Властвующая элита и Русская деревня

31.01.2011

Властвующая элита и Русская деревня

Предлагаем вашему вниманию интервью с Директором Центра по развитию деревень на Русском Севере, руководителем Института общественных и гуманитарных инициатив (ИОГИ) Глебом Тюриным.

Контр-тв: Как появилась ваша организация и чем вы занимаетесь?

Глеб Тюрин: Я создал эту организацию в 1997 году, когда понял что Русской деревней необходимо заниматься. Я много лет был сельским учителем, заканчивал Архангельский пединститут, также был сотрудником проектной группы Министерства Культуры СССР. Занимался бизнесом, последняя моя позиция в бизнесе называлась старший валютный дилер банка. Когда банк лопнул, а наш банк обладал большими ресурсами, но даже при обороте в почти 2 миллиарда долларов в год, он не смог выжить, у меня возникло ощущение полной безнадеги нашего бизнеса. Поэтому в бизнес возвращаться мне не хотелось. В тот момент я узнал об интересном западном опыте развития деревень и решил податься в эту сферу. Кстати, у России тоже есть очень положительный опыт в этой области. Почему-то сейчас многим неизвестно, что огромные пространства нашей страны освоили сельские самоуправляющиеся общины свободных людей, не знавших крепостного права. По сути, самое главное что есть у нашей страны –просторы и ресурсы, является заслугой крестьянских общин севера. У тех людей были воля и сила осваивать колоссальные пространства. А сегодня деревня утратила всё это, осталось несколько миллионов человек сельского населения, которое спивается, деградирует, частично переселяется в города.

Контр-тв: В чем причина данного явления?

Глеб Тюрин: Ну, вот смотрите, за советское время было уничтожено множество сельских пассионариев, самых крепких, волевых, жилистых. Позже загнали в колхозы с почти полным изъятием произведенного продукта, а еще позже появились совхозы, в которых можно было получать регулярно зарплату, не особенно напрягаясь, и зарплата практически не зависела от того, кто как работает. В итоге появился слой людей, и не крестьян и не рабочих, которые ни за что не отвечали, толком не работали, инициативу не проявляли, но при этом, считали, что им все должны. Обычное дело: приезжает такой «крестьянин» к себе домой на совхозном тракторе, и не выключает его, сваливает ядохимикаты на берегу реки и смотрит, как отрава течет по реке. Инициативу отбивали у людей очень долго, и люди привыкли, что решение их проблем лежит не внутри их сообщества, а где-то далеко, за них решает государство. А когда плановая экономика была отменена, выяснилось, что сами люди ничего сделать и не способны. И деревня стала деградировать особенно быстро. Власть не может решать проблемы на местах, денег нет, социальные обязательства государства значительно превышают возможности государства по финансированию этих обязательств. Административными мерами спасти деревню нельзя. Государство должно дать, но не может.

Контр-тв: Почему же не может дать? Есть же огромный стабилизационный фонд, например.

Глеб Тюрин: При существующей сейчас системе управления, это всё равно невозможно, поскольку даже огромных денег не хватит. Здесь управленческий кризис. Вот возьмем деревню. Есть в ней, допустим, школа. Ей управляет министерство образования. Есть клуб, он подчиняется министерству культуры и так далее. Опять таки, решение проблем на местах, не зависит от местных деревенских жителей, а идет лоббистское перетягивание каната наверху. И ни о каком оптимальном расходовании ресурсов при такой системе и речи быть не может. Нельзя, например, перебросить ресурсы, которые выделены на деревенский клуб, в деревенскую же школу, где потребность в ресурсах, допустим, намного острее. Это называется отраслевым управлением, то есть разные ведомства управляет разными территориальными объектами, и постоянно возникают перекосы с распределением ресурсов. А теперь представьте, что решением вопросов занимаются сами местные жители. Ведь это же их проблемы и кто лучше них может знать, что им больше всего нужно? Но в том проблема и заключается, что сами местные жители не готовы стать субъектом, не готовы сами решать свои проблемы. Нет инициативных людей, или почти нет. И задача сейчас состоит не в том, чтобы дать больше денег, а в том, чтобы возродить человека, повысить качество человеческого ресурса. Вот наш Центр и занимается тем, что пытается помочь людям на местах почувствовать себя хозяином на своей земле, убедить их в том, что от них многое зависит, что им многое по плечу. И кое-что у нас уже получилось. И эффект был потрясающим.

Контр-тв: Приведите конкретные примеры.

Глеб Тюрин: На вашем сайте уже был пример про постройку водонапорной башни. Так вот, если бы ее строили традиционным способом, «сверху», то пришлось бы найти 800 тысяч рублей, несколько лет потратить на всевозможные согласования, на поездки в Москву, на подготовку технической документации и т.д. А башню построили за 50 тысяч и в короткий срок. Если удается пробудить людей от спячки, вселить в них оптимизм, поднять на созидание, то выясняется, что далеко не всё потеряно. Если в деревне есть местная элита, буквально группа людей, которые начинают что-то делать, то другие тянутся за ними. Нашли инженера в районе, он подготовил нужные бумаги, сразу нашлась масса людей, у которых болела душа за деревню, за свою малую Родину, и они хотели бы помочь, но кому бы они могли предложить свою помощь? Некому. Но как только возникает местная деревенская ячейка, то она становится центром кристаллизации, центром притяжения разных людей, с разными навыками, знаниями, и ресурсами. Сами деревенские жители, осознав, что работают на себя и для себя, работали бесплатно и очень качественно. Местная власть немного помогла деньгами, и в итоге был реализован проект, который обычными способами невозможно было реализовать. Многое можно сделать, но людей надо разбудить, сделать так, чтобы они поверили в себя.

Контр-тв: И вы как раз и занимаетесь этим?

Глеб Тюрин: Да. Наш Центр как раз это и делает

Контр-тв: Тогда возникает циничный вопрос. А не разводка ли это? Не очередное ли выбивание грантов? Кто вас финансирует?

Глеб Тюрин: С деньгами беда. Деньги иногда давали муниципалитеты. Давали деньги и западные страны.

Контр-тв: Какой смысл Западу развивать Русскую деревню?

Глеб Тюрин: Хороший вопрос. Ну, например американцы могут считать, что если Россия потеряет Сибирь, то ее возьмет Китай, и Америке конец. Так что США может иметь свой интерес в том, чтобы Русская деревня, а вместе с ней и сама Россия не исчезла. Далее, в России можно отработать то, что в Европе и в США стоит безумных денег.

Контр-тв: То есть Россия используется в качестве экспериментальной площадки?

Глеб Тюрин: У нас в наших условиях западные компании могут испытывать, например, технику. Это им выгодно. Но существуют и западная «помощь» совсем иного рода, когда действительно гранты выделяются не для развития России, а совсем с иной целью. Западные деньги выдают западным же экспертам, которые сотрудничают с нашими чиновниками, в результате наши чиновники околачиваются по фуршетам, халявным стажировкам и так далее. То есть деньги от западных организаций идут западным же гражданам, в результате идет «сотрудничество», от которого России нет толку. Западные организации зачастую не понимают, кому они деньги дают и на что.

Контр-тв: А вот я считаю, что как раз всё прекрасно на Западе понимают, и деньги дают вроде как «не туда» - вовсе не случайно, не по ошибке, а именно для того, чтобы блокировать реальное возрождение России. Зачем им конкурент в виде крепкого русского мужика?

Глеб Тюрин: Да, есть и такая точка зрения. Но мне непонятно, зачем Западу проводить столь близорукую политику. Ведь Россия - это буферная зона между Европой с одной стороны и Китаем, а также агрессивным мусульманским фундаментализмом с другой. И если рухнет Россия, Европе придется иметь дело напрямую с очень опасным врагом. Им это не выгодно. Но, конечно, нельзя ставку делать на западную помощь. Мы должны действовать сами. Иначе мы потеряем страну, народ сжимается и отступает. Но как донести эту проблему до тех людей, которые отвечают за страну?

Контр-тв: А почему вы вообще считаете, что есть в России те люди, которые отвечают за страну? Ясно, что речь идет о власти, почему вы считаете, что она отвечают за страну, а не преследуют какие то иные интересы?

Глеб Тюрин: Если суверенитет России будет утрачен, то наши крупнейшие собственники потеряют свою собственность, а кое-кто предстанет перед судом. Запад не примет их к себе.

Контр-тв: Почему же не примет?

Глеб Тюрин: А зачем это Западу?

Контр-тв: А именно затем и нужно, чтобы другие страны и дальше также попадались на эту западную удочку, чтобы и дальше элиты выжимали собственные страны, вывозили деньги на запад и не боялись, что их запад же и посадит в тюрьму. Ведь куш же очень велик. Запад может ради этого огромного куша закрыть глаза на нелегитимность происхождения огромных капиталов у элиты.

Глеб Тюрин: Вообще то суверенных стран уже почти не осталось.

Контр-тв: То есть, уже «всех взяли»?

Глеб Тюрин: Если речь идет о наших ресурсах, то ресурсы у нас взяли. Но я все-таки не хотел бы говорить в терминах теории заговора.

Контр-тв: Подождите, подождите. Давайте не будет идти на поводу типично манипулятивного трюка. Никакого заговора. Никаких «масонов, мрачных личностей, гениев зла» и проч. Есть обычная, рациональная бизнес-практика, возведенная в государственный масштаб. Вот, допустим, есть два кафе в одном районе, они конкурируют, и в ход у них идут и подкуп, и силовое давление, и дискредитация друг друга. Есть здесь заговор? Нет, конечно, а есть грязная борьба за прибыль. Абсолютно то же самое происходит и на глобальном уровне. Потребление в тех же США растет, для поддержания высокого уровня жизни требуется всё больше и больше ресурсов, а где их взять? А вот у нас и взять, в том числе и у нас. И если население России сократится, а промышленность и экономика деградирует, то это значит, что Россия меньше потребит ресурсов и больше достанется тем же США и Европе. Западу выгодна слабая и деградирующая Россия. Здесь циничный и рациональный расчет. Какой же это заговор?

Глеб Тюрин: Но я же говорил о той угрозе, с которой столкнется запад, если Россия исчезнет.

Контр-тв: Да, вы говорили, и это, пожалуй, единственная рациональная причина для Запада, чтобы всё-таки нашу страну не добивать.

Глеб Тюрин: У нас сложилась ситуация, которая похожа на Татаро-монгольское иго, когда баскак выжимал ресурсы из подконтрольных ему территорий и направлял их хану.

Контр-тв: Но вы же сейчас, по сути, повторили то, что я вам только что сказал. О том и речь, что нет сейчас тех, кто отвечает за страну, а есть своего рода баскаки.

Глеб Тюрин: Да, но если кто-то хочет стать князем, то его эта ситуация не должна устраивать. Если элита не отвечает за страну, то она перестает быть элитой.

Контр-тв: Это понятно.

Глеб Тюрин: Нет, это элите не понятно. Региональная элита не мыслит на много лет вперед.

Контр-тв: Ну так это и свидетельствует о том, что не собираются эти люди оставаться Российской элитой. Выжмут из страны всё, что можно, и уедут.

Глеб Тюрин: Сегодня задача в том и состоит, чтобы убедить элиту в том, что, не сохранив страну, они не сохранят и свою собственность, не сохранят и свои деньги. А появился уже слой собственников, которые имеют всё, что можно, им нужна стабильность, им не хочется, чтобы их собственность переделили. Но даже этот слой не знает, как этого добиться. Им нужен новый общественный договор, им нужно легитимизировать свою собственность. Есть богатые люди, которые уезжать из России не хотят, а есть и те, которые уехали, потому что их просто достали существующие порядки. Они могли бы и остаться, а кое-кто уже и возвращается. Вдруг выяснилось, что и миллионы долларов не спасают от ощущения того, что ты не нужен никому на Западе, что ты там чужак. Есть слой собственников, которые могли бы реализовать созидательный сценарий. Ну зачем обязательно убегать из страны? Ну почему бы не чувствовать гордость за свою страну? Ведь вдруг выяснилось, что сама возможность говорить по-русски – это благо.

Контр-тв: А кстати, на губернаторском уровне есть люди, которые готовы воспринимать то, что вы говорите?

Глеб Тюрин: По крайней мере, на районном уровне есть положительные примеры. Там, где мы поработали, положительные сдвиги видны невооруженным глазом. Реализация наших идей позволяет местной власти снять с себя тяжелое бремя: управленческое, финансовое и тому подобное, то есть их проблемы, оказывались решены самим населением, и решены успешно. Это местным властям понравилось! Мы предлагаем властям эффективный, дешевый и простой способ решения их проблем. Но все-таки, наши силы очень ограничены, а решать можно действительно огромные проблемы. И сейчас есть отдельные очень влиятельные люди, которые заинтересовались. Имён я пока называть не буду.

Контр-тв: А вы не пытались наладить связи с политическими партиями страны? Ведь если удастся убедить в своей правоте лидера, то он может сверху спустить указание по местным партийным ячейкам, поддерживать ваши предложения.

Глеб Тюрин: Да, у меня скоро пройдет семинар, организованный одной партией, и на этом семинаре будет губернатор.

Контр-тв: Уже хорошо.

Глеб Тюрин: Да, отдельные зерна понимания прорастают, но их пока мало. Пока немногие понимают силу социальной инженерии, мало кто понимает, что социальные отношения можно производить, что можно создавать очаги субъектности. Что такое гуманитарные технологии у нас не знают даже многие из тех, кого называют интеллектуалами. Время уходит, многие и многие деревни уже невозможно спасти, уже поздно. Но есть немало деревень, которые еще можно спасти. Есть еще шансы.

Контр-тв: Что ж, мы заканчиваем интервью на не слишком оптимистичной, но реалистичной ноте. В будущем мы продолжим внимательно следить за вашим опытом, и будем знакомить читателей Контр-тв с тем, как идут дела у вашего Центра. До свидания.

Глеб Тюрин: Спасибо.

http://www.contrtv.ru/print/2022/

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как бывший валютный дилер возрождает умирающие деревни


Возврат к списку


    
Система электронных платежей