«Мы исполнили то, что считаем делом своей офицерской чести и долга перед русским народом» - РОВС в боях за Новороссию

23.07.2016

«Мы исполнили то, что считаем делом своей офицерской чести и долга перед русским народом» - РОВС в боях за Новороссию

http://cs629505.vk.me/v629505591/30ce9/-fam-ubbpl4.jpg

«Грозные события, разразившиеся на Украине, являются прямым следствием преступления, совершённого коммунистической номенклатурой в начале девяностых годов минувшего века. В стремлении удержать наворованные состояния и избегнуть ответственности за свои бесчисленные злодеяния, коммунистическая верхушка в 1991-1992 годах предательски расчленила и разворовала страну. Установив в искусственно нарезанных ею «уделах» воровские антинациональные режимы, она ввергла народ в новые беды, страдания и унижения.

События, происходящие ныне в Малороссии – древнейшем центре и колыбели Исторического Русского государства – являются в первую очередь горькими плодами преступной политики коммунистической мафии и её преемников, которые, прикрываясь лживыми лозунгами «демократии» и «независимости», в 1991 году укрепились у власти в РФ, на Украине, в Белоруссии, Казахстане и т.д.

Трагедия народа Украины в том, что обе ведущие борьбу за власть политические группировки в действительности не выражают его подлинной воли и борются за свои собственные интересы, в то время когда народ (с обеих сторон!) пытается бороться за интересы национальные! Обе стороны, не имея настоящего выбора, вынуждены голосовать «против большего зла», как они его понимают. (По тому же сценарию неизменно проводятся и все «выборы» в РФ, когда люди обречёны выбирать между ставленниками ненавистной коммунистической номенклатуры и антинациональной прозападной мафией – т.е. всё равно что между петлёй и пулей).

На Украинской территории сейчас решается не только и не столько внутриукраинские проблемы: идёт прямая борьба за мировое центральное геополитическое пространство, которое пока ещё занимает слабеющее СНГ. Для того чтобы контролировать это пространство, претендентам на мировое господство необходимо устранить славяно-православную цивилизацию, исторически его занимающую. Этим и объясняется откровенное и всестороннее вмешательство США и некоторых их союзников во внутренние дела Украины. В этом ключ сегодняшней ситуации в Малороссии, который, конечно, не виден основной массе рядовых участников событий, происходящих на киевских улицах и площадях. Потому-то США и финансируют, не считая нужным даже особенно скрывать этого, т.н. «оранжевую революцию» (только по официально признанным американским руководством данным, несомненно, заниженным, США потратили на одну эту акцию не менее 65 миллионов долларов).

США и их союзники заинтересованы в полном контроле над Украиной, которую они, конечно, никогда всерьёз не считали и не считают «суверенным государством», но всегда рассматривали как удобный передовой плацдарм для последующего удара по центральной России. Тем более что этот плацдарм американцам не жалко подставить под огонь, энергетическую блокаду и т.п. удары: «Пусть русские – малороссы и великороссы – сами обескровят друг друга» – в этой формуле суть всей американской политики по отношению к Украине! (…)

Высшее руководство РФ в сложившейся ситуации крайнего противостояния на Украине демонстрирует лишь свою полную неспособность и неготовность к решению задач такого общенационального масштаба.  Попытки РФ обозначить своё присутствие на всех совещаниях по вопросу урегулирования украинского кризиса или неудачны или прямо провокационны!

Не «оранжевые революции» и «бело-синие движения» нужны сегодня всему нашему народу – как на Украине, так и в центральной России!  Не ставленники Запада, предающие интересы своей родины иноземцам и не доморощенная воровская псевдоэлита, разворовывающая свою страну! Не тупая, преступная банда фанатиков под красными коммунистическими тряпками!

Нужна твёрдая народная воля раз и навсегда сбросить антинациональную воровскую шайку наследников коммунистического режима, под какими бы флагами они сегодня не скрывались – оранжевыми, сине-белыми, жёлто-голубыми или бело-сине-красными! Нужна также твёрдая воля в отстаивании своих национальных интересов, своей Веры и культуры: великий народ с более чем тысячелетней историей не может, не должен и не хочет жить по чужой указке, быть управляемой марионеткой и посмешищем в руках чужеземцев! Нужно помнить, что Западу никакая  Россия, и никакая Украина не нужны! США и НАТО целенаправленно добиваются решения своих геополитических задач, наш народ – должен твёрдо отстаивать свои, если он хочет выжить!

Воссоздание Евразийского пространства и, прежде всего, укрепление славянского единства возможны только в результате формационного прорыва, создание иного общественного строя, новой политической и социально-экономической реальности, возвращения народу отторгнутого у него национального достояния», - это строки из статьи председателя РОВС Игоря Иванова «Грозные события», написанной 15 декабря 2004 года, за 10 лет до войны на Донбассе, в которой ему предстояло принять самое непосредственное участие.

Игорь Борисович родился в 1965 году в Ленинграде. Окончил профтехучилище, Морскую школу, Российский государственный педагогический университет (РГПУ). Работал на военном заводе. Срочную службу проходил в Забайкалье в боевых частях 39-го Мукденского корпуса 14-й отдельной армии Войск ПВО (1985-1987), на территории Забайкальского Военного Округа (ЗабВО). Дослужился до командира взвода. После вновь работал на военном заводе, учился на историческом факультете и на военной кафедре РГПУ.

С 1988 года Иванов становится активным участником антикоммунистического движения в Ленинграде. Являясь сопредседателем Историко-патриотического объединения «Русское Знамя» (1989-1991), он был одним из инициаторов кампании за возвращение исторического названия Санкт-Петербургу (1989) и организации движения за возрождение российской государственной и национальной символики и восстановление ряда разрушенных в годы коммунистического режима православных храмов, исторических памятников, захоронений воинов Русских Императорских Армии и Флота. При его участии в 1991 году на территории СССР появился первый памятник Белым Воинам – бойцам Северо-Западной армии генерала Юденича, в рядах которой сражался один из предков Иванова. В те же годы он занимал пост редактора самиздатовских газет «Невский Орёл» и «Белое Дело». В 1991 году Игорь Борисович принимал активное участие в организации сопротивления путчу ГКЧП в качестве заместителя командира добровольческого отряда.

Год спустя началась его служба в Русском Обще-Воинском Союзе, старейшей белогвардейской организации, основанной ещё генералом П.Н. Врангелем. В 1992 году Игорь Борисович стал официальным представителем РОВС в Петербурге. Параллельно он преподавал историю и философию в гимназии, выступал с публикациями, радио- и телепередачами, посвященными русской военной истории, антикоммунистическому движению и проблемам военного строительства и национальной безопасности России. Являлся также научным консультантом Российского Государственного Исторического Архива (РГИА).

«В начале 90-х я был лично и хорошо знаком с господином И.Б.Ивановым (еще в ту пору, когда РОВС руководил Гранитов). Неоднократно с ним встречался, беседовал, состоял в переписке. Высоко оцениваю его моральные и личные качества. Это очень светлый и кристально честный человек», - писал о своём ближайшем соратнике Игорь Стрелков ещё за несколько лет до войны на Донбассе

В 1996 году Иванов был назначен начальником I Отдела РОВС в России и по приглашению руководства Союза чинов Русского Корпуса и Атамана Терского Казачьего Войска в Зарубежье, хорунжего Н.Н. Протопопова вошёл в редакцию старейшего в то время русского военного и политического журнала «Наши Вести» (Santa Rosa, CA, USA), редактор которого оставался с 1997 по 2001год. В начале 2000-го становится 2-м Заместителем Председателя РОВС, а концу года - И.д. председателя этой организации. Полномочным же председателем он становится без малого 4 года спустя 19 февраля 2004 года.

2014-й год расколол российское «белое движение» на две непримиримые половины. Надменное «быдлосовки» - таково оказалось отношение «белых докрасна» к восставшему народу Юго-Востока Украины. Это высказали люди, выросшие в том же самом СССР, побывавшие в пионерах и комсомольцах и теперь вдруг возомнившие, что они «несть яко прочие человецы». Тем самым они продемонстрировали, что они-то и есть самые настоящие «совки». Только не те, что уныло стояли в очередях и принуждённо ходили на демонстрации, а та более кого бы то ни было отравленная большевизмом прослойка, что глубоко страдая от несоответствия амбиций и способностей, сидела по кухням и клеймила... Всё тот же «проклятущий» народ. Не советский. Русский. Из-за которого они, гениальные, живут не так, как им бы хотелось. Этих ущербных людей в какой-то момент причислили к диссидентам, измарав это слово до непотребности, выпустили за кордон, где они продолжали те же самые разговоры, ещё более усердствуя, дабы выслужиться перед новыми хозяевами - но уже, увы, не на кухнях, а в газетах и на радио. Большинство из них, по счастью, к русскому народу не имели отношения даже по крови. И тем печальнее, что их-то ущербную, бесстыдную, лживую насквозь «философию» и их подлый и русскому непристалый лексикон переняли теперь отдельные русские (по крови). Они полагают, что тем примыкают к диссидентам. К Терцу, Амальрику, Эткинду и др. - может быть. Но не к Солженицыну. Не к Шафаревичу. Не к Бородину. Не к Осипову. «Ненависть к русским, презренье к России» (Несмелов) - такова была идеология первых, равно как их родных для них по духу большевиков. Её ли исповедует теперь именующие себя «белыми»?

Отнюдь. И это доказали в 2014-м чины РОВС – доказали личным подвигом. РОВСовцев невозможно упрекнуть в недостаточном понимании ситуации, в обольщённости и эйфории. Сложившуюся в России и на Украине ситуацию Игорь Иванов понимал лучше многих, с редкой остротой видя все аспекты. «Фактически Украина – в который уже раз! – поставлена перед выбором из двух зол. «Выбор» этот не велик: сдача США и Западной Европе – или диктатура антинародных режимов образца Путиных-Януковичей… Но тот, кто выбирает из двух зол – со злом и остаётся», - писал он в феврале 2014-го, в очередной раз указывая на то, что выбор между януковичами и ющенками, януковичами и майданом – это не выбор, что Украине, как и России необходимо обрести наконец единственно спасительный третий путь, иначе обе эти страны обречены и дальше скатываться от плохого к худшему. Сбылось предсказанное десять лет назад – славяне стали уничтожать славян на радость торжествующей закулисе.

«Трагичность всей этой ситуации ещё и в том, что ведётся сегодняшняя преступная война руками обманутого украинского народа, по сути занимающегося, к тихой радости Запада, собственным самоуничтожением, - писал Иванов уже в июне 2014-го. - Ничего хуже, губительнее и больнее, чем такая братоубийственная война, для нас, русских, нет. Предотвратить её, увы, не удалось, но стараться её остановить нужно.

Говорят, что население Юго-Востока в большинстве своём застыло в «совке», что до высоких идей и программ наших великомудрых русских национальных организаций оно не доросло. А раз так – делается вывод – то кому оно нужно такое население? Пусть майданщики, революционеры-февралисты закатают этих «совков», это «быдло», этих «ватников» под гусеницы танков и БМП. Кому их будет жалко?

Да о чём это?! Русский народ не достоин того, чтобы «русские патриоты» сказали слово в его защиту?.. Вот, мол, когда он дорастёт до наших партийных взглядов, ну тогда, конечно, будем на его стороне. А пока - зачем «патриотам» и «националистам» этот народ – не то русский, не то украинский, не то вообще «советский»?..

Да, конечно, в идейном плане проблем на Юго-Востоке много, но чему же здесь удивляться, если все последние 23 года люди там подвергались оголтелой насильственной украинизации «а ля Львiв», а до этого более 70-ти лет – насильственной интернационализации коммунистами. И после всего этого народ ещё находит в себе внутренние силы восстать за свой родной язык, своё национальное достоинство и Православную веру! Это ли не стойкость?

А, простите, что за эти последние 23 года было сделано «русскими патриотами» для того, чтобы население в Донецке и Луганске просветить? Чтобы открыть ему глаза и вырвать из идеологического плена «совка»? Давайте уж начистоту. Вот, например, Русский Обще-Воинский Союз в эти годы издавал в Луганске «Информационный листок» – маленькое такое антикоммунистическое изданьице, с терновым венцом и двуглавым орлом на логотипе, посвящённое малоизвестным на Украине вопросам русской истории, рассказывающее о преступлениях коммунизма и Белой борьбе. Выпустили и распространили по луганщине номеров двадцать. Мало? Очень мало! Вклад, по сравнению с масштабом задачи – просто смешной. Давайте вместе посмеёмся. Посмеявшись, зададимся вопросом: а нынешние критики «совка» сделали в эти годы на Юго-Востоке Украины для историко-политического просвещения больше? И не на них ли, в том числе, лежит вина, за «непросвещённость» русского населения ДНР и ЛНР, к примеру, идеалами российской монархии?

И последнее. Несколько месяцев назад, в дни воссоединения с Крымом, путинский режим выкинул хлёсткий лозунг: «Своих не бросаем!» Под этот лозунг путинцы сгоняли на митинги работников предприятий, школьников и студентов, организуя массовую народную поддержку. Впрочем, сгонять-то в этот раз – редчайший случай! – никого не было нужно: поддержка крымчан в России и без того была и массовой, и народной.

Но сам лозунг звучал верхом лицемерия! Когда же это ОНИ не бросали своих?.. Коммунистический режим и его «демократические» преемники именно тем и характеризуется, что они своих бросали, предавали и гнобили ВСЕГДА. Надо полагать, когда чекистско-олигархический режим в РФ кричит «Своих не бросаем!», подразумевается – «бабок» (прошу прощения за жаргон у читателей из Русского Зарубежья, «бабками» в высших сферах РФ деньги называются). Так вот, своих «бабок» они, действительно, никогда не бросали и не бросят. Вот за них они готовы пролить море крови. Чужой, конечно…»[1]

В те дни РОВСовцы уже готовились к отправке в Славянск. Понимая, что РФ непременно бросит «своих», понимая всю трагичность этой братоубийственной войны, которой нельзя было допускать, понимая все последствия оной, не идеализируя ничего и никого, они всё-таки отправились на передовую, следуя примеру первых русских Добровольцев и не оглядываясь на «обывательскую слизь» и «потомственных дезертиров» (И.Савин), из тыла пытавшихся замарать новых Добровольцев грязью, ровно как их предшественники чернили подвиг тех первых тысяч героев, что вьюжной февральской ночью 1918 года уходили в ледяные степи – «к чёрту за синей птицей» (генерал С.Л. Марков). Зачем? – недоумённо пожмут плечами наши теплохладные «мудрецы». Ответ на этот вопрос частично даёт статья Игоря Иванова «Русские флаги в дыму и крови»:

«Сегодня на Украине разжигается братоубийственная гражданская война.

Эта война продиктована геополитическими интересами Соединённых Штатов Америки и ими же непосредственно провоцируется и подогревается.

Эта война ведётся руками украинских сепаратистов – их тоже нужно называть настоящим именем – кучкой прикормленных США национал-предателей, изменившим интересам славянства и своего народа.

Эта война ведётся не против каких-то невнятных «сторонников федерализации» или «пророссийских сил», как лукаво-«дипломатично» именуют жителей Юго-Востока Украины московские и киевские СМИ. Война идёт – против РУССКИХ. Сегодня – тех, кто на Украине, завтра – тех, кто в Российской Федерации. И русские вынуждены сопротивляться, отстаивая свои жизни, человеческие права и национальное достоинство. Сложность в том, что русским в этой войне не на кого рассчитывать, кроме самих себя. Ведь Российская Федерация – не Русское Национальное Государство, а такая же оккупированная антинациональным режимом территория, как и Украина. Разница лишь в том, что в РФ на русских смотрят, как на людей второго сорта, а на Украине – третьего. Но чаша терпения переполнена всюду…

РУССКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ на Юго-Востоке – стихийное народное сопротивление. Оно ведётся не по указке партийных лидеров и не под флагами каких-либо политических партий – таковые либо разбежались, либо ничтожны и не оказывают на происходящие события никакого влияния. Борьба сейчас ведётся самим народом. И народ поднялся на эту борьбу не за старые или новые «измы» – за Русское Дело. А там, где русские сражаются за своё Национальное Дело, всегда развевался и будет развеваться бело-сине-красный флаг…»

Путь чинов РОВС на Донбасс начался в Воронеже, родном городе начальника штаба РОВС штабс-капитана Алексея Белого (Белкина). Пробыв краткое время в Ростове, 21 июня 2014 года их группа пересекла границу и оказалась в Краснодоне.

Командование гарнизона этого города предлагало Добровольцам остаться у них и влиться в их вооруженные ряды, но РОВСовцы спешили в Славянск. 22 июня они выехали из Краснодона в составе колонны бойцов армии ДНР и ночью прибыли в Краматорск. Здесь они остановились в штабе главного разведуправления армии ДНР полковника Петровского, располагавшегося в здании бывшей прокуратуры города.

На другой день Игорь Иванов, Алексей Белый и Александр Печора были уже в Славянске. Чинов РОВС встречал лично Игорь Стрелков. По его приказу в тот же день прибывшие Добровольцы отправились в посёлок Николаевка, где и несли службу, обороняя подступы к Славянску.

Весь Николаевский гарнизон размещался в дачном кооперативе. За несколько дней перед основным боем за Николаевку третье отделение разведвзвода было оснащено станковым противотанковым гранатометом СПГ-9.

Штаб-капитан Белый вспоминает: "3 июля 2014г. Город Николаевка вблизи Славянска. Солнце ещё высоко, но постепенно начинает клонить к горизонту и растворять город в нежных оттенках надвигающегося вечера. Украинские войска методично замыкают кольцо окружения. Мы в этом кольце. Уже несколько часов наша разведгруппа медленно движется в направлении городской больницы — установленной точки сбора. Помощник гранатометчика от нас отбился. Желающих занять его место не нашлось. Беру «выстрелы» от ручного гранатомета и иду помощником. Подсумка нет. Автомат за спину и заряды, именуемые «огурцами», несу прямо в руках. Война вещь переменчивая. Вчера ещё был снайпером, выдавая со снайперской винтовкой на стрельбах эквилибрические этюды. Сегодня — гранатометчик, благо, что и на этом инструменте играть умею. Проходим через парк. Пара заборов. С зарядами сложно. Пока перебрались, несколько раз неловко приложил их об забор. Зажмурился. Взрыва нет, хотя головки помялись. Повезло…
Засекли нас быстро. Работают минометы. Видимо все пути по городу уже пристреляны украинской артиллерией. Мины ложатся метрах в 50 и приближаются. Залегли, потом короткая перебежка — ушли из-под обстрела. Прошёл час. Больница уже рядом. Что ждёт нас там? Группа ополченцев с планом выхода из города, или украинская засада с кинжальным огнём в упор?
Перед нами открытое место — поляна. Метров 100. Справа бетонный забор. Вдалеке вышка связи. Опасно. Там может быть снайпер или наводчик. Половина группы перебежала по одному. Моя очередь. Скоростной рывок и я на другом конце поляны. А часть группы уже растворилась между домами. Где они? Не вижу… И началось…
Разрывы, разрывы, разрывы… Поляна уже в дыму, комья земли в разные стороны.
Молния пробивает мысли, заставляя принимать решение. Что дальше? Тех, кто перебежал, уже нет, они исчезли среди домов: не найти. Но они местные и с ними гранатомет. Позади остался командир разведгруппы и комвзвода с разбитого блок-поста. Вот они то местности не знают. Но решение одно — возвращаться. Возвращаться через смертельно опасную поляну. Кидаюсь назад — в дымы, разлетающиеся комья земли и пучки травы.
Бегу. Ноги полусогнуты, в каждой руке по заряду гранатомета. Вокруг взрывы. Над ухом то и дело жужжат осколки. Разрывы прямо под ногами. Больно хлещет по лицу землёй. Но я почему-то не падаю. Осколки свистят, жужжат, заливаются. Но меня не цепляет. Бегу и бегу. Не очень быстро, но и не спотыкаясь.
Такие моменты запоминаются в мелких деталях на всю жизнь. Обычно 100 метровку бегают за 12-15 секунд. Наверное у меня вышло чуть дольше. Но казалось, что время из спирали вытянулись в тонкую нить. Все как во сне: ты бежишь, а ноги движутся медленное медленно и ты как-будто на месте. И сделать ничего не можешь. Так я и бежал. Дым, земля и осколки, впивающиеся в бетонный забор не задев меня. Чудо? Быть может. Но каждый солдат из боевой практики обязательно вспомнит такое чудо, когда по законам физики и теории вероятностей тебя должно было разорвать на атомы. Но естественные законы на войне действуют не всегда.
Я добежал. Командир группы смотрит огромными от удивления глазами: «Ты что жив? И руки-ноги целы?» Не верит. Но проверять некогда. Снова бьют… и прямо по нам. Мы валимся рядом с бетонным блоком. От разрывов закладывает уши. Адреналин заменяет кровь. Вокруг рвет, рвет, рвет… И затихло. Вскакиваем. Бетонные блоги лежащие вокруг в нескольких метрах разметало в разные стороны и побило в труху. А мы целые. Ни царапины. Ставлю на кусок бетонного блока уже ненужные заряды-огурцы и остатки нашей разведгруппы вместе со мной исчезают обратно в зарослях деревьев, чтобы продолжить свой неясный путь в полном окружении…"

«Николаевка. Это название теперь навсегда войдёт в историю Русского Обще-Воинского Союза, - вспоминает Игорь Иванов. - Там, под Николаевкой, находясь в составе отдельной штурмовой роты, в начале июля 2014 года вступили в неравный бой с врагом чины РОВСа. Штурмовая рота личного подчинения Командующему... Надо ли пояснять, что стоит за этим наименованием?..

"Вы же понимаете, что уйти живыми с такой позиции у вас нет никаких шансов? - спросил оставленных на "кукушке" РОВСовцев "Прапор" (позывной известного в ДНР командира), - но ведь вы же все готовы умереть?"

Да, РОВСовцы были готовы. И когда через несколько дней украинская армия обрушила на защитников Николаевки тонны смертоносного металла, когда под прикрытием миномётов и "градов" на ополченцев, вооружённых стрелковым оружием, с рёвом двинулись колонны танков и БТРов, никто из членов РОВСа не дрогнул, никто не бросил своих позиций. Белогвардейцы дрались так, как положено драться белогвардейцам.

Если Господу Богу будет угодно, то когда-нибудь я напишу рассказ о сражении под Николаевкой. А сейчас лишь с радостью сообщу, что чины РОВСа поручик Белый и вольноопределяющийся Печора, считавшиеся пропавшими без вести в том бою, живы и благополучно пробились к своим. Особенно тяжело пришлось поручику Белому и его группе, находившимся в окружении, на "зачищаемой" врагом территории, больше недели.

О вольноопределяющемся же Печоре нужно сказать отдельно.

В бою 3 июля 2014 года, находясь в засаде с противотанковым гранатомётом и будучи единственным гранатомётчиком на порученном направлении, Саша Печора вступил в схватку с двумя бронетранспортёрами противника. Первым же выстрелом из РПГ-7 он поразил один БТР новейшей конструкции, сбив с него систему защиты. Вторым выстрелом поразил другой БТР. Третий выстрел, к сожалению, дал осечку (неисправность заряда), из-за чего БТР противника не был сожжён. Оставшись без зарядов к гранатомёту, Печора продолжал вести огонь по БТР из автомата. В этой перестрелке с бронетехникой он получил пулемётную пулю в голову (чудом спасла кевларовая каска). В ночь с 3 на 4 июля, в тяжелейших условиях пробираясь по полям, Печора вышел из окружения, вынеся на себе всё оружие, включая РПГ-7, уже бесполезный из-за отсутствия "выстрелов", проявив образец ответственности солдата к доверенному ему оружию. За бой под Николаевкой вольноопределяющийся Печора представлен к награждению именным холодным оружием».

Действия чинов РОВС в боях под Николаевкой заслужили высокую оценку Игоря Стрелкова.

В Николаевке пути РОВСовцев временно разделились. При оставлении Славянска судьба добровольцев Печоры и Белого была неизвестна. Отряд, в который входил Печора, сумел самостоятельно выйти из окружённой Николаевки и добраться до Славянска. Однако, тот к тому времени был уже покинут ополчением. С Божьей помощью отряду удалось добраться до Краматорска и, соединившись с основными силами, прийти в Донецк.

http://ic.pics.livejournal.com/anton_raevsky/58721588/506535/506535_900.jpg

Алексея же Белого ещё некоторое время считали погибшим. Он и ещё несколько ополченцев остались в занятой ВСУ Николаевке. Какое-то время им удавалось скрываться, а затем незаметно покинуть пригород. Этот отряд уходил не на Донецк, а на Лисичанск – к Алексею Мозговому.     

«Мы уходили в никуда, - вспоминает Белый. - За нами следом шло безумие. Оно вторгалось в оставленные города бесшабашным разгулом, ненавистью, грабежами и убийствами. Там остались наши раненые, которых вытаскивали из лазаретов на улицу и убивали…» (генерал А.И. Деникин «Очерки русской смуты», 1922 г).

Еще с юности эти слова генерала Деникина о начале Ледяного похода, легендарного, удивительного в своей отчаянности и храбрости, врезались в сознание.

«Мы уходили в никуда. За нами следом шло безумие…» - каждое слово отрывисто пульсировало в виске с каждым новым шагом по едкой летней грязи, все дальше уносящим в ночную неизвестность. Все дальше от сырого подвала, ставшего для нас коротким приютом, все дальше от тел наших товарищей, добитых бойцами карательного украинского батальона и оставленных на улицах Николаевки. Все дальше от оставленного Стрелковской бригадой Славянска…

Была холодная мокрая июльская ночь. Нас было трое: командир моей разведгруппы, командир взвода с блок-поста, и я, бывший снайпер развед-группы. Бывший, потому что родной СВД со мной уже не было. Мы уходили… Уходили из-под Славянска на четверные сутки окружения.

Безумие? Оно могло быть повсюду. Украинская разведка могла идти по следу. Снайпер, уставший играть с настройками ночного прицела, был бы рад новым мишеням. БТР, притаившись за поворотом, сухим, бесстрастным рокотом мог расстрелять в упор. Растяжки и мины ядовитыми змеями могли расползтись по кустам. Все это за четверо суток окружения мы видели вокруг в паре сотен метров и всего этого подсознательно ждали.

Местности тоже не знал никто. С большим трудом по истертым лоскуткам ксерокопий старых советских карт нам удалось определить направление, в котором через несколько десятков километров мы должны были пересечь автотрассу, а потом повернуть к нашей мечте - Северску – еще полсотни километров. Но там точно был отряд ополченцев. Правильно ли идем? Туда ли? Вот этого не знал никто. Я бы с легкостью мог найти север по звездам. Но звезд не было: небо затянуто до горизонта. Единственный «компас» повис в паре десятков метров над головой - провода линии электропередач, уходившей в направлении трассы, если… Если карты почти полувековой давности не врали. Если мы выбрали правильную линию. Как много было тогда этих «если».

Но мы уходили, и в этом была минутная радость и свобода, столь же, быть может, короткая. Казалось, легче погибнуть в поле: сделать последний бросок и, выпустив небольшие запасы патронов, упасть. Но только не в подвале быть закиданным гранатами или попасть в плен безоружным в очередную вылазку за питьевой водой.

Впереди ждала переправа через реку по проводам линии элекропередач и десятки километров марша под дождем по грязи. Бесконечные кукурузные поля и непроходимые посадки. Ноющие ноги и кровоточащие мозоли.

Мы до предела измотаны, слипшихся за последние дни желудков почти не замечаем, с жаждой глотая прямо на ходу капли росы с крупных удобных кукурузных листьев. До трассы уже меньше километра, но мы этого еще не знаем, и к горлу начинает подкатывать глухая злоба. Вера в существование трассы медленно тает. Сил уже нет, нет и трассы. Эх, знать бы, что она действительно будет, но только знать наверняка…можно было бы пройти еще столько же. Но мы не знали. Не знали… и дошли.

Светает. Нас трое. Автоматы наперевес. Под ногами ровный асфальт хорошего украинского шоссе со следами гусениц недавно прошедшей колонны боевых машин пехоты. Какое все же удовольствие идти по асфальту. В любую минуту может появиться очередная украинская колонна, но нам лень спускаться с трассы. Белые риски не старой еще разметки так притягательны для глаз, уставших от ночной мглы. И туман… Таинственный рассветный туман…над шоссе, над озерами, над полями…над нами…»

Несколько месяцев спустя в день праздника кавалеров Святого Георгия Игорь Иванов напишет: «Идёт необъявленная, но уже совсем не «холодная» война против России и русского народа. Война, в которой по большому счёту решается не судьба Новороссии или Украины, а судьба всего русского народа и всей православно-славянской цивилизации.

В этой войне и соотношение сил, и внешняя политическая обстановка, и болезненное внутреннее состояние Российской Федерации с её коррумпированной, антинациональной «элитой» во главе – всё заведомо складывается не в пользу русского народа. Но одновременно эта война пробудила и продолжает пробуждать подлинное национальное сознание и внутренние силы народа, которые десятилетиями лежали под спудом сначала коммунистического, а затем «демократического» безвременья.

В маленьком русском Славянске Национальная Россия поднялась с колен, и она уже не опустится на колени, как бы ни были сильны её враги. Ибо на фронте мы, её воины, познали истинность слов Святого Благоверного князя Александра Невского: «Не в силе Бог, а в правде!»»


http://ic.pics.livejournal.com/anton_raevsky/58721588/505830/505830_900.jpg


[1] http://pereklichka.livejournal.com/305687.html

«Мы исполнили то, что считаем делом своей офицерской чести и долга перед русским народом» - РОВС в боях за Новороссию (2)

Из книги Добровольцы. Век ХХI. Битва за Новороссию в портретах её героев


http://ic.pics.livejournal.com/anton_raevsky/58721588/509076/509076_900.jpg

«Мы исполнили то, что считаем делом своей офицерской чести и долга перед русским народом» - РОВС в боях за Новороссию (1)

По приходе в Донецк майор армии ДНР Иванов был назначен главой Политотдела армии. «Вопрос, какую политику он проводил, - рассказывал Игорь Борисович в интервью интернет-изданию fontanka.ru. - Это все видели — мы проводили надпартийную политику. В ополчении было братское единство всех солдат и офицеров, у нас не было разделения по партийной линии. У нас был конкретный враг, который был в десять раз сильнее. Если бы мы позволяли себе выяснять политические пристрастия и взгляды внутри ополчения, кто как относится к Русскому корпусу, к Буденному, Чапаеву и так далее, — не было бы ничего хорошего в укреплении наших рядов. Мы проводили надпартийную политику — русскую, патриотическую, православную».

Кроме идеологической работы Иванов выступал с ежедневной программой «Вестник Ополчения», в которой давал краткий обзор боевой обстановки. Его появление в рядах ополчения удивило многих. И даже ближайшие соратники открыли в своём командире дотоле неведомые качества.

«Помню впечатление, которое произвело первое знакомство с Игорем Борисовичем, n-ное количество лет назад, - пишет штабс-капитан Белый. - Скромный, тактичный, выдержанный, образованный, отличный оратор, с острым умом, прозорливый в сложных политических вопросах, с непоколебимой верой в Белую Идею. И все-таки он всегда казался мне слишком мягким, слишком интеллигентным, более штабным офицером, чем строевым. Но мои умозаключения ждало «горькое разочарование». Несколько иным увидел я нашего Председателя на Юго-Востоке Украины…

Началось с того, что в Краматорске Игорь Борисович наотрез отказался от предложения Начальника разведки Народного Ополчения остаться офицером в Разведуправлении и выбрал строевую сержантскую должность – командира отделения в штурмовой роте. В Славянске нас встретил сам Командующий – Игорь Иванович Стрелков, поблагодарил всех, пожал каждому руку, распорядился выдать оружие. По улыбке Командующего было видно, что встрече с Игорем Борисовичем он был рад. В тот же день мы были в Николаевке.

Подумал я тогда про Офицерский генерала Дроздовского полк. Подумал про капитана Иванова, того самого, которому Генерал Туркул посвятил главу «Дроздовцев в огне». Интересные получались совпадения… И отделение у нас получилось примечательное, как и было у Дроздовцев – в подавляющем большинстве из офицеров. И Игорь Борисович чем-то напоминал того капитана Иванова… быть может своим всегда бодрым солдатским видом, хладнокровием, кажущейся простотой в общении с людьми.

Через несколько дней пребывания в Николаевке я был переведен снайпером в развед-взвод. Помню, как Игорь Борисович подошел ко мне, пожал руку и сказал: «Поручик, может и хорошо, что наши пути разошлись, кто-нибудь да останется в живых…». Так мы и простились. Перед глазами поплыли развед-выходы, и с Игорем Борисовичем мы встречались лишь мельком и случайно всего пару раз.

В первых числах июля началось наступление украинских частей на Николаевку, и наша разведгруппа попала в окружение. Ополченцы с тяжелыми боями пробивались из Николаевки в направлении Славянска, а украинские каратели после боя добивали наших раненых. Те четверо суток окружения мне почему-то казалось, что Игорь Борисович мог погибнуть, слишком жестокая была мясорубка. Лишь позже с облегчением я узнал, что капитан Иванов и другие наши соратники пробились к Славянску. И еще много позже я узнал, что во время обороны Николаевки, когда наша разведгруппа уже была вооружена безоткатной пушкой и ожидала наступления противника, Игорь Борисович находился на позициях, между нами и подразделением «Мотороллы», практически прикрывая нас.

В следующий раз Игоря Борисовича мне довелось увидеть уже в Донецке. До этого я был в разведке бригады «Призрак» Мозгового, где оказался после выхода из окружения в Николаевке. Игоря Борисовича к тому моменту командующий уже назначил Начальником вновь созданного Политотдела Ополчения. Подумал тогда: все как в ту Гражданскую, когда офицеры с должностей рядовых, проявив себя в бою, быстро продвигались по служебной лестнице, становились командирами батальонов и полков.

Во главе политотдела Донецкого народного ополчения, структуры отвечающей за идеологию, воспитание, морально-психологическое и информационное обеспечение войск, стал не просто до мозга костей БЕЛЫЙ офицер, но сам Председатель старейшей русской воинской организации. Началась организационная работа по реформированию ополчения и превращения его в армию, по взращиванию в войсках традиций Русской Армии. Работа сложная, тонкая, требующая недюжинного таланта, профессионализма и кругозора. Мне посчастливилось принять участие в работе, которую Игорь Борисович проводил, чем и горжусь. Видел, с каким уважением относится к Игорю Борисовичу сам Командующий, старшие офицеры и рядовые бойцы его бывшего батальона.

А как Игорь Борисович умеет решать сложные служебные вопросы, смотреть было и вовсе одно удовольствие. В каких-то вопросах - тонкий дипломат, готовый пойти на уступки, в каких-то – твердый командир, до конца отстаивающий свою позицию. Но вот когда один человек попытался саботировать его приказ, Игорь Борисович не долго думая достал ТТ, передернул затвор и выстрелил в воздух. Проблема была решена молниеносно».

Одной из самых значимых операций августа 2014-го стал Иловайский котёл. Потерпевшие там сокрушительное поражение нацгвардейцы, как водится, пытались всё списать на мнимый «российский спецназ». Так небезызвестный командир карательного батальона Донбасс Семенченко, позорно бежавший и оставивший на произвол судьбы своих подчиненных, заявил, что под Иловайском с ним сражались некие "российские десантники". «Битый Семен может плести на своем ТВ, что угодно (оправдываться за очередное поражение ему как-то надо), но никаких российских десантников под Иловайском не было отродясь, - прокомментировал это событие Иванов. - На самом деле Иловайск защищала одна из рот "стрелковской" бригады. А точнее - моя родня рота, та самая, что дралась под Ямполем и Николаевкой, прикрывая Славянск. Могу наверное назвать по позывным всех командиров и многих бойцов, что отоварили под Иловайском Семёна с его пресловутым ДОНБАССОМ. Кстати, абсолютное большинство солдат и офицеров моей бывшей роты - коренные донбассцы, добровольцев же из центральной России в ней сейчас можно пересчитать по пальцам одной руки, но и они к российскому десанту, как и вообще к ВС РФ, никакого отношения не имеют. Отличился под Иловайском и отряд "Моторолы". Ребята они боевые, но это тоже - не российский десант... Сопли Семенченко про то, как ополченцы размещают свои позиции рядом с детскими садиками - сказки для впечатлительных и слабонервных евро-телезрителей (эти, может, и поверят...) На деле Семен-то отлично знает, что с обстрелами мирного населения всё обстоит с точностью наоборот. Ложь - визитная карточка укропов на этой войне. Прав Семен только в одном: профессиональный уровень Армии ДНР сейчас, действительно, очень высок. Мы по-настоящему научились воевать. Воевать, находясь в меньшинстве, и при этом бить вооружённого до зубов противника. Не зря автор этих строк в одном из своих телевизионных выступлений сказал, что сегодня Ополченцы ДНР - это лучше солдаты Европы».

К сожалению, построить в Новороссии модель подлинной России, вернувшейся к своим корням, Православной, основанной на таких понятиях, как совесть и справедливость, РФ не позволила. Игорь Борисович оказался прав в своей оценке правящей «элиты» нашей страны и её намерений…

Эта-то оценка, помноженная на изрядную долю лжи, и послужила основой для провокации диковинного тандема Казанцев-Кургинян в отношении командования ДНР. Надёргав отдельных цитат из статей Иванова и смешав их с собственными измышлениями, Казанцев выдал новый номер «Нашей Страны» с аршинным заголовком, гласящим, что ополчение воюет и простив Украины, и против Путина. Данная цитата была приписана Иванову и помещена под его портретом, хотя подобных слов Игорь Борисович не говорил никогда. И уж тем более не мог говорить, находясь при исполнении в критической для армии и всего Донбасса ситуации. Тут же были помещены положительные отзывы об ополчении ветеранов «Русского Корпуса». Кургинян и его подручные мгновенно поймали пас и устроили гомерическую истерику на тему, что армией ДНР командуют «власовцы» Стрелков и Иванов…

«Свидетели Кургиняна» мгновенно получили гневный ответ от выведенного из себя полковника Стрелкова: «…мне наплевать на мнение тех, кто вместо того, чтобы отстаивать русских Новороссии, занимается “плевками в спину” тем, кто реально его защищает. Вы называете меня “власовцем”? Пытаетесь “натянуть” на меня ярлык предателя? А где же вы сами, “герои-защитники”? Почему в окопах со мной оказался (реально оказался и участвовал в боях в Николаевке на должности командира отделения, прежде чем занять пост начальника политотдела) именно Игорь Борисович Иванов, а не “коммунисты-интернационалисты”? Именно он привез сюда 7 человек, которые сражались с фашистами и трое из которых пали под Николаевкой смертью храбрых. А вы, называющее его “власовцем” (и меня заодно) – вы хотя бы в одного фашиста выстрелили? Посидели в окопах под минами и снарядами этих фашистов?

Сейчас вы “вангуете” (как теперь модно говорить), что мы (и я лично) готовимся “слить Новороссию”… Ну так приезжайте и помогите ее отстоять! Когда ваш “гуру” Кургинян был в Донецке, я предлагал ему встретиться и поговорить, в справедливой надежде на то, что патриотически настроенный человек в состоянии хотя бы выслушать аргументы другого человека, аналогично настроенного. Но он от встречи уклонился. То ли струсил, то ли просто счел неудобным посмотреть мне в глаза после того ушата лжи и грязи, что на меня вылил.

У нас в бригаде масса людей самых разных убеждений. Мой начальник связи носит на берете красную звезду и никто не пытается ему сделать замечание – даже тот же “белогвардеец” Иванов. Потому что у нас ОБЩИЙ ВРАГ, независимо от наших личных политических убеждений. И все мы – боевые товарищи, противостоящие этому врагу. Да, мне ближе идеология Белой Гвардии. В исторической ретроспективе, естественно. Да, мне “греют душу” традиции дореволюционной Российской Императорской Армии. Но вместе с Георгиевским Крестом в нашем ополчении возрождена медаль “За боевые заслуги” – вполне себе советская, отмененная в 1991 году. Потому что история России для нас не оканчивается 1917-м годом (хотя и не начинается, естественно).

Бредовые обвинения меня в “подготовке белоленточного переворота” я вообще не комментирую – оставляю на совести (или на том, что ее заменяет) тех, кто такие сентенции выдает.

Радуйтесь: благодаря в том числе вашему письменному поносу, мне пришлось снять Игоря Борисовича с должности начальника Политотдела. Пойдет снова в строй – в пехоту. Но мое уважение к нему останется неизменным, чтобы ни насочиняли вы вкупе с провокатором-Казанцевым, приписавшим Игорю Борисовичу много того, что тот не говорил никогда. Что ж, я остался в штабе без хорошего помощника, но в одну из рот вернулся хороший и заботящийся о своих бойцах командир.

Валяйте, пишите бредятину дальше… Только не считайте, что делаете что-то “полезное для Новороссии”. Потому что вы работаете в одном лагере с врагами Новороссии. Которых и без вас хватает с излишком. Современные “власовцы” – это не мы с Игорем Ивановым, а вы».

После этой в высшей степени справедливой отповеди Казанцев признает, что публикация его действительно носила провокационный характер – её целью якобы было проверить, настоящие ли «белые» в руководстве Новороссии. Иванова же он среди прочего обвинит в нелюбви к Власову, и это обвинение вместе с другими охотно повторят «белые докрасна» дезертиры…   

Сам Игорь Борисович найдёт время ответить провокатору лишь несколько месяцев спустя: «Власова героизировать не собираюсь, хотя мне известно, что у этого исторического деятеля есть свои поклонники и за рубежом, и в РФ. Мотивы их пиетета к Власову понятны. Но каждый волен выбирать себе героев сам. И, как правило, выбирает именно тех, кто соответствует собственному духу и психологическому типу. Героем моего романа советский генерал Власов не является. Ибо, в отличие от Казанцева и других обожателей Андрея Андреевича, я с советскими генералами знаком не по книжкам и не по «патриотическим» конференциям, а по собственной солдатской шкуре. Цену их генеральству и «идейности» знаю отлично. Ни одному из советских генералов и бывших партноменклатурщиков никогда не верил. На их перебегания из коммунистов-ленинцев в демократы, из демократов в «православные» и в «монархисты», из интернационалистов в «националисты» – насмотрелся. Изначальная внутренняя гниль этой советской публики, как они ни перекрашивайся, остаётся та же.

Не может быть уважаем мною человек, какими бы мотивами его не оправдывали, боровшийся против Исторической России и её защитницы – Белой Армии, то есть против своего православного русского народа. Как это и делал большевик Власов во время Гражданской войны.

И далеко не один только генерал Краснов заявлял: «Мы не сойдёмся с Власовым. Он и его генералы выступают против Сталина, но сами – бухаринцы или троцкисты. Мне же не по душе не только Бухарин с Троцкий, но и тот же Керенский. Я русский православный монархист». В Русском Обще-Воинском Союзе фигуру Власова, всегда расценивали неоднозначно и это-то г-ну Казанцеву должно быть известно.

К тому же тип генерала Власова я не могу принять за образец не только с точки зрения его большевицко-номенклатурного прошлого и антимонархических взглядов, но и с точки зрения понятий о воинской чести. Что такое оказаться в окружении без воды, пищи и без малейшей надежды на то, что свои придут на помощь, знаю, в отличие от моих критиков, опять же не по книжкам. Проходил под Николаевкой. Как должен вести себя русский офицер, попав в окружение, представляю не теоретически. Так вот, власовского варианта поведения в такой ситуации – сдачи в плен – я для себя не приемлю.

Антибольшевицкое движение на территории СССР в годы 2-й Мировой войны возникло бы и безо всякого участия Власова и его генералов (оно, как известно, без Власова и возникло). Нравится это кому-то сегодня или нет, но исторически оно было неизбежно, ибо явилось – ответной реакцией на политику геноцида и этноцида, проводившуюся Лениными-Сталиными против русских с 1917 года. В том-то и была трагедия нашего народа, что в 1941-м он попал между молотом и наковальней двух тоталитарных, человеконенавистнических режимов.

Кстати, нынешние киевские руководители – сегодня самые пламенные последователи коммунистической практики в национальном вопросе: очертелая русофобия есть тот цементирующий элемент, который кровно роднит их с большевиками-ленинцами, и никакими запоздалыми скидываниями ленинских статуй этого не прикрыть.

Но все попытки затеять сегодня, во время реальной Гражданской войны, полемику вокруг Власова и тому подобных тем – только способ отвлечения внимания от главного и, действительно, сейчас важного.

Летом 2014-го Вы организовали на страницах своей газетки – точно рассчитанную провокацию, в результате которой был нанесён удар в спину не только мне лично, но всем русским православным добровольцам, монархистам, белогвардейцам, державшим фронт в Новороссии.

То, что в Новороссии сражаются монархисты, знали многие. Хотя политическая основа Ополчения изначально была подчёркнуто надпартийной, его идейный костяк в Славянске составили именно православные добровольцы из самых разных патриотических организаций, как местных – малороссийских и новороссийских – так и центрально-российских. Это-то, по всей видимости, и перепугало ненавистников идеи Новороссии и единства Русского Мира – и тех, что сидят в Вашингтоне, и их коллег во властных структурах в Москве. Тем и другим было понятно, что ТАКОЕ Ополчение – православное, национально-ориентированное – Новороссию не сдаст, её криминализации и коррумпирования не допустит, на предательские «договорённости» с проамериканским киевским режимом, типа пресловутых Минских, не пойдёт никогда, и если не помешать, Ополчение Стрелкова сделает всё, чтобы освободить Мать Городов Русских и навсегда покончить с последним удавшимся проектом КПСС – украинством.

После блестящего по замыслу и исполнению прорыва из Славянска стало очевидно: уничтожить стрелковцев прямым ударом с фронта не выйдет. Ни регулярные ВСУ с их многочисленным тяжёлым вооружением, ни карательные батальоны украинских сепаратистов в открытом бою славянцев сломить не могут. «Слить» Новороссию – а именно к этому уже тогда готовились «герои тыла» в Донецке – не удастся до тех пор, пока существует Стрелков с его Славянской бригадой! Образовавшуюся свободную территорию Русской Земли можно ликвидировать, только устранив идейный костяк Ополчения.

Тут противники Новороссии и попыталась спровоцировать удар по Ополчению с тыла – из Российской Федерации, подняв через свои информационные ресурсы, типа коммунистической «Сути времени» и ей подобных, вой о том, что Стрелков и стрелковцы собираются развернуть войска и двинуться на Кремль. Заявления эти были прямой провокацией, да и кто бы поверил бредням каких-то красных сект, зная реальное трагическое положение ополченцев, сражавшихся с многократно превосходящими силами регулярных Вооружённых Сил Украины в соотношении один к десяти!

И в этот момент у красных «сливщиков» объявился союзник в США, в лице «Нашей страны», словно по команде из единого центра, подыгравшей большевицким пропагандистам публикацией 9 августа 2014 года провокаторской статьи Н.Л. Казанцева под заголовком: «Глава РОВСа И.Б. Иванов: со Стрелковым против Путина и киевских карателей, за новую Россию».

Проще говоря, от моего (!) имени – в то время, напомню, я занимал должность начальника Политотдела Ополчения – казанцевская газета, попыталась объявить войну на два фронта. И тем самым Ополчение Стрелкова добить, не дав ему укрепиться. Потому, что практический итог заявлений, подобных казанцевским, мог быть только один – поставить ополченцев меж двух огней – Украиной и РФ – побудить Российскую Федерацию удушить Новороссию, раздавить Ополченцев с тыла, сдав Донбасс Украине (читай – американцам).

Is fecit cui prodest (Сделал тот, кому выгодно – лат.) А выгоден такой вариант развития событий был только подлинным хозяевам Украины (Вашингтону) и их коллегам по борьбе с Новороссией в Москве.

Знаю, что в этой провокации против Ополчения Новороссии Н.Л. Казанцев был только пешкой. Не найдись в США Казанцева, нашли бы другого. Мир полнится слухами и информацией, Николай Леонидович. И о Ваших связях с Central Intelligence Agency я слышу уже не в первый раз. Понимаю, что Вас тоже могут намеренно подставлять и потому безоглядно всякую информацию на веру не принимаю. В моём характере всегда о человеке думать хорошо, и мне долго хотелось верить, что Ваш поступок, предательский удар в спину лично мне и Командующему Ополчением, а в итоге – всем защитникам Новороссии мог быть следствием использования Вас «вслепую» или результатом Ваших, уж извините за прямоту, глупости, известного «знания» России и всегдашней безответственности. Вины за содеянное это с Вас ничуть не снимает, но «восторженный дурак» – всё же лучший диагноз, чем «сознательный предатель».

Этот ответ будет написан уже в Петербурге, куда Иванов вынужден был вернуться в августе вскоре после отставки Стрелкова, так как дальнейшее нахождение на территории ДНР грозило близким соратникам опального командующего заключением в «подвал» – новые руководители давно имели против них немалый зуб. Ведь Стрелковцы последовательно боролись за водворение в ополчении сугубой законности, единоначалия, трезвления… И если Славянцы были за месяцы войны воспитаны в этой традиции, то ряд других подразделений имел совсем иные обычаи – обычаи в духе Гражданской войны, в духе махновской вольницы. И суровая срелковская дисциплина, те «старорежимные» порядки, которые возвращались в создаваемую армию, им были совсем не по нутру.

По оставлении Донецка Игорь Борисович выступил с необходимым разъяснением относительно произошедшего: «Вряд ли для кого-нибудь является секретом то обстоятельство, что ещё в середине августа в Новороссии произошли события, которые можно было бы квалифицировать, как государственный переворот, кардинально изменивший политическое лицо Ополчения и самой Республики. Программа же «Вестник Ополчения» вскоре после этого была закрыта по настоянию нового председателя Совета Министров ДНР, новоиспеченного Главнокомандующего Александра Захарченко. Его же личным распоряжением автору этих строк было запрещено появляться на экранах ТВ и публично высказываться на тему происходящего на фронте и во внутренней жизни Новороссии.

Впрочем, закрытие «Вестника Ополчения» – только одно из звеньев в цепи ликвидации той идеологической работы, которая была налажена в Ополчении при Командующем Игоре Ивановиче Стрелкове. Не случайно с первых же дней «новой власти» с высоких трибун Верховного Совета и Совещания высшего командного состава Армии зазвучали весьма эмоциональные призывы нового Главкома к ликвидации созданного в своё время под моим руководством Политуправления Ополчения и замене его другой структурой, с принципиально иным идеологическим содержанием (взамен прежнего православно-патриотического и строго надпартийного).

В свете всех этих событий ещё несколько дней назад мною и рядом других офицеров-стрелковцев было принято решение подать рапорты об отставке, что нами тогда же и исполнено.

Считаю это решение в сложившейся обстановке единственно возможным. Для меня и для многих моих соратников-ополченцев, как являющихся членами Русского Обще-Воинского Союза, так и не входящих в РОВС, далеко не безразлично – драться ли под командой Русского Офицера, которому Ополчение и народ целиком доверяют, во имя конкретных и понятных целей освобождения Новороссии, или продолжать службу под началом продвинутых со стороны к власти сомнительных персонажей, известных в ДНР разве что «отжимами» в тылу или же нечистоплотными интригами против прежнего Командующего и, увы, способных привести народ Новороссии к весьма плачевному для него политическому итогу…

Что касается меня лично, то я ухожу с чувством исполненного долга, ибо вместе с другими членами РОВСа вступил в Ополчение в самую трудную минуту, прорвавшись в уже окружённый Славянск, а подал в отставку, когда наша Армия громила врага, перейдя в наступление. Мы пришли защищать Новороссию в тот тяжелейший период, когда бронированным армадам, авиации и артиллерии противника ополченцы могли противопоставить только стрелковое оружие, старые, через раз выстреливающие, противотанковые гранатомёты и силу духа, а сейчас Армия ДНР имеет на вооружении танки, БМП и артиллерию различных систем, включая реактивные установки залпового огня «Град»…

Потому должность заместителя начальника Главного Штаба Вооружённых Сил ДНР по строевой части я сложил со спокойной душой: на этом посту меня может заменить любой другой грамотный офицер, знакомый со штабной работой.

Беспокоит другое. Кардинальные кадровые перестановки, происшедшие в Республике, иначе как неравноценными и провальными назвать нельзя, и они грозят самым трагическим образом отразиться на будущем Новороссии. Речь идёт вовсе не о «замене вчерашних идеалистов на сегодняшних прагматиков», как некоторые об этом теперь думают и говорят. Речь, к сожалению, идёт о замене команды вполне профессиональных, проявивших себя в экстремальной ситуации и, безусловно, лично порядочных политиков и военных на фактически – представителей местного криминала и коррупции…

Всё вышесказанное не означает и тени сомнения в необходимости той священной борьбы за Веру, Честь и Свободу, которую сегодня ведёт народ Новороссии. Нужно уметь отделять варенье от мух. Для русских патриотов вопрос сегодня не в том, нужно ли поддерживать борьбу Новороссии и нужна ли теперь сама эта борьба при изменившихся внутриполитических условиях, а в том, как при сложившихся негативных осложнениях довести борьбу до максимально приемлемого результата.

Каждый ополченец на фронте знает, что мы воюем не против украинского народа. Нынешняя война с самого начала спровоцирована Западом и ведётся руками зомбированных укропропагандой людей против народа собственного. Вскормленная Западом и в своё время активно поощряемая КПСС сектантская ересь украинского сепаратизма принесла на славянскую землю кровавые всходы. Это зло должно быть остановлено и уничтожено.

За океаном готовы продолжать самоуничтожение на Украине до последнего украинского солдата. Но для всего триединого народа подобное братоубийство – величайшее бедствие. Мы неоднократно говорили о необходимости скорейшего прекращения междоусобной войны. Однако этот вопрос должен решиться вовсе не за счёт попрания прав, завоёванных народом Новороссии своею кровью.

Пусть историки и диванные «стратеги» рассуждают теперь, что смог, а чего не смог сделать РОВС в этой войне. А мы исполнили то, что считаем делом своей офицерской чести и долга перед русским народом. Отбоя не было, борьба продолжается!»

Вынужденное оставление чинами РОВС Донбасса вызвало ещё один поток клеветы по их адресу – на сей раз в роли обвинителя неожиданно выступил тот самый Петровский («Хмурый»), теперь уже генерал ДНР, который в Краматорске предлагал Иванову остаться в его подчинении. Само собой «свидетели Кургиняна» с радостью подхватили и раскрутили эту ложь. Оная была немедленно опровергнута Стрелковым в полемике с Петровским. Несколькими днями позже ответ «Хмурому» написал и Игорь Друзь, также зачисленный свежеиспечённым генералом в дезертиры: «…мне непонятна и публичная критика г-на Петровского в адрес Игоря Борисовича Иванова, которого я знаю, как храброго и честного офицера, неоднократно рисковавшего жизнью в боях за Новороссию. Ранее его, воевавшего с фашизмом, обзывали «власовцем» кургиняновцы, избегающие военной опасности, сидя на своих диванах. А он все время работал на благо Новороссии, при этом не имея денег даже на хорошую униформу, хотя на своем посту мог бы «отжать» большое состояние. Но не того уровня этот человек, чтобы заниматься какими-то сомнительными махинациями».

«Белые докрасна» русофобы в свою очередь не оставили своих нападок, обвиняя РОВС в сотрудничестве с ФСБ и поддержке «путинского режима». Само собой, это также не имеет ни малейшего отношения к действительности. «Власти РФ - вот единственное слабое звено без определённых и постоянных воззрений на политическую ситуацию: то они лобызаются с Западом, то кричат на все голоса о его враждебности; то они целенаправленно собственными руками разваливают армию, то спешно перевооружают и укрепляют... Политические конъюнктурщики, как и всегда, спасают только собственные шкуры и собственность... Будет ли нынешний режим в войне Запада против России на стороне русского народа или на другой стороне - это позиции РОВСа никак не изменит. Белые ориентировались и будут ориентироваться не на изменчивую позицию режима, а только на национальные интересы России. И за эти интересы мы готовы и будем драться», - так писал председатель РОВС в официальном заявлении Союза, расставляющем точки над «i» в отношении занимаемой оным позиции.

2014 год был для РОВСа юбилейным. Союз отметил своё 90-летие. Отметил, как нельзя более достойно – доказав делом, кровью своё право именоваться наследниками Белых Героев, продолжателями их Борьбы. Только так, а не праздным участием в «тусовках» ряженых в чужие мундиры дезертиров и можно заслужить это Право и высокую Честь.

«Уходящий 2014 год стал для Белых воинов годом проверки на идейную твердость и боевую стойкость в условиях реальной войны, начатой против Русского Мира его историческими врагами и геополитическими противниками, - писал Игорь Иванов в своём новогоднем поздравлении. - Эту проверку РОВС достойно выдержал. Выдержал в очень сложной боевой обстановке и еще более сложной политической ситуации!

2015-й год не обещает быть лёгким для нас, как и для всего Русского народа. Нужно готовиться к новым тяжёлым испытаниям и жертвенной борьбе за возрождение Российского Государства. Да поможет нам Господь Бог исполнить свой долг и выполнить своё предназначение!»

Из книги Добровольцы. Век ХХI. Битва за Новороссию в портретах её героев


Возврат к списку


    
Система электронных платежей