.07.2015. http://mendeleev-center.ru/opinions/opinion-0021.html

Гибридная война на Украине. Минск-2. Лето 2016 года. Точка бифуркации: обновленный «План Горбулина» — от глухой обороны к нападению. 7 июля 2016

http://eadaily.com/ru/news/2016/07/07/minsk-2-leto-2016-goda-tochka-bifurkacii-obnovlennyy-plan-gorbulina-ot-gluhoy-oborony-k-napadeniyu


[2] Список войн XXI века. Википедия.


[3] The International Institute for Strategic Studies, 2015. http://acd.iiss.org/


[4] ООН. The Millennium Development Goals Report. 2011. http://www.un.org/millenniumgoals/11_MDG%20Report_EN.pdf


[5]   Auditors Find DoD Hasn't Defined Cyber Warfare. Information Week Government.

http://www.darkreading.com/risk-management/auditors-find-dod-hasnt-defined-cyber-warfare/d/d-id/1092427?

War on Terrorism: Defining hybrid warfare. Canada Free Press. http://canadafreepress.com/article/war-on-terrorism-defining-hybrid-warfare

Клименко С., полковник. «Теория и практика ведения "Гибридных войн" (по взглядам НАТО) 2015» // «Зарубежное военное обозрение» № 5, 2015 год, http://factmil.com/publ/strana/nato/teorija_t_praktika_vedenija_gibridnykh_vojn_po_vzgljadam_nato_2015/61-1-0-730

Hybrid vs. compound war. http://armedforcesjournal.com/hybrid-vs-compound-war/

Hybrid war — hybrid response?  NATO review. http://www.nato.int/docu/review/2014/Russia-Ukraine-Nato-crisis/Russia-Ukraine-crisis-war/EN/index.htm


[6] The Military Balance 2015. Complex crises call for adaptable and durable capabilities. http://www.iiss.org/en/publications/military%20balance/issues/the-military-balance-2015-5ea6/mb2015-00b-foreword-eff4


[7] Edward A. Smith, Jr. Effects based Operations. Applying Network centric Warfare in Peace, Crisis and War, Washington, DC: DoD CCRP, 2002.


[8] Н. А. Комлева. Доктор политических наук, профессор. Преэмптивная война как технология ресурсного передела мира. 25.04.2012. 

http://www.narodsobor.ru/events/analytics/8965-pr


[9] Сетевые войны. А. Дугин,  В. Коровин и А. Бовдунов. Аналитический доклад Изборскому клубу. 08.02.2014 http://izborsk-club.ru/content/articles/2318/


[10] Полевой Устав армии США. U.S. Army, Field Manual 3-0 Operations C-1 (GPO, Washington, DC: February 2011), 1-5. Цит. по Fleming, Brian P.  «Концепция гибридных угроз: современная война, военное планирование и появление неограниченного оперативного искусства». "Hybrid threat concept: contemporary war, military planning and the advent of unrestricted operational art."  United States Army Command and General Staff College. Fort Leavenworth, Kansas. 2011. http://cgsc.contentdm.oclc.org/utils/getdownloaditem/collection/p4013coll3/id/2752/filename/2753.pdf


[11]  Андрей Сидорчик. Вечный неудачник. Жизнь и удивительные похождения Джона Маккейна. 17/12/2013. http://www.aif.ru/society/people/vechnyy_neudachnik_zhizn_i_udivitelnye_pohozhdeniya_dzhona_makkeyna


[12] Альберт Нарышкин. «Ястребы» США выходят из-под контроля. 19 сентября, 2016. http://politrussia.com/world/amerikanskie-laquo-yastreby-raquo-vykhodyat-377/


[13] В. Гордеев. Трамп заявил об угрозе Третьей мировой войны из-за Крыма. 2.08.2016. http://www.rbc.ru/politics/02/08/2016/579fd0659a794791af656716


[14]http://pravdoryb.info/v-dnrpodrostki-terroristy-vzryvali-voennye-i-grazhdanskie-obekty-pod-kontrolem-sbu--podrobnosti-102085.html


[15]Владимир Горбулин. Директор Национального института стратегических исследований, советник Президента Украины, представитель Украины в трёхсторонней контактной группе по урегулированию войны на Донбассе. «Ценностные ресурсы войны и мира: украинский формат». 2.07.2016. http://gazeta.zn.ua/internal/2017-y-prodolzhenie-sleduet-cennostnye-resursy-voyny-i-mira-ukrainskiy-format-_.html


[16] Збигнев Казимеж Бжезинский. Один из ведущих идеологов внешней политики США. Член Трёхсторонней комиссии (Trilateral Commission).

Цит. по http://www.1tv.ru/news/leontiev/190368


[17] Christopher R Smith. Lieutenant Colonel. Network Centric Warfare, Command, and the Nature of War. Land Warfare Studies Centre. Canberra. February 2010. http://www.army.gov.au/~/media/Files/Our%20future/LWSC%20Publications/SP/sp318NCWCommandandNatureofWarChristopher%20Smith.pdf


[18]  John Arquilla, David Ronfeldt. The emergence of noopolitik: toward an American information strategy. Rand Corporation, 1999; http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR1033.html

John Arquilla, David Ronfeldt. Networks and netwars: the future of terror, crime, and militancy. Santa Monica: Rand Corporation, 2001;

http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR1382.html

Network Centric  Warfare . Department of Defense Report to Congress.  27 July 2001. http://www.dodccrp.org/files/ncw_report/report/ncw_main.pdf

Jonjo Robb, Modern Militaries and a Network Centric Warfare Approach. Jan. 9 2014, http://www.e-ir.info/2014/01/09/modern-militaries-and-a-network-centric-warfare-approach/

Barnett T. P. M. The Pentagon's New Map. New York: Putnam Publishing Group, 2004. http://www.stepbystep.com/The-Pentagons-New-Map-154812/

Alberts D. S., Garstka J. J., Stein F. P. Network Centric Warfare: Developing and Leveraging Information Superiority. Washington. D.C., 2nd Edition.

http://www.dodccrp.org/files/Alberts_NCW.pdf

Blaker J.R. Transforming military force: the legacy of Arthur Cebrowski and network centric warfare. Greenwood Publishing Group, 2007.

http://tehparadox.com/forum/f58/transforming-military-force-legacy-arthur-9834414/

А.  Дугин. Теоретические основы сетевых войн. http://www.med.org.ru/article/2893

Е.В.Горгола, доктор экономических наук, профессор. В.А.Кваша, кандидат экономических наук, доцент. Развитие военно-экономической науки в эпоху сетевых войн

http://militera.lib.ru/periodic/0/v/vooruzhenie-i-ekonomika/vooruzhenie-i-ekonomika_2014-02.pdf

Федор Смирнов.  Директор Центра мир-системных исследований. Сетевые войны в мировой экономике и международных финансах. 18.10.2014

http://reosh.ru/setevye-vojny-v-mirovoj-ekonomike-i-mezhdunarodnyx-finansax-chast-2.html


[19] Forgues P. Command in a network-centric warfare // Canadian Military Journal. Summer 2001. P.23-30

Hutchins, S. G., Kleinman, D. L., Hocevar, S. P., Kemple, W. G., and Porter, G. R. Enablers of Self-synchronization for Network-Centric Operations: Design of a Complex Command and Control Experiment //Proceedings of the 6 the international command and control research and technology symposium, CCRP, Annapolis, MD,USA, 2001.

Maj Z. Jobbag. Literature survey on Effects-Based Operations. A Ph. D. study on measuring military effects and Effectiveness. 2003. http://www.iwar.org.uk/rma/resources/ebo/Literature_survey_on_Effects-Based_Operations.pdf


[20] The implementation of network-centric warfare. Washington. D.C. Office of the Secretary of Defense, 2005 http://www.iwar.org.uk/rma/resources/ncw/implementation-of-NCW.pdf

Jonjo Robb. Modern Militaries and a Network Centric Warfare Approach. Jan 9 2014, http://www.e-ir.info/2014/01/09/modern-militaries-and-a-network-centric-warfare-approach/


[21] Norm Dixon. How the CIA created Osama bin Laden. September 18, 2001. https://www.greenleft.org.au/content/how-cia-created-osama-bin-laden


[22] Lynn W.J.-III. Defending a New Domain: The Pentagon's Cyberstrategy // Foreign Affairs. – Sept/Oct. 2010. https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2010-09-01/defending-new-domain

Революция в военном деле: возможные контуры конфликтов будущего. http://eurasian-defence.ru/node/119


[23] Александр Георгиевич Шмелев. Доктор психологических наук. Цит. по http://psi-doctor.ru/zavisimosti/zavisimost-ot-kompyuternyx-igr.html


[24] Maressa Орзэк, директор Центра исследований компьютерной зависимости в больнице Гарвардского университета Маклин. Цит. по http://psi-doctor.ru/zavisimosti/zavisimost-ot-kompyuternyx-igr.html


[25] Александр Бард и Ян Зодерквист. Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. http://www.litmir.co/br/?b=47850


[26] Adam Carter. From Anonymous to shuttered websites, the evolution of online protest. , CBC News Posted: Mar 15, 2012

http://www.cbc.ca/news/canada/from-anonymous-to-shuttered-websites-the-evolution-of-online-protest-1.1134948


[27]  Яблоков И. Н. Философия религии. Актуальные проблемы: монография. М. Цит. по Колкунова  К. А. http://sobor.by/koncepc_kolkunova.htm


[28] Стивен Манн. Американский дипломат, идеолог технологии «управляемого хаоса».  «Реакция на хаос», международная конференция в Санта Фе. 1996. Steven R. Mann. The Reaction to Chaos // Complexity, Global Politics, and National Security.  National Defense University Washington, 1998.  http://www.dergachev.ru/Russian-encyclopaedia/12/172.html


[29]Мэри Калдор, профессор Лондонской школы экономики. Цит. по И. Попов, независимый эксперт. "Война – это мир" – по Оруэллу. Новый характер вооруженной борьбы в современной эпохе. 11.04.2014  http://nvo.ng.ru/concepts/2014-04-11/1_war.html


[30] "Henry Kissinger on the Assembly of a New World Order".  The Wall Street Journal,  29.08.2014  http://perevodika.ru/articles/25351.html


[31]  Вестфальская система международных отношений (1648 г.) основана на «принципе национального государственного суверенитета», т.е. все государства имеют равные права и обладают всей полнотой власти на своей территории. 


[32] George Soros.  The People's Sovereignty. Foreign Policy. January 1, 2004 http://www.foreignpolicy.com/articles/2004/01/01/the_peoples_sovereignty


[33] Владимир Путин, Премьер-министр РФ. Выступление на встрече со студентами в Томске 25.01.2012  http://news,mail,ru/politics/7915168/


[34] Джон Перкинс (John Perkins). Исповедь экономического убийцы. Confessions of an economic hit man

Berrett-Koehler Publishers, Inc. 2004. San Francisco. http://www.litmir.co/br/?b=21711


[35] Брюс Стерлинг, американский футуролог.  «Будущее уже началось. Что ждет каждого из нас в XXI веке»/ Цит. по И. Попов, независимый военный эксперт. "Война – это мир" – по Оруэллу. Новый характер вооруженной борьбы в современной эпохе. 11.04.2014 http://nvo.ng.ru/concepts/2014-04-11/1_war.html


http://www.za-nauku.ru/


Возврат к списку


    
Система электронных платежей