Роман и Дарья Нуриевы. Куклы не игрушки

31.03.2012

Роман и Дарья Нуриевы. Куклы не игрушки

Маленькая девочка рисует фломастерами в книжке-раскраске. Родители умиляются: чадо не балуется, не бьёт баклуши, развивается. За подобными занятиями, в игре, ребёнок познаёт мир. Но мало кто из родителей задумывается о том, что за детскими игрушками стоит нечто большее, чем просто игра. Как раскраска задаёт чёткие контуры, которые остаётся лишь затушевать подходящими цветами, так и мультфильмы, и куклы, и прочие товары из ассортимента «Детского мира» закладывают контуры формирующейся личности. Это и эстетические, и этические представления, и первичные мировоззренческие установки.

В известной шутке символом тяжёлого детства служат деревянные игрушки. Над этим можно смеяться, но незамысловатые глиняные, деревянные, тряпичные игрушки куда лучше воспитывали в детях человечность, чем компьютерные игры и пластмассовые монстры. К примеру, травмирующая психику реалистичная жестокость современных детских забав несопоставима с традиционными играми в войнушку. Причём, она воспитывает в мальчиках не мужественность, а разве что бесчувственность. Современная культура вообще направлена на слом гендерного кода: она делает мальчиков феминными, а девочек маскулинными, причём воздействие идёт прежде всего на последних. Как замечал основатель отечественной сексологии  Игорь Кон, «движущей силой этих процессов, их субъектом, являются женщины. Если мы возьмем все перемены, оказывается, что всюду женщины усваивают мужские позиции, роли, стили поведения, соответственно происходит их психологическая перестройка. У мужчин изменений меньше». Объяснить это можно хоть «в русле самой что ни на есть кондовой марксистской парадигмы: вспомнить Ленина о том, что тот класс, который заинтересован в изменении, который является субъектом этих изменений, в их ходе переживает наибольшие изменения. А с тем классом, который в обороне и теряет позиции, дело обстоит иначе»[1].

Не только говоря о современной культуре в целом, но даже и при разговоре о воспитании детей, об игрушках, нельзя забывать, что мы живём в эпоху победившей сексуальной революции. В России осознание этого несколько притуплено, поскольку указанная революция, совершившись на Западе, была импортирована в нашу страну уже в виде готовых продуктов, воплощающих её ценности. Одним из самых красноречивых символов этого является кукла – Барби. Однако, российские родители в массе своей не понимают революционного характера данной игрушки.

Достаточно удивительно, что историю куклы, которой нынешние папы и мамы балуют своих отпрысков, неприлично было бы рассказывать детям. Всё началось с эротических комиксов 50-х годов в немецкой газете «Bild Zeitung». Став популярной, их главная героиня, Лилли, была воплощена в виде куклы для взрослых – двусмысленного сувенира с гипертрофированными женскими формами и, благодаря работе качественных шарниров, реалистично двигающимися конечностями. Рут Хэндлер, создательница американской Барби, обнаружила Лилли в табачной лавке, и решила подарить необычную куклу детям[2]. С такой куклой не поиграешь в дочки-матери. Она формирует в девочках не материнские чувства заботы и нежности, а желание модничать, нравиться, демонстрировать себя. Теперь подобные Барби эротические куклы являются частью целой индустрии, формирующей детскую и подростковую моду. Их развратные изображения окружают детей всюду – на школьных принадлежностях, сувенирах, одежде, в мультфильмах, раскрасках, журналах и, наконец, на упаковках специальной “детской” косметики.

Если по традиционным русским представлениям, запечатлённым, например, в сказках, для девушки должны быть характерны доброта, скромность, хозяйственность и тому подобные “скучные” качества, то Барби, как и подобает героине комиксов, является развязной гламурной дурой, основные занятия которой – шоппинг и уход за своим телом. Это скорее даже не культура, а антикультура, или культура вырождения. Россия угодила в её воронку безо всякого сопротивления – потому, очевидно, что за советский период полностью оторвалась от своих корней, и теперь готова плыть по течению в любом направлении. Некоторые же страны пытаются сопротивляться этим разрушительным тенденциям. Так, в Иране продажа кукол Барби по причине их пагубного влияния на детей запрещена[3].

Одних запретов, конечно же, мало. Когда влиянию массовой антикультуры нечего противопоставить, то и говорить о каком бы то ни было сопротивлении бессмысленно. Интересным примером являются здесь недавно вышедшие на экраны российские мультфильмы об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алёше Поповиче. Богатыри с квадратными подбородками, плоскими американскими шутками, в окружении эмансипированных девок в сарафанах, являются тщательно исполненной карикатурой в диснеевском стиле на славянский эпос. Впрочем, не спасут положения и пара матрёшек, которыми можно было бы доукомплектовать набор детских игрушек. Системе может быть противопоставлена только система. И пока сами родители не изволят всерьёз задуматься о воспитании своих детей, не приостановят своего беспечного бега по супермаркету современности, откуда они хватают для собственных чад что попадается им на глаза – думать за них будут другие люди, заинтересованность которых в благополучии их детей и будущего нашей страны в целом более чем сомнительна.

 

 

Роман и Дарья Нуриевы.

Март 2012 г.



[1] Кон И. Мужчина в меняющемся мире. http://polit.ru/article/2006/12/29/kon/

[2] Зиборова Е. Кукла Лилли (Bild Lilli). Предшественница Барби. http://barbieplanet.ru/articles/bild-lilli


Возврат к списку


    
Система электронных платежей