О. Дмитриева - в Госдуме: Мы выходим из кризиса еще более сырьевой страной

08.01.2011

О. Дмитриева - в Госдуме: Мы выходим из кризиса еще более сырьевой страной

Все это время нам сопутствовала исключительно благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Цена на нефть выросла по сравнению с предыдущим годом на 30%, медь – на 24%, алюминий – на 17%. Соответственно растет численность долларовых миллиардеров. У нас сырьевая экономика.
Но даже при среднем 30%-м росте цен на сырье рост доходов бюджета у нас – всего 17%, а общий экономический рост составил всего 3,6%.
Следовательно, темпы роста в первый пост­кризисный год существенно ниже, чем темпы восстановления цен на сырье и чем те возможности, которые нам дает внешнеэкономическая конъюнктура, не зависящая от действий нашего правительства.
Какую в итоге модернизацию мы получаем? Мы выходим из кризиса еще более сырьевой страной, чем мы в него вошли. У нас происходит деградация отраслевой структуры. Обратимся к цифрам Росстата. Обрабатывающая промышленность составляет 90% от уровня 2008 года. Строительство – 80% от 2008 года. Добывающая промышленность – 3% рост по сравнению с 2008 годом. Как можно было «достичь» таких результатов при сверхблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуре?
Думаю, первая причина заключается в том, что правительство понимает борьбу с кризисом как распределение субсидии и гарантии по ограниченному кругу предприятий. Причем большая часть бенефициариев по вашему списку вызывает большие вопросы. Так, из предоставленных гарантий выделена гарантия аптечным сетям «36,6», строительно-девелоперским холдингам СУ-155, «Пик», «Интеко» и так далее. Где здесь градообразующие или стратегические предприятия?
Кризис и реструктуризация экономики преодолевается не распределением 40 млрд гарантий. Кризис преодолевается налоговой, курсовой, денежно-кредитной и бюджетной политикой. Но это не отражено ни в отчете, ни в докладах правительства. Никакого структурного сдвига в пользу инновационных отраслей нет и быть не может. Есть налоговое стимулирование инновационных отраслей? Нет, конечно. Поэтому никакого инновационного сдвига за счет налоговых мер не может быть.
Бюджетное финансирование модернизационных мероприятий – просто профанация. Даже в бюджете на программу по модернизации, которую должна определить комиссия, предполагалось выделить до 10 млрд рублей. Дальше просмотрим всю цепочку: по бюджетной росписи 4,2 млрд, то есть уже меньше половины из того гипотетического возможного, а реально выверено – 746 млн руб.
Что такое 746 млн? Это одна десятитысячная от расходов бюджета. Это наночастица, а от нее – нанорезультат.
Посмотрим, кто получил меры налогового стимулирования на 2010 год? Нефтяники по месторождениям Восточной Сибири. А по обрабатывающей промышленности никаких мер не принято.
Политика дорогого рубля привела к росту импорта. Экспорт товаров сентябрь-2010 к сентябрю-2009 – 13% рост, импорт за тот же период – 32% роста. Какое тут импортозамещение, какой рост и реструктуризация в пользу обрабатывающих, инновационных отраслей?
Фактически опять происходит сжатие государственных расходов и сохранение стабилизационного фонда, который вкладывается в чужую экономику. Хотя ясно, что сжатие государственных расходов, уменьшение дефицита бюджета не снижает инфляцию. Инфляция не от государственных расходов, а от роста тарифов. Чем нам грозит такая ситуация? Если весь мир развивается по траектории «рост – кризис – рост», то мы развиваемся по траектории «застой – кризис – застой». Это угроза национальной безопасности и существованию страны.
Такой отчет поддерживать невозможно.

http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=3652&Itemid=36


Возврат к списку


    
Система электронных платежей