Юрий Евич. Четыре вида контроля

10.09.2016

Юрий Евич. Четыре вида контроля

http://linkis.com/url-image/https://i.ytimg.com/vi/jdGvZpK03hY/maxresdefault.jpg

«Самая тонкая шутка дьявола – убедить всех, что его не существует».

Многим людям кажется, что в своей повседневной деятельности они свободны. Точнее, они замечают только грубый, зримый контроль со стороны государственных структур – а вся остальная деятельность «яркой личности» кажется им свободной и независимой. Это неудивительно: самое эффективное управление – незримое, и различные медиа прилагают титанические усилия к тому, чтобы окормляемый ими «пипл» (в старину его называли «охлос») именно так и думал.

За прошедший год участия в боевых действиях я очень часто наблюдал там множество плохо объяснимых феноменов в поведении окружающих, которые, однако, очень сильно влияли на ход процессов и их конечный результат.  «Война – это та же мирная жизнь, просто сконцентрированная до предела». Поэтому именно  в ходе боевых действий многое скрытое становилось явным - наглядным и зримым. Мне было очень важно понять для себя, почему люди ведут себя в данных условиях именно таким образом. Этот интерес носил не абстрактный, а вполне прикладной и практический характер: именно «странности» в поведении приводили к тяжёлым потерям, досадным неудачам, необъяснимой дискредитации нашего дела.

Ответ для себя я нашёл в  работе Неведимова «Религия денег».

В книге он наименован кратко «четыре вида насилия». Возможно это и правильно, но мне всё же кажется, что точнее говорить о «четырёх видах контроля». Речь идёт о том, что обычно в обществе поведение человека контролируется четырьмя типами воздействия: физическое насилие, товарооборот, финансы и психологическое воздействие. Физическое – всё понятно: начиная с «дам в глаз» и заканчивая тюремным заключением и так далее. Товарооборот включает в себя доступ к различным товарам и наоборот, ограничение его: в современном обществе потребления весьма важный параметр, способный существенно повлиять на поведение человека. Финансы включают всё многообразие оборота денежных средств и различных их заменителей: причём помимо прямого контроля количества поступающей к объекту манипуляции (либо изымаемой у него) денежной массы, разработано огромное количество косвенных способов воздействия. Ярким примером является изменение курса валюты и соответственно, её покупательной способности: формально человек получает столько же, сколько ранее, фактически – оказывается скрученным «в бараний рог». Психологическое – высшее и самое сложное, зато и самое результативное. Начиная с прямого волевого подавления объекта манипуляции и заканчивая сложными схемами, когда происходит глубокая подмена понятий в мозгу объекта манипуляции – вплоть до того, что он начинает действовать в ущерб себе, полагая, что делает всё правильно.

Разумеется, здесь возможно огромное количество дополнений и уточнений: начиная с того, что зачастую намного выгоднее создавать не настоящие товары, а «продукты» - различные виды симулякров, в очень малой степени состоящих из материальной компоненты, а гораздо больше – из «престижа», «Бренда», «моды» и так далее. Достаточно ярким примером этой тенденции являются различные «эпплы», «хьюлетт-паккарды» и «бентли», львиная доля заоблачной (по сравнению с аналогами) цены которых слагается не из действительного преимущества в качестве, а из убеждения покупателей что «вы этого достойны». Трудно определить, какого вида контроля здесь больше – товарного или психологического, однако это не так уж и важно. 

В обычных условиях на человека непрерывно, с момента рождения,  действуют все четыре типа насилия – он так привыкает к их воздействию, что даже не замечает этого. При этом, когда говорят о «свободе» как правило лгут – на передний план выпячивается «свобода» как уменьшение степени воздействия какого-либо типа насилия на объект (чаще физического), при этом деликатно умалчивается о пропорциональном (чаще всего – превосходящем по мощности) усилении  прочих видов насилия.

Условия же боевых действий (особенно иррегулярных) очень  интересны тем, что в них резко ослабевают большинство привычных видов манипуляции. Например, существенно ослабевает потребность в товарном обеспечении: даже при самом плохом обеспечении самое необходимое – пропитание и боекомплект чаще всего имеется, а в условиях постоянной угрозы для жизни и здоровья значение якобы «необходимых» вещей материального мира становится истинным – то есть ненужным. В значительной степени снижается влияние финансового фактора – чаще всего, просто за счёт относительного отсутствия средств у всех или почти всех. Разумеется, если деньги есть – это хорошо, но как могут подтвердить многие из побывавших «там», мы месяцами обходились без копейки наличности – и в общем, вполне живы.

Напротив, значение двух крайних рычагов манипуляции – физического и психологического, чрезвычайно возрастает. При этом, если ты достаточно психологически стоек, чтобы быть индифферентным к попыткам психологического подавления тебя, и достаточно вооружён и решителен, чтобы оказать вооружённое сопротивление (а в идеале – имеешь хотя бы небольшой отряд лично преданных тебе людей), возникает любопытная ситуация – ты резко оказываешься свободным от всех видов контроля сразу. Точнее, они все одномоментно резко ослабевают. В этих условиях необходимо иметь очень сильную психологическую закалку, высокий уровень самоконтроля, а главное – высокоразвитую систему высших ценностей (религиозные, идеологические и так далее установки) чтобы не «соскочить с резьбы» - не впасть в другую крайность, и не кинуться использовать собственное бесконтрольное состояние для транслирования повышенного насилия в окружающий мир. Проще говоря – не начать мародёрствовать, насиловать и иными неприглядными способами использовать образовавшееся отсутствие внешнего контроля.

Здесь считаю необходимым сделать существенное дополнение. Наличие личного вооружения является необходимым, но не самодостаточным условием. Помните, мною было указано «достаточно вооружён и решителен»? Речь идёт о том, что необходимо избавиться от крайне вредной на войне иллюзии - переоценки важности собственной жизни. Нет бессмертных людей и жизнь такая штука, что живым из неё не выбраться. Помните кодекс самураев, где сказано: «чтобы быть совершенным в бою, надо представить себя мёртвым – тогда страх будет не властен над тобой». Дело в том, что именно истинная, а не показная готовность идти до конца и в любой момент отправиться в Валхаллу даёт в боевых условиях способность действовать наилучшим образом в любой обстановке.

Всё вышесказанное и позволяет объяснить ряд психологических феноменов, которые доводилось там наблюдать. Например, повышенная сверх всяких границ чувствительность бойцов и командиров к слухам, сплетням, различной информации (чаще всего негативной и дискредитирующей) об окружающих, в том числе – хорошо им известных лицах. Легко, безо всякой проверки, могут поверить самым нелепым слухам что ты украл, убил, расчленил и съел, зачастую негативное отношение возникает и вовсе при полном отсутствии фактического субстрата – на основании того что кто-то «романтик», «не такой как все» и так далее.

Дело в том, что за долгие годы жизни при тотальном и всестороннем  контроле над ним со стороны своего окружения человек привыкает к его присутствию, и когда сразу два привычных его механизма (финансы и товарооборот) выпадают  - становится наиболее чувствителен к оставшимся, даже падок на них. То есть – охотно и самостоятельно усиливает для себя их значение, чтобы вернуться к привычной по мирной жизни (неосознанно) роли  манипулируемого. При этом физический контроль (путём применения грубой силы) в боевых условиях часто чреват сразу пулей в ногу, а то и в голову. Разумеется, этого никто (за редчайшим исключением) не хочет – потому для повышенной чувствительности остаётся только усиление психологической компоненты контроля. То есть, повышенная готовность к тому, что тобой будут манипулировать со стороны – и склонность охотно поддаваться этому.

Противник об этом, как правило, заранее в курсе – в отличие от наших структур, способных только ходить парадами и стоять в очереди на служебное жильё. На Западе существуют целые институты, изучающие прикладную психологию и активно применяющие свои знания для бескровного сокрушения целых стран. Соответственно, ими разработана целая система создания и распространения информации, призванной в психологическом плане подавить, дискредитировать, поссорить между собой – и ещё сотней различных способов осуществить «психологическое насилие» над нашими. С нашей же стороны, кроме громких заявлений типа «против нас идёт информационная война» не делается ровным счётом ничего. Украина и Донбасс в особенности, с сокрушительным фиаско российских спецслужб и государственных структур продемонстрировали это самым блестящим образом.

Общий вывод будет очень простой: в боевых условиях кардинально меняется привычная для человека среда, когда он зафиксирован со всех сторон внешним контролем – количество и качество контролирующих сил резко падает. Противник стремится этим воспользоваться и сосредотачивает огромные ресурсы в сфере психологического воздействия и контроля. Наше государство, погрязшее Бог знает в каких занятиях, кроме воспитания из гражданина настоящего Воина и Человека не только ничего не делает, чтобы своевременно противостоять этой тенденции, но и прилагает все усилия к воспитанию  максимально безопасного для себя   населения - то есть инфантильного, трусливого и тупого. При этом вполне закономерно, что когда враг нападает, это государство смывается и бросает своих граждан – неподготовленных и невооружённых, на растерзание.  Чтобы в этих непростых условиях вести себя достойно, и  не только не стать тупой безответной жертвой, но выстоять и победить, необходимо заранее, в мирное время, вырабатывать высокую психологическую устойчивость, самостоятельность мышления и действия, решимость и стойкость, а главное – высшую систему приоритетов. Только ориентируясь на ценности высшие, нежели мелкое индивидуальное «я» (Родина, народ, Бог, память предков) можно преодолеть вал бесовской лжи, клеветы, и искусственного раздувания страстей, которыми мастерски пользуется противник в войне против нас.


Возврат к списку


    
Система электронных платежей