И.Б. Иванов. УРОКИ ИСТОРИИ (фрагмент №2 из книги "Русское Подполье")

22.10.2016

И.Б. Иванов. УРОКИ ИСТОРИИ (фрагмент №2 из книги "Русское Подполье")


Приобрести книгу в нашем магазине

В отличие от стран Восточной Европы, в СССР процесс освобождения от тоталитаризма и его наследия пошёл гораздо медленнее и несравнимо труднее. Отчасти это объясняется тем, что ни одна из восточноевропейских стран не испытала, как Россия, столь длительного периода красной диктатуры, да и политические репрессии в Восточной Европе не имели такого чудовищного размаха.

В «поздних» соцстранах частично сохранялись отдельные досоветские исторические институты – как, например, католическая церковь, некоторые самодеятельные общественные организации, профессиональные союзы; существовали элементы рыночной экономики, а в ряде секторов экономики – частная собственность. Но главное – в той или иной степени сохранялся ведущий слой нации – национальная интеллигенция, «средний класс», который там коммунисты до конца уничтожить не успели, ведь Восточная Европа избежала геноцида, осуществлённого большевиками в России в межвоенные десятилетия.

Эти обстоятельства стали предпосылками для относительно безболезненного и быстрого выхода из коммунистического тупика. И тем не менее местная партийная бюрократия в Восточной Европе во многих случаях сумела, сменив вывески, сохранить за собой политические и финансовые «командные высоты» – рудименты социализма и до сих пор время от времени сотрясают бывших «союзников по соцлагерю»…

В России же не сохранилось ничего… За семь десятилетий советской глобализации и геноцида был физически истреблён или изгнан за границу весь ведущий слой нации, не сохранилось независимой церкви и каких-либо социальных институтов Исторической России, не осталось никаких элементов гражданского общества – свободных общественных организаций, профсоюзов… Всё это было уничтожено и подменено управляемыми КПСС и КГБ квазиструктурами. Народ целенаправленно отделили даже от исторической памяти. Поэтому слом тоталитарной системы в Советском Союзе не мог походить на чешский, польский и другие варианты и оказался совсем не «бархатным»…

В результате победы в начале 1990-х годов ревизионистской группировки КПСС-КГБ изменились формы существования старого «класса всесильных монополистов»**, но его криминальное, антинациональное содержание осталась прежним. Характеристика его природы, данная И.В. Огурцовым в начале 1960-х, увы, отнюдь не потеряла своей актуальности.

«Истинная природа этого класса, – записано в Программе ВСХСОН, – всё более обнаруживается для всех, ему уже нечем прикрыть свой эгоизм, у него нет целей, которые могли бы оправдать его господство. Его единственная цель – сохранить свою собственность и свою власть любой ценой. Этот класс духовно мёртв… он никого и никуда не способен вести... Положение этого класса, его самочувствие и его поведение очень сходно с положением и психологией оккупантов» [i].

Из всех возможных путей выхода из тоталитаризма страна была направлена по наихудшему: стремительный бросок в «капитализм», предпринятый под руководством партноменклатуры и КГБ в судорогах тоталитарного режима, вместо освобождения и возрождения обрушил на народы бывшего Советского Союза продолжение потерь и  страданий.

Красный капитализм – столь же беззаконная, антихристианская, антинациональная, антидемократическая система, как и породивший её коммунистический тоталитаризм. Эта система зиждется на безудержной распродаже сырьевых богатств страны (в первую очередь – нефти и газа), силовом и административном подавлении всякой оппозиции, а также на тотальном обмане населения, против которого правящей элитой развёрнута полномасштабная информационно-психологическая война.

В идеологическом плане современный красный капитализм характеризуется «демократической» или «патриотической» демагогией в сочетании с многочисленными сохраняемыми  рудиментами большевизма. Правильнее будет сказать, что у постсоветской «элиты» вообще нет сколько-нибудь устойчивой идеологии, а есть лишь идеологическое прикрытие, предназначенное помогать удерживать власть в конкретный текущий момент. Это идеологическое прикрытие она научилась менять по мере дискредитации предыдущего. Те, кто позавчера были марксистами-ленинцами, вчера – «демократами», сегодня «православными патриотами», а завтра, возможно, объявят себя и «монархистами» – суть всё та же старая стая потрошителей России, «осадок большевизма»…

Наконец, в социальном плане красный капитализм характеризуется резким расслоением общества – как это было и в Советском Союзе – на два класса: паразитический класс клептократии и полунищее бесправное «население». При этом правящая элита страны представляет собой не что иное, как смесь вчерашней партбюрократии, коммунистических спецслужб, их назначенцев, подросшей поросли и слившегося со всеми ними криминалитета. Подлинный же средний класс – как и в СССР – отсутствует… А ведь воссоздание среднего класса (не только в материальном смысле) социал-христиане считали одним из важнейших условий возрождения страны. 

«Средний класс определяется не столько уровнем своих доходов, – говорит И.В. Огурцов, – сколько той незаменимой для нации и государства социальной ролью, которую он выполняет... Подлинный средний класс противоречит интересам правящей олигархии, и она всячески противится его созданию, подменяя искусственно подкармливаемыми и выращиваемыми криминализированными прослойками…

Если страна сумеет выжить в борьбе, то в ней неизбежен процесс складывания и консолидации среднего класса… Он неизбежно сформируется путём общенациональной реституции, которая вернёт народу собственность, экспроприированную у него дважды: коммунистической бюрократией в 1917 году и её наследниками в наше время. Общеимперская реституция, в свою очередь, открывает путь к воссоединению нации и мирной реинтеграции страны…»



** «Класс всесильных монополистов» – одна из формулировок Программы ВСХСОН.





[i] Всероссийский Социал-Христианский Союз Освобождения Народа. Программа, суд, в тюрьмах и лагерях. Париж: YMKA-PRESS. 1975. С. 55.



Возврат к списку


    
Система электронных платежей