Юрий Болдырев. Мыльная опера в предвыборный год

18.02.2011

Юрий Болдырев. Мыльная опера в предвыборный год

Говорят, у Голливуда есть в запасе то ли одна, то ли пара или даже пять тысяч стандартных сюжетов на все времена и нравы, по которым можно бесконечно снимать все новые и новые фильмы, меняя лишь чуть-чуть героев и декорации, а также коня на кабриолет и затем на какой-нибудь «квадротурболет» и обратно… Но зачем такое разнообразие, если наш новейший российский опыт реальной жизни-сериала убедительно свидетельствует, что можно обойтись набором сюжетов на два-три порядка меньшим?

Обратите внимание: во всем, что описывается ниже, не то что все совпадения имен и фамилий случайны – никаких имен и фамилий нет вообще. И всякие разговоры о сходстве героев с реальными лицами недопустимы. И всякие намеки на кого-либо конкретно неуместны. Официально предупреждаю во избежание недоразумений – рассматриваем только модели типичных сюжетов и варианты их реализации. Это на случай, если кому-то моя систематизация сюжетов не понравится...
Итак, сюжет первый: главный герой-лидер, устроитель «закона и порядка» лично прибывает на место расположения врага-бардака (главный противник ведь у нас, на самом деле, как известно, отнюдь не какие-то там мифические дураки и, тем более, такие всем нам необходимые дороги; нет, истинный наш вечный противник – бардак – явление абстрактное, неуловимое и практически – так как явление, а не существо - ненаказуемое) и лично на месте в решительной схватке его побеждает, в крайнем случае, дает категорические указания бардак ликвидировать раз и навсегда. Пример разработки и постановки этого сюжета на нашей сцене некоторым придирчивым кинокритикам, может быть, привиделся прямо на телеэкране (благо герой творит добро и свершает чудеса исключительно под видеокамеры центральных телеканалов): личный визит воплощения высочайшей заботы о безопасности народа на вокзал. Да еще и с последующим «разгоном» всему местному руководству. Мог бы такой сюжет быть отснят и показан зрителям? Разумеется, мог бы. Было ли это, случилось ли что-то подобное на самом деле? Ничего не утверждаю.
Сюжет второй: главный герой, даром что большой начальник, но сам лично находится на острие научно-технологического прорыва, и он понимает, что теория без практики, без опыта – мертва; и плюс герой, разумеется, гуманист, и не может допустить, чтобы опасные опыты ставились на ни в чем не повинных и ничего не подозревающих простых людях; и вот уже герой приносит себя в жертву, ставит на себе опасный опыт – и успешно; после чего путь к повторению теперь уже безопасного опыта и его превращения в заурядную (но жизненно необходимую) практику открыт. Рекомендуемая постановка по этому сценарию – визит бесстрашного героя в аэропорт. Но не просто в аэропорт, не в нормальный аэропорт. То есть, не в нормальный специальный зал, а в весьма и весьма подозрительное и опасное место – в зал для всех, для простых и не приобщенных. И в этом средоточии тумана и неизвестности главный герой испытывает на себе рамку металлоискателя и затем подвергается тщательному личному досмотру (а потом, не исключено, и пристрастному допросу?) с виду симпатичной, но как доки в подобных сериалах, мы же догадываемся, что просто чудовищной по своему коварству и жестокости сотрудницы спецслужб – и о, чудо - остается цел и невредим. Что-то подобное мы, кажется, видели. А может быть, показалось?
Правда, в большом кино, как известно, не без проколов. Но, согласитесь, даже и в самых лучших, всем известных истинных произведениях искусства они иногда встречаются: то героиня не те босоножки оденет, то в начале лета листва на деревьях уже желтеет… А иногда даже «проколы» и допускаются сознательно – как, например, со знаменитой фотографией во всенародно любимом новогоднем сериале: вместо одного из героев так и остался снимок артиста, лишь пробовавшегося на роль…
Так и в наших сериалах. Например, ну куда же, мол, вдруг запропастились все милиционеры? При том, что каждый второй москвич-то уж точно слышал (ни на чем не основанные домыслы и сплетни, разумеется), как перед визитами самого большого начальства куда бы то ни было «фэсэошники» зачищают территорию, в том числе, чуть ли не публично разгоняют «ментов» с глаз долой подальше…
Или как тщательно был досмотрен главный герой без страха и упрека, рискнувший поставить опыт на себе – сразу стало ясно, что теперь мышь не проскочит. Но камера случайно захватывает, как следом некто решительно проходит через рамку и далее – безо всякого досмотра. Мы-то догадываемся, что этот «некто» - охранник, у которого всего того, что досмотру надлежит выявить и изъять, более чем достаточно. Но в любимый новостной сериал-то по центральным телеканалам эти кадры зачем пускать – публику смущать?
Хотя, как я выше уже предупредил, может быть, ничего этого и вообще не было – привиделось…
С другой стороны, даже если что-то такое и было, то на эти мои замечания, наверное, не стоит обращать внимание – это графоман-критик от зависти к талантливым сценаристам и постановщикам просто придирается по мелочам…
Сюжет третий: главный герой – всевидящий и всепроникающий – заподозрил, что мафия и некий монстр-корпорация, возглавляемая каким-нибудь давним заклятым другом-врагом героя, бредящим о всемирном господстве, затеяли заговор с целью окончательного изничтожения человечества; но герой решительно вмешивается, оказывается в нужный момент в нужном месте и бросает заклятому другу-врагу всю правду-матку прямо в лицо; и затем либо уничтожает зло на месте, либо - есть и такой вариант - принуждает зло стать добром, буквально, перевоспитывает его, заставляет свернуть с пути алчности и жестокости на путь самоотверженной помощи сирым и убогим. На нашей сцене этот сценарий, некоторым кажется, разворачивается прямо сейчас: только жилищно-коммунальные и топливные компании хотели задушить всех нас окончательно и уже навсегда, но тут вмешалась Высшая Справедливость и принудила управляющие компании скромно потупиться (иного, более материально ощутимого результата пока, к сожалению, не замечено), а топливных монстров – так даже и (вот она, победа!) снизить цены: где-то на три, а где-то даже и на пять процентов…
Зато сколько новых правильных слов мы услышали в новостном телесериале (который как факт точно был – я сам смотрел), вроде как, «от редакции»: о том, что сначала газом и топливом должны быть обеспечены все без исключения наши отечественные потребители, а только потом – все экспортные контракты…
Сюжет четвертый - это сюжет совсем древний, но, судя по регулярности и востребованности, дающий, что называется, «неизменно превосходный результат». Суть сюжета в том, что бояре где-то совсем загордились и давай пинать холопов ногами уже совершенно нещадно. А когда не пинают, например, некогда или просто по своим делам мимо на каретах проносятся, то требуют жесточайше, чтобы холопы ниц пали и на бояр глаз поднимать не смели. Но главный-то герой – воплощение Высшей Справедливости – он ведь и всем холопам кто? Правильно – отец родной: и выпорет, и пожалеет – все благодать. И видя, как приближенные бояре опять возгордились, даже не сам (самому-то неудобно как-то «пиариться»), а ближнему боярину деликатно так намекает: мол, ты товарищей-то своих поусмири – пусть народ теперь ниц не всегда падает, а иногда и глаза поднимать на бояр разреши – народец и благодарен будет. И вот уже на нашей все повидавшей сцене разыгрывается (пока знаком только с радиовариантом, а телесериал, наверное, еще готовится) очередное представление. Одна из первых (то ли правых, то ли левых – их так много, что не разберешь) рук Высшей Справедливости заявляет о необходимости «упорядочить» использование спецсигналов на автомобилях должностных лиц, ибо народ ропщет… Каково будет дальнейшее развитие этого спектакля, достоверно пока неизвестно, так как, повторю, на телесцене его еще не было. Не исключено (если такое развитие сценария пока не предусмотрено, то жертвую свой «креатив» государству абсолютно безвозмездно), что специальная уполномоченная комиссия (бояр этак под сорок) будет долго и мучительно работать, наработает пять томов предложений и восемь регламентов (регламентов использования спецсигналов), после чего недели за две до выборов Высшая Справедливость вмешается радикально, бюрократические тома и регламенты публично сожжет на костре, а все спецсигналы решительно запретит вообще на веки вечные. Как минимум, на период до окончания подсчета голосов на выборах…

Как телекритик-графоман я, конечно, заранее приношу извинения читателям за то, что, будучи занят своим графоманством, не успеваю смотреть все. И потому, не исключено, какие-то серии с иными, более инновационными сюжетами, мог из виду и упустить. Но главное, что называется «мэйнстрим» (этим словечком теперь часто экономистам преподаватели называют то, чему собираются учить), мне кажется, все же отмечено.
И вот в связи со всем вышеописанным я задумался о судьбах нашего кино, да еще и в его противопоставлении западному, прежде всего, голливудскому. Помните, сколько другие наши кинокритики (настоящие) сокрушались, что сила американского кино – в ясном и однозначном положительном герое, в одиночку мужественно сражающемся со вселенским злом и его, в конечном счете, побеждающем. А у нас, мол, этот ясный тип положительного героя куда-то пропал… Так вот: решительно не соглашусь со своими коллегами по графоманскому, то есть, простите, по кинокритическому цеху. У нас положительный герой никуда не пропал – он просто перекочевал в основной и главный сериал – в новости по центральным телеканалам. И творит подлинные чудеса. Ранее избавил от излишних расходов на «устаревшие» лампочки накаливания. Затем взялся строить «город солнца», в котором нобелевские лауреаты будут возникать сами – чуть ли не от непорочного зачатия. А только что сначала уменьшил страну в размере (по количеству часовых поясов), а теперь еще и пообещал нам подарить, теперь уже с апреля и навсегда, вечные весну и лето – путем элементарного перевода часовых стрелок…
В общем, вешать голову нет ни малейших оснований. Прогресс кинобизнеса, тем более, теперь обещают все в цифровом формате, не остановить, кто бы что ни говорил…
Остановился и задумался: есть ведь у меня и чрезвычайно взыскательные читатели, которых этот мой критический обзор важнейших для дела нашего национального сплочения телесериалов может не удовлетворить.
- К чему это вы, - спросят они меня в своих комментариях, - и зачем этот ернический тон?
- А это уже от безысходности, - честно отвечу я.
И поясню. Как бы мы трезво ни видели ситуацию, как бы критично ее ни оценивали, а в душе живет надежда, что самое абсурдное все-таки каким-то чудом не произойдет, будет остановлено – пусть даже и мыльно-сериальным героем, пусть даже не из наших, а из каких-то своих соображений. Как, например, окончательное впадение наших детей – школьников во тьму управляемого невежества все-таки в последний момент приостановили? А там, может быть, подрастут наши дети, и они, может быть, окажутся лучше - моральнее, организованнее, чем мы?
Честно говоря, в одном весьма и весьма символическом действии я надеялся на чудо. Может быть, аналогичное чуду хотя бы минимального сплочения людей против нового «стандарта образования» или объединения в неформальные добровольные дружины, патрулирующие сейчас Северо-Восток Москвы в стремлении защитить своих близких от «маньяка с молотком». Хотя и ранее, чем мог, я наступлению этого чуда способствовал – писал о своем видении ситуации. Одна из моих статей так и называлась: «Историческую память нам вправят полицаи?».
Но чуда не случилось – президент подписал закон именно о «полиции» - так и не отказавшись от своей же собственной идеи переименования.
Что ж, зримой катастрофы – с фактическим уже переименованием милиции в полицию - не случится. Ничего, на самом деле, новый закон не изменит, разве что, в картинках новостного телесериала. Там, наверное, дела - с новым-то наименованием - быстро пойдут на поправку.
Но, признаюсь, у меня на душе – невероятно муторно. Казалось бы, иррационально. Был бы я совсем отвязанным оппозиционером, так должен был бы радоваться по принципу «чем хуже – тем лучше»? Говорят наши лидеры проникновенные речи на открытии памятника «первому президенту России» или на концерте в его же честь – значит, народ должен это «мотать на ус». Переименовывают милицию в полицию – и здесь последствия для переименователей же, вроде как, должны бы быть однозначными…
Но на деле иначе: какие будут последствия для лидеров – еще большой вопрос. Подозреваю, что их не только пиаровские, но и социологические службы работают чрезвычайно усердно. И что-то они про нас – про весь народ - такое точно знают и понимают, во что нам поверить никак не хочется. Иначе как их действия понять? Тем более, на фоне свежего североафриканского примера…
…А хотел я изначально писать о другом: собирался спокойно и конструктивно напомнить, как – вместо нынешнего спектакля под двусмысленным названием «Команда ФАС» - можно и нужно регулировать цены на топливо, в том числе, на солярку и бензин. Самыми, что ни есть, «рыночными» методами, но в интересах, прежде всего, всей нашей национальной экономики. Но об этом – как-нибудь в другой раз.

http://www.stoletie.ru/poziciya/mylnaja_opera_v_predvybornyj_god_2011-02-14.htm

Возврат к списку


    
Система электронных платежей